Здравствуйте, мы к вам на практику, нам нужен Северов Сергей Михайлович



страница8/11
Дата23.06.2015
Размер1,61 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

- А дальше? – история становилась занимательной.

- А дальше, пока Вася дом огибал, пока в подъезд входил, совсем обалдел от ревности. Про ключ в кармане он, естественно, забывает. Дверь квартиры высаживает плечом. Влетает в комнату. Видит, жена в постели одна лежит, глазами спросонья хлопает. И занавеска на открытом окне колышится. «Ах, вот он где!» - вопит Вася, и выпрыгивает в окно.

Слава сделал картинную паузу.

- И получает дрыном по лбу. Друг Петя в темноте не стал присматриваться к тому, что из окна свалилось. Так вот, топчется он по другу Васе и вопит в окошко: «Попался, твою мать! Васька, прыгай, я его поймал».

- И долго он так ногами работал?

- Ну, пока Машка проснулась, пока поняла, что происходит, пока халатик накинула, пока смогла убедить этого пьяного придурка, что он по своему Ваське уже пять минут, как топчется… Короче, на утреннем построении Шухов изображал фельдмаршала Кутузова. На мир смотрел одним глазом, а большую часть лица закрывала черная повязка. Он всем тогда сказал, что с лестницы по пьянке свалился. А с Пети взял клятву молчать об этом случае. Тот молчал. А недавно проговорился. И пошла история в народ. Теперь над придурками этими весь полк потешается.

- Так, а окно-то почему было открыто?

- А ты вспомни, какая жара тогда стояла.

Да занимательная история. Придумал человек проблему там, где её не было. И получил по тому месту, которым думал.

- Ну как погода, когда нас по домам отпустят? – в дверях стоял наш новый ВРИО начальника службы связи Сергей Кошка. Одет в техничку, чтобы без погон. Сержант-сверхсрочник на капитанской должности. Такие фортели тоже бывают. Уговорили остаться, обещали школу прапорщиков. Но сейчас просветов в работе нет, а потому он так старшим сержантом и остался. Вообще-то ему ничего, кроме паяльника, обычно не интересно. И работу свою он любит, и специалист – такого среди офицеров поискать. Но сегодня к нему жена наконец-то приехала. Он её три месяца ждал.

- Да погода-то нелетная, а когда отпустят – это к Васильченко. Я бы ещё утром всех отпустил, всё равно до завтра туман.

В коридоре послышался шум. С третьего этажа, с вышки спускались САМ и командиры эскадрилий.

- Ну, что с погодой? Докладывай, Серов.

- Товарищ полковник! Туман до завтрашнего утра у нас и по всем запасным. Завтра должен рассеяться. Часов с одиннадцати сложные условия, после обеда простые.

- А минимум с утра будет часок-другой?

- Должен быть. По нижнему краю чуть подольше, а видимость быстро улучшится.

- Тогда разбегаемся!

Не успел Васильченко закончить, как внизу уже хлопнула дверь.

- Кошка. Связист, – заметив недоумение в глазах начальства, пояснил ИО комэска-6 майор Цылюриков, - к нему жена приехала. Разобрало мужика!


33.


На коммутаторе Слава бывал часто. Что не удивительно – девушки здесь работают симпатичные и острые на язычок. И они с удовольствием слушают его байки. Вот и сейчас рассказ о том, как два бравых прапорщика ловили «хищного зверя хахаля» вызвал дружный смех всего коллектива. И смех мог ещё долго звучать в помещении аппаратной, если бы не грохот отлетевшей к стене от мощного толчка двери. Влетевший в комнату сержант Кошка остановился перед самым столом коммутатора. Следы глубоких царапин украшали его лицо, уши и шею. Воспаленные от бессонной ночи глаза аж светились от избытка ненависти.

- Значит так, девочки, - свистящим шепотом процедил он сквозь зубы – узнаю, кто вчера говорил по телефону с моей женой – убью!

Так. Интересно. Похоже, девчата решили по-женски разобраться со строгим начальником. Отомстить ему руками любящей жены. И в этом преуспели.

Но нужно было что-то делать. А что? Пока я раздумывал, ситуацию под свой контроль взял Слава. Он подошел к разъяренному связисту, слегка потрепал его по плечу и сказал:

- Да оставь ты их, вчера дежурила другая смена. Пойдем лучше, чайку с бутербродами попьёшь. Ведь наверняка со вчерашнего обеда не ел ничего.

- Ладно, пойдём. Но я обязательно найду… И тогда она пожалеет…

- Найдешь, конечно. Но для этого нужно сначала успокоиться, а потом хорошо подумать.

Чай нашелся у меня на метеослужбе. Бутерброды Слава достал из портфеля. Два стакана Сергей выпил залпом. Потом принялся за хлеб с колбасой. Мы его не торопили. Пусть сначала немного в себя придет. А потом сам все расскажет, если захочет. Куда нам спешить? Туман ещё не рассеялся.

- У-у-ф! Спасибо, ребята, – сказал Сергей, допивая шестой стакан чаю – это был один сплошной шестнадцатичасовой кошмар! И почему она этим дурам поверила, ума не приложу!

- Да чему поверила-то? Ты ж ничего еще не рассказал, - уточнил Слава.

- Я вчера утром хозяйку предупредил, что ко мне жена приезжает, чтобы впустила ее. А Света, как приехала, мне на работу позвонила, чтобы сообщить, что всё в порядке. Ей там отвечает женский голос «Алло», она просит позвать Сергея Кошку. А ей «Кто его спрашивает?». «Жена». «А звать как?». «Жена, скажите, он поймет». А ей и говорят: «Много вас здесь таких. Все говорят, что жена. Звать как?». Вот заразы!!! - Сергей саданул кулаком по столу.

- Ловко, – усмехнулся Слава – А дальше ты пришел домой и тебя до утра кусали, царапали, били посуду, ломали мебель и всё прочее в том же духе?

Кошка уставился взглядом в пол. Потом нехотя кивнул головой. Слава сложил руки на груди и улыбнулся.

- И теперь ты не знаешь, что делать дальше?

- Совершенно не представляю!

- Во-первых, забудь об этом до вечера, а то наверняка напортачишь чего-нибудь, во-вторых, после смены иди домой, как ни в чем не бывало, но сам инициативу в общении не проявляй. И если всё сделаешь правильно, то она сама подойдет мириться.

- Ты думаешь?

- Уверен! Только ты сегодня с работы домой не звонишь, на работе не задерживаешься, цветов и конфет для примирения не покупаешь. Возвращаешься, молчком садишься в кресло, включаешь телевизор и ждешь её действий.

- И она сама предложит помириться?

- Если всё сделаешь правильно, то не просто предложит, а извинится за свой безпричинный наезд, и больше никогда тебя по пустякам ревновать не будет.

Сергей помотал головой.

- Ладно, попробую. Другого варианта у меня всё равно нет.

Он аккуратно потрогал царапину на носу.

- Пойду к себе, мне надо еще до полётов одну линию прозвонить, вчера барахлила.

Он ушел. А я с интересом уставился на Славу:

- Ну, сегодня ты Сергея успокоил, девиц от расправы спас. А что завтра ему скажешь?

- А завтра утром, если он всё сделает как надо, он и про каверзу эту бабскую и про царапины свои думать забудет. Света об этом позаботится!!!

Я обалдел.

- Ну, это же элементарно! Приезжает баба в незнакомый город и попадает в такую ситуацию. Что делать? Знакомых – ни одного, расспросить о поведении мужика некого. А узнать нужно. Тогда организуется грандиозный скандал. С истерикой, расцарапыванием глаз и других частей тела. А дальше всё можно понять по его поведению. Если он действительно такой бабник, то за рабочий день найдет, к кому из зазноб под бочок на следующую ночь пристроиться от греха подальше. Допустим, не нашел, - тогда заявится мириться с цветами, конфетами и т.д. и т.п. А если пришел молчком, сел в угол и молчит, тогда идти ему кроме дома некуда, и вины за собой он не чует. Вот так за сутки она со 100%-ой вероятностью узнает, что мужик её не виноват. И попытается его вознаградить за несправедливый наезд.

- Ну, ты прям стратег!

- Это не я, это Сережкина жена стратег. Посто не Светлана, а Суворов в юбке: глазомер, быстрота, натиск. И заметь, он на неё не в обиде, а, следовательно, она и тактически свой скандал очень грамотно выстроила. То есть здесь мы имеем историю двух прапорщиков, развернутую на 180 градусов. Там сплошные фантазии, здесь исходная информация. Там безоговорочная вера, здесь сомнение во всём. Там действия, которые ничего не позволяют выяснить, здесь отлично просчитанная комбинация. Там над идиотами весь полк потешается. Здесь никто ничего не скажет, а тем более не осудит и не осмеёт. Я уверен, что если у него хоть какое-то движение налево было за всю их семейную жизнь, она бы его за эту ночь до самой задницы расколола.

Стоп, а вот это интересно! Мне тоже нужно будет кое-кого расколоть. В кратчайший срок и до задницы. Так что придется Славу завтра поподробнее обо всём порасспрашивать. Если его прогноз оправдается, что не факт.


34.

Кошка шагал широко и энергично. Лицо сержанта светилось от счастья. С балкона вышки нам это было хорошо видно.

- Убедился! - Слава хлопнул меня по плечу.

- Всё равно ничего не понимаю! Скандал в такой ситуации закатила бы любая женщина.

- Скандал, да не такой. Ты обратил внимание, что Сергей пришёл вчера измученный и поцарапанный, но про жену свою не одного плохого слова не сказал? И озлобился он на девчонок своих с работы, а не на неё. А почему? А потому, что она умело построила всю разборку вокруг своих страданий. Своих страданий, заметь, а не на его измены.

- Это как?

- Большинство баб в такой ситуации будут через слово орать: «кобель, сволочь». И через пять минут мужик уже за собой вины не чувствует, даже если что и было. Кому ж интересно, когда его любимого через слово так склоняют. А если он не виноват, то баба вообще может сразу по морде получить. После первых же оскорблений. И вот скандал только начался, а у обеих сторон уже есть основания для битвы не на живот, а на смерть. Мужик оскорблён, баба избита. А когда женщина с пониманием, она вместо «кобель» кричит «как ты мог со мной так поступить, я же тебя так любила?». Вот здесь, если она ему не безразлична, он будет сражаться не с ней, а за то, чтобы её удержать. Здесь каждое её слово лечит те раны, которые наносят в это время коготки. Но это только в том случае, если мужик её любит. Усек?

- А если не любит?

- А тогда ему все её слова до лампочки! Он замечает только царапины. И реагирует совсем по другому. Ссора началась с позавчерашнего вечера. К утру она убедилась, что её очень сильно любят, а вчера вечером поняла, что вообще зря на мужика наехала. И вознаградила за любовь и верность. Даже отсюда видно, что Серега до сих пор «в нирване». Хорошо, что он вчера связь починил, сегодня от него толку не будет. После двух бессонных ночей.

Я призадумался. Пожалуй, что-то из этой стратегии и тактики можно использовать не только против сильного пола, но и против сильного интеллекта. Вот только как?

Кошка подкатил к нам добродушным медведем.

- Здравия желаю, всей честной компании? Как сегодня погода?

- Да с погодой всё нормально. Как связь? Будет ли работать та линия, что ты вчера прозванивал.

- А куда ей деваться. Будет, как миленькая. Это чтобы установить провод, нужен профессионал. А как связь появилась, ей может пользоваться любой: дурак и умный, сильный и слабый, солдат и офицер, и даже дух бесплотный, если он подключен к линии.

Стоп, а это мысль! Это мне может пригодиться.

Пока Слава и Сергей продолжали дружескую пикировку, я решительно сунул руку в карман. Где же он? А вот! На ладоне лежал новенький двухгривенный. Я внимательно посмотрел на реверс монеты. Закрыл глаза, попытался представить себе, как она лежит на полу гербом вверх. И подбросил в воздух. Звяк. Катится, падает. Герб. Я открыл глаза и посмотрел вниз. Монета лежала как надо. Я поднял и подбросил её в воздух ещё раз. Результат был тем же. И ещё раз и ещё. Лицевой стороной монетка упала только после шестого броска.

- Загадал на что-то? - спросил Слава.

- На вечернюю смену, на грозу, - зачем-то соврал я.

- Ну и как? Летает сегодня Цылюриков?

- Нет, не судьба. Впрочем, вы пока не радуйтесь. Я ещё и научные методы испробую.

Продолжая шутить, я сжал монетку между тремя пальцами. Взглянул украдкой – ничего не изменилось. Тогда я представил себе, что пальцы превратились в механический пресс – однажды я видел его работу в заводском цеху. Резкий удар молотом большого пальца посредине монеты. Указательный и средний превратились в фигурную наковальню. Я быстро спрятал полученный результат в кулаке. В глазах на долю секунды сверкнула молния и тут же погасла. Сердце какое-то время билось о ребра, пытаясь выбраться наружу. Постепенно она утихомирилось. Я разжал ладонь и посмотрел на монетку. Она изогнулась полукруглой дугой. Вот это да! Впрочем, чему удивляться! Обаламус установил новые рычаги управления, позволяющие использовать скрытые возможности организма. Но пользоваться ими мог не только он. Оставалось понять, кому будет подчиняться моё тело, когда мы с ним со всей дури потянем за эти рычаги в разные стороны.

На этот вопрос ответа пока не было. Но зато теперь я мог гораздо лучше подготовиться к встрече своего бесплотного друга.


35.
До сегодняшнего дня мы со Славой о тактике беседовали редко. В основном я черпал свои познания из книг и переписки с недавно поступившим в военное училище Тимуром. Но сейчас у нас было много свободного времени. И после истории с расцарапанным Кошкой мне хотелось подробнее познакомиться с тем, что думает наш РСП о военной науке вообще и тактических приемах в частности.

- Одно из основных положений военной науки – по-книжному начал свою лекцию Слава, – гласит: нет сильных и слабых сторон у противника, есть особенности. А сильными и слабыми сторонами они становятся только в рамках стратегических решений и тактических приемов руководящего сражением полководца. Отсюда следует, что самое интересное в стратегии и тактике – то, как разыграть в конкретных условиях свои козыри и свести на нет преимущества противника.

Если он будет продолжать в том же духе, придется всерьёз бороться со сном, подумал я. Но, слава богу, заученная книжная фраза закончилась, и лектор перешел на нормальный язык.

- Часто для победы над противником успешно использовалась та его особенность, которая до сражения считались бесспорным преимуществом.

- Сильные стороны, как уязвимые места? Например?

- Классический случай: бой крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с превосходящими силами японцев у Чемульпо. Ты, наверное, не в курсе, что задачу прорываться успешнее выполнял именно «Кореец», но он потом был вынужден вернуться, чтобы прикрыть подбитый «Варяг», вызвав весь огонь на себя. А знаешь, почему канонерке удалось прикрыть израненный крейсер от огня всей японской эскадры, да ещё и не получить при этом ни единого повреждения?

- Слушай, канонерка же гораздо слабее крейсера, японцы бы её одним залпом в дуршлаг превратили. Ты ничего не путаешь?

- Японцы имели прекрасный флот современной английской постройки. И обучали их англичане. Но времени было в обрез, а потому обучали только самому современному способу прицеливания – по вертикальному силуэту. Английская разведка снабдила японцев силуэтами всех русских кораблей. А дальше - элементарно. Смотришь таблицу силуэтов. Ага. «Кореец» - высота от ватерлинии до кончика стеньги или гафеля … метров. Затем глядишь в дальномер, определяешь расстояние до цели по видимой высоте силуэта и выставляешь прицел орудия. Вот только кавторанг Беляев, капитан «Корейца», перед выходом из порта приказал обрубить стеньги и гафели. В результате все снаряды японцев ложились с перелетом. Грамотно скорректировать огонь канониры не могли. Визуальный-то глазомер у них отсутствовал – это воспитывается десятилетиями.

- И кем он потом стал, этот Беляев?

- Никем он не стал, в предреволюционной России такие были не нужны. Наш последний царь вообще обладал редкостным даром игнорировать таланты и выдвигать бездарности. Если уж он отстранил от командования армией человека, который, по мнению Черчилля, в первом же сражении выиграл для Антанты всю Мировую войну, то о чем еще можно говорить?

- Это ты о ком, кто войну выиграл? – я уже ничего не понимал.

- О генерале Ренненкампфе. Ты о сражении при Гумбинене слышал?

- Это где-то в Восточной Пруссии?

Я взглянул на часы, времени до начала следующей смены был ещё вагон и маленькая тележка. А сейчас у нас - «дипломатическая гроза». Для тех, кто не служил в учебной авиации, объясняю: все, кому нужно было слетать для поддержания формы, уже слетали. А дальше по договоренности с начальством я записал в фактической погоде грозу, которая грохотала километрах в пятидесяти от аэродрома и летать совершенно не мешала, и мы закрыли полеты. Зачем зазря народное горючее жечь. Но формально смена продолжалась, а потому я вынужден был безотлучно сидеть на рабочем месте. Вся группа обеспечения полётов, в том числе и РСП, должна была торчать в здании, в пределах досягаемости РП. И мы со Славой коротали время за беседой.

- Да, на юго-востоке. Наверняка не слышал. Оно и понятно. Союзникам не было резона прославлять Россию, которую они после войны собирались оставить с носом. Для наших историков Ренненкампф – главный душитель революции 1905 года. Для белых (в большинстве своём – националистов) немец, а, следовательно, - предатель. Так и получилось, что всем было выгодно замалчивать его тактические находки в этом сражении. А ведь он смог добиться блестящей победы в ситуации, которая согласно учебникам по тактике считалась совершенно безнадёжной. Кстати, эти его приёмы стали основой общевойскового боя в современной ядерной войне.

- Ну а ты откуда всё это узнал?

- В военных училищах иной раз попадаются хорошие преподаватели. Нам повезло с тактикой.

- И что интересного показал Ренненкампф в этом сражении? И насколько сильнее был противник?

- Формально стороны имели почти равные силы. 74 тысячи немцев против 64 тысяч русских. Но у противника сплошная регулярная пехота, а у нас почти половина – кавалерия, большей частью иррегулярная. В то время она считалась непригодной к бою с врагом, имеющим на вооружение достаточное количество пулемётов. А по этому показателю немцы были впереди планеты всей. Кроме того, у них было очень большое превосходство в качестве артиллерии. Нашим трехдюймовкам, бьющим прямой наводкой противостояли тяжёлые орудия в два-три раза большего калибра. И стреляли они с закрытых позиций, недоступных для огня русской артиллерии. По числу их было больше всего в полтора раза, но суммарный вес залпа у немцев был превосзодил наш в пятнадцать с лишним раз. Так вот, Ренненкампф умудрился сделать так, что все преимушества немцев сыграли в этом бою против них. А всё потому, что взаимодействие родов войск на поле боя было у них тогда ещё слабо отработано. Связь часто запаздывала, а командование немцев не всегда учитывало этот фактор.

- Стоп, а связь-то тут при чём?

- А при том, что проводная была ненадёжна – рвался провод от артогня, а радиостанций ещё не было. Приказы развозили курьеры. Вот это и оказалось ахиллесовой пятой германской армии. На практике это выглядело так: бьёт немецкая артиллерия по русским траншеям, с землёй их сравнивает, затем пехота идёт в атаку, и натыкается на вал огня. Потому что с землёй сровняли ложный передний край. А за ним ещё две линии траншей, только они хорошо замаскированы. В них то и сидит русская пехота. А орудия, выставленные на прямую наводку, сводят на нет превосходство немцев в пулемётах. Германская пехота отходит с большими потерями. Русские контратакуют, врываясь в первую немецкую траншею. Но дальше не идут. Противник вызывает огонь своей артиллерии. За то время, пока приказ доходит до канониров, русская пехота отходит на свои позиции. Немцы возвращаются в окопы. И попадают под массированный артеллирийский удар, который сами же и заказали. По тем, кому повезло уцелеть, бьют прямой наводкой русские трёхдюймовки. Обстрел заканчивается, и русская пехота снова атакует. Только противник теперь уже изрядно потрёпан, и он после недолгого сопротивления бежит с поля боя. И тут выясняется, что часть пехоты русских – спешенная кавалерия. Коноводы пригоняют лошадей. Казачки преследуют потерявшего строй противника, не давая закрепиться на запасных позициях. Такого панического бегства кадровых германских корпусов история не знала ни до, ни после Гумбинена. Притвиц (предшественник Генденбурга) не может остановить панику. Он и сам напуган. Предлагает Генштабу эвакуировать армию за Вислу.

- Красиво. Вот только почему потом-то был разгром?

- А это уже Самсонов. Пока немцы пытались разгрызть первую армию Ренненкампфа, вторая армия приотстала. А как узнал Самсонов о блестящей победе соседа, рванул вперёд быстрее курьерского поезда. И попал в ловушку.

- И что же Ренненкампф?

- А эйфория в это время была не только у Самсонова. Командующий фронтом Жилинский приказал Ренненкампфу продолжить движение на северо-запад и штурмовать Кёнигсберг. Это без тяжелой-то артиллерии! Лучшую крепость двадцатого века! Единственное, что мог сделать Ренненкампф в такой ситуации, это остановиться и попытаться наладить взаимодействие с Самсоновым, но тот пер вперёд, наплевав на фланги. Немцев за противника он уже не считал, а соседа воспринимал только как соперника в дележе государственных наград и царских милостей.

- А при чем здесь судьба всей войны?

- Так те корпуса, которые несколько дней спустя громили Самсонова под Танненбергом, должны были в это время замыкать кольцо вокруг Парижа. Их прямо с острия главного удара сняли, больше было неоткуда. А сняли потому, что нависла угроза потери Берлина и окружения Восточной Пруссии. Блицкриг провалился, а в войне на истощение у Германии не было ни единого шанса.

Тут было на чем подумать. Но спокойно поразмышлять мне не дали.

На первом этаже хлопнула дверь, и женский голос прокричал:

- Обед приехал!

- Пошли, делом займемся! – тут же откликнулся на призыв Слава. - А то нам с тобой ещё всю вторую смену пахать.

Он как всегда был прав, о сложных материях лучше беседовать на сытый желудок. Да и многовато военной науки за один раз. Лучше перерыв сделать.
36.
После обеда пришлось немного позаниматься обработкой карт и составлением прогноза на вторую половину дня. Но как только освободился, я начал теребить Славу. Уж больно здорово он рассказывал о стратегии и тактике. Лучше любого учебника.

- Послушай, Слава! Что же получается? Стратегия, где расчет строится на одном удачном сражении, вообще обречена на провал. Ведь нет ничего проще, чем свести всё к затяжной борьбе на большой территории, как это сделала Антанта в 1914-м?

- Не скажи! Хороший стратег может так спланировать операцию с генеральным сражением, что противник сам залезет в мешок, да ещё и верёвку на нём изнутри затянет. Так, например, разобрался с турками Кутузов перед самой войной 1812 года. Если помнишь, России в тот момент нужен был мир любой ценой. И Турция это прекрасно понимала. А потому перед турецким командующим стояла очень простая задача. Он не должен был проигрывать генерального сражения. Любой другой исход войны давал туркам всё! Но произошло самое худшее: в жестоком многодневном бою турецкая армия была уничтожена, остатки сдались в плен. И знаешь, что самое интересное – турецкий командующий был очень умным, опытным и осторожным генералом. Просто события развивались так, что на каждом этапе он выбирал наилучший тактический ход, а в результате получил сокрушительное поражение.

- Я читал про Рущук, и у меня не сложилось такого впечатления. Турок полез в наступление и был окружен. Что в этом умного?

О своём любимом Кутузове Слава мог говорить часами, но на битву при Рущуке мы ещё не выруливали, зато все действия противников в Бородинском сражении я знал уже наизусть, до движения каждого батальона включительно.

- Не скажи! Сначала Кутузов прибыл на ТВД и разбил в полевом сражении армию Ахмет-паши, а затем ушел в загул. В штабе не появлялся, поселился в десятках километров от него, в домике у своей зазнобы. Разведка турецкая об этом немедленно доложила куда следует. Без командующего дисциплина упала, начальники поменьше стали предпринимать различные действия на свой страх и риск. А когда окрепшие турки перешли в наступление, Кутузов велел эвакуировать Рущук, взорвав его укрепления.

- И какой был смысл отступать после выигранного сражения?

- А ты представь ход событий в динамике. И не в боевых действиях, а в телодвижениях политических фигур. Сначала в Стамбул летит донесение, что русские атаковали турецкую армию. Затем, что после длительного сражения стороны понесли большие потери и остались на своих позициях (обычно так докладывают о поражениях, когда не потяряна территория). Каким будет третье?

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница