Вопросы к зачету



страница1/5
Дата26.08.2015
Размер0,63 Mb.
  1   2   3   4   5

Вопросы к зачету


  1. Роль нуклеиновых кислот в организме. Особенности ДНК и РНК нервных клеток.



ДНК

Особенности макромолекулярной структуры ДНК были открыты

американскими учеными Д. Уотсоном и Ф. Криком в 1953 г. Согласно

разработанной ими трехмерной модели структуры ДНК, шаг спирали

ДНК составляет примерно 34 ангстрема, а каждый ее виток содержит

10 нуклеотидов, расположенных на расстоянии 18 ангстремов друг от

друга.

ДНК обладает свойством ковариантной редупликации, т.е. ее мо-



лекулы способны копировать сами себя с сохранением возникших в

них изменений. Это удвоение происходит в ходе процессов, которые

называются митозом и мейозом. В процессе удвоения (репли-

кации) ДНК, который осуществляется с участием ферментов, двой-

ная спираль ДНК временно раскручивается, и происходит построе-

ние новой цепи ДНК (комплементарной старой).

Структура ДНК динамична: двойная спираль находится в посто-

янном движении. Самые быстрые из известных нам процессов, разво-

рачивающихся в ДНК, связаны с деформацией связей в каждой из ее

цепей; эти процессы занимают пикосекунды (10 -12 с). Разрушение и создание связей между комплементарными основаниями — процессы более медленные; они занимают от тысячной доли секунды до часа.

Одной из поразительных особенностей ядерной (хромосомной)

ДНК является то, что она — не простой набор множества генов. В ДНК высших организмов много последовательностей, которые ничего не

кодируют. В организме человека эти последовательности составляют

примерно 80-90% всей ядерной ДНК, так что кодирующие последо-

вательности — скорее исключение, чем правило. Некодирующие пос-

ледовательности ДНК служат удобным источником так называемых

полиморфных маркёров.
Малые ДНК. В клетках ядро является не единственным «местом» в орга- низме, где можно найти ДНК. Митохондрии — органеллы, находящиеся не в ядре клетки, как хромосомы, а в цитоплазме, тоже имеют собственную ДНК, но в целом митохондриальной ДНК в клетке значительно меньше, чем ядерной.

В разных организмах количество митохондриальной ДНК не одинаково,

оно изменяется от организма к организму. Например, митохондриальная ДНК человека содержит 16 569 пар нуклеотидов. Несмотря на то что в каждой клетке имеется несколько тысяч митохондрий, а организм высших животных построен из миллиардов клеток, митохондриальный геном каждой конкрет- ной особи, по-видимому, одинаков во всех ее митохондриях. Это позволяет использовать митохондриальную ДНК в популяционных и эволюционных генетических исследованиях.

РНК


Рибонуклеиновая кислота (РНК) содержится как в одно-, так и в

двуцепочечных молекулах. РНК отличается от ДНК тем, что она со-

держит рибозу вместо дезоксирибозы и урацил (U) вместо тимина.

В соответствии с функцией и структурными особенностями разли-

чают несколько видов молекул РНК, два из которых — матричная,

или информационная, РНК (мРНК, или иРНК) и транспортная РНК

(тРНК). Матричная РНК принимает участие в транскрипции гена,

транспортная — в его трансляции. Правильная «сборка» последова-

тельности аминокислот в белковую цепь происходит с помощью ри-

босом — специальных частиц в цитоплазме клеток; они содержат тре-

тью форму РНК — рибосомную РНК.



  1. Нейроспецифические белки, их классификация и значение.

Пресинаптическая мембрана содержит специальные канальные белки, подобные белкам, формирующим натриевый канал в мембране аксона. Они тоже реагируют на мембранный потенциал, изменяя свою конформацию и формируют канал. В результате ионы Са2+ проходят через пресинаптическую мембрану по градиенту концентраций в нервное окончание. Градиент концентраций Са2+ создается работой Са2+-зависимой.


АТФазы – кальциевым насосом. Повышение концентрации Са2+ внутри нервного окончания вызывает слияние 200-300 имеющихся там везикул, заполненных ацетилхолином, с плазматической мембраной. Далее ацетилхолин секретируется в синаптическую щель путем экзоцитоза, и присоединяется к рецепторным белкам, расположенным на поверхности постсинаптической мембраны.
Ацетилхолиновый рецептор представляет собой трансмембранный олигомерный гликопротеиновый комплекс, состоящий из 6 субъединиц: 2-бета, 1-гамма и 1-дельта. Плотность расположения белков-рецепторов в постсинаптической мембране очень велика - около 20000 молекул на 1 мкм2. Пространственная структура рецептора строго сооответствует конформации медиатора.
При взаимодействии с ацетилхолином белок-рецептор так изменяет свою конформацию, что внутри него формируется натриевый канал. Катионная селективность канала обеспечивается тем, что ворота канала сформированы отрицательно заряженными аминокислотами. Таким образом, повышается проницаемость постсинаптической мембраны для натрия и возникает новый импульс (или сокращение мышечного волокна). Деполяризация постсинаптической мембраны вызывает диссоциацию комплекса «ацетилхолин-белок-рецептор» и ацетилхолин освобождается в синаптическую щель. Как только ацетилхолин оказывается в синаптической щели, он за 40 мкс подвергается быстрому гидролизу под действием фермента ацетилхолинэстеразы.
Во время гидролиза ацетилхолина образуется промежуточный фермент-субстратный комплекс, в котором ацетилхолин связан с активным центром фермента через серин.


  1. Общая характеристика нейромедиаторов. Взаимосвязь и взаимодействие основных нейромедиаторных систем.

Передача нервных импульсов через синапсы происходит химическим путем – с помощью нейромедиаторов (нейротрансмиттеров). В настоящее время известны следующие вещества, выполняющие медиаторные функции: ацетилхолин, катехоламины (адреналин, норадреналин, дофамин), аминокислоты (гамма-аминомасляная кислота, глутаминовая кислота, глицин), гистамин, нейроактивные пептиды. К числу самых важных нейромедиаторов мозга относятся ацетилхолин, норадреналин, серотонин, дофамин, глутамат, ГАМК, эндорфины и энкефалины.


Нейротрансмиттеры являются первичными мессенджерами, но их высвобождение и определение в химических синапсах сильно отличается от эндокринных сигналов. В пресинаптической клетке, везикулы, содержащие нейротрансмиттер, высвобождают собственное содержимое локально в очень маленький объем синаптической щели. Высвобожденный трансмиттер затем диффундирует через щель и связывается с рецепторами на постсинаптической мембране. Диффузия является медленным процессом, но пересечение такой короткой дистанции, которая разделяет пре- и постсинаптические нейроны (0,1 мкм или меньше), происходит достаточно быстро и позволяет осуществлять быстрые коммуникации между нервами или между нервом и мышцей. Нейротрансмиттеры включают несколько семейств, (ацетилхолин, ГАМК, допамин) и (вазопрессин, брадикинин).
В центральной нервной системе глутамат является главным возбуждающим трансмиттером, тогда как ГАМК и глицин ингибирующими. Самая выдающаяся роль ацетилхолина реализуется в нейромышечной передаче, где он является возбуждающим трансмиттером.
Медиатор образуется либо в теле нейрона (и попадает в синаптическую бляшку, пройдя через весь аксон), либо непосредственно в синаптической бляшке. В синаптической бляшке молекулы медиатора упаковываются в синаптические пузырьки, в которых они хранятся до момента высвобождения.
Известно несколько медиаторных веществ, для большинства из них описаны системы синтеза, хранения, высвобождения, взаимодействия с постсинаптическими рецепторами (из которых наиболее хорошо изучен ацетилхолиновый рецептор), инактивации, возврата продуктов их расщепления в пресинаптические окончания.
Имеются данные о том, что во всех пресинаптических окончаниях зрелого нейрона высвобождается один и тот же медиатор (принцип Дейла). Однако в процессе своего развития некоторые нейроны временно синтезируют и высвобождают более одного медиаторного вещества. Предполагают, что каждый нейрон можно отнести к категории либо возбуждающих, либо тормозных (концепция функциональной специфичности). Однако возбуждающий или тормозной характер действия медиатора определяется свойствами постсинаптической мембраны, а не самого медиатора. Таким образом, в нервной системе могло бы быть достаточно только одного медиатора, который при связывании с соответствующими постсинаптическими рецепторами вызывал бы тормозные или возбуждающие эффекты. Поэтому разнообразие медиаторных веществ заставляет предполагать, что они выполняют и другие функции, возможно, служат хемотаксическими факторами или трофическими факторами.
Нейроны, высвобождающие ацетилхолин, называются холинэргическими нейронами, а катехоламины – адренергическими нейронами.
Некоторые аминокислоты обнаружены в ЦНС в довольно высоких концентрациях, что и вызвало предположение об их медиаторной функции. Считается, что они используются в системах крупных афферентных путей и эфферентных путей (возбуждающих и тормозных), в отличие от ацетилхолина и катехоламинов, служащих медиаторами в периферической и вегетативной нервной системе.
Гамма-аминомасляная кислота синтезируется только в нервной системе из глутаминовой кислоты при посредстве глутаматдекарбоксилазы. Она встречается в ЦНС повсеместно, в самых разных концентрациях. При электофоретическом нанесении гамма-аминомасляная кислота оказывает, как правило, тормозное действие. Существуют данные о том, что эта кислота участвует в пресинаптическом торможении в качестве медиатора в аксо- аксонных синапсах. Некоторые судорожные яды (алкалоид бикукулин, пикротоксин) оказались специфическими антагонистами этой кислоты.
Широко распространенная аминокислота глицин также, видимо, служит медиатором в некоторых случаях постсинаптического торможения в спинном мозге. Специфическим антагонистом глицина является стрихнин.
Глутаминовая кислота при электрофоретическом нанесении обладает возбуждающим действием. Так как глутаминовая кислота обнаружена в ЦНС повсюду, весьма вероятно, что она не только является предшественником гамма-аминомасляной кислоты, но, кроме того, сама действует как медиатор.
Гистамин образуется путем декарбоксилирования аминокислоты гистидина. Довольно высокие концентрации гистамина обнаружены в гипофизе и в соседнем срединном возвышении гипоталамуса. В остальных отделах ЦНС уровень гистамина очень низок.
Молекулы нейроактивных пептидов представляют собой более или мене длинные цепи аминокислот. Предполагается, что вещество, которое служит медиатором в первичных афферентных волокнах в спинном мозге, является нейроактивным пептидом. Некоторые из нейроактивных пептидов представляют собой нейрогормоны, т.е. вещества, которые высвобождаются из нервных клеток, а затем переносятся кровотоком к их мишеням (не являющимся нейронами). К таким пептидам относятся либерины (рилизинг - гормоны), которые действуют на аденогипофиз, антидиуретический гормон (вазопрессин) и окситоцин, которые синтезируются в гипоталамусе и хранятся в нейрогипофизе.
Нейромедиаторы - это вещества, которые характеризуются следующими признаками.
1. Накапливаются в пресинаптической структуре в достаточной концентрации.
2. Освобождаются при передаче импульса.
3. Вызывают после связывания с постсинаптической мембраной изменение скорости метаболических процессов и возникновение электрического импульса.
4. Имеют систему для инактивации или транпортную систему для удаления из синапса, обладающие к ним высоким сродством.
Таким образом, нейромедиаторы играют важную роль в функционировании нервной ткани, обеспечивая синаптическую передачу нервного импульса. Их синтез происходит в теле нейронов, а накопление - в особых везикулах, которые постепенно перемещаются с участием систем нейрофиламентов и нейротрубочек к кончикам аксонов.



  1. Холинергическая медиаторная система мозга.

Нейроны, высвобождающие ацетилхолин, называются холинэргическими нейронами, а катехоламины – адренергическими нейронами.


Самая выдающаяся роль ацетилхолина реализуется в нейромышечной передаче, где он является возбуждающим трансмиттером.
Для синтеза холина требуются аминокислоты серин, метионин. Этаноламин может быть использован и в готовом виде. Но, как правило, из крови в нервную ткань поступает уже готовый холин. Второй же предшественник этого нейромедиатора - Ацетил-КоА, синтезируется в нервных окончаниях.
Продукт этой реакции ацетилхолин участвует в синаптической передаче нервного импульса. Он накапливается в синаптических пузырьках, образуя комплексы с отрицательно заряженным белком везикулином. Передача возбуждения с одной клетки на другую осуществляется с помощью специального синаптического механизма.


  1. Адренергическая медиаторная система мозга.

Адренэргические синапсы встречаются в постганглионарных волокнах, в волокнах симпатической нервной системы, в различных отделах головного мозга. Катехоламины в нервной ткани синтезируются по общему механизму из тирозина. Ключевой фермент синтеза – тирозингидроксилаза, ингибируемая конечными продуктами.


Передача сигнала в адренэргических синапсах протекает по механизму, известному Вам из лекций по теме «Биохимия гормонов» с участием аденилатциклазной системы. Связывание медиатора с постсинаптическим рецептором почти мгновенно вызывает повышение концентрации ц-АМФ, что приводит к быстрому фосфорилированию белков постсинаптической мембраны. В результате изменяется генерация нервных импульсов постсинаптической мембраной (тормозится). В некторых случаях непосредственной причиной этого является повышение проницаемости постсинаптической мембраны для калия, либо снижением проводимости для натрия (эти события приводят к гиперполяризации).


  1. Дофамин как один из основных нейромедиаторов.

Нейроны, содержащие дофамин, играют определенную физиологическую роль. Дофамин – медиатор проводящих путей, тела нейронов которого расположены в отделе мозга, который отвечает за контроль произвольных движений. Поэтому при нарушении дофаминэргической передачи возникает заболевание паркинсонизм.
У больных паркинсонизмом имеется недостаток дофамина в центральной нервной системе. Устранение этого недостатка может быть достигнуто прекурзором дофамина - диоксифенилаланином (ДОФА), применение которого уменьшает скованность и гиперкинез у таких больных.

Дофамин является непосредственным прекурзором норадреналина.

Относительно высоко содержание дофамина в области полосатого тела и особенно в хвостатом его ядре.


  1. Серотонин как нейромедиатор.

Среди биогенных аминов, принимающих участие в деятельности центральной нервной системы, находится серотонин (5-гидрокситриптамин).

Итальянский фармаколог V. Егsраmег выделил из слизистой желудочно-кишечного тракта вещество, обладающие сильным возбуждающим действием на гладкие мышцы. Он назвал это вещество энтерамином, позднее названное серотонином (5-гидрокситриптамин).

Серотонин имеет многостороннее действие.

Значительно выражено его раздражающее действие на чувствительные нервные окончания, а часть эффектов на дыхание и кровообращение при внутривенном введении серотонина является результатом рефлексов, возникающих с сосудистых рефлексогенных зон.

Серотонин обладает прямым положительным ино- и хронотропным действием на сердце, но при резорбтивном действии оно маскируется рефлекторной вагусной брадикардией. При внутривенном введении вызывает прессорный эффект, гладкие мышцы, особенно гладкие мышцы кишечника возбуждаються под влиянием серотонина.

Через гематоэнцефалический барьер серотонин проникает плохо.

В организме млекопитающих серотонин преимущественно находится в слизистой желудка и кишечника, в тканях мозга и тромбоцитах крови. Тела этих нейронов находятся в системе ядер шва варолиева моста в стволе мозга, а аксоны распространяются по головному и спинному мозгу.

Серотонин принимает участие в деятельности головного мозга и нарушение этого участия может вызывать психоз, аналогичный картине отравления диэтиламидом лизёргиновой кислоты (LSD). Психотогенные свойства этого производного лизергиновой кислоты, содержащейся в алкалоидах спорыньи, были случайно обнаружены швейцарским химиком Гофманом. Прием ничтожных доз LSD вызывает галлюцинации и нарушения психики, напоминающие психоз. Галлюциногенными свойствами обладают также близкие к серотонину некоторые производные триптамина, в частности диэтилтриптамин. LSD является антагонистом серотонина, снимая действие последнего на гладкие мышцы, антагонизм между ними носит конкурентный характер.

Разрушение норадреналина и серотонина посредством окислительного дезаминирования происходит под влиянием одного и того же фермента.

Сходство между этими двумя биогенными аминами проявляется в одинаковом отношении к некоторым нейротропным веществам. Резерпин вызывает уменьшение содержания в мозге как норадреналина и дофамина, так и серотонина, а трициклические антидепрессанты (группы имипрамина) приводят к повышению их содержания.

Согласно этим представлениям седативное действие резерпина объясняется понижением содержания в мозге биогенных моноаминов, а возбуждающее действие ингибиторов аминоксидазы и трициклических антидепрессантов его повышением.

Норадреналин и серотонин в большинстве случаев оказывают угнетающий эффeкт

Внимание психофармакологов и психиатров привлек вопрос о влиянии серотонина на стадии сна. Введение серотонина в желудочки мозга увеличивает длительность ортодоксальной стадии сна, а падение содержания его в мозге вызывает бессонницу. Таким образом серотонин является одним из важных факторов регулирующих нормальный сон.


  1. Тормозные медиаторы ЦНС (ГАМК, глицин, таурин).

Таурин образуется из аминокислоты цистеина. Сначала происходит окисление серы в SH-группе до остатка серной кислоты (процесс идет в несколько стадий), а затем происходит декарбоксилирование. Таурин - это необычная кислота, в которой нет карбоксильной группы, а имеется остаток серной кислоты.


Таурин принимает участие в проведении нервного импульса в процессе зрительного восприятия.

ГАМК – тормозной медиатор. Повышает проницаемость постсинаптических мембран для ионов калия. Это ведет к изменению мембранного потенциала.

Гамма-аминомасляная кислота синтезируется только в нервной системе из глутаминовой кислоты при посредстве глутаматдекарбоксилазы. Она встречается в ЦНС повсеместно, в самых разных концентрациях. При электофоретическом нанесении гамма-аминомасляная кислота оказывает, как правило, тормозное действие. Существуют данные о том, что эта кислота участвует в пресинаптическом торможении в качестве медиатора в аксо- аксонных синапсах. Некоторые судорожные яды (алкалоид бикукулин, пикротоксин) оказались специфическими антагонистами этой кислоты.

Широко распространенная аминокислота глицин также, видимо, служит медиатором в некоторых случаях постсинаптического торможения в спинном мозге.

Глицин – тормозной медиатор, по вызываемым эффектам подобен гамк.



  1. Глутаматная нейромедиаторная система.

Глутаматные рецепторы подразделяют на две основные подгруппы — ионотропные и метаботропные. Основное отличие между этими подгруппа-

ми состоит в том, каким образом связывание глутамата с рецептором отражается на изменении внутриклеточного гомеостаза — путем изменения мембранной проницае мости для катионов (ионотропные рецепторы) или через системы вторичных посредников, сопряженные с G-белками (метаботропные). В настоящей работе будут рассмотрены только ионотропные глутаматные рецепторы.

Выделяют три основных подтипа ионотропных глутаматных рецепторов,

получивших свои названия по именам селективных агонистов этих ре-

цепторов : N-метил-о-аспарагиновой кислоты (NMDA), а-амино-3-гидро-

кси-5-метил-4-изоксазол-пропионовой кислоты (АМРА), каиновой кислоты.

Следует также заметить, что до сих пор появляются работы, авторы которых разделяют глутаматные рецепторы на NMDA- и He-NMDA-подтипы. Возможно, такое разделение отражает тот факт, что наиболее изученным подтипом глутаматных рецепторов по-прежнему остается NMDA-подтип. Именно NMDA-рецепторы, а точнее, селективные антагонисты этих рецепторов, наиболее интересны для разработки и внедрения в клиническую практику. Во-первых, молекулярная структура, нейроанатомическое распределение и физиологические функции NMDA-рецепторов достаточно хорошо изучены, что позволяет уверенно предсказывать фармакологичес-

кий профиль того или иного лиганда. Во-вторых, синтезировано огромное

количество веществ, избирательно связывающихся с этими рецепторами. Методами биохимического, электрофизиологического и поведенческого анализа было выделено несколько десятков веществ, которые не только избирательно связываются c NMDA-рецепторами, но и обладают выраженным терапевтическим потенциалом.





  1. Гистаминовая нейромедиаторная система.

В неактивном состоянии гистамин содержится в так называемых тучных клетках, из которых освобождается при их повреждении различными факторами. При этом из тучных клеток поступают в кровь, кроме гистамина, некоторые другие биогенные амины, в частности серотонин.

Гистамин освобождается из тучных клеток также под влиянием некоторых природных токсинов: животных (змеиный и пчелиный яды), растительных (например, содержащихся в крапиве) и бактериальных. Среди гистаминосвобождающих средств имеется и ряд лекарственных веществ (курареподобные препараты, морфин и его производные и мн. др.). Гистаминосвобождающие вещества иногда образуются в организме из некоторых пищевых продуктов (устрицы, земляника и др.).

Значительное количество гистамина находится в ткани мозга. Самое высокое содержание гистамина в мозге имеется в гипоталамической области, особенно в мамиллярных телах.

Он не проникает через гематоэнцефалический барьер, но при инъекции в желудочки мозга даже самые малые дозы гистамина влияют возбуждающе на некоторые центры, в частности на рвотный, а на другие оказывают успокаивающее действие.

Наиболее характерные особенности его действия - спазмы гладких мышц и расширение капилляров. Расширение капилляров является результатом одновременного расширения прекапиллярных артериол и сужения посткапиллярных венул. Вместе с тем увеличивается проницаемость стенок мелких сосудов и капилляров. При резорбтивном действии гистамина наступает резкое падение кровяного артериального давления, так как в peзyльтатe расширения- капилляров в них сосредотачивается масса крови и её объем становится недостаточным для заполнения кровяного русла. Вызывает гистамин также спазм бронхов, что ведет к затруднению дыхания. Внутрикожное введение гистамина вызывает реакцию, напоминающую ожог крапивой. Действие гистамина на различные органы осуществляется через Н1 и Н2-гистаминорецепторы.

Димедрол оказывает выраженное Н1-противогистаминное действие. Противогистаминовым действие обладают многие производные фенотиазина, в частности дипразин.





  1. Понятие о нейромодуляции. Нейромодуляторные пептиды.

Пептиды. Имеют в своем составе от трех до нескольких десятков аминокислотных остатков. Функционируют только в высших отделах нервной системы.
Эти пептиды, как и катехоламины, выполняют функцию не только нейромедиаторов, но и гормонов. Передают информацию от клетки к клетке по системе циркуляции.
Сюда относятся:
1. нейрогипофизарные гормоны (вазопрессин, либерины, статины). Эти вещества одновременно и гормоны и медиаторы;
2. гастроинтестинальные пептиды (гастрин, холецистокинин). Гастрин вызывает чувство голода, холецистокинин вызывает чувство насыщения, а также стимулирует сокращение желчного пузыря и функцию поджелудочной железы;
3. опиатоподобные пептиды (или пептиды обезболивания). Образуются путем реакций ограниченного протеолиза белка-предшественника проопиокортина. Взаимодействуют с теми же рецепторами, что и опиаты (например, морфин), тем самым имитируют их действие. Общее название - эндорфины - вызывают обезболивание. Они легко разрушаются протеиназами, поэтому их фармакологический эффект незначителен;
4. пептиды сна. Их молекулярная природа не установлена. Известно лишь, что их введение животным вызывает сон;
5. пептиды памяти (скотофобин). Накапливается в мозге крыс при тренировке на избегание темноты;
6. пептиды - компоненты ренин-ангиотензиновой системы. Показано, что введение ангиотензина-II в центр жажды головного мозга вызывает появление этого ощущения и стимулирует секрецию антидиуретического гормона.
Образование пептидов происходит в результате реакций ограниченного протеолиза, разрушаются также под действием протеиназ.


  1. Нейрохимические основы шизофрении.

Говорится, что 25 % шизофреников страдают клинически значимой депрессией, а 10 % кончают жизнь суицидом. 40 лет самой последовательной биологической теорией патогенеза шизофрении является нейромедиаторная дофаминовая гипотеза. Она верифицируется возникновением параноидного состояния в ответ на дофаминмиметическое влияние и устранением психоза посредством блокады дофаминовых (D2) рецепторов, на чем, собственно говоря, основан эффект действия нейролептиков. Полиморфизм гена, кодирующего синтез катехол-О-метилтрансферазы (КОМТ), служит фактором риска развития шизофрении. Активность антипсихотиков зависит от метаболизма лекарств и полиморфизма дофаминовых рецепторов. Значительно большее влияние на эффект нейролептиков оказывает полиморфизм серотониновых рецепторов (5-HT2-рецепторы и прочие подвиды). А прижизненная визуализация с помощью спектрометрии подтвердила существование дофаминергических аномалий мозга при шизофрении. В качестве медиаторной гипотезы заболевания предполагается баланс собственного этиопатологического базиса первичных негативных симптомов и своего этиопатологического фундамента психопродуктивной симптоматики. Второй из них увязывается с чрезмерной активацией дофаминергических структур, а первый – с патологией межклеточных контактов коры головного мозга и с обеднением дофаминергическкой активности. Первичный негативный симптомокомплекс рассматривается как специфическое расстройство при шизофрении. Он, в отличие от вторичного психопродуктивного, практически не поддается лечению. Удалось выстроить и модель управления когнитивными функциями: разные участки предлобной коры совместно руководят одними и теми же действиями – коррекцией поведения в зависимости от изменения обстановки, подавлением рефлекторного поведения, планированием и обработкой сложной информации в разных аспектах. Дорсолатеральная часть предлобной коры ответственна за использование грамматических правил и пространственного мышления. Глазнично-лобная кора участвует в осуществлении функций мотивации, т.е. обрабатывает информацию, связанную с постановкой цели, эмоциональным опытом и ценностями. Когда мозг получает положительные стимулы, активируется мезолимбическая и мезокортикальная дофаминергические системы. Обе они формируют ощущение удовольствия, подтвержденное методиками визуализации. Одна из функций дофаминергической системы состоит в том, чтобы перевести нейтральный и безразличный сигнал в полярный эмоциональный стимул – приятный или отталкивающий. Хотя дофамин и регулирует процесс эмоциональной окраски раздражителей, осуществляют его другие структуры. Предполагается, что у больных расстройство передачи дофамина влечет необоснованное выделение данного медиатора. В 1968 году появился клозапин – родоначальник атипичных нейролептиков – препарат, практически не вызывающий побочных экстрапирамидных реакций. Позже было установлено, что все атипичные антипсихотики блокируют дофаминовые рецепторы, но также и значительное количество серотониновых. Практически полный блок 5-НТ2- рецепторов возникает уже на малых дозах атипичных нейролептиков – клозапина, зипрексы, рисперидона (амисульприд таким свойством не обладает, его применение целесообразно в качестве стабилизатора дофаминергической системы). Атипичные антипсихотики в меньшей степени вызывают экстрапирамидные и эндокринные побочные эффекты. Однако все большее беспокойство вызывают участившиеся случаи метаболического синдрома у пациентов, получавших серотонин-дофаминовые блокаторы – быстрое и существенное увеличение массы тела, атерогенная дислипидемия, толерантность к инсулину и сосудистая гипертензия.



  1. Нейрохимические основы маниакально-депрессивного психоза.

Собственно мозговая ткань – это скопления связанных друг с другом нервных клеток, а все наши психические процессы, то есть то, что мы ощущаем, думаем, чувствуем, – это биологическое электричество, бегающее от одной нервной клетки к другой по определенным траекториям. Это биологическое электричество имеет химическую природу, здесь велика роль разнообразных ионов, и самое главное – химических веществ, называемых нейротрансмиттерами (буквально – «передающие нервный импульс»), или нейромедиаторами.


Имена этих нейромедиаторов – серотонин (его еще называют «гормоном радости»), норадреналин и дофамин. В целом, норадреналину приписываются функции поддержания нас в бодрствующем состоянии, то есть, чтобы мы не клевали носом целый день напролет. Без него не обходится и наша сообразительность, которая может пропасть при его недостатке. Серотонин обеспечивает наше настроение, половую активность, аппетит, сон, чувствительность к боли и многое другое. Дофамину исследователи вменяют роль регулятора мышечных движений, считается, что он принимает участие в формировании наших поведенческих реакций, отвечает за депрессивную ангедонию (то есть утрату способности испытывать удовольствие). Иными словами, какой бы симптом депрессии мы ни взяли, можно с большой точностью сказать, с каким именно нейромедиатором у нас возникли проблемы. То ли это нарушения сна и дневная сонливость, то ли наша вялость и несообразительность, то ли само сниженное настроение и чувство тревоги – всё это имеет свой материальный субстрат, а именно: проблему недостатка какого-то из перечисленных нейромедиаторов. Они не передают нужные импульсы в нужном месте и в нужном объеме, а потому наш мозг просто не справляется с возложенными на него обязанностями – и вот уже депрессия...
В результате острого или хронического стресса все системы нашего мозга перенапрягаются, и достаточно быстро развивается недостаток нейромедиаторов, ресурсы истощаются и нервные импульсы, которые прежде бегали от одной нервной клетки к другой, как часы, теперь встают, тормозятся, а то и вовсе отказываются возникать. По сути дела, во время стресса мы осуществляем своеобразный перерасход веществ, переносящих в мозгу биологическое электричество. Кроме прочего, на этом фоне изменяется и состояние самих нервных клеток – они становятся менее чувствительны к нейромедиаторам. И теперь мы имеем не только психологическую, не только физиологическую проблему (преобладание нервных процессов торможения над процессами возбуждения), но и биологическую. Вот почему в ряде случаев эффективность лечения депрессии может быть обеспечена только комплексным подходом, когда мы используем и психотерапевтические техники, и лекарственные препараты, то есть антидепрессанты.


  1. Нейрохимические основы болезни Паркинсона.

ПАРКИНСОНИЗМ. Этим термином обозначают прогрессирующий акинетикорегидный синдром, сопровождающийся обычно характерным дрожанием, который возникает в результате различных заболеваний и поражений определенных отделов мозга.


Причиной паркинсонизма могут быть следующие заболевания: эпидемический (летаргический) энцефалит Экономо и другие энцефалиты, церебральный артериосклероз, сифилис центральной нервной системы, опухоли мозга. Паркинсонизм может развиваться в результате черепно-мозговой травмы, интоксикации марганцем, окисью углерода, ртутью, барбитуратами, а также вследствие длительного лечения нейролептическими препаратами. Наряду с этим паркинсонизм - основное проявление самостоятельного заболевания - дрожательного паралича (болезнь Паркинсона.).
Основную роль в патогенезе паркинсонизма играет нарушение обмена катехоламинов, в частности допамина, в подкорковых образованиях головного мозга. Доказано, что развитие акинетико-ригидного синдрома связано с недостатком допамина в подкорковых узлах. У больных паркинсонизмом Обнаружено резкое уменьшение содержания допамина в хвостатом ядре. При этом отмечены четкие корреляции между степенью недостаточности допамина и выраженностью симптомов паркинсонизма, а также между степенью патологических изменений в черной субстанции и концентрацией допамина в хвостатом ядре. Высказано предположение, что первично возникающая при паркинсонизме дегенерация меланинсодержащих клеток черной субстанции приводит к уменьшению количества допамина в хвостатом ядре.
Наиболее выраженные изменения при паркинсонизме отмечаются в черной субстанции и голубом пятне (locus coeruleus). Они заключаются в дегенерации и гибели нервных клеток и изменения клеток черной субстанции специфичны для паркинсонизма. Характерны для паркинсонизма также гиалиновые включения - тельца Леви в клетках, содержащих меланин, они обнаруживаются главным образом при дрожательном-параличе (болезнь Паркинсона), тогда как при паркинсонизме, связанном с другими заболеваниями, встречаются редко.
Основу клинической картины паркинсонизма составляет триада признаков - акинез, ригидность, тремор. Этому сопутствуют вегетативные нарушения, а иногда и изменения психики.
Проявления акинетико-ригидного синдрома - повышение тонуса в туловище и конечностях (по пластическому типу с симптомом "зубчатого колеса") и акинезии, выражающаяся в бедности движений, их замедленности (брадикинезия), отсутствии выразительных и нормальных содружественных движений. Меняется поза и походка больных- туловище наклонено вперед, руки полусогнуты в локтевых суставах и прижаты к туловищу. Ходят больные мелкими неравномерными шагами, с трудом отрывая ноги от пола. Ноги при ходьбе слегка согнуты в коленных суставах, отсутствуют синкинетические движения рук (ахейрокинез от греч. cheir - рука). Часто отмечаются про-, ретро- и латеропульсии. Резко затруднены повороты и другие изменения позы. Лицо больных маскообразно, речь монотонная, тихая. Изменяется почерк (микрография). Обращает на себя внимание отсутствие побуждений к выполнению движений, иногда даже жизненно необходимых. Характерны парадоксальные кинезии. Больные с тяжелой акинезией в определенных условиях обретают способность к быстрому передвижению, так, больной, почти утративший способность ходить, может бегать, кататься на лыжах, легко взбегает по лестнице, уверенно ходит, переступая через препятствия и через начерченные на полу полосы, двигается вслед за впереди идущим человеком В поздних стадиях заболевания наступает полная обездвиженность. Дрожание при паркинсонизме очень характерно и стереотипно, распространяется преимущественно на дистальные отделы конечностей, часто напоминает определенные произвольные действия - скатывание пилюль, счет монет и т. д. В лучезапястных суставах дрожание носит характер сгибания - разгибания, пронации - супинации. По мере прогрессирования заболевания дрожание распространяется на другие отделы конечностей, голову, нижнюю челюсть, иногда губы, язык, мягкое небо, голосовые связки. Дрожание ритмичное, с частотой 4-6 в секунду; амплитуда его колеблется от мелкого до крупно-размашистого дрожания. В большинстве случаев дрожание больше выражено в руках, чем в ногах. Дрожание наблюдается преимущественно в покое. При активных движениях оно уменьшается или исчезает совсем. Пассивные движения также уменьшают дрожание. Встречаются, однако, случаи, когда тремор увеличивается или появляется во время активных движений. В поздних стадиях болезни дрожание становится постоянным. Гиперкинез усиливается при эмоцональных напряжениях, утомлении, уменьшается в состоянии полного покоя, исчезает во сне.
Вегетативные нарушения: повышены слюно- и потоотделение, сальность лица, вазомоторная лабильность, тахикардия, субфебрильная температура, акроцианоз, могут наблюдаться вазомоторные отеки. Часты трофические изменения кожи.
Изменения психики характеризуются брадифренией, нарушениями со стороны эмоциональной сферы - снижение инициативы, интереса к окружающему, эмоциональная тупость, иногда раздражительность, ипохондрический синдром. На этом фоне могут развиваться состояния возбуждения с импульсивными действиями. У больных часто отмечаются эгоцентризм, назойливость. Течение заболевания прогрессирующее.



  1. Нейрохимические основы болезни Альцгеймера.

Болезнь Альцгеймера — наиболее распространенный вариант старческой деменции, характеризующийся прогрессирующими нарушениями памяти и когнитивных функций мозга. Казалось бы, применять антагонисты NMDA-рецепторов при этом патологическом состоянии неоправданно. Однако болезнь Альцгеймера — это нейродегенеративное заболевание, в патогенезе которого немалую роль играет гиперактивность глутаматергической системы. Поэтому возможность применения антагонистов NMDA-рецепторов привлекает пристальное внимание исследователей.

Глутаматергическая гипотеза развития деменции при болезни Альцгеймера впервые была выдвинута в 1988 г. Ассоциативные глутаматергические связи в коре головного мозга нарушены при болезни Альцгеймера, причем

выраженность этих нарушений коррелирует с клиническими проявлениями болезни. Исследования post mortem мозга больных, страдавших болезнью Альцгеймера, свидетельствуют о дегенеративных изменениях в областях (так называемые "сенильные бляшки"), напрямую связанных с процессами фиксации новой информации и с высшими интегративными функция-

ми мозга (гиппокамп, кора, некоторые базальные ядра), а также богатых глутаматными рецепторами.

Одним из важнейших звеньев патогенеза болезни Альцгеймера является нарушение метаболизма (3-амилоидного пептида нервной ткани. Накопление дефектных субъединиц белка-мономера приводит к его быстрой полимеризации и дегенерации нейрона. Своеобразным катализатором процесса является накопление в цитоплазме свободного кальция, запускающего каскадный механизм катаболических ферментативных реакций. Как уже отмечалось, (3-амилоид вызывает гибель нейронов по механизму апоптоза, запускаемому транспортом Cai+через активированные каналы NMDA-рецептора. Предполагают, что |3-амилоид избирательно усиливает эффекты глутамата, опосредованные NMDA- (но не не-NMDA-) рецепторами.




  1. Общая характеристика и основные классы психотропных препаратов.
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница