Республики казахстан



страница4/11
Дата25.08.2015
Размер2,21 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

ПАТОГЕНЕЗ ВИРУСНЫХ БОЛЕЗНЕЙ ЖИВОТНЫХ

Пути проникновения вирусов в организм разнообразны. Вирусы ньюкаслской болезни, оспы, чумы свиней, инфекционного бронхита кур, парагриппа-3, респираторно-синцитиальной инфекции, инфекционного ринотрахеита крупного рогатого скота и другие проникают через носоглотку здоровых животных. Вирусы полиомиелита, энтеровирусы свиней, Коксаки, ящура, везикулярной экзантемы свиней, ньюкаслской, гриппа птиц, аденовирусы птиц, вирусной диареи крупного рогатого скота и другие попадают в организм через пищеварительный тракт. Прямой кожный контакт с источником вируса обуславливает заражение людей вирусом паравакцины («узелков доильщиц»), возбудителем венерической лимфогранулемы, оспы птиц, овец и коз, контагиозной эктимы и др. Большая группа арбовирусных болезней животных передается комарами, клещами и мокрицами.

После проникновения вируса в организм он может размножаться вначале на месте проникновения или в определенных органах и тканях и далее разноситься кровью по всему организму. Диссеминация вирусов совершается различными путями, но в основном кровью и лимфой. Нейротропные вирусы могут диссеминировать по нервам. Так, распространение вируса бешенства по нервным стволам Бабеш установил еще в конце прошлого века (1887) в опытах с перерезкой нерва.

В зависимости от тканевой системы размножения и накопления вируса в организме в вирусологии принято обозначать это свойство тропизмом, или аффинитетом, вируса. Очевидно, это свойство определяется поверхностными структурами самого возбудителя. Все вирусы распространяются в организме широко, однако размножение их происходит в тех клетках и тканях, в которых может реализоваться генетическая информация вируса (могут синтезироваться нуклеиновая кислота и белки вируса). Таким образом, аффинитет, или тропизм, вирус проявляется избирательным размножением его.

Первое понятие о тропизме вирусов ввел французский вирусолог Боррель в 1921 г., описавший группу эпителиозов, которая включала вирусы, обладающие сродством не только к эктодерме, но и к инвагинированной в эмбриональный период эктодерме, а именно к центральной нервной системе. Заболевания, относящиеся к этой подгруппе, были отнесены к нейротропным эктодерматозам (Левадити), куда входили бешенство, полиомиелит, герпес, нейровакцина и т.п. В дальнейшем появилась классификация вирусов по их тропизму (аффинитету), до сих пор не утратившая практического значения. Однако это сродство нестрогое. Например, вирус чумы собак может вызвать болезнь четырех клинических форм: нервную (хорея собак), легочную (пневмония), висцеральную (энтериты) и кожную; причем чаще эти формы встречаются не в чистом виде, а развиваются одновременно, поэтому классификация вирусов на основе тропизма невозможна.



Вирулентность как степень патогенности вируса зависит от особенностей штамма и метода его поддержания, проявления ее - от метода введения вируса в организм. Общепризнано различие в вирулентности штаммов одного и того же вируса. У вируса ньюкаслской болезни принято штаммы делить на велогенные (высоковирулентные), мезогенные (штаммы средней патогенности) и лентогенные, апатогенные даже для цыплят суточного возраста и нашедшие широкое применение в качестве живых вакцин (Бор/74, ВГНКИ, La Sota).

Патогенез вирусных инфекций начинается на клеточном уровне и завершается общим поражением организма. Существует принципиальное различие между внутриклеточным паразитизмом вирусов и других патогенных организмов. При изучении цитопатологии вирусных инфекций применяют гистохимические методы и окраску вирусных включений (ДНК-содержащих при окраске по Фельгену, РНК- содержащих по Браше).



Цитопатический эффект (цитопатогенное действие) вирус. Это - специфическая морфологическая деструкция (разрушение) и функциональная патология зараженных вирусами клеток, культивируемых вне организма. Вирус, вызывающий цитопатический эффект, называют цитопатогенным. Различают три типа цитопатического эффекта вирусов: цитолитический,

трансформирующий, индуктивный. Цитолитический эффект характеризуется общей деструкцией или растворением (лизисом) клетки, которому, предшествуют морфологические изменения (перестройка базофильных структур ядер клеток, сгущение цитоплазмы, округление и сморщивание тела клеток, потеря их связи с окружающими клетками и пикноз ядер). Цитолитический эффект наблюдается при заражении первичных клеточных культур почек телят и поросят вирусами ящура или болезни Ауески. При трансформирующем эффекте зараженная вирусом клетка не гибнет, а приобретает способность к неограниченному размножению. Трансформацию клеток вызываю вирусы полиомы мышей, третий серотип аденовируса крупного рогатого скота. Индуктивный цитопатический эффект характеризуется способностью инфицированных клеток продуцировать интерферон.

Цитопатический эффект зараженной культуры определяют визуально, гистохимическими методами, различными методами окраски. Феномен этого эффекта используют для диагностики, идентификации и титрования вирусов в культуре клеток.

Ранним проявлением цитопатического действия является угнетение митозов в культуре клеток. РНК-содержащие вирусы блокируют транскрипцию ДНК-клетки посредством вирусиндуцированных ранних белков, что приостанавливает синтез и-РНК на ДНК матрице и

предотвращает ее репликацию. Под влиянием ДНК-содержащих вирусов амитоз наступает вследствие конкуренции между вирусными и клеточными ДНК-полимеразами. Вирусные полимеразы захватывают поступающие в клетку предшественники нуклеиновых кислот. Цитопатогенное действие зависит от вида вируса и чувствительности к нему культуры клеток. Существуют два основных механизма симпластообразования: разрушение клеточных стенок и слияние

близлежащих клеток (при воздействии вируса ПГ-3 на культуру клеток ПЭК) и деление ядра посредством амитоза, не сопровождающееся плазмотомией. Полагают, что в первом механизме симпластообразования участвуют ферменты внешних оболочек вирусов (нейраминидаза-фермент, разрушающий нейраминовую кислоту, являющуюся углеводным компонентом оболочки клеток). Феномен симпластообразования по этому типу близок к гемолизу или лизису бактериальных клеток тенями фагов. С помощью цейтраферной микрокиносъемки этот тип симпластообразования хорошо виден в перевиваемых клетках, зараженных вирусами Сендай или венесуэльского энцефаломиелита лошадей.

Второй способ симпластообразования - амитоз без деления цитоплазмы является более распространенным. Он, например, постоянно наблюдается в культурах клеток из опухолей сирийских хомяков, зараженных вирусом SV40.

Цитопатический эффект может наступить при заражении как полными, так и неполными формами миксовирусов, поскольку ЦПД преимущественно связано с повреждением клеточных оболочек энзимами вирусов. Особенно это ярко проявляется при заражении культуры клеток почки эмбриона коров вирусом парагриппа-3 крупного рогатого скота. Вследствие разрушения клеточных стенок сливаются в громадные симпласты. В настоящее время известно более 20 вирусов, вызывающих образование симпластов. Все они имеют в составе значительное количество липидов; многие из них имеют внешнюю оболочку и освобождаются из пораженной клетки «не взрывом», а постепенно, по мере созревания. Штаммы одного и того же вируса различаются между собой по симпластообразующей активности. Цитопатическое действие вирусов постоянно учитывается при диагностике вирусных болезней, так как его можно нейтрализовать специфической сывороткой, тем самым идентифицировать вирус, индуцирующий ЦПД.

При ряде вирусных инфекций в клетках появляются характерные для данного заболевания клеточные включения. Обнаружение их имеет диагностическое значение (оспа, бешенство, аденовирусы и др.). По месту локализации включения могут быть цитоплазматическими (оспа) или ядерными (адено-, герпесвирусы), по природе - представлять скопления вирионов (оспа) или продукт реакции клетки на вирусную инфекцию, по тинкториальным свойствам -базофильные или эозинофильные, по морфологии-тельца А и В. Не только вирулентные, но и некоторые аттенуированные вакцинные штаммы вирусов способны индуцировать мутации в клетках человека и животных. Опубликован ряд работ о мутагенности живых противовирусных вакцин против кори (штаммы Л-16, ЭШ 4, Л-3-30), полиомиелита, оспы, бешенства (антирабическая вакцина Ферми), клещевого энцефалита и паратита (штамм Л-3). Обычно мутагенность вакцин оценивается путем изучения цитогенетических нарушений в культурах клеток человека или животных. Интересно, что введение иммунных сывороток полностью подавляет мутагенное действие вируса, многие инактивированные вакцины мутагенным действием не обладают.

Выделения вируса из организма. Происходит оно различными путями. При заболеваниях, вызываемых пантропными вирусами (европейская и африканская чума свиней, болезнь Ауески, чума крупно рогатого скота, инфекционная анемия лошадей и др.), вирус выделяется с фекалиями, мочой, носовыми и глазным экссудатом, молоком, слюной. При гриппе животных (синей, лошадей, крупного рогатого скота), парагриппе, инфекционном ринотрахеите крупно рогатого скота он выделяется через носоглотку, в смывах из которой его удается выделить в чувствительной системе. Однако была доказана возможность выделения вируса гриппа (особенно гриппа птиц) с фекалиями. При аденоинфекции вирус выделяется с носоглоточным секретом, мочой и фекалиями; при энтеровирусных заболеваниях (болезни Тешена, трансмиссивном гастроэнтерите свиней, вирусной диарее, ротавирусной инфекции телят, энцефаломиелите др.) - главным образом с фекалиями; при болезнях, характеризующихся кожными поражениями (ящур, оспа птиц, овец, коз, коров, паравакцина, контагиозная эктима и др.), обычно из этих поражений; при бешенстве - со слюной.

За последние годы накопилось много фактов, свидетельствующих о выделении вирусов из спермы быков при ящуре, блютанге, лейкозе, инфекционном ринотрахеите и т.д. Как правило, контаминация спермы вирусами сопровождается снижением ее качества (низкая оплодотворяющая способность, большое количество малоподвижных и погибших сперматозоидов).



Факторы, влияющие на чувствительность животных к вирусам. Таких факторов известно пять: гормоны, возраст,

беременность животных, ионизирующие излучения, температура.

Из гормонов наибольшее значение имеет кортизон. С помощью его удалось спасти людей, страдавших сравнительно тяжелыми формами эпидемического гепатита. Однако у детей, больных ветряной оспой, небольшое количество кортизона может привести к летальному исходу. Взрослые мыши после предварительного введения кортизона становятся чувствительными к вирусам Коксаки и болезни Ауески. Под влиянием

кортикостероидов удается обострить латентную инфекцию - инфекционный ринотрахеит крупного рогатого скота - с выделением персистирующего вируса и подъемом титра специфических антител. Тестостерон оказывает защитное действие при инфицировании мышей вторым типом вируса полиомиелита. Фактор беременности также влияет на чувствительность организма к вирусной инфекции. Так, аденокарциномы, индуцированные вирусом Биттнера («фактором молока»), почти всегда развиваются у мышей во время беременности. Беременные мыши более восприимчивы к вирусу полиомиелита. Роль возраста в патогенезе вирусных болезней в значительной мере связана с влиянием гормонов на организм. Известны вирусные инфекции, экспериментальное воспроизведение которых удается только на молодых (чаще новорожденных) животных. К ним относятся ящур (мыши и крольчата-сосуны), вирус мышиных гепатитов, болезнь Ауески, трансмиссивный гастроэнтерит свиней и пр. В противоположность этому известны факторы большей резистентности молодого организма к вирусной инфекции по сравнению с взрослыми. Детей, например вакцинировали против оспы в младенческом возрасте. Цыплята без осложнений переносят вакцинацию против оспы

патогенным вирусом куриной оспы, нежели взрослые куры-несушки. Возрастную невосприимчивость лабораторных животных к ряду нейротропных вирусов удается преодолеть с помощью

иммунодепрессанта циклофосфамида, который вызывает ременное изменение функций Т- и В-лимфоцитов.

В настоящее время хорошо известно, что подавляющее

большинство врожденных пороков развития детей обусловлено

вирусами, вызывающими различные болезни. Новорожденные телята с гипоплазией мозжечка появлялись в тех случаях, когда стельные коровы инфицировались вирусом диареи в первые три месяца беременности. Установлена транплацентарная передача вирусов гриппа А, везикулярного стоматита, шотландского энцефалита у беременных и кормящих мышей при различных путях их введения.

Биогенные амины (гистамин, серотонин, катехоламины, ацетилхолин и др.) - это тонкие регуляторы гомеостаза организма животного: они обеспечивают постоянное равновесие и жизненно важных функций и разного вида обмена веществ. Участвуют в возникновении неспецифического симптомокомплекса (боль, воспаление, расстройства сердечно-сосудистых функций, терморегуляции, кровяного давления, углеводного, жирового и белкового обменов) при различных видах патологии, в том числе и инфекционной вирусной природы. Нарушение баланса биогенных аминов в организме может сказаться на формировании специфического и неспецифического иммунитета.

Под влиянием ионизирующего излучения изменяется чувствительность организма к патогенному действию некоторых вирусов. Так, например, рентгенооблучение ухудшает течение многих вирусных инфекций. Под влиянием его повышается проницаемость сосудов и тканей, угнетается защитная роль барьерных систем, снижается бактерицидная активность тканей и крови. В клетках облученного организма резко нарушается течение основных метаболических процессов, причем более всего страдают нуклеиновые кислоты, особенно матричная активность ДНК, подавляются процессы клеточного деления, происходит разрыв хромосом.

В ветеринарной практике бессимптомные формы вирусной инфекции вызывают живые вакцинные штаммы против чумы крупно рогатого скот, чумы плотоядных, чумы свиней, ньюкаслской болезни, парагриппа-3 и др. Однако такая форма инфекции может наблюдаться и в естественных условиях у не вакцинированных животных. В настоящее время, на промышленных комплексах по выращиванию и откорму крупного рогатого скота, пневмоэнтериты вирусной природы, индуцируются такими вирусами, как парагрипп-3, инфекционный ринотрахеит крупного рогатого скота, вирусная диарея, респираторносинцитиальная аденоинфекция и др. Все эти возбудители у взрослых животных, в подавляющем большинстве случаев, вызывают латентную инфекцию, и судить о ее распространении среди взрослых животных, можно по данным исследования проб парных сывороток. Часто бессимптомная инфекция связана с персистенцией. Высказана гипотеза о том, что персистенция вируса обусловлена блоком созревания вируса, в результате чего в клетках накапливаются нуклеокапсиды. Сборка вируса в таких клетках не происходит, хотя в них синтезируются все вирусоспецифические компоненты, как и при абортивных инфекциях. Скопление нуклеокапсидов в цитоплазме может быть следствием блокирования сборки вируса. В соответствии с этой гипотезой принципиальным отличием хронически инфицированных клеток от клеток с острой инфекцией является отсутствие сборки вирионов. При протекании аутоиммунных болезней иммунная система распознает как чужие некоторые собственные клеточные и тканевые антигены, в результате чего иммунной атаке подвергаются неизменные клетки и ткани организма хозяина. Так, при ревматоидном артрите, например, иммунная реакция направлена против тканей и костей вокруг суставов. Однако иммунопатология может проявляться и при ряде латентных, острых, хронических и медленных инфекций, а также при отдаленных поствакцинальных осложнениях. Появилась категория

иммунопатологии болезней иммунного комплекса. К данной категории относят лейкозы и лимфоцитарный хориоменингит у мышей, алеутскую болезнь норок, инфекционную анемию лошадей, вирусный гепатит В и др. В 1933 г. американский врач Дж. Доусон описал тяжелую прогрессирующую дегенеративную болезнь детей и подростков. Позже коллектив американских вирусологов, руководимый Луизой Хорта- Борбозой, доказал этиологическую роль вируса кори в этой патологии, применив метод смешанных культур клеток. Большое значение этого открытия состоит в том, что вирус кори может быть возбудителем склерозирующего панэнцефалит типичной медленной инфекции.

Открытие этих свойств у вируса висны впервые поколебало ложное представление о существовании якобы особой группы «медленных» вирусов, которые только одни вызывают медленные инфекции. Оказалось, что в природе не существует «медленных» и «быстрых» вирусов, а есть способность у некоторых вирусов вызывать еще и медленное течение инфекционного процесса. Сохранение вируса кори в организме после перенесенной болезни (латентная коревая инфекция) хорошо объясняет длительный, практически пожизненный противокоревый иммунитет.

В 1904 г. Карре и Валле установили вирусную природу этой болезни. Болезнь отличается большим разнообразием проявления и позволяет проследить, как один и тот же вирус в зависимости от ряда условий вызывает в организме хозяина различные формы инфекционного процесса. Сверхострое течение характеризуется быстрым подъемом температуры, развитием геморрагического гастроэнтерита, сердечной слабости и нарастающими признаками удушья. Больное животное с трудом передвигается, у него появляются параличи задних конечностей, и в течение нескольких часов наступает смерть. При остром заболевании также быстро поднимается температура до 431- 42°С. Животное угнетено, неподвижно, конъюнктива отечна, с кровоизлияниями. Сердцебиение учащено. Появляются отеки живота. Лошадь быстро худеет, при движении сразу появляется сильная одышка, походка шаткая. Через 2 недели гибнет. Наибольшую опасность для окружающих представляют лошади с латентно протекающей инфекционной анемией, когда скрытое течение инфекционного процесса распознают лишь по редко наступающим подъемам температуры тела. Персистенцию вируса в организме таких внешне здоровых лошадей наблюдали на протяжении 3-5 лет.

Если гепатит А- классическая кишечная инфекция- вызывается РНК-содержащим вирусом и передается через грязные руки, пищу и воду, то с гепатитом В, дело обстоит иначе. С ним связаны, разнообразные формы поражения печени - от легких до тяжелейших, от бессимптомных до активного хронического гепатита, неизлечимого цирроза и первичного рака печени. Исследователи столкнулись с такими формами гепатита В, когда вирус мирно пребывает в организме и размножается, не повреждая клеток печени, т.е. не обладает так называемыми цитопатическими свойствами. В случае хронического носительства вируса В, которое может длиться годами, десятилетиями и даже пожизненно, отсутствуют не только внешние, клинические признаки болезни, но повреждение клеток печени не выявляется и специальными лабораторными исследованиями - морфологическим, биохимическим и другими чувствительными методами анализа. В то же время огромное количество одного из вирусных белков (поверхностного антигена) в сыворотке крови доказывает присутствие активного вируса.

Множество примеров свидетельствуют о роли ассоциации бактериальных и вирусных агентов. Транспортная лихорадка крупного рогатого скота клинически протекает тяжело в случае, если одновременно с вирусом Parainfluenza-3 участвует слабопатогенная



  1. pasterella multocida . Проблема смешанных вирусных и

вирусбактериальных инфекций приобрела особую актуальность в условиях ведения промышленного животноводства. В крупных хозяйствах откормочного типа часто регистрируется респираторнокишечная патология телят, так называемый пневмоэнтерит. Это название болезни собирательного характера и сегодня благодаря успехам микробиологии и вирусологии не может употребляться в диагностической практике и ветеринарной службе. В возникновении пневмоэнтеритов телят возможно участие, по крайней мере, 7-8

вирусных и 4-5 бактериальных агентов.

Для планирования противоэпизоотических мер в хозяйствах

промышленного типа необходимо проводить территориальное

прогнозирование, опираясь на информацию о наличии специфических противовирусных антител, путях передачи инфекции (респираторный, алиментарный). Такое прогнозирование необходимо для представления

о развитии инфекционного процесса и разработки рациональных мер специфической профилактики (инфекционного ринотрахеита, ПГ-3, респираторно-синцитиальной, аденовирусной и других вирусных инфекций, бактериальные агенты - микоплазмы, диплококки, пастереллы, возбудители колипаратифозной группы). Они могут участвовать как порознь (ПГ-3, ИРТ), так и (что гораздо чаще) в ассоциации.



Контрольные вопросы: 1 Пути проникновения вирусов в организм. 2 Тропизм вирусов и его значение в диагностике вирусов. 3 Механизм повреждающего действия вирусов на клетку. 4 Течение вирусных инфекций. 5 Роль патогенеза вирусных болезней животных.

КУЛЬТИВИРОВАНИЕ ВИРУСОВ



Культивирование вирусов в организме естественновосприимчивых животных. Большинство вирусов разных таксономических групп могут быть отличимый друг от друга на основе патогенности для лабораторных животных разных видов или возраста. Наиболее широко в вирусологических лабораториях применяют мышей, белых крыс, кроликов, морских свинок, хомячков, цыплят.

У молодых мышей экспериментально воспроизводят грипп, альфа- и флавивирусные инфекции, ящур (на новорожденных мышатах) и др. Они восприимчивы ко многим вирусам, их легко разводить и с ними удобно работать. Лучше использовать мышей инбредных линий, так как они почти одинаково реагируют на тот или иной вирус. У крыс также создают инбредные линии, но эти животные более устойчивы к определенным вирусным инфекциям, чем мыши. Онкогенность некоторых вирусов широко изучают на золотистых хомячках. Для вирусологических опытов обычно используют гладкошерстных морских свинок массой 250-300 г. Ту или иную инфекцию иногда изучают на животных нескольких видов, обладающих разной чувствительностью к данному вирусу, что позволяет дифференцировать вирусы, вызывающие клинически сходные симптомы болезни (например, ящур, везикулярный стоматит, везикулярная экзантема и везикулярная болезнь свиней).

По генетическим качествам лабораторных животных делят на четыре группы: 1) животные смешанного происхождения, полученные от разных животноводов, такие животные гетерогенны; 2) животные, полученные непосредственно из одного источника, однако генетически такие животные вариабельны; 3) инбредные линии животных. Их получают в результате спаривания брата с сестрой или родителей с детьми по крайней мере не менее 20 поколений. При таком методе разведения достигается все возрастающая степень гомозиготности. Из большого числа инбредных линий в качестве примера можно указать две линии мышей: инбредная линия СЗН, полученная Стронгом (1920 г.) путем скрещивания самок мышей Bagg-Albino с самцами ДВА. Мыши этой линии высокочувствительны к вирусу рака молочных желез (вирусу Биттнера), содержание эритроцитов и лейкоцитов у них низкое. Инбредная линия CFW (Swiss- по Вебстеру), полученная в институте Рокфеллера, с 1936 г. разводится на ферме «Carworth». Животные этой линии восприимчивы ко многим вирусам: бешенства, полиомиелита, энцефалита Сан-Луи, энцефаломиелита лошадей, гриппа, японского энцефалита и др.; 4) однородные гибриды F1. Высокая степень гетерозиготности, характерная для каждого гибрида, связана здесь с генетическим однообразием, которое соответствует степени гомозиготности родительских линий.

Отрицательная сторона выделения вируса на лабораторных животных - возможность диагностических ошибок вследствие активации скрытого вирусоносительства. В этом случае развитие симптомов болезни после введения материала не следствие действия введенного вируса, а результат самой процедуры, нарушающей предшествующее равновесие в организме. В это время проявляется вирус или другой инфекционный агент, длительно персистирующий в организме.

Наличие скрытой вирусной инфекции может также выражаться уменьшением или исчезновением чувствительности животных к исследуемому вирусу вследствие явления интерференции. Возможен и противоположный эффект, а именно - явление синергизма в действии вирусов, что дает иногда результаты, трудные для правильной интерпретации. Описанных выше сложностей можно частично избежать, используя животных, выращенных в собственном виварии или подвергнутых длительному наблюдению и при случае определения степени их чувствительности на заражение заведомо известным лабораторным вирусным материалом. Особенно важно использование больших групп животных для заражения, что позволяет исключить случайные результаты и правильно интерпретировать полученные данные.

В последнее время для обнаружения вируса в определенном окружении используют «сторожевых» животных, т.е. животных, выставляемых в качестве поста в целях выявления инфекционного агента. Суть метода заключается в том, что восприимчивых животных на определенное время помещают в их естественное окружение, чем обрекают на естественное заражение.

Для некоторых вирусологических работ, например при выделении вируса с невыясненными болезнетворными свойствами, необходимо использовать гнотобиотов. Термин «гнотобиоты» объединяет две категории животных: безмикробных (стерильных), не содержащих никаких жизнеспособных микробов, и гнотофор - носителей одного (моногнотофоры), двух (дигнотофоры), или более (полигнотофоры) микроорганизмов. Безмикробных животных все шире применяют в вирусологических исследованиях, так как обычные животные часто являются латентными вирусоносителями, что сказывается на результатах экспериментов. Доказана большая чувствительность гнотобиотов к вирусной инфекции. Например, после инфицирования вирусом энцефаломиелита наблюдали 100%-ное заболевание безмикробных поросят и лишь частичное обычных. Безмикробные мыши оказались более чувствительными к вирусу ньюкаслской болезни, осповакцины; стерильные поросята - к аденовирусам, вызывающим энцефалит свиней; безмикробные кошки - к возбудителю инфекционного перитонита кошек и такие же собаки - к вирусу инфекционного гепатита собак.

Культивирование вирусов на куриных эмбрионах. Куриные эмбрионы как живая система вошли в вирусологическую практику в 30х годах ХХ в. Их использование расширило спектр культивируемых в лабораторных условиях вирусов, позволило более успешно решать стоящие перед вирусологией задачи в связи с тем, что куриные эмбрионы имеют ряд преимуществ перед лабораторными животными.

Так, скорлупа и подскорлупная оболочка надежно защищают эмбрион от бактериального заражения со стороны внешней среды. Важным преимуществом эмбрионов является также их высокая чувствительность к широкому спектру вирусов, что объясняется недостаточным развитием защитных механизмов. Куриные эмбрионы - легкодоступный объект в связи с развитием широкой сети птицефабрик и инкубаториев. Кроме того, куриные эмбрионы экономичны, не требуют ухода и кормления, не образуют антител в ответ на заражение.

Однако нельзя полностью гарантировать стерильность этой живой системы, так как эмбрионы могут нести в своем содержимом вирусы и другие патогенные агенты (вирусы инфекционного бронхита кур, ньюкаслской болезни, гриппа, лейкоза, хламидии и микоплазмы). Их присутствие может искажать результаты исследования.

Используют куриные эмбрионы в вирусологии в основном для тех же целей, что и лабораторных животных, а именно: обнаружения в патологическом материале активного вируса и биопробой; первичного выделения вируса. Эффективно выделяют и культивируют на куриных эмбрионах вирусы, вызывающие заболевания у птиц, а также некоторые вирусы млекопитающих; поддержания вирусов в лаборатории; титрования вирусов; накопления вируса для лабораторных исследований и получения вакцин; как тест-объект в реакции нейтрализации.

При отборе куриных эмбрионов для заражения вируссодержащим материалом к ним предъявляют следующие требования:


  • возраст эмбриона должен соответствовать избранному методу заражения;

  • скорлупа яиц должна быть чистой (мыть нельзя), непигментированной;

  • хозяйство, из которого получены эмбрионы, должно быть благополучным по инфекционным болезням;

  • эмбрионы не должны охлаждаться при доставке их из инкубатория.

В лаборатории эмбрионы инкубируют в термостате при температуре 37°С и влажности 60-70 %, размещая их в специальных штативах камерой вверх.

Подготовка эмбрионов к заражению включает овоскопирование и дезинфекцию скорлупы. Овоскопирование - это просмотр яиц против достаточно яркого источника света, лучше в затемненном помещении, в результате чего на неосвещенной стороне скорлупы образуются тени от внутренних структур. Для этого используют овоскоп. Определяют, жив зародыш или погиб. Живой зародыш, как правило, активно двигается, сосуды на ХАО достаточно кровенаполнены. На скорлупе карандашом отмечают границу воздушной камеры, место расположения зародыша и участок бессосудистой зоны размером 0,5x0,5 см. Эти отметки являются ориентиром при выборе места введения вируссодержащего материала.

Заражение проводят в асептических условиях, лучше в боксе. Для этого в предбокснике скорлупу эмбрионов обрабатывают йодированным спиртом, затем повторно протирают в боксе. Можно для этих целей использовать и фламбирование - обработку пламенем смоченного спиртом тампона. В работе также используют стерильные инструменты. Их ставят в баночку со спиртом и обжигают пламенем горелки перед каждым повторным использованием. Эмбрионы фиксируют на подставке, которую устанавливают в кювете на смоченной дезинфицирующим раствором марлевой салфетке. Выбор метода определяется тропизмом вируса и целью заражения. Разработано шесть методов заражения эмбрионов. Заражение в аллантоисную полость и на ХАО используют более чаще. Реже заражают в амниотическую полость и в желточный мешок, и совсем редко - в тело зародыша и в кровеносные сосуды ХАО. Объем инфекционного материала для заражения при любом методе составляет 0,1-0,2 мл.

Заражение в аллантоисную полость. При заражении этим методом хорошо размножаются вирусы гриппа, НБ, ринопневмонии лошадей и др. Существует несколько вариантов этого метода. Первый вариант:

яйцо фиксируют вертикально тупым концом вверх. В скорлупе на

стороне зародыша на 5-6 мм выше границы воздушной камеры делают отверстие



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница