Фразеологические единицы, выражающие состояние человека, в русском, английском и татарском языках



Скачать 484,95 Kb.
страница1/3
Дата23.06.2015
Размер484,95 Kb.
  1   2   3


На правах рукописи

ХАБИБУЛЛИНА АЛСУ ЭДВАРДОВНА




Фразеологические единицы, выражающие состояние человека, в русском, английском и татарском языках

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое

и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук


КАЗАНЬ – 2010

Работа выполнена на кафедре татарского языкознания государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет»


Научный руководитель

доктор филологических наук, профессор Юсупов Рузаль Абдуллазянович


Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Багаутдинова Гузель Анваровна





доктор филологических наук, профессор Хакимзянов Фарит Сабирзянович


Ведущая организация

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Елабужский государственный педагогический университет»

Защита состоится «28» мая 2010 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.078.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» по адресу: 420021, г. Казань, ул. Татарстана, 2.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет».

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» « 27 » апреля 2010 года.

Режим доступа: http://www.tggpu.ru


Автореферат разослан «__» апреля 2010 года.


Учёный секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук

доцент Р.Г.Мухаметдинова



Актуальность исследования. В отечественном языкознании наряду с сопоставительным изучением родственных языков активно развивается сопоставление языков различного строя. Проблемы сопоставительной фразеологии нашли своё отражение в трудах Ю.А.Долгополова, В.М.Мокиенко, Д.О.Добровольского, Э.М.Солодухо, А.Д.Райхштейна, В.Н.Телия, А.В.Кунина, Р. А. Юсупова, Л.К.Байрамовой, Е.Ф.Арсентьевой, А. И. Садыковой, Г. А. Багаутдиновой, Г.Р.Сафиуллиной, Л.Т. Мифтахутдиновой, Р.Р.Закирова и др. Сопоставительно-типологическое изучение контактирующих языков, принадлежащих к различным языковым группам, ускоряет процесс взаимного обогащения языков и «усвоение одним языком всего ценного и положительного, содержащегося в других языках» [Юсупов 1980: 6].

Изучение языков в сопоставительном плане направлено на установление языковых универсалий, свойственных всем языкам или группе языков и выявление специфических особенностей – уникальных черт, присущих только одному из сопоставляемых языков.

Рост межкультурных связей и всеобщие процессы интеграции и сближения национальных языков приводят к увеличению значимости изучения общности в разноструктурных языках, что обусловлено всеобщим характером главных логических категорий, древнейших форм культурного осознания мира. Различия же отдельных языков объясняются относительной их самостоятельностью при определяющей роли мышления, отсутствием прямолинейной и однозначной зависимости языковых явлений от мышления [Юсупов 1980: 6]. Сказанное подкрепляет нашу мысль о том, что выявление и изучение общих или сходных черт создаёт условия для лучшего понимания частных, специфических черт, свойственных одному из сопоставляемых языков, исследование которых способствует установлению общих черт между сопоставляемыми языками.

Как известно, фразеология является своего рода показателем общего и специфического у каждого народа, отражает специфику и своеобразие языка, культуры, уклада, традиции, истории, менталитета и стереотипа сознания. Кроме того, фразеологические единицы являются наиболее «своеобразными элементами лексико-фразеологической системы» языков, обладающие способностью проникать в другие языки и обогащать их.

Детальное изучение фразеологического фонда языка возможно при исследовании его отдельных микросистем. В этой связи в качестве изучения нами была отобрана группа ФЕ, выражающих состояние человека, в русском, английском и татарском языках. Это объясняется, во-первых, тем, что они не стали предметом специального исследования; во-вторых, исследуемые ФЕ занимают значительный пласт во фразеологическом фонде рассматриваемых языков; в-третьих, данные ФЕ фиксируют базовые состояния человека и помогают осознать, как проявляются и переживаются разнообразные состояния носителей этих языков; в-четвёртых, несмотря на четкость научных позиций, состояние изученности вопроса отображения состояния человека в языке остается крайне неудовлетворительным. В этой связи, возникают определенные трудности для лингвистов, обращающихся к проблемам языкового обеспечения различных видов состояния человека.

Таким образом, обращение к фразеологическим единицам как лингвокультурологическим единицам, в образном основании которых запечатлено миропонимание русского, английского и татарского народов, определяет актуальность нашего исследования.



Научная новизна исследования заключается в том, что в работе впервые осуществляется сопоставительный анализ фразеологических единиц, выражающих состояние человека, в трёх неродственных разносистемных языках: русском, английском и татарском, что позволяет определить универсальные черты и национально-культурные особенности в исследуемых языках. В работе подробно определены и исследованы образно-мотивационные основы фразеологизмов указанной семантической направленности.

Объектом исследования послужили 1215 ФЕ русского, 843 ФЕ английского и 1232 ФЕ татарского языков, отобранных методом сплошной выборки из одноязычных и двуязычных толковых, синонимических, фразеологических и этимологических словарей. Обработке также подвергались произведения русских, английских, американских и татарских авторов, а также периодические издания (газеты, журналы, Интернет).

Предметом исследования выступают структурно-семантические свойства ФЕ, выражающих состояние человека, в русском, английском и татарском языках.

Целью исследования является выявление черт сходства и различия фразеологизмов, выражающих состояние человека, в русском, английском и татарском языках, определение межъязыковых соответствий фразеологизмов.

Данная цель предполагает решение следующих задач:

– определить критерии отбора и установить репрезентативный корпус ФЕ, выражающих состояние человека, в русском, английском и татарском языках;

– определить с помощью перевода актуальное значение каждой ФЕ для наиболее полного описания внутренней формы, образов и символики фразеологизмов;

– описать структурно-грамматическую классификацию ФЕ, выражающих состояние человека в рассматриваемых языках;

– выделить и описать семантические поля ФЕ, выражающих состояние человека, в контактирующих языках;

– установить универсальное и культурно-национальное во фразеологических фондах сопоставляемых языков с целью обнаружения черт национального менталитета;

– выявить основные образные источники ФЕ, выражающих состояние человека, в рассматриваемых языках.



Методы исследования. Специфика исследуемого материала и поставленные задачи в диссертационной работе обусловили выбор методов лингвистического анализа. Основными методами, используемыми в диссертации, являются: сопоставительно-типологический метод, метод семантического поля, метод компонентного анализа, метод фразеологической идентификации А. В. Кунина, а также индуктивный метод в выявлении и интерпретации национально культурной специфики ФЕ, выражающих состояние человека.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что данная диссертационная работа выявляет общие и специфические особенности ФЕ, выражающих состояние человека, в сопоставляемых языках, вносит определённый вклад в создание общей теории лингвокультурологии и способствует дальнейшему развитию положений, связанных с вопросами взаимоотношения языка и культуры. Теоретическое значение работы заключается также в том, что в ней углубленному изучению подвергаются денотативные и коннотативные макрокомпоненты ФЕ, выражающих состояние человека в рассматриваемых языках, что позволяет выявить основные тенденции образования и обогащения фразеологического фонда на сопоставительно-типологической основе. Сопоставительное изучение выделенного фрагмента языковой картины мира на материале русских, английских и татарских ФЕ помогает установить роль образности в процессе понимания значения ФЕ.

Практическая значимость работы усматривается в возможности использования данных исследований в лингводидактических целях: при составлении одноязычных и двуязычных словарей, толковых словарей, и в практике преподавания русского, английского и татарского языков. Материалы исследования могут также быть использованы при создании учебных пособий, разработке спецкурсов и лекционных занятий по лексикологии и фразеологии рассматриваемых языков.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Фразеологизмы, выражающие состояние человека, являются одной из самых многочисленных и весомых областей фразеологических фондов русского, английского и татарского языков.

2. Фразеологизмы, выражающие состояние человека, обладают культурно значимым содержанием и включают не только национальные, своеобразные черты русского, английского и татарского народов, но и набор универсальных, общечеловеческих черт.

3. В исследуемых языках ФЕ с отрицательной оценочной коннотацией преобладают над количеством фразеологизмов с положительной оценочной коннотацией, что объясняется большей эмоциональной реакцией человека на отрицательные явления.

4. Во ФЕ, выражающих состояние человека, выделяются компоненты, которые выступают символами, эталонами, стереотипами, отражающими как особенности языка, так и национальную культуру.

5. Рассмотренные в работе процессы формирования, реализации и восприятия ФЕ, выражающих состояние человека, в русском, английском и татарском языках, указывают на сходство антропоцентрически направленного восприятия окружающей действительности представителями разноязычных культур.

6. Изучение состояний человека, выраженных фразеологическими единицами, играет важную роль в системе языка и культуры, способствуя выявлению национально-культурных особенностей определённого этноса. Существует возможность обнаружения общности лингвокультурных стереотипов в массовом сознании представителей разных этнических сообществ через фразеологические фонды исследуемых языков.

7. Количественное преобладание общего числа ФЕ, выражающих состояние человека, русского и татарского языков над ФЕ английского языка объясняется психологическими свойствами и менталитетом русского и татарского народов, выражающееся в большей эмоциональности и чувственности.



Апробация работы. Основные положения диссертации были отражены в публикациях автора, а также доложены на Межвузовской научной конференции «Вузовская наука - России» (Набережные Челны, 2005), V Международной научно-практической конференции «Вопросы современной филологии и методики обучения языкам в ВУЗе и школе» (Пенза, 2005), Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки в России» (Кузнецк, 2005), Международной научно-практической конференции «Дни науки - 2005» (Днепропетровск, 2005), Фразеологических чтениях памяти профессора Валентины Андреевны Лебединской (Курган, 2006), Межвузовской научно-методической конференции «Преподавание языков в технических вузах: проблемы и решения» (Набережные Челны, 2009), VI Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» (Тольятти, 2009), Международной научно-практической конференции «Иностранные языки в образовательном пространстве современного вуза» (Набережные Челны, 2010).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографии. Каждая глава сопровождается выводами.
Основное содержание работы
Во Введении обосновывается актуальность исследования, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и основные задачи работы, описываются методы исследования, определяются новизна, теоретическая и научно-практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы исследования фразеологических единиц, выражающих состояние человека, в русском, английском и татарском языках» рассматриваются теоретические вопросы исследования фразеологических единиц, выражающих состояние человека, в рассматриваемых языках. Особое внимание уделяется работам учёных, ведущих исследования по сопоставительному исследованию разноструктурных языков. Рассматриваются различные точки зрения на понятие «состояние» человека, а также приводятся классификации данного понятия.

Исследование общего и специфического в разноструктурных языках представляет большой научный интерес. Общие и специфические черты в принципе невозможно эффективно выявить и описать без сопоставительного анализа материала разных языков.

Отечественными и зарубежными лингвистами проделана большая работа по изучению контактов русского, английского и татарского языков.

Р. А. Юсупов впервые провёл всестороннее исследование проблемы взаимодействия лексико-фразеологических средств русского и татарского языков в плане определения общих и специфических явлений. Русские заимствования в татарском языке всесторонне исследованы в трудах Э. М. Ахунзянова.

Вопросы соотношения глаголов русского и татарского языков подвергнуты глубокому изучению Л. З. Шакировой. Разнообразные аспекты взаимосвязи русского и татарского языков находят отражение также в работах М. З. Закиева, Р. С. Газизова, Л. К. Байрамовой, З. М. Валиуллиной, Ф. Ф. Харисова, Ч. М. Харисовой, К. Р. Галиуллина, А. Ш. Асадуллина, Р. Р. Замалетдинова, Ф. С. Сафиуллиной, А. А. Аминовой, К. С. Фатхулловой, К. З. Зиннатуллиной, С. М. Ибрагимова и других.

Многие авторы сходятся во мнении о том, что сопоставительно-типологическое изучение разноструктурных языков нацелено на решение основной задачи: исследование общего и специфического в разных языках, особенно в языках различных систем, в их диалектической взаимосвязи.

Обнаружение одинаковых и сходных элементов облегчает и ускоряет процесс обучения новому языку, а также «способствует усвоению одним языком всего положительного и ценного, содержащегося в другом». Выявление специфических или отличительных свойств, присущих одному из сопоставляемых языков позволяет избежать нарушений норм контактирующих языков, возникающих в результате недостаточного знания их особенностей [Юсупов 2009: 6].

Каждый язык обладает специфическими чертами и особенностями, которые отличают его от многих других языков. Вместе с тем в каждом языке обнаруживаются такие свойства, которые являются общими для всех или ряда языков. При этом они могут проявляться как в родственных и неродственных, так и в языках одинаковой структуры и разноструктурных языках.

Р. А. Будагов факт существования сходных и отличительных черт языков объясняет характером связи языка с действительностью. «Имеется как общая связь всякого естественного языка с действительностью, так вместе с тем и специфическая связь, характерная для данной конкретной языковой системы и нехарактерная или малохарактерная для другой» [Будагов 1975].

Выявление общего и специфического в ряде языков создаёт условия для лучшего познания частного, специфического, свойственного отдельному языку. Исследование же своеобразных, отличительных черт отдельных языков, в свою очередь, способствует установлению общего между ними.

О необходимости изучения общего и специфического говорится в работах И. И. Мещанинова, А. С. Чикобавы, В. Н. Ярцевой, Н. А. Баскакова, Г. В. Кошанского, А. Н. Савченко, В. М. Солнцева и других.

Общие черты, наблюдаемые у разных языков, в том числе неконтактирующих обусловлены общей связью языка с действительностью, а также формальными законами мышления, отражающими объективную действительность и носящими общечеловеческий характер.

Проблема общности в разных языках приобретает особую значимость в связи с углублением связей народов в различных областях общественной жизни и со всемерным развитием процесса сближения национальных языков.

Различия в языках объясняются тем, что несмотря на общность проявления законов и форм мышления в своих существенных категориях в разных языках, между языком и мышлением нет прямолинейной и однозначной взаимозависимости. Язык, раз возникнув в связи с возникновением мышления, образует относительно самостоятельное явление и имеет свои внутренние законы развития, которые не могут быть сведены к законам развития мышления [Панфилов 1971: 35].

Главными отличительными признаками общего и специфического в образных фразеологизмах разных языков являются их соответствие или несоответствие по выражаемому значению и образу, то есть фразеологическую общность разных языков составляют соотносимые фразеологизмы, которые, выражая одно и то же переносное значение и одинаковую или сходную образность, соответствуют друг другу по основному номинативному значению или всех слов, или тех компонентов ФЕ, которые являются более существенными в создании устойчивого сочетания [Юсупов 2009: 72].

В свою очередь, специфическими фразеологизмами считаются такие устойчивые сочетания контактирующих языков, в которых одно и то же переносное значение выражается словами, не соответствующими друг другу в основном номинативном значении, то есть разными словами, что исключает возможность выражения соотносимыми фразеологизмами одинаковой или сходной образности. Фразеологические сочетания, не имеющие в другом языке смысловых соответствий, также представляют собой специфические явления.

Исследователи обращают внимание не только на универсальные свойства фразеологии как объекта лингвистического исследования, но и на национальную специфику. Так, Ю. П. Солодуб отмечает, что «национальная специфика фразеологического образа отражает образ жизни и характер народа, его историю, духовную жизнь, своеобразные традиции, обычаи и этнический быт в специальном отборе лексических компонентов той или иной фразеологической единицы» [Солодуб 1990: 59].

Национальная специфика фразеологического образа часто создается, по его мнению, отбором весьма специфической для данного народа лексики: это обозначения каких-либо реалий, известных только носителям одной нации или нескольким нациям, связанным общностью культуры и религии, а также своеобразные топонимы, антропонимы, гидронимы, характерные для какой-то одной страны, одного государства.

Во втором параграфе была предпринята попытка рассмотреть общетеоретические вопросы исследований состояния человека в русском, английском и татарском языках.

Наиболее полно диалектика понятия «состояние» раскрывается у Г. Гегеля. Рассматривая первый этап развития абсолютного духа как последовательную смену категорий «качество», «количество», «мера» в сфере бытия, Гегель определяет понятие «состояние» как форму проявления бытия изменяющегося субстрата — мирового духа, то есть так же, как и категории качества, количества и меры [Гегель 1930].

Обобщая существующие к настоящему времени представления и точки зрения относительно понятия «состояние», философы обычно дают такое определение: «Состояние — это философская категория, отражающая специфическую форму реализации бытия, фиксирующая момент устойчивости в изменении, развитии, движении материальных объектов в некоторый данный момент времени при определенных условиях» (А. Л. Симанов).

В 80-х годах 20 века два автора обратили внимание на неразработанность вопроса, связанного с изучением отображения различных видов состояния в языке. И. Г. Торсуева отметила отсутствие систематизации языковых средств выражения эмоций [Торсуева 1976: 228], а В. Н. Гридин заметил, что все пишущие по проблеме эмоций отмечают её важность и актуальность, однако «на эту тему не опубликовано ни одной крупной монографии» [Гридин 1976: 24].

Нельзя сказать, что положение принципиально изменилось в настоящее время. Хотя появились немногочисленные исследования, касающиеся данного вопроса в работах Н. А. Лукьяновой (1986), В. И. Шаховского (1987), Л. Г. Бабенко (1989), М. Д. Самедова (2006), Н. Б. Швелидзе (2005), А. М. Гарифуллиной (2006), Г. А. Багаутдиновой (2007).

Следует заметить, что в настоящее время не существует единой классификации фразеологизмов, выражающих различные виды состояния человека. Авторы придерживаются определенной классификации в зависимости от материала и цели исследования.

Так, например, А. М. Чепасова разделяет все ФЕ, выражающие состояние человека, на следующие четыре типа в зависимости от типа состояния: 1) физическое – валиться с ног, едва (еле) держаться на ногах; 2) психическое (эмоциональное) – пасть духом, почивать на лаврах, вешать/ повесить нос; 3) чувство – состояние – дрожать за свою шкуру; 4) переход в другое состояние – приходить/ прийти в негодование, приходить/ прийти в ярость, отдавать/ отдать богу душу [Чепасова 1983: 33-34].

Г. В. Миннуллина классифицирует ФЕ со значением состояния на четыре подгруппы в зависимости от его различных проявлений: 1) эмоциональное состояние человека: приходить в бешенство, приходить в возбуждение; 2) умственно-психическое: приходить в себя, приходить в память; 3) состояние умственной деятельности: приходить к мысли, приходить к осознанию, и 4) физическое состояние человека: пришёл конец, мороз по коже идёт [Миннуллина 2003: 12-21].

Резюмируя исследованные литературные источники по данному вопросу, можно отметить, что мы будем рассматривать состояние человека в трёх аспектах: 1) физическое состояние; 2) эмоциональное состояние; 3) состояние умственной (интеллектуальной) деятельности.

Самой многочисленной, наиболее экспрессивной и богатой на внутренние образы фразеологизмов выступает подгруппа ФЕ, выражающих эмоциональное состояние человека.

Что же касается вопроса о числе эмоции, то и здесь не существует единство мнений. Следует отметить, что, например, китайцы признавали семь основных эмоций: радость, гнев, печаль, веселье, любовь, ненависть и желание. Хотя некоторые физиологи считают, что «чистых» эмоций лишь три: радость, страх и гнев. В этой связи стоит заметить, что мы согласны с точкой зрения А. С. Никифорова, который утверждает, что такие ограничения числа эмоциональных состояний… удобны, так как обеспечивают возможность «объять предмет изучения, но явно чреваты упрощенчеством и ведут к обеднению необычайно ёмкого понятия» [Никифоров 1978].

В многочисленных фразеологических исследованиях (А.Д.Райхштейн, А.В.Кунин, Е.Ф.Арсентьева, В.И.Шаховский и др.) конста­тируется факт преобладания «отрицательных» ФЕ над «положительными». Это объясняется более острой и дифференцированной эмоциональной и речемыслительной реакцией на отрицательные явления. Д.О.Добровольский отмечает, что «применительно к фразеологической системе можно с уверен­ностью говорить о доминирующей роли отрицательной оценочности не только по разнообразию и дифференцированности наименований, но и по количеству фразеологизмов» [Добровольский 1990: 10]. Результаты нашего исследования также подтверждают этот факт.

В связи с тем, что в психологии нет точного «каталога» числа эмоций, так как их вариации бесконечны, мы, вслед за А. М. Эмировой, считаем правомерным в одну фразеосемантическую группу включать ФЕ, которые обозначают несколько смежных эмоций, находящихся в градуальных отношениях, т. е. выражающих разную степень интенсивности одного чувства (например: поле испуга, страха, ужаса; поле недоумения, удивления).


  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница