Книга Роберта Шрамма, признанного эксперта поведенческого ана­лиза, это прекрасная возможность узнать об уникальной силе ава, с помощью которого родители смогут преодолеть проблемы общения и обучения детей с аутизмом и другими поведенческими



страница1/5
Дата28.06.2015
Размер1,74 Mb.
  1   2   3   4   5


Роберт Шрамм

детский


аутизм

иАВА


Аутизм - это расстройство, которое проявляется в аномальным пове­дении ребенка. Но именно поведение ребенка - единственный язык, система сложных кодов, через которые окружающие могут понять его намерения, желания, переживания. Внимательно наблюдая за по­ведением ребенка, тщательно определяя подкрепляющие факторы в окружающей среде, взрослые могут не только научиться понимать его, но и отвечать ему, используя язык АВА (АррНес! ВеЬа\аог АпаН$.$), или прикладного анализа поведения. Методы АВА помогут ребенку с аутизмом адаптироваться к реальности, повысить самоконтроль и обрести новые навыки - от бытовых до академических.

Книга Роберта Шрамма, признанного эксперта поведенческого ана­лиза, - это прекрасная возможность узнать об уникальной силе АВА, с помощью которого родители смогут преодолеть проблемы общения и обучения детей с аутизмом и другими поведенческими сложностями.

ФОНД

СОДЕЙСТВИЯ РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМ АУТИЗМА ■ РОССИИ



«Эта книга - первый подробный профессиональный источник знаний о са­мом эффективном психокоррекционном методе при аутизме. Мы рады под­держать это очень важное издание, и верим, что оно будет не последним».
Авдотья Смирнова, президент благотворительного фонда «Выход»


9785917430393


терапия, основанная на методах прикладного анализа поведения





АВА (АррНес1 Вепауюг АпаНз15) терапия, основанная на методах прикладного анализа поведения

Перевод с английского Зухры Измайловой-Камар

КлЬегг ЗЬгатш УВ Теаспт§ Тоо1з


Шрамм, Р.

Детский аутизм и АВА : АВА (АррНес! ВеЬауюг Апа1.518) : терапия, основанная на методах приклад­ного анализа поведения / Роберт Шрамм ; пер. с англ. 3. Измайловой-Камар ; науч. ред. С. Анисимова.— Екатеринбург : Рама Паблишинг, 2013. — 208 с.

13В1Ч 978-5-91743-039-3

Во всем мире для помощи детям с аутизмом более полуве­ка успешно используются научно обоснованные методы АВА (АррНес! ВеЬауюг АпаНк.в), или прикладного анализа поведе­ния. Настоящее издание - первое в России, которое системно рассказывает о прикладном анализе поведения и позволяет чи­тателям познакомиться с одним из наиболее эффективных его направлений — анализом вербального поведения.

Роберт Шрамм, сертифицированный специалист в области АВА, снабжает родителей методами и техниками, которые по­могут скорректировать любое нежелательное поведение ребенка вне зависимости от тяжести расстройства, понять, как следует контролировать процесс обучения ребенка новым навыкам и как позволить ему стать более успешным в жизни.

Издание адресовано родителям и заинтересованным спе­циалистам.

УДК 159.9 ББК 88.8

© ООО «Рама Паблишинг», 2013 © КоЬегт Зсптатт, 2012 © М.сЬае1 Б. Вго\Уп/8ЬиПег51оск.сот, фото на обложке

Оглавление



Предисловие к русскому изданию 6

Обращение к читателям 9

Глава 1. Дорога к лучшему 11

Глава 2. Что означает диагноз «аутизм» 20

Глава 3. АВА — язык аутизма 31

Глава 4. Как распознать цели поведения ребенка 38

Глава 5. Как увеличить проявления положительного

поведения 45

Глава 6. Как сократить проявления проблемного

поведения 70

Глава 7. Инструменты обучения 98

Глава 8. Типы вербального поведения 108

Глава 9. Как повысить мотивацию ребенка 117

Глава 10. Обучение без ошибок 129

Глава 11. Вдохните жизнь в процесс обучения 137

Глава 12. Обучение ребенка функциональной речи 143

Глава 13. Основные техники анализа вербального

поведения 158

Глава 14. Как понять, чему учить 172

Глава 15.Как победить аутизм 176
Заключение 196

Адаптированный словарь понятий АВА 197

Список литературы и других источников 203

Предметный указатель 207

Предисловие к русскому изданию

Как учить детей? Как научить их одеваться, пользо­ваться ложкой и вилкой, говорить спасибо? Что нужно делать, чтобы ребенок хорошо себя вел в гостях, ма­газине, детском саду? Эти вопросы возникают у всех родителей, а особенно остро у тех, кто воспитывает ре­бенка с нетипичным развитием, например с аутизмом.

Интересует этот вопрос и психологов, которые ставят его несколько шире: как вообще человек учит­ся. На этот вопрос до настоящего времени нет единого ответа. Разные психологические школы отвечают на него по-разному, исходя из теоретических предпосы­лок, на которых они основываются. Одно из направ­лений психологии, в рамках которого создана теория научения, называется бихевиоризм.

Учеными-бихевиористами были сформулированы основные принципы, которые описывают функцио­нальную связь между поведением и другими факто­рами. Знание принципов функционирования поведе­ния позволило исследователям разработать тактики, направленные на изменение поведения. Это в свою очередь привело к возникновению направления, полу­чившего название Аррlied Веhavir Аnalisis (АВА), или прикладной анализ поведения, — научно обоснованный подход к изучению факторов окружающей среды, кото­рые влияют на социально значимое поведение и созда­ние технологий, позволяющих изменять поведение.

Под поведением в данном случае понимается любое взаимодействие организма с окружающей средой. Чте­ние, ходьба, произнесение слов, лепет младенца — все это примеры поведения, к каждому из которых можно применить техники АВА. Прикладной поведенческий анализ в настоящее время очень широко применяется при работе с детьми с нетипичным развитием. Он до­казал свою эффективность при обучении таких детей самым разнообразным навыкам: самообслуживанию, академическим навыкам, речи и т.д. В России этот подход известен мало и почти не используется. Более того, опыт показывает, что нередко и родители и спе­циалисты имеют предубеждения относительно АВА. Как правило, это связано с двумя моментами.

Первый — это мнение, что процесс обучения упо­добляется дрессуре. На самом деле это утверждение несправедливо. Если вспомнить, например, о пятерках и двойках в школе, улыбках родителей, когда ребенок хорошо убрался в комнате или их недовольстве после драки детей, то станет очевидным — люди практи­чески постоянно используют поощрения или наказа­ния для того, чтобы регулировать поведение других. Другое дело, что поощрения или наказания далеко не всегда работают так, как хотелось бы. Ученые, за­нимающиеся АВА, изучив законы поведения, создалитехники, которые позволяют изменять поведение, из­бегая неудач.

Второй момент связан с применением наказаний. Это действительно очень важный со многих точек зрения вопрос. Надо сказать, что в настоящее время разработано большое количество приемов обучения, которые дают возможность обойтись без использова­ния наказаний. Более того, этические принципы АВА не допускают применения наказаний до тех пор, пока не будет доказано, что использование других методов неэффективно. Речь никогда не идет о физическом на­казании. Если наказание в конкретном случае и при­знается необходимым, то оно всегда является безопас­ным и не ущемляющим достоинства ребенка. Эти и другие сомнения будут сняты после более близкого знакомства с АВА.

Книга Роберта Шрамма — практически первое руководство по прикладному анализу поведения на русском языке. Предназначенное для родителей, оно написано простым и понятным языком и позволяет овладеть основами АВА. В книге не просто предлага­ются приемы, с помощью которых можно обучить но­вым навыкам или избавиться от нежелательного по­ведения. Книга учит понимать ребенка — ведь только поняв, можно помочь.


Наталия Георгиевна Манелис, канд. психол. наук, психолог Центра психолого-медико-социальной помощи детям и подросткам Московского городского психолого-педагогического университета, главный редактор журнала «Аутизм и нарушения развития»
Обращение к читателям

Эта книга рассказывает о том, как терапевты1 и родители могут обучать детей с аутизмом, исполь­зуя поведенческие теории2. В этой книге я намерен­но упрощаю определения сложных понятий и обхожу стороной долгие теоретические рассуждения. В то же время, объясняя причины использования обучающих техник, я применяю такие термины, как «готовность», «желание», «попытка», «осознание» и «контроль». Хотя некоторые из этих терминов не имеют никакого отношения к «поведенческой» терминологии, я на­деюсь, они помогут сделать научный текст понятным для любого читателя.

Родители и учителя, столкнувшись со специ­фичными определениями, которыми пользуются профессионалы АВА для анализа поведения и созда­ния программ для детей, зачастую теряются и не при­нимают нашу науку. Действительно, нашим родителям и педагогам не хватает практического руководства, в котором научные принципы были бы адаптированы к их ежедневной жизни. Без такого руководства мы, профессионалы, оказываемся неспособны эффектив­но обучать тех, кто нуждается в нашей помощи, а это в свою очередь препятствует получению образования многими нуждающимися в нем детьми. И если мы хо­тим, чтобы наша наука помогла родителям стать учи­телями собственных детей, мы должны, прежде всего, стать хорошими учителями для родителей в обучении основам бихевиоризма.

Глава 1. Дорога к лучшему

Жизнь — это путешествие, побуждающее нас к постоянному поиску лучших путей. Мы ищем хоро­шие школы для наших детей, стремимся найти верных и надежных друзей, надежные способы заработать, вообще учимся держать нашу суматошную жизнь под контролем. Достигнув успеха, мы становимся более упорными в повторении того типа поведения, которое приведет нас к желаемому результату еще раз. И на­оборот, мы стараемся избежать тех типов поведения, которые оказались неэффективными в достижении наших целей. Это и есть основная концепция бихе­виоризма.

Как только ребенок получает диагноз «аутизм», вы словно отправляетесь в путешествие. Это путе­шествие, по сути, поиск новых путей помочь ребенку приобрести навыки, необходимые для полноценной жизни. Правда, для тех, кто живет далеко от боль­ших городов и не имеет возможности общаться с ро­дителями, имеющими те же проблемы, это одинокое путешествие по пустынной дороге в степи с парой указателей на обочине. Для тех же, кто живет в цен­тре больших городов, дорога, наоборот, перегружена знаками и указателями во всех направлениях. И в той, и в другой ситуациях родителям трудно воспитывать своих детей без чувства потерянности, страха и вины. Другими словами, независимо от того, как вы буде­те решать проблемы своего ребенка, вам всегда будет казаться, что вы не сделали всего, что могли бы сде­лать. Это нормально. Просто помните, что родители не могут контролировать причины, которые приводят к аутизму, и нет ни одного уважаемого источника, ко­торый бы утверждал обратное.

В конце девяностых, будучи специалистом по ин­клюзивному образованию3, я работал в Калифорнии с детьми, имеющими различные виды расстройств. Шесть лет я изучал самые современные методы обу­чения и стал мастером в области образования детей с особыми потребностями. В то же время я чувство­вал, что весь мой опыт и все мои знания недостаточны для того, чтобы я мог уверенно помогать детям с диа­гнозом «аутизм» стать более успешными. Я знал, что есть нечто невероятно особенное — то, что предна­значено как раз для этих детей. Шло время, но мне не удавалось найти те действительно эффективные способы, которые бы по-настоящему помогли этим детям стать более успешными. Мои тщетные попыт­ки стать спасительным маяком, который бы вселял надежду в родителей, ранили меня. Я хотел помочь детям расти, учиться и состояться в жизни. Я пытался найти лучшие пути, и все, о чем я мог думать, можно было выразить словами: «Я просто не знаю, что еще могу сделать».

В период моей работы в Калифорнии сильное влияние на меня оказал один удивительный ребенок. Аарон был необыкновенно умным, но проблемным семилетним мальчиком с аутизмом. Мне было по­ручено помочь Аарону адаптироваться в обычном классе среди первоклассников. Как и многие другие родители детей с аутизмом, родители Аарона хотели, чтобы ребенок получил общее среднее образование. Им было невыносимо видеть его страдающим во вспо­могательном классе или школе. Родители Аарона полагали, что ему нужно учиться там, где учебный процесс не будет облегченным, где к мальчику будут предъявлять высокие требования и где одноклассни­ки станут образцом поведения для их сына. Родители понимали, что это ключевые условия успешного раз­вития их сына вопреки его социальным навыкам и по­веденческим особенностям.

Когда Аарон был увлечен тем, что находил инте­ресным, он был милым и умным, как любой другой ребенок. Проблема возникала в школе, когда его про­сили сделать что-либо, что он делать не хотел. Ис­пытывая давление со стороны, этот маленький маль­чик превращался в тасманского дьявола. Он мог без труда разрушить любую программу, разработанную нами, если не был в ней заинтересован. Чтобы помочь ему, я использовал всевозможные трюки и техники,с которыми когда-либо познакомился, в том числе советы экспертов всех мастей, которых был в состо­янии найти. Я проштудировал все пособия по пове­дению, которые только смог достать. К сожалению, новые знания лишь вновь и вновь подтверждали мое бессилие в этой ситуации. Любой план, призванный помочь мальчику научиться чему-либо, Аарон был способен разрушить, если не испытывал желания ему следовать. Наконец, я пришел к тем же заключе­ниям, которые сделали и другие специалисты: Аарон не может учиться в общеобразовательной системе и должен быть переведен в специальный класс.

Это был сокрушительный удар по моей самоуве­ренности. Каким специалистом по инклюзивному об­разованию мог я себя называть после того, как вынуж­ден был сказать родителям, что их ребенок не может учиться в системе общего образования?

Чтобы повысить свою квалификацию, я стал посе­щать занятия и тренинги, разработанные с целью по­мочь обучать детей с аутизмом. Я изучил систему об­щения с помощью обмена картинками (РЕСS-Picter Exchengе Сommunication System) и с некоторым успехом опробовал ее в работе со своими подопечны­ми. Я изучил программу «Лечение и обучение детей с аутизмом и другими коммуникативными расстрой­ствами» (ТЕАССН: Тгеаtment and Education of Autistic and Related Communication Handicapped Children) и тоже более-менее успешно начал использовать ее в работе с моими подопечными. Я изучил игровую терапию, разработанную Сидни И. Гринспен (Sidney I.Greenspan, MD), называемую «Игры на полу» (Floortime, www.floortime.org), и также с некоторым успехом начал использовать ее с моими подопечны­ми. Однако случайные положительные результаты, которые я сумел получить, навели меня на мысль, что я еще только учусь использовать инструменты, чтобы научиться строить стены или делать двери. Я знал, что этого будет недостаточно ни для меня, ни для де­тей, которым я хотел помочь. Если я действительно хочу стать мастером в деле, которое выбрал, я дол­жен найти кого-то, кто бы научил меня, как построить дом полностью. Чтобы сделать что-то для этих детей, я должен стать «плотником».

Наконец, мои поиски привели меня к приклад­ному анализу поведения' (Аррlied Веhavir Аnalisis, АВА) и затем к методу анализа вербального поведе­ния (Verbal Behavior Analisis, VВ) как составляющей АВА. Многие годы АВА как научное направление было известно в мире аутизма либо под названием «модификация поведения», либо как «метод Ловааса» (Тhe Lavaas method). Однако правильнее сказать, что доктор Ловаас и другие были в числе первых, кто при­менял методы АВА, для того чтобы помочь людям с диагнозом «аутизм».

Принципы, на которых доктор Ловаас построил свою программу, были разработаны Б. Ф. Скиннером (В. F. Skiner) и опубликованы в его книге «Поведение организмов» («ТЬе ВеЬауюг оГ Опзашзтз», 1938). Хотя доктор Ловаас сделал очень много для того, чтобы другие познакомились с прикладным анализом пове­дения как методом обучения детей с аутизмом, в срав­нении с сегодняшним днем применение поведенче­ских принципов на начальном этапе развития АВА было зачастую грубым и неуместным. Время и науч­ные изыскания привнесли значительные изменения в способы применения этих ранних методов и проце­дур. И несмотря на то, что многие специалисты по мо­дификации поведения в семидесятые-восьмидесятые годы использовали неприемлемые процедуры и оста­вили негативный отпечаток на всем, что относится к миру АВА, это научное направление стабильно раз­вивалось на протяжении последних десятилетий.

После пересмотра и улучшения старых техник и стратегий обучения наше понимание того, как аутизм влияет на развитие детей и как мы можем влиять на аутизм, значительно изменилось. По мере разви­тия АВА возрастала и эффективность его использо­вания. Сегодня это научное направление лишь слегка напоминает АВА прошлых лет. Обучение по общей программе сменилось индивидуальным и непосред­ственным, использование вызывающих дискомфорт техник — положительными подкрепляющими про­цедурами. Вместо изолированных классных комнат мы сейчас рекомендуем более естественную обста­новку для обучения. Однако независимо от каких бы то ни было технических усовершенствований прин­ципы Скиннера остались неизменны и являются тео­ретической базой прикладного анализа поведения.

Родители, которые привыкли к ранним методам АВА, часто отказывались сделать выбор в пользу новых методов. Хотя все доказательства эффектив­ности новых методов обучения детей социально приемлемому поведению и учебным навыкам были налицо, родители предпочитали иметь дело с про­цедурами, использование которых вызывало сопро­тивление и которые выглядели неприглядно. Многие семьи, использовавшие методы АВА, считали их эффективными, в то же время были и такие семьи, которые считали, что результаты не стоили затрачен­ных усилий.

В последние десятилетия произошли существен­ные изменения в АВА, и сегодня мы с уверенностью можем сказать: прикладной анализ поведения — вер­ный выбор практически для всех детей с аутизмом и с подобными аутизму расстройствами. Прежде все­го, речь идет о развитии метода анализа вербального поведения как составляющей АВА.

Далее в тексте для этого термина будет использовано со­кращение УВ.

Метод анализа вербального поведения (УегЪа1 ВеЬауюг, УВ)1 — это и философия АВА, и серия обучающих техник, основанных на принципах АВА, для приобретения детьми речевых навыков. Кроме того, потенциал АВА-программ значительно расши­рился благодаря специалистам, развивающим УВ: доктору Джеку Майклу (Вт. Таек МюЬае1) и другим, в том числе доктору Джеймсу Партингтону и доктору Марку Сандбергу (Ог. 1ате8 Райт§юп апа Ог. Магк 8ипаЪег§), которые разработали серию новых техник

для детей с отставанием в развитии речи на основе книги Скиннера «Вербальное поведение» фт. 8кшпег «УегЬа1 ВеЬауюп>, 1958).

За довольно короткий период, с конца девяно­стых до двухтысячных годов, анализ вербального поведения как метод стал повсеместно применяться для лечения аутизма в Соединенных Штатах. Благо­даря АВА в целом и преимуществам метода анализа вербального поведения в частности произошел зна­чительный скачок в работе с детьми4. Одна из глав­ных причин этого успеха — привлечение родителей как главных учителей своих детей. Слишком долго родители ожидали за кулисами, наблюдая, как увели­чивается расстояние между их детьми и обществом, в то время как у них каждый день были тысячи воз­можностей для общения с детьми, для того, чтобы научить их приемлемым социальным и коммуника­тивным навыкам и в конечном счете помочь им до­стичь значительного успеха.

Если терапевт или учитель вашего ребенка не ис­пользует принципы АВА в своей работе, то он, ско­рее всего, не знаком с достижениями в этой области. Если же он использует АВА, но не включает метод анализа вербального поведения в занятия с вашим ребенком, значит, ему не известны результаты по­следних исследований, говорящих в пользу этого ме­тода.

Победить аутизм непросто. Вам и другим умным и заботливым людям предстоит пережить и успехи, и неудачи. Независимо от того, где находитесь сей­час вы и ваш ребенок, никогда не забывайте, что жизнь — это дорога, и на этой дороге никто не знает ответов на все вопросы. Я надеюсь, что эта книга по­может вам в вашей непростой работе и, может быть, станет хорошим ориентиром в постоянном поиске лучшего пути.


Глава 2.

Что означает диагноз «аутизм»


В этой главе я попытаюсь объяснить, как и по­чему ребенок получает диагноз «аутизм». Я не буду обсуждать причины, вызывающие аутизм и другие из­вестные диагнозы. Я специально обхожу эту тему, по­скольку она только вводит в заблуждение и отвлекает от основной цели: обучения детей. Знание того, что есть два возможных фактора происхождения аутизма: генетические нарушения и влияние окружающей сре­ды, не помогут вам лучше подготовить вашего ребен­ка к будущему.

Аутизм считается загадочным явлением еще с тех давних пор, когда у него не было даже назва­ния. Чем больше наше общество изучает аутизм, тем эффективнее мы становимся в определении крите­риев, которые называют аутистичными. И хотя все больше людей ежегодно получают диагноз «аутизм», критерии аутизма остаются прежними. Что действи­тельно изменилось, так это интерпретация крите­риев и/или количество людей, которые им соответ­ствуют.

Ребенок получает диагноз «аутизм», когда у него можно наблюдать по крайней мере шесть специфиче­ских типов поведения в трех областях: социального взаимодействия, коммуникации и поведения (ребенок имеет повторяющиеся и стереотипные модели пове­дения и ограниченные специфические интересы).

При определении диагноза обращают внимание на следующие дефициты:

• отсутствие взгляда глаза в глаза;


  • неумение создавать эмоциональные дружеские отношения со сверстниками;

  • отсутствие проявления желания поделиться с другими людьми своей радостью, интересами, до­стижениями;

  • отсутствие разнообразия, фантазии и изменений в ролевой игре или в игре, предполагающей социаль­ную имитацию.

Признаками аутизма также считаются отставание в развитии речи или полное ее отсутствие, присут­ствие стереотипии (повторяющихся действий) в пове­дении, использование повторов в речи, увлечение сте­реотипными занятиями или интересами, навязчивые движения. И это еще не полный перечень. Описание всех критериев аутизма и расстройств аутистического спектра вы найдете в 08М-РУ.

11 БЗМ-ГУ ^адпозИс апс! 81ап511са1 Магша1, 4т Ешйоп) — издаваемое Ассоциацией американских психиатров «Ру­ководство по диагностике и статистике психических рас­стройств». Автор упоминает 4-е издание, выпущенное в 1994 году; в настоящее время действует выпущенная в 2000 году пересмотренная редакция, В8М-1У-ТК).— Примеч. науч. ред.

Даже если ваш ребенок демонстрирует минимум из перечня специфических типов поведения, он, ско­рее всего, получит диагноз «аутизм». Отмечу также, что перечисленные признаки отставания в разви­тии должны быть замечены до трехлетнего возраста и не быть связанными с синдромом Ретта1.

Если ребенок демонстрирует некоторые из этих типов поведения, но умеет говорить в раннем воз­расте, он, скорее всего, получит диагноз «синдром Аспергера».

В настоящее время не существует анализа крови или генетического теста, которые могли бы опреде­лить, есть ли у ребенка аутизм. Диагноз «аутизм» ставится при наличии у ребенка специфических ти­пов поведения. Но можно ли узнать, есть ли у ребен­ка аутизм, без использования физического теста? Как определить, что ребенок вылечился? Ответы' на эти вопросы просты: если диагноз «расстройство аути-стического спектра» (А8Э, Аипзт 8рес1гит 01зогаег) поставлен в результате «галочек» в списке представ­ленных типов поведения, то понятно, что, если ребе­нок более не проявляет того или иного поведения, он больше не считается ребенком с аутизмом. Означа­ет ли это, что ребенок вылечен? Или что он не болен? А может, у него вообще никогда не было аутизма? Эти вопросы часто задают по поводу детей, у которых


Психоневрологическое наследственное заболевание, встречается почти исключительно у девочек; проявления сходны с симптомами аутизма, но заболевание имеет иное происхождение и требует других методов лечения и кор­рекции.— Примеч. науч. ред.

уменьшилось проявление признаков аутизма и кото­рые стали более приспособлены к жизни в обществе.

Для меня эти вопросы не важны — это пустая трата времени и энергии. Важно то, что мы начали работать с ребенком, которому был поставлен диагноз «аутизм» и который до этого момента не мог непосредственно общаться с другими, играть и проявлять те простые навыки поведения, которые помогли всем нам стать в той или иной степени успешными и благополучны­ми. И когда этот ребенок спустя время не подтвердит диагноз, поставленный медицинскими светилами, и станет обладать если не всеми, то большинством необходимых навыков, я буду убежден, что это и есть тот результат, который следует учитывать.

Когда вы думаете о ребенке с аутизмом, представьте его на пляже окруженным гигантской стеной, постро­енной из песка. Эта стена неравномерна по высоте, имеет много трещин и достаточно высока во многих местах — настолько, что ребенок не может видеть внешний мир за ее пределами. По мнению большин­ства взрослых с аутизмом (тех, кто может выразить свои чувства в книгах или лекциях на эту тему), мир внутри стены — это словно убежище от запутанного и непредсказуемого внешнего мира. А сама стена — своеобразный барьер между ребенком и остальным миром.

А теперь попытаемся представить, что отдель­ные участки стены — это различные навыки, кото­рые ваш ребенок должен освоить. Чтобы успешно взаимодействовать с окружающим миром, он должен обладать навыками, которые позволят ему подняться над верхней частью этой стены. Нижняя часть стены представляет собой навыки, которые ребенок при­обрел практически без посторонней помощи. К ним, в зависимости от того, как аутизм влияет на ребенка, относится, например, способность тянуть вас за руку к чему-то, что он желает получить, или способность плакать, устраивать истерики, выходить из себя, на­носить себе удары с целью добиться вашего внимания либо заставить вас оставить его в покое. Сильно моти-вированый ребенок с достаточным уровнем развития некоторых способностей будет иногда преодолевать среднюю часть стены, демонстрируя такие навыки, как указательный жест или использование одного или нескольких слов. Наконец, некоторые части этой пе­сочной стены окажутся настолько высокими для ва­шего ребенка, что он не сможет преодолеть их само­стоятельно, без вашей помощи.

Суть этой метафоры в том, что она показывает необходимость синхронной работы программы АВА и метода анализа вербального поведения (УВ), необ­ходимых для того, чтобы помочь ребенку последова­тельно преодолеть все трудные участки стены и ока­заться во внешнем мире. Понять методы прикладного анализа поведения — значит понять, как системати­чески и последовательно использовать подкрепление (КетгогсетеШ, 8К) или, другими словами, как создать необходимую мотивацию.

Чтобы преодолеть более сложные участки стены, ребенку необходимо действительно желать этого, то есть быть достаточно мотивированным. Создать должную мотивацию можно с помощью побуж­дающего условия (Ез^аЬНзЫпё ОрегаПоп, ЕО) — слова или действия, которые временно изменят цен­ность последствий каждого поступка (поведения). Другими словами, это условие, которое делает по­следствие на какое-то время более или менее цен­ным для вашего ребенка, чем это было бы в другой ситуации.

Например, вода, как правило, имеет для нас боль­шую ценность в жаркий солнечный день, чем в день, когда прохладно и ветрено. Сама вода при этом не из­меняется — другим становится ваше отношение к воде, на которое повлияли условия: вокруг стало слишком тепло, или даже, возможно, возникла угроза обезвоживания. Мотивация является важным факто­ром обучения детей с аутизмом, и чем лучше вы на­учитесь управлять окружающими условиями для соз­дания мотивации, тем лучше сможете проявить свои педагогические способности.

Борьба с аутизмом сродни перетягиванию каната: чтобы победить болезнь, вы должны удержать свой конец каната, вовлекая в этот процесс важного союз­ника — окружающую обстановку вашего ребенка. Скорее всего, в настоящее время окружающая обста­новка является весомым партнером аутизма — она наполнена вещами, которые отвлекают вас от главной цели. Однако вы можете сделать окружающую обста­новку своим союзником. Ведь только переосмыслив ее значение, вы сможете понимать ребенка и должным образом мотивировать его. И тогда ребенок окажется в перетягивании каната на вашей стороне, а не на сто­роне аутизма. Только осознанно управляя окружающей средой, вы можете быть уверены в том, что ребенок будет постоянно помогать вам в ваших попытках об­учать его. (Подробнее о том, как лучше понять мир ребенка и сделать его своим помощником в процессе обучения, написано в главах 5 и 6.)

Целью любой хорошей программы АВА/УВ яв­ляется определение естественных желаний ребенка и использование их в процессе обучения. Для этого составляется список побуждающих условий — люби­мых и желанных ребенком занятий, предметов, игру­шек и лакомств. Добавляя к уже известным новые, более приемлемые предметы и занятия, мы можем сделать их более желанными для ребенка, а менее приемлемые отодвинуть в конец списка как наименее важные для него.

Если вспомнить наши аналогии, то мотивацию можно сравнить с водой. Наполнив внутренний мир ребенка водой так, чтобы он мог подняться и макси­мально приблизиться к верхней части окружающей его песчаной стены, мы поможем ему перебраться через нее. Другими словами, мотивация будет силой, позволяющей проявиться желаниям и способностям, столь необходимым ребенку для обретения навыков, которым вы его обучаете.

Метод анализа вербального поведения мы рассма­триваем как инструмент, который помогает мотивиро­вать ребенка на начальном этапе приобретения новых навыков, а методы АВА в целом — как стимулирую­щую систему, побуждающую ребенка снова и снова использовать эти новые навыки. Прикладной анализ поведения как научное направление ставит своей целью изучение и применение методов АВА/УВ, чтобы помочь людям добиться успеха в самом широ­ком смысле этих слов.

Одним из ключевых понятий прикладного анализа является подкрепление — важнейший принцип АВА, который применяется давно и успешно. Подкрепле­ние — это то, что происходит после проявления по­ведения и увеличивает вероятность повторения такого поведения в будущем. Все, что мы делаем, является частью нашего поведения, в том числе обучение но­вым навыкам. В образе со стеной поведением будет попытка ребенка оставить свой собственный мир и преодолеть стену, а подкреплением — опыт, кото­рый он приобретает, когда добивается успеха. Если такой опыт (подкрепление) будет положительным каждый раз, когда ребенок использует определенный навык, у него будет мотивация использовать его снова в процессе преодоления той песчаной стены. То есть подкрепление определенного поведения создает у ре­бенка мотивацию постараться и проявить навык еще раз, когда возникнет подходящая ситуация.

Именно мотивация становится той движущей си­лой, которая подвигает ребенка проявлять навык снова и снова. А подкрепление раз за разом создает условия для того, чтобы внутренняя мотивация стала сильнее, чем внешняя. Баланс мотивации и подкрепления при­водит к все большему желанию ребенка проявить на­вык, по отношению к которому они последовательно применялись.

Замечу, что стена, которая окружает вашего ребен­ка, состоит не из твердой породы — она рыхлая, чтоявляется при обучении ребенка и проблемой и бла­гословением. Проблема может заключаться в том, что через трещины в стене ребенок может добраться до подкреплений, не прилагая усилий для использо­вания навыков, которым вы обучаете. Если оставить трещины незаполненными, произойдет «утечка мо­тивации», и у ребенка не будет достаточного стимула стремиться к успеху. К счастью, песок засыпает тре­щины, делая их незаметными, и позволяет мотивиро­ванному ребенку «перемахнуть» через стену к ожи­даемому подкреплению, по пути разрушая верхнюю часть стены. Стена становится ниже и проще для преодоления, и в следующий раз продемонстрировать проявленный навык будет немного легче.

Программы АВА/УВ используют принципы моти­вации и подкрепления, чтобы побудить вашего ребен­ка к выполнению новых и все более трудных навы­ков, с целью увеличить в будущем желание повторить использование навыка и сделать его менее трудным. Каждый раз, когда ребенок преодолевает какую-то часть стены, ему становится легче перепрыгнуть ее в будущем. Песок же, осыпаясь сверху, заполняет тре­щины в нижней части стены — и это еще один плюс использования подкреплений: мотивация не утекает, и ребенка легче мотивировать на освоение новых на­выков.

Возможно, все описанное выше создает у вас впе­чатление, будто речь идет только о детях с аутизмом. На самом деле я описал, как учится каждый из нас. Мы с рождения окружены разными по высоте стена­ми-барьерами — ограничениями, которые нам пред­ав ­стоит преодолеть благодаря освоению все новых и бо­лее сложных навыков. Только так мы можем стать полноценными членами общества. И только таким образом нам удастся разрушить стены, сколь бы вы­сокими они ни оказались. Кому-то это удастся сделать лучше и быстрее, в том числе и потому, что их стены оказались ниже. У кого-то стена будет настолько вы­сокой, что шансов перебраться через нее не останется. Однако чаще всего окружающие нас стены неравно­мерны: где-то выше, а где-то ниже. Ребенок с аутиз­мом ничем не отличается от других детей. Просто ему надо помочь преодолеть более трудные участки стены с помощью навыков, которые общество считает обя­зательными. Неспособность самостоятельно преодо­леть стену напрямую связана с недостаточным уров­нем развития навыков в тех областях, которые были перечислены в начале главы: социальное взаимодей­ствие, коммуникация и поведение (ребенок имеет повторяющиеся и стереотипные модели поведения и ограниченные специфические интересы).

Именно отсутствие или недостаточное развитие навыков в этих областях жизни и являются признака­ми аутизма.

Аутизм — это расстройство широкого спектра, которое наблюдается у все большего числа людей. Аутизм влияет на способности ребенка к общению и взаимодействию в разных жизненных, в том чис­ле учебных, ситуациях. Если не обучать детей, они будут оставаться во власти аутизма до тех пор, пока окончательно не потеряют контакт с окружающими. Если не обучать родителей и учителей, то они будут невольно мотивировать и подкреплять все более про­блемное поведение ребенка. Однако если вы научи­тесь понимать мотивы поведения вашего ребенка и освоите принципы и техники АВА/УВ, вы помо­жете ему уменьшить проявления нежелательного по­ведения и добиться больших успехов в жизни.

Глава 3. АВА — язык аутизма


Программы АВА, или прикладного анализа по­ведения, разработанные индивидуально, могут рас­сматриваться как определенный план. Дело в том, что определенным типам поведения соответствуют опре­деленные последствия, и если ваши реакции на пове­дение ребенка (последствия) предсказуемы и после­довательны, то они понятны ребенку. Соответственно ребенок начинает понимать вас лучше. Ваше присут­ствие начинает оказывать на ребенка успокаивающее воздействие, он реже расстраивается и становится бо­лее открытым для взаимодействия.

Большинство детей и взрослых с аутизмом лю­бят компьютеры за их понятный «язык». АВА можно сравнить с компьютером по степени упорядоченности действий и реакций. Чтобы успешно работать или играть на компьютере, ребенку необходимо выбрать необходимую команду. Нажав определенную кнопку, он получает предсказуемый результат, будет ли это прослушивание музыки или просто желание вклю­чить либо выключить компьютер. Главное здесь — постоянство, простота в использовании и отсутствие неопределенности. Использование компьютерной мыши дает ребенку чувство контроля над ситуаци­ей. Компьютер не начнет проигрывать музыку, если не получит специальную команду, не станет говорить ребенку, когда он должен выключить компьютер. Он не командует, он отвечает на команды, причем делает это с завидным постоянством.

Если вы хотите быть понятым вашим ребенком, ваш язык должен быть предельно ясным, кратким и последовательным как в словах, так и в действи­ях. Да, таким же, как язык компьютера. И если вы предложите ребенку определенные варианты пове­дения с конкретными и понятными последствиями для каждого варианта, ваше поведение будет понят­но вашему ребенку. А если вы окажетесь способны давать ребенку ясные и конкретные указания, что и как делать, с ясными, конкретными и постоянны­ми последствиями его действий, у ребенка появит­ся ощущение порядка и контроля над ситуацией при взаимодействии с вами. Как результат, уменьшится вероятность того, что ребенок будет добиваться кон­троля над ситуацией другими, менее желательными способами. Надо отметить, что родитель, способный быстро проанализировать ситуацию и дать ребенку указания, необходимые для получения желательной ответной реакции, может оказывать более значитель­ное влияние на поведение ребенка, чем запрограм­мированная машина.

Если вы как родитель ребенка с особыми потреб­ностями изучите принципы и стратегии АВА/УВ, вы п0Чувствуете в себе способность обучать. Вы можете начать с небольших изменений в жизни вашего ре­бенка, которые помогут ему осмысленно выбирать более разнообразные типы поведения. Однако без четкого понимания принципов АВА ваше взаимодей­ствие с ребенком не будет достаточно систематич­ным, что вызовет недопонимание ваших требований со стороны ребенка. Если же ваше поведение будет запутанным и непоследовательным, ваш ребенок, скорее всего, предпочтет проводить время не с вами, а в своем придуманном мире, находя в нем тот по­рядок и контроль, которые ему так необходимы. Как следствие, он будет погружаться все глубже в мир аутизма.

Когда вы и ваша семья освоите принципы АВА, ребенок обнаружит, что вы его понимаете, и будет от­крыт общению с вами. Ребенок сможет чувствовать себя комфортно в кругу родных людей, поведение которых было раньше таким раздражающим. Теперь он начнет стремиться к общению, и чем больше будет стараться, тем легче ему окажется найти себя в обще­стве. Итак, общение с ребенком, основанное на прин­ципах АВА или, иначе, происходящее на языке аутиз­ма, комфортно для ребенка, потому что он понимает вас — ваш язык взаимодействия с ним и ваше пове­дение. А значит, он не будет искать способы избегать вас. Жизнь станет удивительной и радостной.

Я никогда не встречал ребенка с аутизмом, кото­рый бы не был способен использовать принципы по­ведения в самых неожиданных и сложных ситуаци­ях для достижения своих целей. Но я знаю немало родителей, которые вели себя неожиданным образом, подчиняясь языку АВА, проявлявшемуся в поведении их ребенка.

Например, у одной матери ребенка с аутизмом был ритуал укладывания на ночь, который продол­жался каждый вечер в течение получаса. Процедура всегда была одинаковой и выглядела приблизительно так: мама на собственных плечах относила ребенка в спальню. Он соглашался спать только в одной пи­жаме: штаны голубого цвета и ярко-оранжевая май­ка. Затем она поправляла одеяло и пела колыбельную. Перед окончанием песни ребенок просил маму прине­сти воды, и она приносила стакан воды из ванной ком­наты. Это всегда был один и тот же стакан, наполнен­ный до краев; ребенок, отпив ровно половину, просил маму снова наполнить его. Потом она должна была поставить стакан на тумбочку и прочитать последнюю главу книги «Маленький паровоз, который мог...». Ре­бенок помогал маме держать книгу и переворачивать страницы. Когда переворачивалась последняя стра­ница, мама должна была сказать: «Ко-о-не-ец!» Затем она целовала его, желала спокойной ночи, выходила из комнаты, закрывала дверь и ждала, стоя за дверью, когда ребенок позовет ее. Тогда она открывала дверь, заглядывала в спальню, и ребенок желал ей спокой­ной ночи. И только после этого он засыпал.

И что же здесь не так? Почему родители попада­ют под подобный контроль? Многие скажут, что у них нет выбора. Они поверили, что другого пути нет. Неза­висимо от того, кажется ли вам такой пример стран­ным или нет, это весьма типичная ситуация, когда родители, не понимая языка АВА, находятся под вли­янием ребенка. Если вы знакомы с такой ситуацией не понаслышке, то ваш ребенок определенно под­чинял вас себе. Разрешаете ли вы вашему сыну или дочери выбирать одежду самостоятельно, даже если он носит одну и ту же футболку три дня подряд? Ре­шает ли ребенок в вашей семье, будет ли он спать между родителями каждую ночь, даже если ему уже двенадцать лет? Вас в самом деле натренировали так, что вы наверняка знаете, когда и как вам разрешает­ся кормить вашего ребенка? Знает ли ваш ребенок, как сделать так, чтобы вы следовали за ним повсюду и поднимали все, что он уронит на пол? Убедил ли вас сын, что есть только один путь домой из школы или только один правильный путь в парк? Убедились ли вы, что вы можете разговаривать по телефону и рабо­тать за компьютером только тогда, когда он спит?

Каждый из этих примеров показывает, что ребе­нок применяет по отношению к вам принципы АВА, используя свои врожденные, природные способно­сти. АВА — это понимание того, как предпосылки и последствия могут влиять на поведение. Так, одев ребенка в «неправильную» пижаму, вы столкнетесь с последствиями этого поступка. Если ребенок кри­чит и наносит себе удары по голове, — это значит, что вам только что ясно дали понять: вы сделали «неправильный» выбор. Если вы игнорируете это сообщение и продолжаете надевать на него «непра­вильную» пижаму, вы можете получить очередное последствие — ребенок будет биться головой о сте­ну. Естественно, вы не хотите, чтобы ваш ребенок страдал, и поэтому для того, чтобы защитить его от него самого, вы можете изменить свое поведение и надеть на него ту самую старую голубую пижаму. Ваше поведение будет вознаграждено: ребенок ста­нет вновь спокойным, улыбающимся и послушным. Стоит этой процедуре повториться несколько раз, как вы вдруг заметите, что каждый раз выбираете для ребенка «правильную» пижаму.

Вы заметили, как ребенок смог изменить ваше по­ведение, используя принципы АВА? Если вы не може­те отвечать тем же, понятным ему, языком, у вас будет хороший шанс выработать свой ритуал, напоминаю­щий ситуацию с мамой, укладывающей сына спать. И наоборот, если вы понимаете и принимаете прин­ципы АВА, вы сможете ответить ребенку на том же языке, и тогда (если, конечно, вы последовательны и предсказуемы), он поймет, о чем вы говорите. Ла­коничность, ясность и последовательность ваших инструкций позволят ребенку предсказывать ваши действия. Ему будет комфортно, ведь он сможет кон­тролировать свое окружение. А значит, ему не нужно будет стараться получить комфорт и контроль нежела­тельными для вас способами.

Ваш ребенок понимает и применяет принципы АВА. Когда вы ответите ему на языке АВА, вам обо­им станет намного удобнее общаться друг с другом. И комфорт будет усиливаться по мере того, как ре­бенок будет чувствовать себя все более уверенным в окружающем его обществе. Дети, растущие в спо­койной и предсказуемой обстановке, которую они могут контролировать, более счастливы и охотнее общаются с другими. Только тогда, когда ребенок за­хочет постоянно общаться с вами, вы можете начи­нать полноценное обучение.

Данная глава не призвана подтверждать научно до­казанные принципы АВА/УВ. Есть сотни различных исследований, доказывающих эффективность техники АВА. Эти исследования можно найти в научных жур­налах, ссылки на которые вы найдете в конце книги. Целью этой главы не является доказать эффективность принципов АВА. Это описание моего собственного опыта, объясняющего, почему АВА является столь сильным средством помощи ребенку с аутизмом. Со­звучны ли приведенные выше примеры тому, что вы уже знаете о своем ребенке? Вы обратили внимание на то, как ваш ребенок использует принципы АВА для манипулирования вами и другими людьми в своем окружении? Вы заметили, как аутизм контролирует именно вас? Если да, продолжайте читать, и я покажу вам, как вы можете использовать АВА/УВ, чтобы об­ратить поведение вашего ребенка в свою пользу.

  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница