Е. В. Жижко, Т. В. Коробицина



страница1/5
Дата28.06.2015
Размер1,2 Mb.
  1   2   3   4   5


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

КАФЕДРА ТЕОРИИ И МЕТОДИКИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

Е.В. Жижко, Т.В. Коробицина

ПОДРОСТКОВЫЕ НАРКОМАНИЯ И АЛКОГОЛИЗМ:

ПРИЧИНЫ И ПРОФИЛАКТИКА

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ



Красноярск 2003

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

КАФЕДРА ТЕОРИИ И МЕТОДИКИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

Е.В. Жижко, Т.В. Коробицина

ПОДРОСТКОВЫЕ НАРКОМАНИЯ И АЛКОГОЛИЗМ:

ПРИЧИНЫ И ПРОФИЛАКТИКА
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
Рекомендовано Учебно-методическим объединением вузов

России по образованию в области социальной работы Министерства образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «социальная работа»

Красноярск 2003
УДК 394.14: 361.3 + 613.043.3

ББК 74.200.54

Ж 703
Рецензенты:

Я.П. Гирич, д-р мед. наук, профессор кафедры психиатрии Красноярской государственной медицинской академии;

Л.В. Токмакова, канд. социол. наук, начальник управления социальной защиты населения г. Красноярска

Е.В. Жижко, Т.В. Коробицина


Ж 703 Подростковые наркомания и алкоголизм: причины и профилактика: Учеб. пособие. Красноярск: КрасГУ. 2003. – 87 с.
Профилактика подростковых наркомании и алкоголизма – достаточно сложная социальная задача, комплексное решение которой предполагает участие не только правоохранительных органов и наркологов, но в первую очередь – специалистов по социальной работе, педагогов и родителей. Предлагаются примерные тексты бесед (лекций), эффективно способствующих профилактике алкоголизма и наркомании, а также снижающих риск употребления алкоголя и наркотиков в подростковой среде.

Рассчитано на социальных работников, педагогов, психологов, наркологов и родителей. Может быть использовано в учебных дисциплинах «Основы социальной медицины», «Безопасность жизнедеятельности», спецкурсе «Профилактика наркомании и алкоголизма».


Печатается по решению редакционно-издательского совета Красноярского госуниверситета




© Е.В. Жижко, Т.В. Коробицина, 2003


© Красноярский государственный университет, 2003
ISBN

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Уважаемый читатель!

Вы – студент, получающий высшее образование в области социальной работы, и будете работать с подростками и их родителями. Вы – социальный работник, психолог или педагог и работаете с подростками. Вы – папа или мама, дедушка или бабушка, в вашей семье подрастают дети. Вам хочется, чтобы они были здоровыми, умными, порядочными и социально успешными. Их поведение временами огорчает вас, но те силы, терпение и забота, которые вы ежедневно вкладываете в своих подопечных, помогают вам преодолевать многие их проблемы. Тем более, если вы знаете, что необходимо делать в той или иной ситуации. Вам помогает собственный родительский или профессиональный опыт, опыт, накопленный предыдущими поколениями. Но совсем иное дело, когда перед вами встает проблема, с которой не сталкивались ни вы, ни ваши родители, когда сами были детьми, но которая может наделать немало бед в жизни вашего ребенка, если своевременно не принять необходимых мер: профилактических, превентивных или реабилитационных. Это – наркомания.

Наркомания – зло, не традиционное для России: употребление наркотиков распространено в значительно меньшей степени, чем курение или злоупотребление спиртным, носящие массовый характер. Социологические опросы старшеклассников показывают, что психоактивные вещества (в том числе наркотики) один раз пробовали

16,7 % мальчиков и 6,3 % девочек, а относительно регулярно употребляют, соответственно, 5,8 % и 1,4 % опрошенных. В то же время с действием алкоголя знакомы 76,5 % мальчиков и 87,2 % девочек, причем употребление алкоголя выглядит как нормативное поведение подростков 15–16 лет 1. При этом 22,3 % мальчиков и 15,2 % девочек входят в группу риска по частоте его употребления 2. Следует также отметить, что молодые люди больше осуждают употребление наркотиков, чем спиртных напитков. 90 % опрошенных в различных регионах России 17-летних молодых людей считают, что никакие обстоятельства не могут оправдать употребление наркотиков, в то время как употребление алкоголя вызвало категорическое неприятие только у 52 % респондентов 3.

Вместе с тем уровень заболеваемости подростков наркоманией растет очень быстро. С 1991 по 1995 годы число подростков в возрасте 15–17 лет, которым был поставлен диагноз «наркомания», возросло на 617 %. И это лишь видимая часть айсберга, потому что статистика отражает только количество поставленных на учет больных. В реальности подростков, находящихся в опасной ситуации, намного больше. Количество же молодых людей с диагнозом «алкоголизм и алкогольный психоз» увеличилось лишь на 30 % 4. Правда, не следует забывать и о том, что алкогольная зависимость (в отличие от наркотической) формируется дольше, поэтому молодые люди до 20 лет, как правило, еще не успевают столкнуться с серьезными последствиями, вызванными употреблением алкоголя.

Мировой опыт показывает, что наркомания может распространяться подобно эпидемии и поражать достаточно широкие слои населения. В отличие от алкоголизма и курения, употребление наркотиков является чисто молодежной проблемой. Большинство пациентов наркологических клиник впервые попробовали наркотики до 21 года. После 20 лет вероятность приобщения к наркотикам резко снижается. Поэтому основной группой риска является молодежь до 20 лет, особенно подростки 14–17 лет. Наши с вами дети.

Чтобы противостоять чему-либо, надо знать, с чем имеешь дело. Социальные работники, педагоги и родители должны быть знакомы с основными видами зависимостей от психоактивных веществ, иметь представление о биологических и социально-психологических факторах риска их развития, а также о психогигиенических и психопрофилактических наркологических программах.
1. НАРКОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ И ТЕРМИНЫ
В современной научной литературе оперируют не термином «наркомания», а понятием зависимости от различных психоактивных веществ, включая алкоголь, опиоиды, каннабиноиды, никотин и другие. Название «психоактивные вещества» говорит само за себя – при употреблении средств, относимых к группе психоактивных, происходит изменение работы центральной нервной системы, влияющее на психику человека. Именно из-за своеобразного воздействия на организм эти вещества, к сожалению, используют часто не с медицинской целью (для лечения различных заболеваний), а ими злоупотребляют. По действию на психические функции человека психоактивные вещества подразделяются следующим образом:


  • вещества седативного, снотворного действия (опий и его производные – морфин, промедол, омнопон, героин и др., кроме кодеина; снотворные лекарственные вещества, средства для обезболивания и наркоза, транквилизаторы, алкоголь);

  • психостимулирующие средства (препараты амфетаминовой группы, кокаин, эфедрин, кофеин и их производные);

  • психодислептики, или галлюциногены (каннабиноиды – гашиш, марихуана; мескалин, псилоцибин, диметилтриптоамин, ЛСД, летучие токсические вещества).

Все эти средства способны вызывать болезненную зависимость – при лишении человека вещества, которым он злоупотреблял, развивается тягостное, мучительно психически и физически переживаемое состояние. В таких случаях говорят о развитии заболевания.

Особо следует оговорить термин «наркотик». В настоящее время, когда говорят о наркотиках, подразумевают те психоактивные вещества, которые в силу их социальной опасности и криминогенности официально внесены в список наркотических средств и психотропных веществ Постоянным комитетом по наркотикам при Министерстве здравоохранения Российской Федерации. С такой – юридической – точки зрения далеко не все психоактивные вещества являются наркотиками, например, большинство транквилизаторов (реланиум, нозепам и т. п.), алкоголь, эфедрин, димедрол, кофеин, летучие токсические вещества. Об этих средствах говорят как о наркотически или токсически действующих веществах. Однако необходимо помнить, что многие из них вызывают при употреблении крайне тяжелые медицинские последствия (слабоумие, токсические поражения печени с развитием цирроза и др.), иногда даже более серьезные, чем те, которые дают некоторые наркотики.



Вопросы для повторения

  1. Что понимает современная наркология под понятием «психоактивные вещества»?

  2. Что понимает современная наркология под понятием «наркотик»?

  3. Являются ли наркотиками алкоголь, кофеин, летучие токсические вещества?

2. МОТИВЫ УПОТРЕБЛЕНИЯ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ ПОДРОСТКАМИ
В современной отечественной литературе при описании мотиваций употребления психоактивных веществ используется несколько классификаций. По нашему мнению, наиболее точно отражает мотивы употребления психоактивных веществ подростками (как алкоголя, так и наркотиков) классификация, предложенная И.В. Воеводиным5, включающая 12 мотивов. Часто в брошюрах, монографиях и т.п. о наркотиках авторы лишь указывают, что «мотивов употребления так много, что останавливаться на них не стоит». На наш взгляд, такой подход возможен, но не конструктивен. Выделение мотивов целесообразно для проведения дифференцированных профилактических мероприятий.

Итак, подростки употребляют наркотические вещества по следующим мотивам.



  1. Традиционный, или культуральный, мотив. В рамках нашей культуры может быть указан только в отношении употребления алкоголя в связи с общепринятой традицией, питейным ритуалом. Культурально обусловленного употребления каких-либо наркотиков (что имеет место, например, в некоторых субкультурах Азии) у нас не существует.

  2. Мотив ухода от общественных проблем (т.е. от проблем с учебой, с осуществлением различных планов). Смягчение или устранение явлений эмоционального дискомфорта, тревожности, сниженного настроения; расслабление.

  3. Мотив ухода от домашних проблем при помощи изменения своего состояния химическими средствами.

  4. Конформный мотив – употребление «под уговорами», «потому что все так». Подчинение давлению группы, неспособность отказаться, зависимость от мнения людей.

  5. Подражательный мотив – употребление из желания походить на уважаемого, значимого для данного подростка человека.

  6. Мотив получения психофизического удовольствия (гедонистическая мотивация).

  7. Мотив «просто от скуки» (мотивация поиска стимулов, гиперактивации поведения).

  8. Познавательный мотив (поиск новых впечатлений). Указывается как мотив первого знакомства с алкоголем или наркотиками. Для алкоголя – может рассматриваться и как желание приобщиться к общепринятой питейной культуре (либо субкультуре, в том числе с явным завышением роли алкоголя), и как желание испробовать стимулирующий, «веселящий», расслабляющий эффекты этанола, и как желание удовлетворить чистое любопытство.

  9. Коммуникативный мотив (устранения проблем в общении). Может перекликаться с другими мотивами, но также выделяется школьниками как ведущий или единственный.

  10. Мотив демонстративный (произвести впечатление, показать себя «героем»).

  11. Мотив асоциальный (по принципу «запретный плод сладок» или назло родителям, учителям).

  12. Зависимость от психоактивного вещества.

Причем последний мотив практически никогда не называется в качестве причины собственного употребления. Существенное преобладание над региональным значением процента указаний на этот мотив в какой-либо социальной группе (территориальной, возрастной, половой и др.) можно рассматривать двояко: либо как пример более обширных знаний об общих вопросах, касающихся зависимостей, либо как сигнал неблагополучия в выделенной группе. Остальные одиннадцать мотивов называются школьниками и при ответе на вопрос о причинах употребления алкоголя и наркотиков людьми вообще, и при ответе на вопрос о причинах собственного употребления.

Необходимо отметить, что в последнее время у подростков из нормальных, благополучных семей доминирует «познавательный мотив употребления». Они обычно впервые пробуют наркотики не потому, что «им плохо», «их не понимают», «разочаровались», «за компанию» и т.д., а «из любопытства»: «У меня все хорошо, все нормально. Просто я хочу их попробовать. Хочу, и все тут. Вокруг столько о них говорят, и по «телеку» показывают. Мне ужасно любопытно, что от них со мной будет».



Е.П. Ильин в своем классическом труде по психологии «Мотивация и мотивы» указывает на то, что если при социологическом опросе или беседе подросткам не предлагать готовые варианты ответов мотивов первого употребления наркотика, то «любопытство» как мотив явно лидирует и достигает 50 %. Также в качестве мотива подростки говорят, что их «соблазнили»6 (т.е. вызвали любопытство).

Знание данного социально-психологического факта и его использование для проведения профилактических мероприятий в последнее время становится крайне важным.



Вопросы для повторения

  1. Каковы основные мотивы употребления психоактивных веществ подростками?

  2. Какой мотив употребления психоактивных веществ преобладает у подростков из благополучных семей?

  3. Каким образом можно использовать в профилактике основные мотивы употребления психоактивных веществ подростками?



3. АДДИКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
Люди, злоупотребляющие алкоголем, принимающие наркотические вещества, относятся к аддиктам (лицам с отклоняющимся поведением).

Термином «аддиктивное поведение» обозначается одна из форм отклоняющегося (деструктивного) поведения, т.е. поведения, причиняющего вред человеку и обществу.

Аддиктивное поведение (от англ. addiction – пагубная привычка, порочная склонность) выражается в стремлении к уходу от реальности путем изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или фиксации на определенных предметах или активностях (видах деятельности), что сопровождается развитием интенсивных эмоций (Ц.П. Короленко, Т.А. Донских)7. По сути, это изменение психического состояния искусственным путем. Нами будет рассматрено аддиктивное поведение только в той его части, которая касается употребления психоактивных веществ.

Употребление того или иного вещества принимает такие размеры, что начинает управлять жизнью человека, делает его беспомощным, лишает воли к противодействию аддикции. Само размышление на тему принятия психоактивного вещества вызывает у аддикта чувство эмоционального возбуждения, волнения, подъема или релаксации. Таким образом, достигается начало желаемого эмоционального изменения.

Аддиктивный подход к жизни зарождается в глубине психики и характеризуется иллюзией решения различных проблем, спасения от стрессовых ситуаций путем избежания последних. Для самозащиты такие люди используют механизм, называемый «мышление по желанию». Он заключается в следующем: аддикт вопреки логике считает реальным лишь то, что соответствует его желаниям, содержание мышления подчинено эмоциям. Поэтому очень сложно или невозможно убедить аддикта в неправильности и опасности его подходов к жизни.

В развитии аддиктивного поведения Ц.П. Короленко, Т.А. Донских8 выделяют пять основных узлов.


Узел первый. Начало отклонения. Процесс начинается с переживания интенсивного острого изменения психического состояния, выражающегося в виде повышенного настроения, чувства радости, экстаза, необычного подъема, ощущения драматизма, риска в связи с приемом психоактивного вещества и фиксации в сознании этой связи.

На данном этапе возможно противопоставление аддикции того, что называется духовностью. Это может быть чувство слияния с природой и миром, ощущение себя как их части, осознание своего места в мире, внутреннее чувство ответственности, понимание смысла жизни, максимальное самовыражение. Чем раньше после начала аддикции человеку будет оказана помощь, тем вероятнее возможность остановки процесса.


Узел второй. Аддиктивный ритм. Происходит формирование определенной последовательности прибегания к средствам аддикции, однако в промежутках между приемами этих средств такие люди находятся в сфере прежних межличностных отношений, т.е. идут как бы двумя путями: аддиктивным и естественным. Постепенно частота аддиктивного ритма увеличивается, естественные отношения с людьми отступают на второй план.
Узел третий. Формирование аддиктивного поведения как интегральной части личности. Учащение аддиктивного ритма приводит к тому, что он становится стандартным типом реагирования, привычным методом ухода от жизненных трудностей. Развивается механизм «мышления по желанию», подчиняющийся не законам формальной логики, а эмоциям. Блокируется возможность критического отношения к себе. В структуре личности наступает доминирование аддиктивной мотивации, несмотря на внешнюю демонстрацию обратного.

Узел четвертый. Полная доминация аддиктивного поведения. Характеризуется разрушением внутреннего исходного «Я», сохранением лишь внешней оболочки. Нарастает социальное отчуждение. Здоровая часть личности проявляется лишь в экстремальных ситуациях, при возникновении какой-либо непосредственной угрозы.
Узел пятый. Катастрофа. Становятся явными поражения органов и систем. В структуре личности преобладают подавленность, апатия. Полностью разрушена здоровая часть личности, возвращение к доаддиктивному поведению невозможно.
Если же рассматривать аддиктивное поведение не в индивидуальном, а в групповом аспекте, то здесь «первым узлом» следует считать повышенный интерес к алкоголю, наркотикам в группе, означающий опыт общения с употребляющими, возникновение любопытства и готовность испытать на себе новые ощущения. Отсюда один шаг до реализации этого желания. Вскоре кто-то из группы сделает этот шаг, «подстегнет» других, и в группе, кроме мотива любопытства, появятся мотивы «походить на товарищей», «быть как все», «под уговорами», а также будет найден путь, с их точки зрения, для решения различных проблем – путь ухода. «Пропущенное» появление нездорового интереса к проблеме употребления психоактивных веществ приводит к формированию благодатной почвы для наркомании в массовом масштабе и в итоге – к тотальной вовлеченности группы в употребление алкоголя и/или наркотиков.

Педагоги, социальные работники, вовремя заметив изменение морального климата в классе, студенческой группе, должны срочно применять соответствующие меры (от сообщения родителям до приглашения для беседы специалистов), поскольку до того, как «приятные» представления о наркотике становятся конкретными ощущениями (не говоря уже о развитии зависимости), на стадии «повышенного интереса», «готовности» кого-то может остановить объективный анализ проблемы и последствий, кого-то – угроза сообщения родителям. Разумеется, после первого укола, первых впечатлений и конкретного желания их повторения остановить запущенный процесс гораздо сложнее.

Кроме изложенного выше, необходимо помнить, что соответствующая готовность к аддиктивному (отклоняющемуся) поведению закладывается особенностями воспитания в дошкольном и младшем школьном возрасте.
Вопросы для повторения


  1. Что понимается под термином «аддикт»?

  2. Что понимается под термином «аддиктивное поведение»?

  3. В чем заключается «аддиктивный подход к жизни»?

  4. Каковы основные этапы в развитии аддиктивного поведения? В чем их суть?

  5. В каком возрасте закладывается готовность к аддиктивному поведению?

  6. Что должны предпринять педагоги, социальные работники вовремя заметив изменение морального климата в классе, студенческой группе?


4. ФАКТОРЫ РИСКА

АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ

И СПОСОБЫ ИХ НИВЕЛИРОВАНИЯ
Ни для кого не секрет, что высок риск формирования отклоняющегося поведения при воспитании детей в «неполных» семьях, с низким образовательным цензом родителей, с криминальной ориентированностью членов семьи, злоупотребляющих алкоголем и наркотиками.

Однако в России мало семей, в которых родители детей-подростков являются наркоманами. Во многих случаях семьи внешне выглядят вполне благополучно. Родители не злоупотребляют алкоголем, не конфликтуют, эпизодически контролируют учебу детей, которые ухожены, сыты, одеты. Но внутренний уклад такой семьи своеобразен. Прежде всего, для них не типична тяга к знаниям, к повышению образовательного и культурного уровня: окончили родители ПТУ, техникум или институт – больше в учебники и им подобные книги «не заглядывают». Дали отцу определенный участок работы – будет это делать 5–10 лет. Желание что-либо изменить, выполнять более сложную работу – редкое исключение. Дома разговоры дальше бытовых и служебных неурядиц не идут. На юг едут для того, чтобы «загореть», в туристическую поездку – потому что «выделили путевку» или «можно будет походить по магазинам».

Такие элементарные цели дети усваивают уже с дошкольного возраста. Отставание в общем развитии у них внешне заметно уже с 10–12 лет, т.е. со времени учебы в 5–7 классах: значительно снижается успеваемость, и таких школьников учителя характеризуют как способных, но ленивых. Уже в этом возрасте дети стремятся усвоить минимум знаний и сведений. Под любым предлогом они уклоняются от участия в кружках и секциях, прекращают учебу в музыкальных, спортивных и им подобных школах (если посещали их ранее). Часто пропускают занятия. Свое свободное время проводят в безделье. Бесцельно бродят по улице, смотрят подряд все телепередачи, кино- и видеофильмы, читают только «про мафию» и комиксы в журналах. Уже к 14 годам такие школьники отстают в развитии от остальных своих сверстников, становясь «серыми, неинтересными».

В возрасте от 14 до 17 лет подростки проходят через возрастной кризис в развитии психики. В эти годы подростки формируют свое индивидуальное мнение по большинству вопросов. Их точка зрения во многом отличается от мнения родителей и педагогов. В формировании жизненных ценностей подростки ориентируются на мнение сверстников. Значительную часть времени они проводят в подростковых группах, которые формируются по интересам (учеба, музыка, спорт и т.п.). В группе подростку нужно «утвердиться», занять «достойное место». Среди сверстников с большим запасом знаний и сведений подростки, отстающие в общем развитии (инфантильные), смотрятся «белыми воронами». «Потенциальный алкоголик», «потенциальный наркоман» плохо учится, поэтому он не станет «своим» в группе хорошо успевающих. Такой подросток не занимается регулярно музыкой, спортом – он не будет «чувствовать себя уютно» среди музыкантов, спортсменов. Поэтому «серые» подростки активно ищут себе подобных – формируются асоциально ориентированные (аддиктивные) подростковые группы.

В этих группах «престижно» демонстративно пренебрежительное отношение к учебе, к труду. Объединяют такие группы убеждения: «все бы воровали, но они слабые, тупые, хилые, трусы»; «все бы кололись, но они слабаки, тупицы, рабочие лошади, совки». В 14–16 лет «выделиться», «занять достойное место» – внутренняя необходимость для подростка. В асоциально ориентированной группе не нужны успехи в учебе, спорте, музыке. Более важно демонстрировать свое отрицательное отношение к знаниям, к однообразному труду, которым является учеба: «Пусть он отличник, но «маменькин сынок», и выпить бутылку водки для него – слабо!» или «Он, конечно, на скрипочке своей на конкурсах играет, но в вену «ширнуться» – кишка тонка!». Только таким путем у них появляется возможность «смотреть свысока» на «хилых» и «слабаков».

Одной из жизненно важных ценностей для таких подростков становится постоянное получение новых, желательно острых, ощущений. Демонстрируя получение таких ощущений среди себе подобных, они получают «шанс» стать объектом подражания, кумиром. Таких «кумиров» формирует не улица. Асоциально ориентированные подростки сами активно ищут себе подобных. А с началом приема наркотиков у подростка складывается такой круг знакомств, в котором их употребление только поощряется.

Обычные беседы взрослых с этими подростками не эффективны. Любое утверждение, замечание преломляется сквозь «призму» группового мнения, типичного для подобных аддиктивных групп. Воспринимается только то, что подтверждает их убеждения, все остальное отвергается.

В настоящее время разработаны соответствующие (преимущественно психотерапевтические) приемы разрушения таких групп, формы коррекции ложных ценностей, которые в состоянии грамотно использовать целенаправленно обученные специалисты: как врачи, так и социальные работники, психологи. Для них значима информация от родителей, педагогов, представителей правоохранительных органов о фактах злоупотребления алкоголем, употребления наркотических средств или о соответствующих подозрениях. Грамотная работа в этом направлении может составить одно из звеньев профилактики алкоголизма и наркомании.

Есть и другая возможность предупреждать формирование личности с повышенным риском готовности к потреблению алкоголя, наркотиков и аддиктивному поведению в целом. В практическом плане эта работа может быть направлена на предотвращение формирования неполных семей.

Разработаны методы специального обследования вступающих в брак, которые позволяют достаточно точно прогнозировать «устойчивость» будущей семьи, но многие из этих приемов, несмотря на точность и надежность заключений, требуют для консультирования значительного количества специально подготовленных психологов. В создавшейся социально-экономической ситуации использовать их широко не представляется возможным.

В то же время есть менее точные, но вполне применимые методы. Каждая семья обладает определенным «запасом прочности», и в значительной мере его можно определить уже ко времени образования семьи. Так, по данным социологов, средний в вариационном ряду возраст для вступления в брак – 20–25 лет. Семьи, образованные в этом возрасте, обладают повышенной устойчивостью. Еще более значимо несоответствие возраста и образования супругов. Если ко времени вступления в брак мужчине 30 лет и у него высшее образование, а возраст женщины 20 лет и она имеет неполное среднее образование – «устойчивость» семьи оказывается низкой, велика вероятность развода. Оптимальные условия для воспитания детей в таких семьях бывают не часто.

Со времени образования семьи в силу вступают также новые «внутрисемейные» влияния. Они зависят от рождения детей, совместного проживания с пожилыми родителями, жилищных условий, материального обеспечения и т. п. Но, как и подростковые асоциально ориентированные группы, семьи мало подвержены разъяснениям, т.е. «влияниям извне». Хотя соответствующую работу, опять же, могут эффективно проводить целенаправленно обученные специалисты, преимущественно психологи и педагоги, широкое их использование мало приемлемо из-за дефицита бюджетного финансирования. Однако имеется реальная возможность использовать методы внесемейной коррекции. Доказана принципиальная важность полной семьи для гармоничного развития ребенка в первые 3–5 лет жизни.

Наиболее высокий риск формирования аддиктивной личности (с повышенным риском алкоголизации, наркотизации, криминально ориентированного поведения) в случаях, когда в первые годы жизни ребенок воспитывается без матери. Несколько меньше такой риск при отсутствии в этом возрасте обоих родителей, еще меньше – при отсутствии отца. Дальше (в порядке убывания) идет отсутствие брата, сестры, дедушки, бабушки.

В педагогике, психологии используется понятие «полный дом». Здесь учитываются преимущественно первые 3–5 лет жизни ребенка. Считается оптимальным наличие в этот период матери и отца, брата или сестры, дедушки и бабушки. И это имеет свое объяснение. Период до 3 лет – возраст «первых вопросов». Ребенок у окружающих спрашивает: «Что это?» Его мозг накапливает первичную информацию. На поставленный вопрос отец, мать, сестра, бабушка ответят по-разному. У ребенка появляется возможность выбора ответа. Чем больший состав семьи, тем больше вариантов ответов и, следовательно, вариантов оценки.

C 3 до 7 лет – возраст «вторых вопросов». Ребенок спрашивает: «Почему это?» Мозг в этом возрасте начинает анализировать, систематизировать полученную информацию. Причем по сути не важен правильный ответ взрослого, более значима готовность произносить все новые «почему». Аналогичные вопросы задают сверстники, и, если ребенок находится в их коллективе, число заданных вопросов растет пропорционально числу детей. Поэтому в возрасте от 3 до 7 лет ребенку желательно посещать детский сад. Доказано, что посещение дошкольных детских учреждений в возрасте от 3 до 7 лет существенно «сглаживает» дефекты внутрисемейного воспитания детей из неполных и социально неблагополучных семей. Такую помощь вполне могут оказать государственные подразделения.

Есть возможности воздействия на детей из неполных и социально неблагополучных семей и в возрасте старше 7 лет. Мала вероятность формирования личности с отклоняющимся поведением у детей, хорошо успевающих в школе и обучающихся по дополнительной «развивающей» программе (кружки, секции и т.п.). Очень важно предупредить снижение успеваемости по основной программе и отказ от посещения кружков, секций с возраста 10–12 лет. Эти формы работы вполне доступны как государственным структурам, так и педагогам, и родителям.


Вопросы для повторения

  1. В каких семьях наиболее высок риск формирования отклоняющегося поведения детей?

  2. Какова специфика внутреннего уклада семьи, способствующего формированию отклоняющегося поведения и употреблению психоактивных веществ?

  3. Что такое «запас прочности» семьи? Каким образом можно его формировать в добрачный период?

  4. Что такое «полный дом» и каким образом он способствует профилактике аддиктивного поведения?

  5. Каким образом возрастной кризис 14-17 лет может способствовать употреблению психоактивных веществ?

  6. Каким образом посещения кружков, секций способствует профилактике употребления наркотиков и алкоголя?


5. СПЕЦИФИКА ПРИОБЩЕНИЯ ПОДРОСТКОВ

К НАРКОТИКАМ
Возраст первого приобщения к наркотикам у мальчиков и девочек одинаков, но сопутствующие этому обстоятельства во многих случаях существенно различаются.

Мальчики обычно впервые пробуют наркотики в хорошо знакомых компаниях сверстников или более старших и опытных приятелей. Компании эти чаще всего мужские, значительно реже – смешанные. Первое употребление обычно происходит в ситуации высокого доверия мальчика к тому, кто предлагает попробовать. Зачастую это друзья-сверстники и не реже – родственники (двоюродные братья, сестры и т.п.).

Девушки в три раза чаще, чем юноши (33 % против 10 %), впервые пробуют наркотик по предложению малознакомых или вовсе не знакомых им людей. 26 % девушек приобщаются к наркотикам, находясь не в компании, а вдвоем с человеком противоположного пола (среди юношей таких лишь 1 %).

Число девушек, употребляющих наркотики, быстро растет и приближается к уровню наркотизации среди юношей. Девушки легче вовлекаются в употребление наркотиков, так как во многих компаниях, тем более тет-а-тет, их принято угощать бесплатно. И в случае, когда наркотики предлагаются другом или любимым человеком, девушкам значительно труднее отказаться.

Среди юношей, попавших в наркотическую зависимость, гораздо больше, чем среди девушек, тех, кто к моменту первой пробы уже был социальным аутсайдером: не учился и не работал или занимался неквалифицированным трудом. Девушки чаще начинают употребление с более дорогих, сильных, а значит, и опасных наркотиков.

Вообще, если говорить о материальной обеспеченности семей юных наркоманов, то она не оказывает практически никакого влияния на сам факт потребления/непотребления наркотиков. Наркотики доступны всем. Богатым – дорогие и качественные, бедным – дешевые и плохо очищенные, тем более что в настоящее время у детей всегда есть деньги – сэкономленные, утаенные, заработанные или полученные путем вымогательства. Высокие цены на наркотики останавливают подростков перед их регулярным приемом, но никак не препятствуют их случайному, разовому употреблению, которое в большинстве случаев может оказаться бесплатным («угостили за компанию», «предложили на дискотеке» и т.п.).

С началом приема наркотиков у подростка складывается такой круг знакомств, в котором их употребление только поощряется.

Курение табака «облегчает» начало употребления таких наркотиков, как марихуана, гашиш, поскольку уже есть стереотип курения.

В ряде случаев «помогают» наркологическая неграмотность и неквалифицированно проводимая просветительская работа (вспомните, что подростки, которые относятся к группе «риска» употребления наркотиков, крайне внушаемы). Примеров великое множество.
Пример первый. Идет передача для подростков. Вероятно, с благой целью формирования негативного отношения к наркотикам в студию приглашена наркоманка «со стажем». Что же видят подростки? На возвышении сидит девушка модно и аккуратно одетая, с красивым макияжем (хорошо наложенным профессиональным студийным гримером), при этом она «томно вещает», особо подчеркивая, что наркотики она принимает только иногда – «для кайфа», так как исключительно при их употреблении можно полностью получить великолепные ощущения от секса, почувствовать жизнь, стать интересной. Неужели вы будете так наивны и посчитаете, что зрительская аудитория вынесет из этой передачи информацию о вреде наркотиков? Вовсе нет. Вывод будет следующим: наркотики – это здорово, их стоит иногда принимать. Но вы-то знаете, что большинство современных наркотиков вызывают зависимость (а значит, и заболевание – наркоманию) после первого употребления. В отношении создателей такой телевизионной программы неплохо было бы применить статью 230 Уголовного кодекса РФ, предусматривающую ответственность за склонение к употреблению наркотических средств и психотропных веществ.
Пример второй. Огромное количество плакатов с изображением одной только фразы: «Скажи наркотикам: «Нет!»» Необходимо помнить (это доказал и неудачный опыт традиционной антиалкогольной пропаганды 80-х годов ХХ века), что после многократного, стереотипного повторения одной и той же фразы ее первоначальный смысл вообще теряется. Кроме того, у большинства современных подростков сразу автоматически всплывает в памяти широко распространенный в молодежной среде слоган «НЕТ – ЭТО НЕ ОТВЕТ» (почерпнутый, кстати, из рекламы сигарет). В результате вывод: что можно сказать наркотикам? А, например, то, что уже неоднократно произнесено КВНщиками по центральному телевидению – «Скажи наркотикам: «Иногда!».
Пример третий. Вообще неприемлемыми бывают рекламные «находки». Так, например, при появлении в российском прокате кинофильма, созданного в США, с названием «Удар судьбы», под которым он и идет на экранах за рубежом, в самых посещаемых местах можно было видеть крупно на огромном рекламном щите название фильма – «КОКАИН». Как вам это нравится? Особенно в сочетании с портретами главных героев фильма – красивых, сильных, успешных. Что это? Неужели только недомыслие «узколобых» рекламистов?

К сожалению, в большинстве случаев авторы подобных «перлов» будут говорить о свободе творчества, об удачных находках, не желая признавать, что их продукция приводит к существенному изменению (далеко не в лучшую сторону) представлений подростков о наркотиках.


Вопросы для повторения

  1. В чем заключается гендерная специфика приобщения подростков к наркотикам?

  2. Оказывает ли материальная обеспеченность семей влияния на факт потребления/непотребления наркотиков?

  3. Какой стереотип «облегчает» начало употребления таких наркотиков, как марихуана, гашиш?

  4. Каким образом СМИ могут способствовать приобщению подростков к наркотикам и алкоголю?


6. ДЕЙСТВИЕ НАРКОТИКОВ

НА ОРГАНИЗМ ПОДРОСТКА
Прием наркотических веществ у здорового человека вызывает дискомфорт. Нормальный здоровый организм на прием любого наркотика реагирует головокружением, тошнотой, рвотой. Состояние комфорта при употреблении начинают испытывать только те, кто стали наркоманами.
Для наркотика определенной, единой для всех дозы, меры нет. Причем для наиболее часто употребляемых в настоящее время наркотиков из-за наличия в них нередко примесей (жженый сахар, стиральный порошок и др.) крайне сложно вообще подобрать дозировку.
Поэтому вполне возможно:

  • наступление передозировки с первого раза;

  • если продолжать вводить наркотик, то организм пытается приспособиться, и переносимость яда повышается (иногда в 100–200 раз), но временно. Человек не может выдерживать напор яда-наркотика долго. В какой-то момент переносимость падает, причем никто не знает точно, в какой. Тогда и наступает передозировка: «привычная» доза становится внезапно слишком большой.


Необходимо помнить следующее:

  • одна и та же доза яда, принимаемая мужчиной и женщиной, окажет большее влияние на женщину. В женском организме содержится меньше воды и больше жира. Вследствие этого яд будет иметь большую концентрацию;

  • подростки более чувствительны к наркотикам, чем взрослые. Их ферментная система еще недостаточно развита;

  • большая часть наркотика достается внутренним органам человека, потребляющим много крови. Это мозг, сердце, печень, почки – все они являются жизненно важными, а поражаются ядом в первую очередь.


Синдром психической зависимости
Синдром психической зависимости включает в себя:


  • способность достижения состояния психического комфорта в состоянии интоксикации (отравления). Без приема наркотика больной ощущает дискомфорт. Перед употреблением испытывает подъем настроения. После употребления и наступления отравления – состояние дискомфорта исчезает;

  • психическое влечение к психоактивному веществу. Постоянные мысли о наркотике. «Понимаешь, что вредно, опасно, но … хочешь». Внешний мир оценивается больным с точки зрения возможностей получения наркотика. Психическое влечение появляется рано (даже если раз «нюхнул», то и через годы вновь захочешь), трудно-устранимо, сохраняется после исчезновения физической зависимости.


Синдром физической зависимости
Синдром физической зависимости включает в себя:


  • способность достижения состояния физического комфорта в состоянии интоксикации (отравления). Исчезает патологическая симптоматика. Но повышения настроения нет;

  • влечение достигает уровня витальности (наркотик становится жизненно важным). «Плевать, что вредно». Возникает патологическая симптоматика: сухость во рту, потливость, дрожание рук и т.д., возможно помрачение сознания.


Употребление психоактивных веществ (в том числе наркотиков) можно заподозрить при обнаружении у подростка:
1) каких-либо таблеток, ампул, других медицинских форм лечебных препаратов;

2) каких-либо приспособлений для инъекций (уколов) – шприцов, специальных игл, жгутов и т.д., а также следов на коже, сосудах от инъекций, свежих и давних – в виде изменений поверхностных и глубоких вен в области локтевых сгибов, предплечий и в других местах;

3) тех или иных химических веществ – растворов, реактивов, особенно из класса органических растворителей, а также специфического «химического» запаха выдыхаемого воздуха либо запаха, исходящего от одежды, волос, кожи лица, рук;

4) различных приборов (или их деталей) для обработки растений, перегонки или очистки химических препаратов и т.п.


Признаки наркотического опьянения
В одних случаях картина опьянения включает: вялость, заторможенность, малоподвижность, затруднения при установлении речевого контакта, сонливость, иногда переходящую в поверхностный сон, легко прерываемый извне. Мимика бедная, вялая. Речь монотонная, замедленная, временами смазанная, нечеткая, подчас неразборчивая. Могут наблюдаться невыраженные нарушения координации движений, равновесия, походки.

В других случаях в опьянении преобладают: повышенное настроение, беспричинная веселость, смешливость, дурашливость, двигательная расторможенность, непоследовательность в действиях, повышенная отвлекаемость, затруднения при необходимости концентрации внимания. Речь убыстренная, многословная, иногда прерывается приступами внезапного смеха, ответы, как правило, невпопад.

Подчас преобладают явления благодушия, довольства, на лице может блуждать безмятежная улыбка. Иногда наблюдаются застывания в мечтательной позе.

В некоторых случаях в состоянии наркотического опьянения более всего выражены злобность, агрессивность, раздражительность, возникающие даже по незначительному поводу. Наблюдаются нарушения почерка, других тонких и точных движений; покраснение или бледность кожных покровов; «лихорадочный блеск» или «мутность» глаз, резкое расширение или значительное сужение зрачков.

Общими для лиц, находящихся в состоянии легкого наркотического опьянения, являются кратковременные нарушения мышления – в виде снижения способности к формулировке суждений, решению логических задач, выполнению обычных математических операций, а также различные изменения поведения. Следует учесть, что эпизоды наркотического опьянения могут повторяться в течение дня, быть непродолжительными.

Крайне желательно уметь определить или заподозрить наличие абстиненции в период уже сформировавшейся наркомании. Она развивается в период резкого отнятия наркотика.

Появляются внешне беспричинные жалобы на боли в мышцах или суставах, общее недомогание, боли в животе, поносы, чихание или слюнотечение без других простудных явлений. Подростки становятся беспокойными, раздражительными, особенно грубыми или подавленными, они могут совершать «непонятные» неправильные поступки, обусловленные поисками наркотиков. В других случаях больные становятся вялыми, сонливыми, меняется их внешний облик в связи с резким похуданием, они отличаются «запавшими» глазами, особой бледностью лица.

Желательно знать особенности изменения поведения таких подростков. Появляются не свойственная им ранее вялость, определенная заторможенность или, наоборот, повышенная возбудимость, раздражительность, агрессивность. Возникают постоянные затруднения в концентрации внимания, запоминании, усвоении нового материала с нарастающей отвлекаемостью, рассеянностью. Отмечаются существенные изменения настроения в виде его внешне не обоснованного повышения с благодушием, расторможенностью, вплоть до дурашливости или, напротив, постоянной подавленности, тоскливости, апатичности.

Внимание должны привлекать изменения в худшую сторону во внешнем облике подростков, их манерах, снижение интереса к учебе, к спорту, к занятиям в кружках и т.д.

Помните:

! Состояние наркотического опьянения (отравления) еще не означает наличие заболевания «наркомания».


! Похожие на наркотическое опьянение (отравление) состояния могут встречаться и при других заболеваниях (внутренние кровотечения, черепно-мозговая травма, инсульт и т.д.).

! Диагноз «наркотическое опьянение» (отравление) может поставить только специально подготовленный эксперт-нарколог на основе внешнего осмотра и данных специального лабораторного исследования крови и мочи.

Крайне необходимы «наркологическая грамотность» и «наркологическая бдительность» родителей, педагогов, социальных работников и представителей правоохранительных органов для выявления возможного потребления психоактивных веществ несовершеннолетними. Для этого далее в крайне сжатой форме доступно излагаются признаки, характеризующие отдельные виды наркомании, которые развиваются при употреблении различных психоактивных веществ.
Вопросы для повторения


  1. Каким образом реагирует на прием любого наркотика нормальный здоровый организм?

  2. Почему возможно наступление передозировки с первого раза?

  3. Почему одна и та же доза яда, принимаемая мужчиной и женщиной, окажет большее влияние на женщину?

  4. Почему подростки более чувствительны к наркотикам, чем взрослые?

  5. Каким внутренним органам человека достается большая часть наркотика? Почему?

  6. Что включает в себя синдром психической зависимости?

  7. Что включает в себя синдром физической зависимости?

  8. По каким признакам можно заподозрить у подростка употребление психоактивных веществ?

  9. Каковы признаки наркотического опьянения?

  10. Каким образом меняется поведение у подростков, употребляющих психоактивные вещества?

  11. Означает ли состояние наркотического опьянения (отравления) наличие заболевания «наркомания»?

  12. Могут ли встречаться состояния, похожие на наркотическое опьянение (отравление), при других заболеваниях? При каких?


7. ХАРАКТЕРИСТИКА ОТДЕЛЬНЫХ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ
Группа опия: героин, морфин, кодеин и др.

Сленговое
название


Внешний вид



Действие



Признаки

острого

отравления (опьянения)

Причины

смерти

*Гера*, *второй*, *герасим*, *гирик*, *гертруда*, *султан* (детский героин), *ханка*, *черняшка*, *черный*, *опиуха*.
Серо-коричневый или белый порошок, коричневый раствор, таблетки.
Очень токсичны. Поражают печень, приводя к раку и печеночной недостаточности.

  • Через 1–2 приема – физическая и психическая зависимость.

  • Через 2–3 месяца – «ломка».

  • Через 3–4 года – черные пеньки вместо зубов, выпадение волос и хронический гепатит.

  • Через 5–6 лет – (если доживешь) импотенция у мужчин и отсутствие овуляции у женщин.

Узкие, затем расширенные зрачки; зуд кожи лица и носа; сухость кожи; сухость во рту, сухие губы; вялость, сонливость; отечность лица; заплетающийся язык; тошнота, рвота; судороги; синюшность губ, кончиков пальцев, ушей; снижение артериального давления и температуры тела; отсутствие сознания.




  • Остановка дыхания (паралич дыхательных путей) в результате передозировки.

  • Самоубийства во время «ломки».

  • Травмы, несовместимые с жизнью, полученные в результате несчастных случаев во время тяжелого опьянения.

  • Смерть наступает от гепатита, СПИДа, сифилиса и других инфекций.
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница