Б., Щирина М. Г. Проблема паранойи



страница1/11
Дата26.08.2015
Размер2,34 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Онлайн Библиотека http://www.koob.ru

Смулевич А.Б., Щирина М.Г.

Проблема паранойи



Предисловие







Проблема паранойи, с давних лет являющаяся предметом оживленных дискуссий, и сегодня продолжает привлекать внимание психиатров различных школ и направлений. И это не случайно.

Едва ли изучение какой-либо иной группы психических нарушений сопровождалось столь значительным числом прямо противоположных клинических и психопатологических определений, психологических трактовок и патогенетических построений.

Настоящая монография посвящена современным воззрениям на состояние этой сложной проблемы. Она отражает результаты проведенных сотрудниками Института психиатрии АМН СССР исследований широкого круга паранойяльных состояний, включающих как паранойяльные психозы эндогенной группы (А. Б. Смулевич, главы I—IV, VIII), так и эндоформные психозы паранойяльной структуры, наблюдающиеся на определенных этапах развития органических заболеваний мозга (М. Г. Щирина, главы V—VII).

В задачу авторов не входило освещение всего многообразия паранойяльных состояний, встречающихся в психиатрической практике, в частности в рамках пограничных психических расстройств (реактивные состояния и др.), а также инволюционных и алкогольных параноидов. Необходимость такого сужения темы связана со следующими обстоятельствами. Паранойяльные состояния могут наблюдаться при ряде психических заболеваний, изучение которых в свою очередь связано с такими кардинальными проблемами современной клинической психиатрии, как нозологическая классификация группы благоприятно протекающих бредовых психозов, соотношение, с одной стороны, конституционального, возрастного и процессуального факторов, а с другой — эндогенного, экзогенного и психогенного. Рассмотрение приведенного выше далеко не полного перечня общих проблем завело бы авторов слишком далеко от той ограниченной задачи, которую они поставили перед собой в настоящей работе.

Основываясь на анализе собственного клинического материала и данных многочисленных публикаций, авторы попытались рассмотреть некоторые общие проблемы, связанные с психопатологией бреда, а также вопросы клинической типологии, нозологической классификации и рациональной терапии паранойяльных психозов.

Академик АМН СССР А. В. Снежневский



Глава I. Место паранойяльных состояний в современной систематике бредовых психозов

Проблема паранойи
Смулевич А.Б., Щирина М.Г.







Паранойя — эндогенное заболевание или аномалия развития?

(Е. Kraepelin; постановка проблемы)

Для современного этапа развития учения о паранойяльных состояниях основополагающими явились труды Е. Kraepelin (1912, 1915). Психозы с сохраняющимся на всем протяжении заболевания систематизированным бредом Е- Kraepelin изучал в основном в рамках выделенной им в качестве самостоятельной нозологической единицы—паранойи. Остальные, рассматривавшиеся ранее (в донозологический период) в пределах первичного помешательства паранойяльные состояния, по тем или иным особенностям клинической картины или динамики развития не подходившие под дефиницию паранойи, он расценивал как проявление атипии или относил к другим заболеваниям: маникально-депрессивному психозу, парафрении, раннему слабоумию. К этой же группе заболеваний Е. Kraepelin относил, в частности, и случаи острой паранойи. Таким образом, паранойяльные состояния были разделены на основе различий в течении и исходе на паранойю и группу «параноидных» заболеваний, представляющуюся Е. Kraepelin весьма неоднородной.

Какова же клиническая характеристика паранойи, т. е. заболевания, при котором, по Е. Kraepelin, «происходит то глубокое преобразование всего мировоззрения, тот сдвиг в отношении к окружающей среде, который и обозначается как «сумасшествие» (Verrucktheit)»?

Прежде всего, как подчеркивает Е. Kraepelin, речь идет о прочной стойкой бредовой — системе, исходящей из внутренних причин и развивающейся при полной ясности и упорядоченности мышления, желаний и действий. Со стороны памяти и внимания больных в таких случаях также не наблюдается никаких расстройств. Истинных обманов восприятия не бывает. Свойственное паранойе бредообразование чаще всего принимает форму бреда преследования. Однако наряду с этим описываются больные с преобладанием бреда ущерба, любовного бреда, бреда ревности, а также «пророки», «святые», мистики. К числу параноиков с идеями величия относятся также «изобретатели», больные с бредом высокого происхождения. Все упомянутые виды паранойи (паранойя ревности, изобретательства и т. д.) не являются резко очерченными болезненными формами. Бред назревает медленно, в течение ряда лет. Решающим толчком для его манифестации может послужить даже незначительное случайное явление. В некоторых случаях бредовое «озарение» по фабуле бреда несомненно связано с ложными (фальсифицированными) воспоминаниями. Бред параноиков, как правило, систематизирован, психически переработан и развивается без грубых внутренних противоречий. О сознании болезни не может быть и речи. «Принципиальная непреложность бредовых представлений является главным признаком паранойи» (Е.  Kraepelin). Настроение больных соответствует содержанию их бредовых идей. Заметных аффективных колебаний не бывает. Однако в период манифестации или обострения бреда могут отмечаться напряженность и тревога.

Дальнейшее развитие бреда также происходит весьма медленно. Однако обычно удается различить этап болезни, по истечении которого образование новых бредовых представлений приостанавливается и дальше бред расширяется лишь за счет незначительных деталей. Естественным исходом паранойи является, как правило, резидуальный бред. С течением времени эмоциональная сила бреда медленно снижается, вследствие чего бредовые идеи все меньше и меньше влияют на действия больного. Подлинное слабоумие не развивается и по прошествии долгих лет после начала болезни. Уже из приведенного краткого описания становится ясно, что в паранойе Крепелина объединен, ряд паранойяльных состояний, рассматривавшихся ранее в пределах первичного помешательства или в качестве самостоятельных форм, например бред интерпретации Серье и Капгра (P. Serieux и G. Capgras, 1909). Однако в систематике бредовых психозов, предложенной Е. Kraepelin, паранойя фигурирует уже не как сборная группа, а как самостоятельная нозологическая единица, т. е., согласно требованиям нозологии, как болезнь, объединяющая в своих границах психические расстройства с единой этиологией, проявлениями, течением и исходом.

Следует подчеркнуть, что не во всех аспектах (это будет показано ниже) представление о паранойе как о самостоятельном заболевании было в равной мере хорошо обосновано. Это послужило затем исходным пунктом для продолжающейся до сих пор дискуссии по проблеме паранойи. Как указывал J. Lange (1927), уже вскоре после публикации работ по паранойе почти каждое положение Е. Kraepelin встречало возражения. Что касается семиотики паранойи, то правомерность объединения в отдельную группу на основе общности психопатологической картины и течения различных проявлений систематизированного бредообразования подтверждена рядом более поздних исследований, а описания паранойи, данные Е. Kraepelin, актуальны до настоящего времени. Между тем выводы Е. Kraepelin относительно исхода и природы заболевания нуждались в дальнейшем уточнении путем длительной катамнестической проверки, которая была завершена его учениками.

В вопросах патогенеза паранойи концепции Е. Kraepelin были далеко не однозначны. На этой стороне исследований автора необходимо остановиться несколько подробнее, так как его взгляды оказали несомненное влияние на дальнейшее развитие учения о паранойе. У Е. Kraepelin не возникало сомнений по поводу того, что паранойя — это не психогенно обусловленное состояние, а заболевание, развивающееся из внутренних причин.

Придавая большое значение роли внешних психо-травмирующих факторов, Е. Kraepelin допускал две возможности возникновения под их влиянием паранойяльного бреда: 1) у конституционально предрасположенных личностей (аномалия развития); 2) на определенном этапе легко протекающего эндогенного, например шизофренического, психоза (процесс).

Как видно, противоречивые тенденции в трактовке Патогенеза паранойи, получившие в настоящее время свое крайнее выражение, ведут свое начало еще от патогенетических построений Е. Kraepelin. «Процесс или развитие?» — такая альтернатива К. Jaspers (1910) вполне применима и к характеристике современного учения о паранойе. От позиции, занятой в этом основном вопросе, зависят и пути решения ряда других проблем, связанных с этим заболеванием. Ниже мы попытаемся рассмотреть исследования, представляющие указанные направления.

Паранойя - аномалия развития

Проблема паранойи
Смулевич А.Б., Щирина М.Г.







(Lange, К. Birnbaum, С. А. Суханов и др.)

Рядом исследователей учение о паранойе развивалось в аспекте трактовки ее как аномалии развития. Так, С. Hosslin (1913) полагал, что при паранойе речь идет о прирожденной дегенеративной конституции. Иными словами, паранойя не представляет собой болезнь в собственном смысле слова. Отличие паранойи от других бредовых психозов, по С. Hosslin, состоит в том, что при последних в психике появляется «что-то новое» (бред явно абсурдного содержания, галлюцинации); при паранойе же болезненна чаще не сама идея, а лишь способ ее переработки, выводы из нее. К тому же безмерная переоценка собственной личности побуждает «реформаторов», учредителей новых религий, «изобретателей» игнорировать опыт точных наук, противоречащий их концепциям. Сходные взгляды высказывали A. Pastore (1907) и W. Mayer (1921).

J. Lange (1924, 1927) рассматривал клинические границы паранойи в рамках, очерченных Е. Kraepelin. Однако если последний в качестве одной из патогенетических возможностей все же упоминал о связи паранойи с эндогенными заболеваниями, то J. Lange уже почти не касается этой проблемы. Ссылаясь на. данные генетических исследований, он считает связь паранойи с шизофренией недоказанной. Паранойя, по его мнению, не может рассматриваться наряду с такими синдромами, как мания, кататония и др., в качестве неспецифического симптомокомплекса. Склонность к особой переработке переживаний здесь заложена более глубоко. В связи с этим паранойя — это прежде всего сдвиг характера, иными словами, развитие личности.

В соответствии с такими взглядами находится и концепция J. Lange об особой, биологически закрепленной готовности к параноическому реагированию, которая наряду с характером и внешними влияниями («судьбой») играет существенную роль в генезе паранойи. Клинически такое предрасположение проявляется в общей для всех параноиков, независимо от склада характера, склонности к самовыявлению, в «сверхчувствительности собственного Я», неизменно противопоставляемого всему внешнему миру.

Эта склонность к самовыявлению и представляется исходным пунктом всего бредообразования, материалом, из которого «характер и судьба черпают живые формы бреда».

К. Birnbaum (1910—1915) исключает как возможную основу возникновения бредовых психозов, относимых к паранойе, эндогенный процесс или органическое поражение центральной нервной системы. Автор стремится (в большей мере, чем J. Lange) подчеркнуть психогенную обусловленность заболевания и в соответствии с этим расширить рамки паранойи за счет психогенного бредообразования. По его мнению, Бредообразование при паранойе целиком выводимо из односторонне направленных сверхсильных эмоциональных влияний и формирующихся в связи с ними фиксированных патологических сверхценностей.

Вне группы эндогенных психозов рассматривалась паранойя и рядом отечественных авторов, в том числе и некоторыми видными представителями московской психиатрической школы. Последние описывали часть случаев крепелиновской паранойи в рамках психопатии. Такие взгляды нашли отражение прежде всего в трудах С. А. Суханова (1908). Паранойяльные картины, по его мнению, как бы сложны ни были, не могут претендовать на нозологическую самостоятельность, а бред у таких личностей есть не что иное, как проявление патологического резонерства. Поэтому случаи, диагностировавшиеся Е. Kraepelin как паранойя, должны быть отнесены, по мнению автора, к группе конституциональных психопатий, в частности к резонирующей психопатии. Систематизированный бред у таких больных уходит своими корнями в прирожденные особенности характера и отличается от последних не качественно, а количественно. Мало чем отличается от взглядов С. А. Суханова и точка зрения М. О. Шайкевича (1913) и Е. А. Копыстинского. Последний также относит паранойю к дегенеративным психопатиям. Главной и коренной особенностью таких резонирующих состояний, по мнению М. О. Шайкевича, является врожденная паралогика, кривомыслие, болезненная односторонность и патологическая предвзятость мышления. Это скорее уродство, чем болезнь. Случаи паранойи относили к психопатиям и другие авторы (Н. И. Скляр, 1926; Вейгандт, 1926; М. П. Кутанин, 1927; А. А. Меграбян и М. Л. Ставровский, 1934).


Дальнейшее сужение границ паранойи

Проблема паранойи
Смулевич А.Б., Щирина М.Г.







(П. Б. Ганнушкин, А. Н. Молохов, В. А. Гиляровский, А. Н. Бунеев и др.)

П. Б. Ганнушкин (1905, 1914, 1933), так же как и А. С. Суханов, по существу не признавал паранойю как самостоятельную нозологическую единицу. В то же время в исследованиях П. Б. Ганнушкина и сотрудников его: клиники (Н. С. Молоденков, Т. А. Гейер, В. А. Внуков,, А. Я. Левинсон, А. Н. Молохов) намечаются пути к дифференциации случаев, включавшихся в паранойю Крепелина. Эти тенденции получили дальнейшее развитие и в более поздних работах ряда отечественных авторов.

В отличие от С. А. Суханова П. Б. Ганнушкин относил к кругу психопатий лишь часть случаев паранойи. В отношении квалификации остальных случаев он указывал на две возможности: 1) развитие паранойяльных картин в рамках вяло протекающего шизофренического процесса (больные с медленно и постепенно формирующейся системой, бред у которых с течением времени приобретал хоть сколько-нибудь нелепый оттенок) и 2) обусловленность динамики психопатологической симптоматики различными узкоорганическими факторами, такими, как инволюция, атеросклероз и др.

Случаи паранойи, рассматривавшиеся П. Б. Ганнушкиным в рамках динамики психопатий, обозначались им как параноическое развитие. Анализ дебюта и динамики. этого заболевания у П. Б. Ганнушкина во многом сходен со взглядами Е. Kraepelin. Из особенностей личности, содействующих развитию бреда, наряду с подчеркивавшимся Е. Kraepelin повышенным чувством собственного достоинства и незрелостью мышления П. Б. Ганнушкин указывает также на склонность к резонерству, к различным отвлеченным построениям, основанным на поверхностных аналогиях. Среди конституциональных психопатов, чаще всего склонных к паранойяльному развитию, наряду с параноиками встречаются также шизоиды, мечтатели, фанатики.

Развитие заболевания П. Б. Ганнушкин рассматривает как результат взаимодействия конституциональных факторов и влияний окружающей среды. При этом в отличие от ряда западных психиатров (см. ниже) он далек от трактовки паранойи как «понятного» развития бредового психоза. Речь идет лишь о динамике психопатии, связанной с суммированием реакций на жизненные раздражения. Так же как в свое время и Е. Kraepelin, он подчеркивает большое значение внутренних причин. «Нередко получается впечатление, — пишет П. Б. Ганнушкин, — что столкновения с жизнью послужили только кристаллизационными пунктами, выявившими уже давно назревшее бредовое отношение к действительности». Если попытаться теперь дать исследованиям П. Б. Ганнушкина общую оценку, то можно сказать, что они (по отношению к концепциям Е. Kraepelin) означали шаг вперед в развитии учения о паранойе. Благодаря созданному П. Б. Ганнушкиным учению о динамике психопатий появились новые возможности для клинической и патогенетической квалификации по крайней мере части случаев паранойи.

Дальнейшее развитие взгляды П. Б. Ганнушкина получили в исследованиях А. Н. Мелехова (1934, 1937, 1940). Последний рассматривает паранойю как особую психопатию. Биологической предпосылкой для формирования параноического (психопатического) развития личности являются, по мнению А. Н. Молохова, черты эпилептоидной конституции (целеустремленность, вязкость, эгоцентризм), облегчающие возникновение сверхценных идей. «Эпилептоид дебил является наиболее благоприятной конституциональной основой для параноического развития». Сформировавшаяся параноическая психопатия объединяет ряд патологических типов: фанатиков, «изобретателей», «реформаторов» и др. Так же как и П. Б. Ганнушкин, А. Н. Молохов отмечал связь некоторых хронических паранойяльных состояний, обнаруживающих признаки прогредиентности, с шизофреническим процессом.

В. А. Гиляровский (1935, 1954) рассматривает механизм бредообразования при паранойе в плане соотношения своеобразного паранойяльного характера и неблагоприятной ситуации. При этом, подчеркивая психогенный момент в формировании бреда, автор тем самым значительно сужает рамки паранойи. Он отмечает, что исходным пунктом для образования бредовых концепций является какой-либо жизненный конфликт, а во всех случаях, когда в клинической картине появляются бредовые идеи, не связанные с этим первоначальным конфликтом, приходится думать о шизофрении. М. О. Гуревич и М. Я- Серейский (1937, 1949) также сужают рамки паранойи за счет отнесения большей части случаев к параноидной шизофрении.

А. Н. Бунеев (1955, 1961) квалифицирует паранойю как психическое расстройство, клиническая картина которого определяется в основном аффективно окрашенными систематизированными бредовыми (или сверхценными) идеями, захватывающими определенный круг представлений и развивающимися при отсутствии или малом участии галлюцинаций и без выраженных изменений личности. Автор отрицает нозологическое единство паранойи Крепелина, указывая, что случаи, включающиеся в эту группу, могут быть отнесены к разным заболеваниям; реактивным психозом, родственным им развитиям личности и шизофрении.

Больные со стойкими сверхценными образованиями и даже систематизированным бредом рассматриваются в рамках психогенно обусловленного развития психопатической личности и другими авторами (Ю. Л. Сологуб, 1957, 1959; Г. М. Бельская, 1958; В. Л. Пивоварова, 1965; Н. В. Канторович, 1964; О. В. Кербиков, Н. И. Фелинская, 1965; Т. П. Печерникова, 1963, 1965, 1966).


Паранойя - аномалия развития; решающий диагностический критерий - "понятность" бреда

Проблема паранойи
Смулевич А.Б., Щирина М.Г.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница