Игорь Бунич корсары кайзера предисловие



страница17/28
Дата24.06.2015
Размер5,67 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   28

ОКЕАНСКИЙ РЕЙД ОДИНОКОГО ВОЛКА

Капитан второго ранга Карл Август Нергер родился в 1875 году в Ростоке. Приморские города сами по себе являются главным стимулом для молодых людей попробовать свои силы на службе в военном или торговом флоте. Все флоты мира черпают свои кадры главным образом из юношей портовых городов. Любой мальчишка, чье детство прошло под гудки пароходов и визг ревунов боевых кораблей, лязг башенных кранов и грохот клепальных молотов из за высоких лесов стапелей, стремится на флот, считая морскую службу единственной достойной настоящего мужчины.

Карл Август Нергер не был исключением. В 1893 году он поступил в военно морскую школу в Киле, а в 1897 году, уже будучи корабельным гардемарином, получил назначение на канонерскую лодку «Илтис», несущую службу в дальневосточных водах. Там Нергер был произведен в офицеры, а в 1900 году – уже лейтенантом, штурманом «Илтиса» – принимал участие в подавлении Боксерского восстания...

Начало Первой мировой войны застало Нергера капитаном третьего ранга в должности командира легкого крейсера «Штеттин», на борту которого он получил боевое крещение, приняв участие в неудачном для немецкого флота сражении в Гельголандской бухте 28 августа 1914 года, когда германским легким крейсерам пришлось сражаться с линейными крейсерами англичан. В дальнейшем капитан третьего ранга Нергер, продолжая командовать «Штеттином», эскортировал выходящие на патрулирование подводные лодки, сражался на Балтике с кораблями русского флота, обстреливал Либаву и Ревель, чудом избегая русских мин и подводных камней...

В феврале 1916 года Нергер был произведен в капитаны второго ранга. Он был вызван в Берлин, где ему предложили принять командование вспомогательным крейсером «Вольф», прорваться на нем в открытое море через британскую блокаду и начать беспощадную войну против британского судоходства на просторах мирового океана.

Все это очень романтично выглядело накануне войны и в первые месяцы боевых действий, когда вся германская и мировая пресса взахлеб рассказывала о непобедимой океанской эскадре адмирала фон Шпее, разгромившего англичан у далекого мыса Коронель; о неуловимых и дерзких рейдерах «Эмдене», «Карлсруэ» и «Кенигсберге», топящих и захватывающих чуть ли не ежедневно английские пароходы с ценнейшими военными грузами.

Но сейчас уже была не осень 1914 года, а весна 1916. Легендарная эскадра адмирала Шпее давно была полностью уничтожена, а немногие уцелевшие, служившие на ее кораблях, томились в английском плену. На рифах Кокосовых островов покоились останки некогда легендарного «Эмдена», а его доблестный экипаж вместе с командиром были разбросаны по лагерям военнопленных. Океан поглотил «Карлсруэ», превратив его в корабль призрак, а из мутной воды африканской реки Руфиджи торчали трубы и мачты взорванного «Кенигсберга».

Пиратская романтика закончилась. Всего полгода понадобилось англичанам, чтобы очистить Океан от германских корсаров первой войны. Почти столько же им понадобилось, чтобы загнать весь Флот Открытого моря Германии в его базы, откуда он не осмеливался показаться со времен сражения у Доггер Банки в январе 1915 года.

Удавка британской морской блокады душила Германию, а парализованный страхом немецкий флот не делал практически никаких попыток сбросить эту удавку со своей страны...

Положение изменилось к началу 1916 года, когда командующим германским Флотом Открытого моря стал способный и агрессивный адмирал Рейнгард Шеер решительный сторонник активных действий вверенных ему кораблей. Среди первых же мероприятий нового командующего был приказ о возобновлении «корсарских» операций в океане против британского судоходства.

«Безумие» – таков был вывод штабных специалистов. Ни одного крейсера из состава Флота Открытого моря и соединений, воюющих на Балтике, выделить для этой цели при нынешней оперативной обстановке просто невозможно. Но даже, если бы это и было возможно, надо помнить, что сейчас уже не август 1914.

Англичане давно навели порядок в своих тылах: десятки их крейсеров прикрывают все основные линии морских коммуникаций, превращая операции надводных рейдеров в простое самоубийство.

Шеер не соглашался с подобными выводами оперативников своего штаба. Конечно, с тем размахом, с каким планировалось это дело до войны, и даже с тем, с каким оно проводилось в первые месяцы войны, действия надводных рейдеров сейчас уже не организовать. Но говорить, что подобные операции вообще невозможны, тоже нельзя.

Командующий был согласен с тем, что действия боевых крейсеров сейчас неосуществимы по ряду самых веских причин: их мало, их действия в океане невозможно обеспечить, не говоря уже о том, что ныне, в 1916 году, когда идет разработка плана решительного сражения с Гранд Флитом, расходовать крейсера первой линии в подобных операциях, мягко говоря, неблагоразумно. Но в рейдерской войне вполне можно использовать вспомогательные крейсера – вооруженные торговые суда, которые не так заметны, как боевые корабли, обладают хорошей автономностью и достаточной скоростью. А их потеря не будет столь болезненно воспринята, как потеря крейсера специальной постройки.

Кроме того, считал командующий, сейчас очень благоприятный момент. Англичане почти забыли о надводных рейдерах, и есть шансы снова поймать их врасплох на океанских просторах.

В самый канун 1916 года в океанский рейд были посланы два вспомогательных крейсера: «Меве» и «Вольф». Последний был переоборудован во вспомогательный крейсер из бывшего английского сухогруза «Белгравия», но ему сразу же не повезло. Не успев выйти в море, «Вольф» сел на мель в устье Эльбы и получил такие серьезные повреждения, что о его боевом использовании не могло быть и речи.

Между тем, ушедший в океан «Меве» благополучно вернулся в Германию 4 марта 1916 года с весьма впечатляющими достижениями. Ему удалось уничтожить пятнадцать торговых судов противника общим водоизмещением 57520 брутторегистровых тонн, а на одной из выставленных рейдером мин подорвался и затонул британский броненосец «Кинг Эдвард VII».

«Меве» начали готовить ко второму рейду, надеясь на еще большие успехи. Кроме того, его успехи побудили Шеера выделить для переоборудования во вспомогательный крейсер еще одно торговое судно. Им оказался немецкий сухогруз «Вахтфельс» водоизмещением 5809 тонн, построенный в 1913 году. Судно имело длину 135 метров, паровую машину тройного расширения и скорость 10,5 узла.

Отбросив все предрассудки, его переименовали в «Вольф», хотя бывалые моряки, памятуя о предыдущем «Вольфе», севшем на камни, многозначительно покачивали головами. Однако капитан второго ранга Нергер, назначенный командовать этим вторым «Вольфом», не был суеверным и даже, после нескольких месяцев перестроечных работ, назначил выход в море на пятницу, 22 ноября 1916 года. За это время на «Вольфе» установили пять 150 миллиметровых орудий, четыре 500 миллиметровых торпедных аппарата. Корабль принял на борт 465 мин и, что самое главное, гидросамолет, чего Нергер добился с огромным трудом. Еще труднее было найти опытного пилота, способного взлетать с океанской волны и садиться на нее. Ни у кого не было подобного опыта, поскольку «Вольф» был первым германским кораблем, выходящим в океанский рейд с самолетом на борту. Этот гидроплан немедленно окрестили «Вольфхен» («Волчонок»).

I

Как уже говорилось, капитан второго ранга Нергер был выше всех предрассудков и суеверий и назначил выход вспомогательного крейсера «Вольф» на пятницу 22 ноября. Однако, каждый из трехсот пятидесяти четырех человек, составлявших экипаж нового вспомогательного крейсера, был этим обстоятельством весьма удручен, считая пятничный выход плохим предзнаменованием, особенно памятуя о судьбе предыдущего «Вольфа». Нергеру пришлось очень быстро убедиться в том, что правы оказались его суеверные подчиненные, а не он.

Не успел «Вольф» выйти за линию германских дозоров, как в одном из его угольных бункеров вспыхнул пожар. Взять пожар под контроль не удалось, он перекинулся на другой бункер и начал угрожать настоящей катастрофой. Нергер счел за благо вернуться обратно в базу. Один отсек пришлось затопить, но пожар продолжался и локализовать его все не удавалось.

В порту пожар быстро погасили, перегрузили уголь и 30 ноября снова вышли в море.

Погода благоприятствовала выходу – над морем висел густой туман, видимость не превышала тридцати метров. Серые тени кораблей, мимо которых проходил «Вольф», быстро растворялись в молочной дымке.

Туман был настолько густым, что Нергер, помня о печальной судьбе предыдущего «Вольфа», вынужден был, не искушая собственную судьбу, встать на якорь. Он становился суеверным. К полудню погода немного прояснилась, и Нергер приказал сниматься с якоря. Однако, примерно через полчаса туман снова сгустился до такой степени, что Нергер не решился в таких условиях пройти через линию защитных минных заграждений. Пришлось опять ложиться на обратный курс.

«Бог троицу любит», – решил Нергер и, как только туман стал немного подниматься, снова приказал дать ход. «Вольф» малым ходом, временами останавливаясь, продвигался к выходу в открытое море, что удалось сделать только к вечеру.

Прошли на малом расстоянии мимо германских сторожевых кораблей передового дозора и оставили их за кормой, даже не обменявшись традиционными пожеланиями счастливого плавания. Дозорные, конечно, были уведомлены о выходе, но знали только то, что мимо них пройдет немецкое судно. Что за судно и куда оно направляется, дозорные не имели понятия: Многое, если не все, зависело от секретности операции.

Еще некоторое время дозорные корабли виднелись за кормой «Вольфа», а затем растаяли за горизонтом. И «Вольф» остался один.

Путь вспомогательного крейсера лежал через Северное море. Погода, как назло, внезапно стала тихой и ясной, и, хотя английских блокадных кораблей видно не было, их переговоры четко принимала радиостанция «Вольфа». Они явно находились где то поблизости.

Но пока все шло хорошо, и «Вольф» продолжал идти на север своим полным ходом – не таким уж маленьким для сухогруза того времени – чуть более десяти узлов.

К счастью, вскоре погода резко переменилась. Налетел северо восточный шквал, ход пришлось уменьшить до семи узлов. Плестись на такой скорости в зоне самого интенсивного патрулирования противника было просто бесподобно. Кроме того, «Вольф», который был перегружен углем и разными запасами, необходимыми для длительного автономного рейда, захлестывался волнами и нещадно раскачивался, изнуряя экипаж приступами морской болезни. А впереди еще лежали обширные минные заграждения, выставленные англичанами для обеспечения блокады. В такую погоду даже слабое минное заграждение угрожает любыми неожиданностями, а малая скорость корабля делает роковой любую встречу даже со слабым противником, поскольку предоставляет англичанам достаточно времени для сосредоточения сил.

Тем не менее, Нергер настолько верил в свое везение, что ни на секунду не сомневался в благополучном исходе прорыва в океан. Какая разница, идти со скоростью семь узлов или полным ходом, составляющим всего десять узлов? Любой военный корабль догонит и уничтожит «Вольф» без всяких усилий. «Вольф» можно считать погибшим, даже если его заметят английские или нейтральные рыбаки и позаботятся сообщить об этом командованию британских патрульных сил, стерегущих выходы из Северного моря. Поэтому все, что оставалось делать, это верить в удачу, в счастливую звезду, в любовь капризной Фортуны и во все прочее, что веками определяет успех морских авантюр.

Через несколько часов погода улучшилась. Ветер стих, море успокоилось, дав возможность следовать десятиузловым ходом. Но не успели на «Вольфе» перевести дух, как налетела новая буря, на этот раз с запада.

Пришлось снова уменьшить ход. На этот раз пришлось еще хуже, чем накануне. Ежесекундно на палубу «Вольфа» с шумом обрушивались тысячи тонн воды. Волны, поднимая корму, обнажали захлебывающиеся винт машины. Корабль клало с борта на борт, в каютах и кубриках все ходило. В непрекращающемся вихре соленых брызг было трудно дышать, корабль стонал и скрежетал – казалось, что он готов развалиться. Ударом волны смыло за борт спасательный плот с автоматическим фальшфеером. На «Вольфе» этого не заметили и были сильно удивлены, когда вблизи от них вспыхнуло пламя фальшфеера и исчезло, уносимое ветром за корму. Затем смыло плот с кольцевым освещением. И снова пламя вспыхнуло рядом с бортом «Вольфа», что было совсем некстати, так как Нергер хотел пройти через минные заграждения незамеченным. Огни светились примерно в течение получаса, предательски указывая в ночи место корабля. Приходилось в очередной раз надеяться на удачу, поскольку предпринять что либо было невозможно.

И, как будто всего этого было недостаточно, внезапно налетел снежный буран, а температура воздуха резко понизилась. «Вольф» немедленно превратился в ледяную гору, что сделало практически невозможным любое передвижение по палубе. Кроме того, обледенели и орудия, а это делало вспомогательный крейсер – в случае встречи с противником – фактически беззащитным.

Ураганный ветер, задувавший с запада, сменился норд остом столь же ураганной силы. Расчеты Нергера показали, что «Вольф» сбился с графика движения более чем на двадцать часов.

Время от времени Нергер приказывал включать навигационные и палубные огни, чтобы создать у стороннего наблюдателя впечатление о встрече с нейтральным пароходом.

Наконец удалось пройти английские заграждения, но буря продолжала бушевать. Временами создавалось впечатление, что она ослабевала, но через минуту она вновь налетала с удвоенной силой, как бы пытаясь сделать все возможное, чтобы не выпустить «Вольф» в океан. Медленно, рывками, зарываясь в волны, «Вольф» упорно пробивался вперед.

Когда буря утихла, на «Вольфе» своими средствами отремонтировали множество мелких повреждений. Нергера более всего беспокоило, что была вдребезги разбита большая часть посуды. Командир «Вольфа» рассчитывал захватить большое количество пленных и опасался, что их не из чего будет кормить. Последующие события показали, что Нергер беспокоился напрасно. Чего чего, а посуды на «Вольфе» оказалось с избытком...

10 декабря 1916 года вспомогательный крейсер «Вольф» прорвался в открытый океан, благополучно миновав все дозоры и минные заграждения англичан. Оказавшись на просторах Атлантики, Нергер в целях экономии угля приказал вывести из действия один из трех котлов. Он хорошо знал главную заповедь океанского рейдера: экономить на всем – на угле, воде, продуктах и прочих запасах, которые так сложно восполнить в открытом море...

Все последующие дни Нергер вел корабль на юг. Никаких происшествий не было. Иногда на горизонте появлялись пароходы, спешащие из Америки в Европу и обратно. Нергер старался их избегать. Поскольку подчиненным ничего не было известно о намерениях и планах своего командира, они удивленно переглядывались и даже позволяли себе неодобрительно покачивать головами. Они не понимали, почему Нергер шарахается от тех судов, которые должен топить и захватывать. Нергер не хотел поднимать переполох раньше времени, особенно, в зоне, где было очень много английских боевых кораблей.

Плохая погода продолжала гнаться за «Вольфом» из Северного моря через всю Северную Атлантику. Если в начале пути на мостике царило напряжение, то ныне оно вылилось в то, что Нергер определил как состояние созерцательности – нечто среднее между напряженностью и скукой. Встречи с врагом никто не боялся – «Вольф» был вооружен не хуже любого легкого крейсера. Беда была в том, что в случае получения повреждений, идти на ремонт было некуда, а потому нужно было проявлять предельную осторожность.

В «Конских широтах» «Вольф» неожиданно наткнулся на полузатопленный обгоревший корпус парусника. Мачт не было, и только над уцелевшим бушпритом свисал обрывок кливера. На корме было название «Эсберн Снар». Нергер обошел парусник со всех сторон, но из за сильной волны не стал высаживать на него своих людей. Кто то из офицеров предложил добить парусник артиллерией, но Нергер отказался.

«Английский премьер уверял, – заметил командир „Вольфа“, – что эта война продлится двадцать лет. Поэтому нужно экономить боеприпасы». Ему действительно было жалко тратить снаряды на эти обломки.

В Рождественскую ночь на борту устроили праздник, на котором не хватало только елки и традиционных подарков. Конечно, об этом можно было позаботиться заранее, но за всеми делами накануне выхода у Нергера рождественские подарки просто вылетели из головы, а все остальные просто ничего не знали о том, куда и насколько собирается уходить их корабль и поэтому ни о чем не побеспокоились. Впрочем, поскольку никто на подарки не рассчитывал, то и недовольных не было.

Все личные дела и желания отошли на второй план. Единственным желанием был успех операции. Но, все таки, на борту царила праздничная атмосфера. Из кусков дерева смастерили несколько елок, которые, будучи покрашенными в зеленый цвет, выглядели вполне прилично. Свечей было полно, равно как и маленьких электролампочек, пошедших на гирлянды. Кроме того, была оформлена праздничная газета, значительно развеявшая тоскливую монотонность корабельной жизни.

В офицерской кают компании праздник Рождества был несколько омрачен – загорелась «елка», которая, по общему мнению, выглядела изумительно. Впрочем, об этом инциденте быстро забыли и повеселились на славу. Не хватало только снега, поскольку «Вольф» уже спустился в тропические широты, где температура стояла плюс тридцать градусов.

На немецких легких и вспомогательных крейсерах пастора по штату не полагалось. Его обязанности в случае необходимости выполнял командир корабля.

Поэтому Нергер организовал краткое богослужение и обратился к экипажу с «Рождественской проповедью», где больше говорил о сражавшейся в кольце фронтов Германии, чем по существу.

В разгар торжеств праздник пришлось временно прервать, так как на горизонте было обнаружено какое то судно. Из радиоперехвата было известно, что в этом районе патрулируют несколько английских крейсеров, базировавшихся на островах Зеленого Мыса. Приходилось быть начеку.

Между тем, «Вольф» уже приближался к экватору, и Нергер не мог игнорировать это событие без традиционного праздника Нептуна. Кстати, сам он ранее несколько раз приближался к экватору, но не пересекал его и должен был пройти «крещение» вместе с многими другими «неофитами». Еще будучи младшим офицером, Нергер проходил «крещение» при пересечении тропика. Но экватор – есть экватор! Нептун шуток не любит. Необходимо было подготовиться к новому празднику.

Прежде всего, необходимо было составить список всех «неофитов», впервые пересекающих экватор. Многие из них совсем не жаждали «крещения» и под любым предлогом пытались от него уклониться. Но никакие увертки не помогали. Каждый, кто уверял, что уже пересекал экватор, должен был либо представить свидетелей, либо «Диплом», выданный Нептуном и заверенный капитаном того судна, на котором он переходил экватор. Если же, вопреки уверениям, моряк не мог представить ни свидетелей, ни «свидетельства», то ему полагалась особо строгая процедура «крещения».

По традиции, первым на борту «Вольфа» накануне перехода экватора появился Тритон в" качестве посланца Нептуна. Одетый в фантастические одежды, сделанные главным образом из постельного белья, Тритон представился Нергеру и сообщил, что Бог Нептун собирается вместе со своим Двором посетить корабль, дабы засвидетельствовать праздничное крещение всех членов экипажа, впервые пересекающих экватор. Его величество ожидает, что его примут со всеми приличествующими его высокому положению почестями.

Капитан второго ранга Нергер вручил Тритону список «неофитов», возглавляемый им самим, и заверил, что посещение Нептуном является честью для его корабля, и он, командир, приложит все усилия, чтобы пребывание Нептуна на борту «Вольфа» было как можно более приятным. Затем Тритону вручили пару бутылок пива и пачку сигарет, и он удалился вместе со своей свитой.

На следующий день в ожидании Нептуна на вспомогательном крейсере царило радостное возбуждение. Море было спокойным, на бездонно голубом тропическом небе ярко сверкало солнце.

И вот появился Нептун под руку со своей супругой царицей, сопровождаемый многочисленной свитой. Капитан второго ранга Нергер заметил, что Бог Морей очень похож на своего вчерашнего посланца. Правда, теперь Нептуна украшала длинная борода, придавая владыке океана весьма почтенный вид, а локоны его супруги, сделанные, как и борода Нептуна, из мочала, свисали до самой палубы. Царственную пару сопровождали в основном морские черти, измазанные сажей и жиром, блестевшим на солнце.

Около Нептуна суетился его придворный шут во фраке и цилиндре с лягушачьими руками и ногами. Бросался в глаза также и придворный цирюльник, размахивающий огромной деревянной бритвой, и глашатай, объявляющий громким голосом волю Бога Морей.

Нептун и его свита, сопровождаемые Нергером, прошли вдоль строя экипажа, а затем Бог Морей забрался на трап, сооруженный у грузового люка, и объявил, что можно приступать к обряду крещения.

Первым через обряд крещения пришлось пройти самому Нергеру. Все, как он вспоминал позднее, обошлось сравнительно благополучно. Ему вручили огромный бинокль, сделанный из двух бутылок шампанского. Нептун «приказал» командиру «Вольфа» смотреть через этот бинокль в море и объявить, когда он увидит экватор. Нергер поднял бутыли, из которых на него полилась вода. Нергер промок с головы до ног. Но это был еще «щадящий ритуал» – специально для командира. Другим пришлось похуже. Рядом с грузовым трюмом из парусины был сооружен бассейн полутораметровой глубины, доверху наполненный водой. Перед бассейном «придворный цирюльник» развел мыльную пену, сдобренную сажей, машинным маслом и мазутом. А на другом конце бассейна был натянут ветровой конус. Измазанного черной пеной неофита бросали в бассейн, где подвергали «бритью», а затем заставляли пролезть через конус. Но едва несчастный залезал в конус, как спереди и сзади его начинали поливать из пожарных шлангов, а когда он ухитрялся высунуть из воды физиономию, чтобы глотнуть воздуха, ее снова мазали черной пеной для бритья...

После завершения крещения наступила более приятная часть ритуала с выдачей дипломов и памятных значков, сделанных в корабельной мастерской. Морские черти, сопровождающие Нептуна были одарены снедью и сигаретами, чтобы им было чем заняться на дне морском, не устраивая от безделья бурь и ураганов.

Затем Нергер произнес заключительную речь, благодаря Нептуна за «крещение» экипажа, и Бог Морей величественно удалился со всей своей свитой.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   28


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница