Слушаю. Ответил он очень тихо, но с нескрываемым раздражением в голосе



страница12/30
Дата24.06.2015
Размер4.33 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   30

- Совсем из ума выжил, Сашка. – Посетовала старушка, но уже спокойно и вышла из кухни в комнату.

- Цыть. – Тихо вслед ей ответил муж.

- Александр Иванович, а где сейчас Таня? – Спросил Андрей.

- А я почём знаю? – Ответил хозяин дома вопросом на вопрос и добавил. – Шляется, где ни поподя, как всегда.

- Интересно знать, где. – Вставил реплику Городилов.

- А почто меня пытаете, где она?! Она сюда до следующей пенсии не заявится. – Возмутился старик, но тут же успокоился, кивнул своей седой головой на Иванова младшего. – Вы этого вот пытайте, вместе они всегда, любовь у них, а по мне так, не любовь, а блядство сплошное.

- Я от неё ушёл. – Тихо ответил Анатолий дрожащим голосом, заикаясь. - Изменила она мне с другим.

- Ой, ты батюшки мои! Изменила! Танька наша и изменила! – Сначала как будто в шутку, а потом уже всерьёз и строго очень сказал дед. – А ты, щенок, не знал будто, что так и будет?! Шлюха же она, говорили тебе, и пьяница! Я и говорю, не любовь, а блядство!

Толя ничего не ответил, а хозяин дома продолжал, но уже тихо, спокойно.

- Я сразу понял, что с другим она, а то и с несколькими, а не с тобой. Она когда в этот раз приезжала, так и сказала, что ты работу потерял, а деньги нужны. Я-то про себя и скумекал, Танька безденежных не любит, а, значит, уже с другим. Она с тобой была, пока ты деньги зарабатывал, что бы ей было на что пить. Так она сюда и носа не казала, были деньги, а тут не стало, так нарисовалась.

- Я работу не терял. – Сказал тихо Анатолий. – Врёт она.

- Врёт? – Спокойно уточнил дед и так же спокойно ответил толи сам себе, толи всем гостям. – Конечно, врёт. Что бы Танька и не врала, такого не бывает.

Из больших глаз Иванова младшего вдруг по щекам его потекли слёзы. Дед этого видеть не мог, но почувствовал, наверное

- Ты особо-то не печалься, Анатолий. Не любовь у вас, а блядство, потому по весне снова снюхаетесь, раз уж ты и сейчас при работе да при деньгах.

- Александр Иванович, Татьяна скрывается от милиции. – Сказал, наконец, Андрей.

- Не удивил ты меня, начальник. – Ответил старик опять спокойно. – При её жизни только и надо от милиции прятаться.

- И Вам не интересно, что она сделала? За что мы её ищем? – Спросил Городилов.

- А чего там интересного? Украла у кого, поди, чего. Она и у нас воровала, когда мы не давали ей денег, а потом мы уж сдались, сами давать стали ей. Нам с бабкой всё равно много не надо.

- Она человека убила. – Тихо сказал Краюшкин, стараясь, что бы Иванов младший не слышал, но тот услышал, и, наверное, стал вспоминать тот день, голова и руки его снова затряслись.

- Опять не удивил, начальник. – Всё так же спокойно ответил дед. – Ты бы удивил меня, если бы сказал, что бабка моя убила кого-то, а то, что Танька убила, так не удивил, это же Танька, у неё это запросто.

Помолчав чуть – чуть, хозяин дома спросил.

- Зарезала, поди, опять кого?

- Почему зарезала сразу? – Переспросил Андрей.

- Оружия она в жизни в руках не держала, стрелять не может, задушить что бы, силы нужны большие, забить тоже не сможет, баба же, а ножом это запросто у неё, это она умеет, это ей не впервой.

Всё! У Толи Иванова началась истерика. Он вспомнил. Он стал кричать что-то бессвязное, биться головой о стену.

- Выведи его во двор, Коля! – Громко попросил Краюшкин Городилова. – И успокой его!

- Как?!

- Как хочешь, только, что бы с ним можно было говорить нормально опять!

Оба оперативника были напуганы этой истерикой, но вида старались не подавать. Городилов вывел Иванова из дома, но с улицы ещё некоторое время были слышны бессвязные истерические крики последнего.

Андрей не без труда собрался с мыслями

- Александр Иванович, а где, у кого Таня может прятаться?

- А я почём знаю? – Опять ответ вопросом на вопрос. – Ты у этого крикуна спрашивай, они вместе всё время якшались.

- Он не знает, он у своих родителей в Сосновске живёт.

- Мужик, бляха муха! Етить его! – Опять возмутился старик. – Бабу свою не может осадить! Чуть что, сразу под мамкину юбку!

- Больной он, вот и не может. – Заступился опер за парня, но дед этому не внял

- Раз больной, пусть в больнице лежит, лечится, а не по бабам шастает. А то не может ничего, а всё туда же, дайте девкину сиську пощупать, на сеновал её затащить.

- Он не настолько болен, что бы в больнице лежать.

- Видел я и сейчас, и раньше, насколько он болен. В смирительную рубашку его надо. – Дед поднялся от печи, подошёл к иконам, стоявшим на полочке в правом углу, перекрестился. – Устал я, мил человек.

- Понимаю. – Краюшкин тоже встал от печи, сделал шаг к входной двери.

- Ты, начальник, если думаешь, что Танька-то здесь прячется, то иди в дом, смотри везде. А только перед Богом тебе говорю, нет её у нас, через месяц приезжайте, она обязательно появиться, как только пенсию мы с бабкой получим.

- Месяц это много, Александр Иванович. – Ответил Андрей. – Родня у неё где, кто есть?

- Да, кроме нас только две тётки, дочери наши с бабкой, матери её, значит, сёстры. Одна в Сосновске, другая в Таёжном. Да только к ним она не пойдёт, да и не пустят они её, у них семьи, работа, дома полная чаша, а она ворует, они знают это, с ней же сидеть, сторожить её, тоже не будут, занятые все, говорю же, в родном доме сколько уж не были, забыли про стариков, в этом году и не приезжали ни разу, и внуков не присылали.

- И всё же, как зовут их? Где они там живут?

- Ту, что в Сосновске, Бариновой Антониной Александровной, адрес её не знаю. А ту, что в Таёжном, зовут Красиной Екатериной Александровной, на улице Героя Александра Матросова живёт она.

- И что? Совсем больше родственников нет? Мать её где?

- Здрасьте вам! – Вдруг ответил дед. – Совсем что ли, милиция? Ни хрена не знаете, знать не хотите!

- Хотим. Я хочу знать, Александр Иванович. – Заверил Андрей хозяина дома в обратном. – Где мать её?

- Танька в детском доме росла. – Ответил старик и спросил. - Понятно?

- Понятно. – Подтвердил опер и тоже задал вопрос. – А как так получилось?

Дед Саня подумал немного, затем сел на табурет у стола. Предложил сесть и Краюшкину.

- Отца не было у неё. До сих пор не знаю, с кем доча моя младшая нагуляла её. Мы её в Таёжный учиться тогда отправили, она сначала у Катьки жила, у сестры, значит, а потом поссорились они что-то, вот Мария и ушла в общежитие…

- Марией, значит, зовут мать Татьяны? – Уточнил Андрей.

- Ну, да. – Подтвердил дед.

- И где она сейчас-то?

- А ты слушай! – Возмущённо ответил старик. – Хочешь знать, так слушай, а не перебивай.

- Извините, Александр Иванович. – Андрей понимал, что не прав был и к замечанию отнёсся нормально.

- Извинение твоё в рот не положишь. – Посетовал хозяин дома всё так же обиженно. – Повесилась Машка моя. Таньку вот привезла к нам, маленькую ещё, я её, Машку-то и выгнал, за позор выгнал. Да и жена моя, мать, значит, Машкина, избила её тогда сильно. Ну, и ушла Машка из дома-то, младенца забрала с собой, а через два дня грибники приходят, приносят Танюшку-то, кричала, говорят, сильно, жрать хочет, мол. Я спросил, где мать-то её, дочь моя, значит, а они и оглоушили меня прямо, висит, говорят, там же, на берёзе, под которой нашли младенца они. Отвели меня туда, я тогда только и понял, что натворил.

Видно было, что хозяин хочет, очень хочет заплакать, но у него не получалось – за годы прожитые всё уж выплакал.

- Так что нет родни больше у Таньки. Знакомых навалом, да такие же, как и она, пьянь и ворьё.

Опер понимал, что пора уходить, что зря приехал в этот дом, но встать и уйти почему-то не мог, пристально смотрел на старика, который, как ему показалось, в эти минуты постарел ещё лет на пять, поседел сильней.

- Что смотришь? – Спросил хозяин. – Осуждаешь?

- Нет. – Краюшкин не знал, осуждает он или нет этого человека.

- Ну, так сейчас будешь осуждать. – Сказал старик. – Понял я тогда, что натворил, да только не до конца, взял и спихнул Таньку в детский дом, не отказался от неё совсем, но и в доме своём оставить не мог, о Маше она мне напоминала бы. Бабка моя уж ревела как, просила меня, не отдавать девчонку в казённый дом-то, а я всё равно отдал. Вот она и выросла в детском доме. Вот за то и наказывает меня теперь.

Молча, посидели. Затем Андрей подошёл к печи, что бы снова закурить, но хозяин не позволил.

- Не кури в доме, люди мы с бабкой старые и больные. Иди, начальник, иди отсюда. Бог с тобой.

Когда Андрей открыл входную дверь и переступил через порог, хозяин вдруг сказал ему вслед

- Знаю, за что Господь меня наказывает так. Немца пленного я на фронте убил, безоружного, без команды, просто взял и убил. За злобу мою меня Бог карает, к себе не забирает, здесь заставляет маяться.

Краюшкин внимательно посмотрел на старого человека, а тот на него.

- Нет у меня Таньки. Ненавидит она меня. Рассказали ей всё тётки её. Не поедет она ко мне прятаться. Денег только взять приедет. А в конце концов убить меня. Да, и правильно…

Опер вышел из дома, сразу закурил, и не видел, как дед снова стал креститься перед иконами, вымаливая у Бога прощение себе. Вымолит ли?

***
В Сосновске заехали к барыге Севостьянычу, который подтвердил, что знает и разыскиваемую, и Толю, и то, что они осенью жили у него около недели, и больше он ни ту, ни другого не видел. Проверить всех его постоянных клиентов, которых было неисчислимое множество, конечно же, было просто невозможно, но тех, которые, как раз на момент визита милиционеров, были в его доме, опросили, и они, конечно же, ничего о разыскиваемой и её местонахождении не знали, ни разу её и не видели и ничего о ней не слышали, во всяком случае, вспомнить её не могли. Для очистки совести проверили в доме барыги буквально каждый угол, каждый закуток: чердак, погреб, баню, многочисленные хозпостройки, но это, как и следовало ожидать, ничего не дало. Ото всех присутствующих отобрали объяснения, которые получились короткими, потому что, хоть сколько-то значимой по делу, информации получено не было. Только вот начальство не любит кратких объяснений. А куда деваться?

Навестили и тётку Хрулёвой, Антонину Александровну Баринову, которой дома не оказалась, но дома были её дети, тринадцатилетний мальчик и шестнадцатилетняя девочка, которые, как оказалось, о том, что у них есть двоюродная сестра Таня Хрулёва, услышали впервые. Проверили и здесь каждый угол, несмотря на то, что тем самым внаглую нарушили Закон, но всё это было опять мимо. Заехали и к Антонине в частную пекарню, где она работала завпроизводством. Антонина не то, что не знала, где её племянница, но и Иванова младшего она видела первый раз за свои сорок с небольшим лет, хотя они и жили всю жизнь в одном маленьком городке. Ну, и о том, что её племянница и этот молодой человек не так давно были связаны узами того, что на настоящую любовь похоже мало, Баринова так же слышала впервые. Хрулёву же она последний раз видела лет семь - восемь назад, когда та воспитывалась ещё в детском доме, откуда постоянно сбегала, пряталась, где попало, в том числе и у неё. Училась в школе Таня, соответственно, очень плохо, можно сказать, не училась, вообще. Потом Баринова слышала, что девушка вышла замуж, но жила плохо и, в конечном итоге, мужа своего убила, за что сидела в тюрьме. Вроде, как и дети у Тани были, но где они и что с ними, Антонина не знала и знать не желала. Однажды ей из мест лишения свободы пришло письмо от Хрулёвой, в котором та жаловалась на свою несложившуюся жизнь и просила прислать ей посылку. Посылку женщина отправлять не стала, но на письмо ответила, где и сообщила, что своих ртов хватает, и помогать арестантке она не намерена, и было бы очень хорошо, если бы та о существовании их семьи забыла. Видимо, просьбе тётушки своей Татьяна вняла, и о себе с тех пор никоим образом не напоминала. Андрей отобрал от женщины письменное собственноручное объяснение, простился с ней и вышел из пекарни, где уже сильно вспотел, закурил.

Получается, что Иванов младший говорит правду. Он уже успокоился, снова мог вести адекватный диалог, отвечать на вопросы. И на вопрос Краюшкина, почему он ничего не сказал операм о Татьяниной тётке, проживающей в Сосновске, ответил, что ничего о её существовании не знал. Не соврал, как теперь выясняется. И что мы имеем, товарищи лейтенанты? Из отведённого руководством срока на поимку Хрулёвой минуло уже процентов сорок – второй день операции «Розыск» подходил к концу, а результатов ноль, только несколько объяснений от опрошенных, которые, в конечном итоге, ничего не дают, потому что, как всегда, никто и ничего не знает. Ну, и где искать Таню эту? У кого?

Вывод один – возвращаться в Таёжный. А там что? А там проверить дом второй тётки, с ней поговорить, а ещё вновь наведаться на пилораму, опросить Матвеева. И что? Что это даст? Краюшкин был уверен, что ничего. Но других вариантов нет. Иванова младшего брать с собой, может, вспомнит ещё что-нибудь, на месте люди часто вспоминают больше.

Поехали в Таёжный.

В машине инспектор ГИБДД – водитель спросил Краюшкина

- Чего там с нарком этим? Куда его дели?

- Каким? – Не сразу понял Андрей, о чём идёт речь.

- Ну, которого сегодня ловили, - пояснил инспектор, - который машину угонял, и у которого ног теперь нет.

- Когда в отдел заезжали, что бы пробить по базе, по какому адресу Баринова в Сосновске проживает, так здешний розыскник сказал, что в больницу положили этого нарика. – Ответил опер. – В отделение хирургии.

- Под конвоем, поди? – Спросил инспектор – напарник водителя.

- Ты, друг мой, мартышку не смеши, она и так смешная, а ещё кино меньше смотри. – Ответил ему Городилов. – Тут не хватает людей, что бы охранять и конвоировать тех, у кого с ногами всё в порядке, а уж к безногому и подавно ни кто конвой ставить не будет. Куда он теперь денется? Сам сдохнет. Избежал наказания.

- Сдохнет ли? – Усомнился Андрей.

- Да, такие твари долго не живут. – Заверил Городилов.

- Долго не живут. – Согласился Андрей. – Но и быстро не помирают. А жаль.

- Нехорошо это. – Вдруг сказал Анатолий.

- Что? – Не понял его Краюшкин.

- Желать смерти другому, нехорошо. – Пояснил парень. – Не по-божьи.

Отвечать ему не стали.

Началась метель.

По пути заехали в придорожное кафе. Денег было немного, у Краюшкина их, вообще, не было, поэтому его и Толю накормил Городилов, купив по паре совсем небольших, но на удивление вкусных пирожков с мясом и рисом, и по стакану тёплого чая. Инспекторы ГИБДД свой обед оплатили сами и кушали, как положено: первое, второе, третье. Безденежный инспектор ГИБДД – это научная фантастика.

- Что там с зарплатой? – Спросил Краюшкин, когда вышли из кафе, и он достал из пачки последнюю сигарету.

- Сегодня обещали. – Ответил Николай.

- Вчера так же говорили. – Усмехнулся розыскник. – В смысле, что это сегодня, было уже и вчера, и позавчера. Почти на неделю уже задержали.

Поехали дальше. Шестнадцатый час суток пошёл.

Звонок мобильного, как и всегда, был неожиданным.

- Андрей Алексеевич, это Эдик со складов говорит. Помните?

- Помню. – Краюшкин не помнил, но говорить об этом нельзя, человек может обидеться и передумать сообщать то, зачем позвонил. Каждый хочет ощущать хоть малейшую свою значимость в этом Мире. Это естественно. Это нормально.

- Вы просили позвонить, когда Витька Зимин появится.

Теперь опер вспомнил. Витька Зимин уже почти год находился в федеральном розыске. И преступление-то, вроде, совершил не ахти какое, уж точно не ограбление века, и даже не убийство или изнасилование. Просто подрался с другом, да в драке друг этот получил сотрясение головного мозга, в связи с чем пару недель отдыхал дома, находясь на амбулаторном лечении. Писать заявление он не хотел, друзья же, но участковому срочно нужно было раскрытие и поэтому, как только он из больницы получил сообщение о том, что туда обратился гражданин, ставший потерпевшим в драке, сразу же этого потерпевшего и уговорил написать заявление на привлечение к уголовной ответственности своего друга, объяснил, что по Закону должен Зимин понести заслуженное наказание, дабы впредь не размахивал кулаками, но наказание будет мягким, не связанным с лишением свободы. В общем, заявление было написано. Витька признал свою вину полностью и сразу, запираться не стал. Галочку участковый, что называется, срубил. И ведь, по сути, прав был, ни кто не имеет права причинять вред здоровью кого бы то ни было, а тем более друг другу. Как ни крути, а участковый действовал правильно. Зло, в любом его проявлении, должно быть наказано. Хотите, граждане, жить в цивилизованном обществе, так живите, нечего кулаками махать налево и направо. В общем, молодец участковый уполномоченный. И ушло дело в Суд мировой. Дело ушло, а Витя нет. В суде ни разу не появился. С другом они помирились, дело это обмыли, причём уже без драки, и решили, что на этом в деле можно ставить точку. Судья только так не считал, а, по сему, вынес постановление об объявлении Зимина в розыск, что лично Краюшкина не удивило. Удивило другое. Мерой пресечения Зимину, при его задержании, судья избрал заключение под стражу. Такой жёсткости от судьи ни кто не ожидал, такого просто не бывает, учитывая тяжесть совершённого Зиминым деяния. Убийц под подписку о невыезде отпускают, а тут, за причинение лёгкого вреда здоровью, арест. С чего бы это? Андрей не знал, спрашивал у судьи, но тот причин своей такой позиции объяснять не стал. Не касается это опера обыкновенного, есть постановление, исполняйте, ибо вы, господа милиционеры, в стране нашей есть власть исполнительная, и не надо вам брать на себя слишком много. И всё бы ничего, да только Витя куда-то из города пропал, буквально сквозь землю провалился, нигде его не было. И год нигде не было. Нет, был, конечно, где-то, но где, оперы установить так и не смогли. А около месяца назад к Андрею пришёл человечек, состоящий у него на связи, и пояснил, что Витя Зимин объявился в том районе, где и жил сам человечек, живёт с какой-то женщиной, работает экспедитором в одной из фирм, заказы возят с городских складов одной из крупных торговых компаний России. В адрес к женщине, у которой жил Зимин, Краюшкин честно сходил, но та сказала, что знать ничего и никого не знает. Женщина была беременна и жила с со своей матерью, которая подтвердила слова своей дочери, но добавила, что разыскиваемого они всё-таки знают, но он, гад такой, жил у них недолго, ребёночка вот заделал и был таков, и где его теперь носит, они не знают. Опер видел, что женщины лгут, но сидеть в засаде у их квартиры поленился, потому что были дела и поважнее, чем дело Зимина, к которому никто из руководства и в прокуратуре никакого интереса не проявлял. Мелочь же. Вот был бы Зимин маньяком каким-нибудь, то тут бы задёргали розыскников, затаскали бы дело на проверки. Разговор с побитым другом Зимина ничего не дал. Тот тоже врал, что не знает ничего о местонахождении Зимина, и Андрей готов был уже разгневаться на друга этого, но тот откупился, сдал своего соседа – наркомана, который у соседнего с Залесским райотделе находился в розыске за серию квартирных краж. Соседа Краюшкин с Ожеговым задержали сразу, на чердаке дома, в котором жила родная сестра того. Но после этого задержания претензий к другу Зимина уже быть не могло, нечестно это было бы, тем более, что тот прямо сказал, друга сдавать не будет ни при каких обстоятельствах, хватит того греха, что смалодушничал и написал на него заявление. И оставался только один вариант. Краюшкин пришёл на склады, где работал Зимин, да неосторожные его действия с другом и сожительницей Витькиными сделали своё чёрное дело – разыскиваемый уже несколько дней на работе не появлялся, хотя пока и не увольнялся. Плохо. Но зато нашёлся грузчик по имени Эдик, с которым Краюшкин быстренько и как-то даже легко договорился о содействии последнего правоохранительным органам в розыске Зимина. Хорошо. После этого опер затаился, перестал предпринимать активные действия по розыску Витьки, стал просто ждать, при этом на грузчика Эдика особо и не надеялся. Оказалось, зря не надеялся. Эдик позвонил.

- Где он сейчас? – Спросил Андрей грузчика.

- Уехал в Марьино.

- Когда?

- Минут двадцать назад. – Ответил Эдик. – Сейчас уже из города, наверное, выехали.

- А чего сразу не позвонил?

- Да, проспал я сегодня, на работу пришёл, когда они загрузились уже и выезжали с базы.

- Ну и горазд же ты спать, время вечер уже. – Розыскник не на шутку удивился, но звонивший тут же оправдался.

- Да, я с бодуна, Андрей Алексеевич. Короче, я машину тормознул, типа сигаретку спросить, заодно и поинтересовался, куда едут. Он директору нашему наплёл там что-то, оформили ему отпуск задним числом, что бы прогулы списать, так что будет теперь работать, теперь поймаете его.

Оперу не понравилось, как грузчик умничает, хотя понимал его, тот старается на лишнюю бутылку водки заработать, потому что ему за помощь было обещано вознаграждение.

- На какой машине он поехал?

- Газелька тентованная, с жёлтой кабиной.

- Госномер какой?

- Не знаю, не запомнил.

- Блин. И что мне теперь? Каждую газель с жёлтой кабиной тормозить?

- Извините, товарищ начальник. – По голосу было понятно, что грузчик сконфузился. Но спустя мгновение он добавил. – На тенте у машины большими зелёными буквами написано: «Таёжные грузоперевозки». Ну, Вы знаете, наверное, что у нас есть такая транспортная фирма в городе.

- Знаю. – Ответил Андрей. – Спасибо. Бывай.

- Э-э-э, Андрей Алексеевич, а как же вознаграждение?

- Будет тебе пузырь, не переживай. Мы его ещё не поймали.

- Ну, Вы не забудьте, пожалуйста, про меня, Андрей Алексеевич, а то я ведь могу ещё пригодиться и это ещё там…

- Не забуду. – Перебил опер грузчика и нажал на кнопку завершения разговора, после чего обратился к инспекторам ГИБДД и Городилову. – Все смотрим внимательно на дорогу, по встречке должна будет ехать газель с жёлтой кабиной из «Таёжных перевозок».

Дальше ехали и смотрели. Минут двадцать ехали, метель затрудняла обзор.

- Вот она! – Чуть не криком вдруг сообщил инспектор ГИБДД – водитель, когда уже подъезжали к стационарному посту ГИБДД на въезде в Таёжный. Машина, действительно, была той самой.

- Разворачивайся! – Крикнул Краюшкин, чувствуя, как его охватывает азарт.

- Куда?! – Крикнул в ответ гаишник. – Тут двойная сплошная!

- Разворачивай, говорю! – Потребовал Андрей.

- Я не имею права! Это же нарушение ПДД!

- Это исключительный случай! Включи сигнализацию!

- А! Ладно! – И водитель, резко повернув руль вправо, развернул патрульный автомобиль, увеличивая скорость, понёсся обратно, в сторону Сосновска. Его напарник включил сигнализацию.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   30


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница