Линси Сэндс Бессмертное желание



страница1/20
Дата26.08.2015
Размер3,29 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Линси Сэндс: «Бессмертное желание»

Линси Сэндс
Бессмертное желание




Серия: Аржено – 6




OCR: Аваричка; Spellcheck:ilina
«Бессмертное желание»:

АСТ, Астрель, Полиграфиздат; Москва, Санкт-Петербург; 2011; ISBN 978-5-17-068998-9, 978-5-271-33180-0, 978-5-4215-1820-4

Перевод: И. Соколов


Аннотация



У «народа Тьмы» свои законы. И самым страшным преступлением считается насильственное превращение человека в вампира. Но разве от этого легче несчастной Ли, обращенной в вечную жизнь? Теперь она – одна из вампиров. Для нее изменилось все. Она не понимает, как жить дальше. И единственный, на кого можно опереться, – красавец Люциан Аржено, беспощадный охотник на собратьев, объявленных вне закона. Поначалу Ли для него лишь зацепка, которая должна привести к цели. Но постепенно эта очаровательная девушка пробуждает в сердце Люциана пламя истинной любви.

Глава 1

До дома оставалось пройти всего полтора квартала, когда за гулким стуком своих каблуков Ли расслышала еще чьи-то шаги. Поначалу она не придала этому особого значения – ну что здесь, в штате Канзас, может случиться, тем более в пять часов утра? Взять хотя бы Дороти с ее псом Тотошкой – с помощью урагана им пришлось перенестись за тридевять земель, прежде чем они оказались на пути к приключениям.

Хотя, с другой стороны, она жила не в каком-нибудь тихом сонном городишке, а в Канзас-Сити, столице штата, и у них как-никак наличествовал определенный уровень преступности. К тому же она, слабая женщина, идет совершенно одна по темной пустынной улице с небольшими домами старой постройки, а всего в паре кварталов отсюда находится район, где ошивается всякий сброд – бездомные, бродяги, наркоманы.

Ли услышала, как шаги позади нее ускорились, стали приближаться, и по ее спине прокатился холодок. За последние пять лет она проходила этим маршрутом сотни раз, совершенно не ощущая какой-либо тревоги, и теперь была недовольна собой из-за этого глупого страха. Призвав себя к спокойствию, Ли попыталась припомнить то, чему ее учили на курсах самообороны, однако память, как назло, отказывалась предоставить столь нужные сейчас сведения.

Неужели так всегда и происходит?

Чужие шаги продолжали приближаться, и Ли почувствовала, как напряглись все мышцы ее тела. Если она немедленно что-нибудь не предпримет, потом может быть поздно.

Эта мысль подтолкнула ее к действию. Свернув в сторону с намерением пересечь улицу, она бросила небрежный взгляд назад – вроде как для того, чтобы убедиться в отсутствии мчащегося автомобиля.

Как оказалось, за ней следовал какой-то мужчина – высокий, худощавый, одетый во все темное. Рассмотреть его лицо не представлялось возможным, оно находилось в тени накинутого на голову капюшона. В общем, этот беглый взгляд ей мало чем помог – напротив, беспокойство только возросло, нервы натянулись еще больше, страх усилился.

Стараясь не показать, что ее тревожит присутствие незнакомца, Ли двинулась через дорогу, лихорадочно соображая, как лучше всего поступить дальше. Окинув взором улицу со спящими домами, она поняла, что рассчитывать следует только на себя – поблизости не было видно ни движущихся машин, ни пешеходов. Так что помощи ждать неоткуда.

И почему она не поехала домой на такси?

Впрочем, раньше у нее никогда не возникало каких-либо проблем. Да и вообще, что теперь толку сожалеть, это все равно ничего не изменит.

Ли услышала, как незнакомец пересек улицу вслед за ней, и сердце ее сжалось. Она стала пристально всматриваться в окна домов, мимо которых проходила, надеясь разглядеть за ними хоть какие-нибудь признаки жизни, пытаясь определить, в какую дверь стоит постучать, чтобы призвать на помощь. Однако это была тихая улица с небольшими жилыми домами, погруженными в темноту, их обитатели спали крепким сном. Наверное, она вообще единственная жительница этого района, которая работает допоздна и потому до сих пор бодрствует.

Ее заведение под названием «У Коко», совмещающее в себе бар и ресторан, закрывалось в три часа ночи. Вернее, в это время закрывался бар, ресторан же завершал работу значительно раньше. Вот именно за баром Ли и присматривала в ночную смену. И как только последний клиент отправлялся восвояси, а бригада уборщиков принималась за дело, она удалялась к себе в кабинет, чтобы заняться бумагами – составить графики, учесть рабочее время, подсчитать дневную выручку. Обычно она успевала управиться к тому моменту, когда уборщики заканчивали наводить порядок, и только изредка ей приходилось их дожидаться. Ну а потом она закрывала все двери, включала сигнализацию и шла домой – как правило, между пятью и полшестого, то есть в тот предрассветный час, когда подавляющее большинство злодеев мирно посапывают в своих постелях.

«Так же, как и те, кто живет на этой улице», – с тоской подумала Ли, чувствуя, как ее сердце спускается все ниже, к пяткам.

В этот момент она увидела, как впереди, над крыльцом одного из домов, зажегся фонарь, а пару секунд спустя открылась входная дверь и на пороге появилась немолодая женщина в домашнем халате. Приближающуюся Ли она не заметила, поскольку все ее внимание было сосредоточено на немецкой овчарке, выскочившей на лужайку.

– Негодник, разбудил меня перед самым рассветом! – разрезал ночную тишину недовольный голос женщины. – Об этом надо было думать раньше, когда я выводила тебя гулять!

Ли воспрянула духом. Она попросит у женщины убежища и позвонит от нее в полицию или хотя бы просто вызовет такси. Присутствие пса наверняка удержит преследователя от проявления агрессии.

Ли зашагала быстрее и уже собиралась крикнуть, но не успела. Она совершенно не слышала, чтобы следующий по пятам мужчина тоже ускорил шаг, однако каким-то образом он вдруг оказался прямо перед ней, вынудив ее остановиться.

– Привет, Ли.

Услышав собственное имя, она на секунду впала в замешательство. Ее преследователь тем временем откинул капюшон, открывая свое лицо.

– Донни? – изумилась Ли, испытав немалое облегчение.

Это действительно был Донни Авриз, который проработал у нее целый год, – старательный парень, всегда добросовестно исполнявший свои обязанности. Кроме того, как сообщила по секрету Милли, лучшая подруга и дневной администратор ресторана, он был по уши в нее влюблен и даже пытался полностью перевестись в ночную смену, чтобы проводить рядом побольше времени. Однако Ли сочла все это вздором – им лучше всего оставаться просто друзьями. Как бы то ни было, когда неделю назад Донни внезапно исчез, она была в немалой степени огорчена.

До этого он ни разу не опаздывал, а порой приходил на работу даже заблаговременно, однако в прошлый понедельник почему-то не вышел в вечернюю смену. Ли попыталась до него дозвониться, но трубку никто не взял. Не явился Донни и в следующую смену. Она снова позвонила, и снова безрезультатно, после чего, всерьез обеспокоившись, связалась с хозяйкой дома и попросила ту заглянуть к нему в квартиру.

Вскоре домовладелица сообщила, что в комнатах у Донни все более или менее в порядке, вот только его кот оказался жутко голодным, а мусорное ведро – переполненным. Очевидно, он уже давно не был дома. И поскольку каких-либо признаков того, что Донни отправился в заранее запланированную поездку, не обнаружилось, она опросила обитателей соседних квартир. Как выяснилось, никто из них не видел его с вечера субботы, когда он ушел из дома с несколькими приятелями.

Обратились в полицию, и за прошедшую неделю ее сотрудники уже дважды посетили ресторан, чтобы задать кое-какие вопросы и высказать версию, что Донни, совершенно очевидно, каким-то образом исчез.

– Где ты был? – строго спросила Ли, чувствуя, как на смену ее тревоге приходит негодование. Она все это время беспокоилась о нем, места себе не находила, а он – нате вам! – стоит тут теперь перед ней в полном здравии и благополучии.

Донни чуть помедлил, а затем произнес всего два слова:

– Сейчас узнаешь.

От подобного ответа Ли несколько опешила. И это после всех ее треволнений? Кроме того, сама интонация Донни, какая-то странная улыбка на его лице и непонятное выражение глаз были ей чрезвычайно неприятны.

– Сейчас я не буду с тобой разговаривать, – твердо сказала она. Негодование уже полностью вытеснило из нее страх, и в данный момент она не испытывала ни малейшего желания выслушивать какие-либо оправдания. Развернувшись, Ли двинулась в сторону дома. – Объяснишь все завтра, когда придешь за расчетом.

Однако она сделана лишь несколько шагов, после чего вдруг остановилась, сама не понимая почему, ощутив внезапную слабость во всем теле. Затем услышала, как с глухим стуком упала ее сумочка, выскользнувшая из вялой руки, и стала медленно, помимо собственной воли, поворачиваться.

Донни был уже не один, рядом с ним стоял еще какой-то тип – долговязый, с длинными соломенными волосами, которые свисали сальными прядями, обрамляя его худое бледное лицо. А еще у него были темно-желтые зрачки, в которых таился скрытый огонь.

Даже необъяснимой потери контроля над собственным телом было достаточно, чтобы вновь вогнать Ли в страх, а уж мертвенный взгляд жутких глаз незнакомца и вовсе заморозил в ее жилах кровь.

– Ну привет, Ли, – проговорил тот. – Донни немало о тебе рассказывал. – Он улыбнулся, и она увидела, как два его клыка, только что совершенно обычные, прямо на глазах стали расти и заостряться.

Ее рассудок попытался отмахнуться от подобного зрелища, заявляя, что такого просто не может быть, что он не готов принять это как реальный факт. Однако в следующую секунду, когда незнакомец слегка склонился, обволакивая Ли сумраком, который окружал его самого, рассудку все же пришлось признать, что происходящее отнюдь не галлюцинация. Ли почувствовала, как клыки вошли в ее горло, и в тот же миг ощутила возбуждение и невероятное наслаждение, точно ей вкололи какой-то наркотик.

– Э-э, подожди, – послышался из-за спины присосавшегося к ней типа недовольный голос Донни. – Я ведь сам хотел ее укусить.

Ли даже позабавили жалобные нотки в его голосе. Между тем незнакомец что-то пробормотал, не отрываясь от ее горла, отчего необычайные ощущения, заполнившие все ее существо, на миг ослабели.

– Что? – переспросил Донни. Появившись в поле ее зрения, он тронул своего приятеля за плечо. – Что ты говоришь?

Тот снова что-то пробормотал, издал какой-то невразумительный возглас, но потом все же поднял голову и обжег Донни свирепым взглядом.

– Заткнись! – рявкнул незнакомец, и Ли вяло отметила про себя: «Так вот что он пытался сказать». – Не забывай, что я повелитель вампиров! И это я создаю новообращенных «детей ночи»!

Ли изумленно распахнула глаза. Вампиры?

Впрочем, стоит ли подвергать сомнению очевидное – ведь клыки этого парня сверкают при каждом слове и на них видна кровь. И похоже, это именно ее кровь. Ли чувствовала, как по шее струится что-то теплое и пропитывает ее белую блузку. Значит, вампиры? Что ж, ладно. Но «дети ночи»… Это звучало как-то банально, словно было взято из какого-нибудь мистического триллера.

В этот момент Ли осознала всю серьезность происходящего. Ведь подобные мысли в такой ситуации отнюдь не признак здравого рассудка. И что прискорбно, ее тело было как будто чужим. Словно она пьяна или накачана транквилизаторами. Однако мысли, блуждающие в ее голове, генерировала все же она сама, хотя ей почему-то не удавалось возбудить в себе тревогу по поводу того, что сейчас происходило. В то время как здравомыслящая часть сознания убеждала ее заорать во всю мощь своих легких, она почему-то не могла ощутить настоящий страх. Так же как и найти силы, чтобы исторгнуть крик.

– Это потому, что я удерживаю тебя под контролем, – объяснил кровосос, по-прежнему не выпуская ее из рук.

Так он что, еще и мысли читает? Похоже, так оно и есть. Ну конечно, ведь вампирам необходимо контролировать сознание своих жертв. Только при этом они должны быть чертовски привлекательными и элегантными. А Донни? Невысокий, рыжий, веснушчатый. Да и этого «повелителя вампиров» никак не отнесешь к красавчикам или хотя бы харизматическим личностям. Какое разочарование!

Приглушенное рычание заставило Ли взглянуть на незнакомца, и она поняла, что он чем-то рассержен. Это было любопытно.

– Очень скоро ты изменишь свое мнение, – процедил «повелитель», пристально глядя ей в глаза. – Ты возжелаешь меня, как не желала еще никого, и будешь мне беспрекословно повиноваться.

Именно упоминание о повиновении и привело к тому, что она выскользнула из его ментальных клешней. Слово «повиноваться» просто бесило Ли, потому что его постоянно использовал ее бывший муж – обычно перед тем как для пущей убедительности пустить в ход кулаки. В первую очередь именно поэтому он и стал бывшим.

– Слушай, Морган, – продолжал скулить Донни. – Ты чего делаешь? Мы же договаривались, что обратим ее для меня.

– Дональд, заткнись! – снова рявкнул тот, кого, как выяснилось, звали Морганом. Слегка прищурившись, он воззрился на Ли, как видно, понимая, что его чары не очень-то на нее действуют. И это предположение подтвердилось, когда он спросил: – Каким образом ты можешь думать? У тебя не должно это получаться, однако я слышу твои мысли.

Ли не имела ни малейшего понятия, почему так происходит. Она бы даже пожала плечами в ответ, если бы была на это способна. Но, к сожалению, в отличие от сознания, которым удавалось распоряжаться хотя бы частично, она совершенно не владела сейчас собственным телом.

Раздавшееся рядом рычание заставило Моргана опустить глаза. Ли была не в состоянии даже немного повернуть голову, но краем глаза заметила подбежавшую собаку. Очевидно, это была та самая овчарка, которая вынудила свою хозяйку подняться с постели. На мгновение в сознании Ли промелькнула мысль о том, что животное может ее спасти, однако в следующую секунду Морган, сверкнув клыками, издал звук, похожий одновременно и на шипение, и на рык, и пес, отпрянув назад, пригнул голову к земле и оскалился. Но теперь уже его рычание было не столь уверенным.

– Ну Морган… – вновь подал голос изнервничавшийся Донни, опасливо поглядывая на овчарку.

– Дональд, я сказал тебе: заткнись! – раздраженно отозвался «повелитель вампиров». И, подхватив Ли на руки, что ее несколько удивило, двинулся через дорогу на противоположную сторону улицы.

Донни последовал за ним.

Ли смотрела на него поверх плеча Моргана и слышала, как он обиженно бормочет что-то себе под нос. Но очень быстро вид на бывшего подчиненного был перекрыт – ступив на тротуар, Морган поднес ее к черному микроавтобусу. Ли тут же вспомнила, что не дошла до него всего несколько шагов, когда стала пересекать дорогу, и теперь ей было понятно, откуда мог вынырнуть Морган. Вне всякого сомнения, она слышала шаги только одного преследователя, и этим преследователем был Донни. А Морган, как видно, поджидал в машине, и если бы она не устремилась на другую сторону улицы, боковая дверца микроавтобуса при ее приближении отъехала бы вбок и ее силком затащили бы внутрь.

– А ты смышленая девчонка, – похвалил Морган, усаживая ее в задней части мини-вэна. – Именно так и было задумано.

Ну вот, он опять прочитал ее мысли…

Между тем Морган устроился рядом с ней, Донни закрыл за ним дверцу, затем распахнул другую, со стороны водительского сиденья, и, качнув машину, уселся за руль.

– Не знаю, как у тебя получается иметь собственные мысли, но должен признаться, что меня это интригует, – проговорил Морган и, приподняв Ли с сиденья, поместил ее к себе на колени.

Тихо заурчал запущенный движок.

«Ну надо же, – совершенно равнодушно подумала Ли, – я произвела впечатление на кровожадного вампира».

Судя по всему, ее вялые размышления казались Моргану забавными. По крайней мере его губы скривились в ухмылке. Однако голос, когда он снова заговорил, был абсолютно серьезным.

– Скоро и ты станешь кровожадной вампиршей, – пообещал он. – И когда я буду твоим повелителем, ты наверняка сочтешь меня более привлекательным.

Ли попыталась сообразить, что он имел в виду. Достаточно ли одного-единственного укуса, который ей уже нанесен, или же понадобится еще парочка, как это бывает в книжках и фильмах?

Как раз в этот момент Морган вскинул левую руку к своему рту и одним из клыков вскрыл у себя на запястье вену.

«Какой ужас!» – бесстрастно подумала Ли.

– Еще бы, – отреагировал на ее мысль «повелитель». – И уж поверь мне, это чертовски больно. Однако без этого никак не обойтись.

Ли опять задумалась, пытаясь уразуметь, почему без этого нельзя обойтись, но тут ее рот сам по себе раскрылся и Морган прижал свою кровоточащую рану к ее губам. Тоненькая струйка потекла по зубам, по языку, устремляясь все дальше, и перед ней встал выбор: либо глотать, либо захлебнуться.

И она глотнула.

Люциан Аржено двинулся обратно к мини-вэну, и под его ногами вновь зашуршали опавшие листья и сухая трава. В предрассветных сумерках двое мужчин, находившихся у распахнутых задних дверей машины, продолжали сосредоточенно проверять оружие. Как и Люциан, они были облачены во все черное и тоже имели довольно высокий, больше метра восьмидесяти, рост, а кроме того, обладали столь же развитой мускулатурой и носили короткие стрижки, только один был брюнет, а другой – блондин.

– Ну что, все готово? – поинтересовался Люциан.

– Готово, – отозвался темноволосый Брикер и, подавшись внутрь фургона, достал две канистры с бензином. – По какой схеме работаем?

Люциан лишь пожал плечами, не чувствуя ни малейшего энтузиазма при мысли о предстоящей операции. За многие годы он проделывал подобное столько раз, что больше уже не мог испытывать настоящей остроты ощущений. Ему гораздо интереснее было выявлять «гнезда», чем их зачищать, однако и тут былая увлеченность практически иссякла.

Ничего не менял даже тот факт, что на этот раз они собирались уничтожить логово Моргана, который еще недавно был лучшим другом его брата-близнеца Жан-Клода, ушедшего из жизни несколько лет назад. Они были, что называется, друзьями не разлей вода, и Люциан тоже считал Моргана своим другом. Поэтому, когда возникли первые слухи, что тот стал отступником, выродком, он их поначалу игнорировал, считая, что все это не более чем домыслы. Однако разговоры не прекращались, и тогда он решил лично во всем разобраться, без всякого, правда, на то желания. И вот теперь он находился здесь, поскольку слухи подтвердились и Морган был приговорен.

– Ну вот и солнце всходит, – заметил Мортимер, после чего повторил вопрос Брикера: – Так по какой схеме будем работать?

Отвлекшись от размышлений. Люциан подставил лицо скользнувшим из-за горизонта первым солнечным лучам, рассеявшим остатки ночной тьмы. Приближалось наиболее подходящее время для нанесения удара, так как все обитатели уже вернулись в «гнездо» и теперь укладывались спать, чтобы скоротать светлую часть суток.

«Днем настоящие вампиры не гуляют», – мысленно усмехнулся Люциан и, скользнув взглядом по окружавшим их деревьям, в очередной раз посмотрел на старое ветхое строение, где обосновался Морган с шайкой монстров, которых он сам же и создал. Сейчас, на рассвете, сей особняк выглядел крайне непрезентабельно, но еще хуже он смотрелся днем, когда солнце в полной мере освещало эти стены с отслаивающейся краской, заколоченные окна и заросшую сорняками лужайку.

Люциан не переставал удивляться тому, каким образом все эти выродки выбирают себе логово. Похоже, как только в их мозгах что-то щелкает, нормальное благоустроенное жилище начинает казаться им неприемлемым. Или же они просто стараются соответствовать тем представлениям о вампирах, которые имеются у обычных смертных, и напускают мрачно-романтический флер, чтобы стать более привлекательными. Если бы люди знали, сколь мало на самом деле мистического в существовании так называемых бессмертных, им бы, наверное, не казалась такой заманчивой возможность влиться в их ряды.

Отвлекшись от неуместных в данный момент размышлений, Люциан взглянул на соратников и дал наконец свой ответ:

– Работаем как всегда.

Кивнув, Мортимер закрыл дверцы фургона, взял у Брикера ту канистру, что была побольше, и они втроем направились к краю рощи. Там остановились и еще раз оглядели окна дома. Никакого движения, никаких признаков той или иной деятельности внутри не наблюдалось, но поскольку половина окон были заколочены, это ни о чем не говорило.

– Ну что, дадим им еще пару минут на окончательный отход ко сну или же… – Мортимер осекся, и все трое повернули головы в ту сторону, откуда, нарушив тишину, донесся шум мотора подъезжающей машины. В молчаливом удивлении они проследили, как черный микроавтобус свернул к дому и зашуршал по гравию дорожки.

Люциан хмыкнул, впервые за весьма продолжительный период ощутив реальный интерес. Это было что-то новенькое. Обычно к данному часу «настоящие вампиры» уже находятся в укрытии, а то и вовсе давно лежат в своих гробах, в которых предпочитают почивать.

Не сговариваясь, все трое попятились за деревья, чтобы их случайно не заметили. Машина тем временем остановилась, водитель – невысокий рыжеволосый парень – выскочил наружу и, пробежав назад, распахнул задние дверцы.

Увидев, как из микроавтобуса выбрался Морган с какой-то брюнеткой на руках, Люциан слегка напрягся. Женщина, облаченная в короткую черную юбку и испачканную кровью белую блузку, сразу же стала оглядывать дом и прилегающий участок, видимо, пытаясь найти путь к спасению, однако вялое состояние, в котором она пребывала, ясно свидетельствовало, что Морган держит ее под контролем. Так что успешный побег представлялся маловероятным.

– Да это же Ли! – проговорил нахмурившийся Мортимер.

– Точно, – кивнул Брикер. И пояснил: – Она из того ресторана, куда мы ходили всю эту неделю.

Люциан понимающе кивнул. Джастин Брикер был еще очень юн, и потому ему пока что требовалось обычное питание. Ну а Гаррет Мортимер ходил с ним в рестораны просто за компанию, хотя иногда тоже проглатывал пару кусков. Люциан – ему самому пища не требовалась – за неделю немало наслушался о «милой крошке», которая кормила ребят в баре во время их поздних трапез и которая, похоже, просто очаровала их как своей внешностью, так и чувством юмора.

Так, значит, это и есть та самая «милая крошка» по имени Ли…

Разумеется, им не очень-то приятно смотреть, как ее заносят в логово вампиров, где она, возможно, обречена стать очередной жертвой Моргана.

– Нужно ее спасти, – проговорил Брикер.

– Само собой, – поддержал его Мортимер.

– Есть вероятность, что она с ними по собственной воле, – предположил Люциан. Хотя, по правде говоря, выражение глаз девчонки свидетельствовало об обратном.

Некоторое время ребята молчали, сосредоточив внимание на женщине, которую Морган понес в дом.

– Да нет, ничего подобного, – твердо заявил Мортимер, как только приехавшие скрылись за дверью. В его голосе звучали гневные нотки, хотя обычно он всегда сохранял невозмутимость.

– Совершенно ясно, что она жертва, – согласился с ним Брикер.

Продолжая смотреть на дом, Люциан пожал плечами.

– Ну что ж, дадим им еще минут десять на то, чтобы отойти ко сну.

– Если мы промедлим, положение Ли может усугубиться, – возразил Брикер.

– Он ее уже укусил и дал напиться собственной крови, – сообщил Мортимер, как видно, сумевший почерпнуть информацию из мыслей самой Ли. – Так что до окончания трансформации ему пока больше нечего с ней делать.

Нахмурившийся Брикер взглянул на Люциана.

– Мы ведь вызволим ее оттуда? – спросил он и, поскольку Люциан не торопился с ответом, с горячностью добавил: – Она еще никого не кусала и вообще оказалась здесь не по своей воле! Ли – хорошая девушка!

– Посмотрим, – вымолвил наконец Люциан.

Понимая, что большего он пока не добьется, Брикер умолк.

Не обращая на него внимания, Люциан стал проверять свое снаряжение. Он как следует осмотрел арбалет, пересчитал стрелы в закрепленном на бедре колчане и, удовлетворенный осмотром, вытянул из кармана пистолет.

Удостоверившись, что обойма полная, а само оружие стоит на предохранителе, вернул его обратно, а затем снова взглянул на дом, испытывая нетерпение поскорее приняться за дело. Но он все же заставил себя добросовестно выждать отведенные десять минут, и как только цифры на его электронных часах сообщили, что отпущенное время миновало, стиснул в ладони арбалет и молча, без лишних слов двинулся вперед.

Мортимер и Брикер нагнали его на выходе из рощи и зашагали рядом. Вместе они приблизились к заброшенному дому и как можно тише поднялись по ступенькам.

– Какая беспечность, – тихо заметил Мортимер, когда Люциан повернул ручку и дверь тут же отворилась. Как видно, тот рыжеволосый даже не позаботился о том, чтобы запереться. Вероятно, как и многие новообращенные, парень мнил себя совершенно неуязвимым, а он, несомненно, являлся новообращенным, поскольку только месяц назад впервые заговорили о том, что Морган стал отступником.

Они осторожно вошли в дом и, напряженно прислушиваясь, огляделись по сторонам. Как и ожидалось, первый этаж пустовал. Оставив канистры с бензином на кухне, они разделились, чтобы обследовать на всякий случай второй и третий этажи. Снова встретившись внизу, они приблизились к двери, которая вела в подвальные помещения.

Люциан был по природе основательным человеком и требовал того же от других. Поэтому, прежде чем отправиться к очередному «гнезду», они всегда старались собрать максимум информации о планировке помещений. На этот раз им посчастливилось выйти на дочь бывших владельцев. Женщина продала дом сразу же после смерти матери, но она выросла здесь и прекрасно все помнила. От нее они и получили необходимые сведения вместе с карандашным планом строения, после чего удалили из ее сознания всякие воспоминания о своем визите.

Мортимер с Брикером заняли позицию с левой стороны двери, Люциан встал справа. Он кивнул им, взял на изготовку арбалет и потянулся к дверной ручке, однако его ладонь зависла на полпути, так как ручка стала вдруг проворачиваться сама по себе.

Отдернув руку, Люциан застыл в ожидании. Дверь приоткрылась, и в кухню опасливо шагнула та самая брюнетка по имени Ли.

Пока Люциан взирал на нее, она медленно повернула голову и, увидев его, испуганно вздрогнула. Опомнившись, он быстро прикрыл рот девушки ладонью и, оттащив ее от двери, прижал к себе спиной.

Ли тотчас же напряглась, видимо, вознамерившись оказать сопротивление, но уже в следующее мгновение ее тело обмякло. Взглянув на нее, Люциан увидел, что округленные глаза девушки устремлены на Мортимера и Брикера, которые принялись скалить зубы, видимо, стараясь успокоить ее своими улыбками. Выглядели они при этом совершенными идиотами, однако на Ли, судя по всему, это подействовало. Брикер вдобавок прижал палец к губам, как видно, призывая ее хранить молчание, а Мортимер принялся сверлить девушку глазами, вероятно, внедряя в ее сознание успокоительные мысли и тот же призыв помалкивать. Ли окончательно расслабилась, и Люциан, в полной мере ощутив изгибы женского тела, прижавшуюся к его паху попку, почувствовал вдруг стремительный прилив крови к причинному месту.

– Дональд, я только что уснул! Какого хрена ты меня будишь?

Услышав донесшийся из подвала голос, Люциан вновь замер. Так же как и Ли, которая, похоже, перестала даже дышать. Она испытывала неподдельный страх, и это вызвало в нем некоторую досаду.

– Прошу прощения, мой господин, – долетел снизу еще один голос, принадлежащий, видимо, Дональду. Но интонация его была скорее обиженной, нежели извиняющейся. – Я обшарил весь подвал, и ее…

– Идиот!.. Она наверняка вознамерилась убежать! – рявкнул Морган.

– Но почему? – проблеял Дональд. – Почему у нее не возникло желания остаться с нами?

– Потому что далеко не все стремятся стать «детьми ночи»! Я ведь тебя предупреждал об этом! И велел не спускать с нее глаз, пока она не окажется под нашим полным контролем! Ни на миг! Ты что, забыл? Она просто не из тех, кто сам стремится к нам. И пока она не примет меня как своего повелителя, все время будет пытаться убежать.

– Но я оставил ее только на минуту, я…

– Ее нельзя было оставлять ни на секунду!

– А если она уже выскочила наружу? Прямо под солнечные лучи?

– Ведь именно ты хотел ее заполучить, поэтому…

Морган вдруг умолк, и Люциан еще больше напрягся.

До сего момента голоса приближались, и теперь, по его предположению, говорящие находились у самой лестницы. Внезапное же молчание могло свидетельствовать о том, что они обнаружили постороннее присутствие.

Люциан посмотрел на Мортимера и Брикера – нет, их снизу заметить было невозможно – и, опустив взгляд на стоящую перед ним Ли, сразу же понял, в чем дело: он недостаточно далеко оттащил ее от двери. Девушка была невысокой, едва доходила макушкой ему до шеи, но она была щедро одарена природой и ее выдающиеся формы, обтянутые белой блузкой, слегка выступали сейчас за край приоткрытой двери.

– Это ведь ее сиськи? – подал голос Дональд, и Люциан мысленно чертыхнулся.

Последовавшее молчание тянулось слишком долго – было ясно, что Морган пытается просканировать сознание Ли и выудить информацию о ситуации наверху. И вряд ли стоит надеяться, что он сочтет девчонку конченой дурочкой, неспособной найти выход из дома и теперь тупо пялящейся на собственный пупок. Нет, Морган наверняка почуял, что здесь что-то не так.

Понимая, что о внезапной атаке не может быть и речи, Люциан отстранил Ли и заглянул вниз. То же самое сделал Мортимер, и они оба воззрились на двух выродков, замерших у ступеней, ведущих наверх.

А в следующую секунду началось…

Морган с Дональдом развернулись и, нырнув в темноту, бросились наутек. Брикер с Мортимером метнулись за ними, Люциан же, поспешив увести Ли от двери, усадил ее на стоявший в кухне стул.

– Сиди здесь, – распорядился он и скользнул по девушке взглядом, имея наконец возможность как следует ее рассмотреть.

Что и говорить, Ли действительно была привлекательной – овальное личико с высокими скулами, миндалевидные глаза, шелковистые волосы. Правда, сейчас она была ужасно бледна и, сидя на стуле, слегка покачивалась – видимо оттого, что потеряла много крови.

Люциан хотел было задать ей кое-какие вопросы, однако донесшаяся снизу пальба заставила его вспомнить о более неотложных делах. Поэтому, оставив Ли на кухне, он поспешил на подмогу товарищам.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница