Статья из журнала «alcohol alert»



Скачать 306,87 Kb.
страница2/2
Дата26.08.2015
Размер306,87 Kb.
1   2

Особые когнитивные и поведенческие расстройства


Многие исследователи относят широкий спектр когнитивных и поведенческих расстройств, связанных с приемом алкоголя матерью в период беременности, к общим психическим расстройствам. Однако недавние исследования по ФАС и НРРА обнаружили, что эти заболевания значительно ослабляют определенные поведенческие функции, тогда как другие функции остаются сохранными (10-13). Таким образом, перспективы людей с диагнозом ФАС и НРРА небезнадежны (14, 15). Некоторые специфические расстройства, связанные с принятием алкоголя матерью во время беременности, рассматриваются ниже.

Устное обучение: дети, подвергшиеся воздействию алкоголя в пренатальный период, имеют ряд проблем с речью и памятью (3, 10). Например, Маттсон и коллеги (11) обнаружили, что дети с ФАС в возрасте от 5 до 16 знают лишь несколько слов по сравнению с детьми, которые находятся в таком же возрасте, но у них нет ФАС. Однако обе группы демонстрировали одинаковую способность отзываться на информацию, полученную до этого. Эти данные определили, что проблемы с обучением у детей с ФАС случаются на самых ранних стадиях формирования памяти (например, на этапе кодирования). Однажды закодированная, устная информация может быть зафиксирована и затем восстановлена (11, 13). Клинически, этот случай помогает отделить ФАС от синдрома Дауна, когда присутствует расстройство и в обучении и в восстановлении полученных ранее данных (16).

Визуально-пространственное обучение: дети, чьи матери злоупотребляли алкоголем во время беременности, с трудом выполняют задания, в которых используется принцип пространственных взаимоотношений между предметами. В одном эксперименте группы детям с и без ФАС продемонстрировали одинаковую способность называть общие, маленькие домашние и школьные предметы (например, зажим для бумаг, ложка), которые поместили в поле их зрения на столе, а затем убрали (17). Однако дети с ФАС с большим трудом последовательно восстановили объекты на их первоначальных позициях на столе (17).

Внимание: проблемы ребенка со вниманием – признак употребления алкоголя матерью в период внутриутробного развития плода (13). Соответственно, ФАС часто неправильно диагностируют как «Синдром дефицита внимания с гиперактивностью» и, соответственно, неправильно лечат (18). Коулс и коллеги (18) обнаружили, что дети с синдромом дефицита внимания обнаруживают трудности с фокусированием и удерживанием внимания все время. И, наоборот, дети с ФАС были способны фокусировать и удерживать внимание, но у них были трудности в переключении внимания с одного задания на другое (18).

Скорость реакции: индивидуальные различия в развитии основаны на том, насколько быстро мозг обрабатывает информацию. Дети с ФАС в школьном возрасте обрабатывают информацию медленнее и менее эффективно (19). Якобсон и коллеги (20) обнаружили схожие проблемы у детей в возрасте 6 ½ месяца. Исследователи фиксировали движения глаз ребенка при реакции на появление, движение или исчезновение повторяющегося порядка геометрических фигур и цветов на видео экране. Прием спиртного матерью во время беременности приводит к увеличению времени, требующегося ребенка на реакцию, что подразумевает медленную, менее эффективную обработку информации (20).

Исполнительные функции: у детей с ФАС возникают сложности в исполнительных функциях (например, в деятельности, связанной с абстрактным мышлением, таким как планирование и организация). Например, проблемы со сменой внимания более общераспространенные, как отмечалось выше. Дети, которые подверглись воздействию алкоголя в пренатальном периоде, отвечают медленно, когда их просят перейти от называния животных к называнию предметов мебели, а потом обратно к называнию животных (21). Им также трудно отказаться от заведомо неэффективных стратегий при выполнении заданий, направленных на тренировку принятия решений (21, 22), этот тип поведенческой негибкости относится к персеверации. Персеверация и нарушения в переключении внимания часто возникают наряду с патологически повышенной отвлекаемостью и импульсивностью, факторами, которые теоретически могут привести к возникновению проблем со вниманием и обучением (11, 22, 23).

Влияние на структуру мозга

Поведенческое и когнитивное поражение, вызванное ФАС, отражает структурные и функциональные изменения в мозге (24). Техника, позволяющая видеть живой мозг, такая как магнитный резонатор, обнаруживает сокращение общего объема мозга у людей с ФАС и непропорциональное сокращение в размере специфических мозговых структур (24).

Одна из таких структур - глубоко расположенные подкорковые узлы (25, 26). Повреждения подкорковых узлов ослабляет пространственную память и переключение внимания у животных (26, 27), а также другие когнитивные процессы у человека (28). Другой общий вывод – это сокращенный размер мозжечка (25, 29), участка мозга, отвечающего за баланс тела, походку, координацию движений и познавательные способности (30). Наконец, пренатальный воздействие алкоголя – главная причина ослабленного развития (30) или полного отсутствия (30, 31) мозолистого тела – связки нервных волокон, которые формируют основную связь между правым и левым полушариями головного мозга. Приблизительно 7 % детей с ФАС страдают недоразвитостью мозжечка, что в 20 раз выше, чем у обычного населения (30).

Причинно-следственный механизмы

Механизмы, лежащие в основе ущерба, наносимого мозгу эмбриона, изучались на подопытных животных и в искусственно выращенных нервных клетках (нейронах)(32). Внутри зародыша клетки эмбриона, которые должны потом стать мозговыми нейронами увеличиваются в количестве, перемещаются в положенное им место и преобразуются в разнообразные отличающиеся по функционалу типы нейронных клеток и, в итоге, формируют связи между другими клетками мозга в заданном порядке. Алкогольный метаболизм связывают с повышенной восприимчивостью клеток к разрушению из-за потенциально вредных субстанций, называемых свободными радикалами. Ущерб от свободных радикалов может убить чувствительную популяцию мозговых клеток в период основного развития плода в первом триместре беременности (33, 34). Другие эксперименты с животными позволили предположить, что третий триместр также является периодом, когда клетки мозга чрезвычайно чувствительны к повреждениям, приводящим далее к ФАС (35).

Алкоголь или продукты его метаболического распада могут также вмешиваться в развитие мозга путем изменения выработки или функционирования натуральных регуляторных субстанций, которые помогают упорядоченному росту и дифференциации нейронов (32). Исследования на животных или клеточных культурах показали, что многие из вредных последствий для клеток мозга, вызванных алкоголем, могут быть предотвращены лечением, нацеленным на восстановление баланса регуляторных субстанций, убитых алкоголем (36, 37). Обнадеживающие результаты также были получены после подобных экспериментов в отношении клеток, подвергшихся вредному воздействию свободных радикалов (38). Это только один из нескольких потенциальных механизмов, которые могут способствовать повреждению эмбриона вследствие употребления матерью алкоголя в период беременности. Требуются дальнейшие исследования, чтобы решить, насколько такой подход может быть одновременно эффективным и безопасным.

Влияние на материнском уровне

Минимальное количество требуемого алкоголя, чтобы спровоцировать последствия для эмбриона неизвестно (22). Значительные клинические недостатки не являются общими у детей, чьи матери пили менее пяти стандартных напитков по случаю один раз в неделю (39). Однако степень восприимчивости к данному уровню алкоголя во время беременности варьируется от человека к человеку, возможно, отражая генетические факторы, образ питания, окружающие факторы, болезни, случившиеся параллельно, возраст матери (40). Если беременные женщины не будут употреблять алкоголь. перспективы возникновения ФАС и синдрома рассеянного внимания и гиперактивности у ребенка исчезают. Вследствие этого недавние исследования по предотвращению ФАС фокусировались на выявлении и лечении женщин, пьющих во время беременности. Например, ТВИК (41) – короткий тест для оценки проблем с алкоголем у женщин, служащий инструментом скрининга для определения риска употребления алкоголя беременными женщинами (42).

Беременные женщины, употребляющие алкоголь, но не на уровне, вызывающем опасение злоупотребления, могут уменьшить количество выпиваемого спиртного после проведения такой оценки и без последующего лечения (43). Было замечено общее снижение потребления алкоголя среди беременных женщин, с которыми проводили подобные короткие беседы. Эти беседы могут проводить социальные работники, начинающие ведение случая (43). Такие сессии могут включать обсуждения рисков приема алкоголя матерью и предложение альтернатив выпивке. Сильно пьющие беременные женщины также могут получить пользу от данного мотивирующего интервью, сфокусированного на здоровье еще не рожденного ребенка (44). Женщины, зависимые от алкоголя, нуждаются в интенсивном лечении (44).

Воздействие фетального алкогольного синдрома (ФАС) на мозг – комментарий директора Национального института изучения проблемы алкоголизма и его последствий Энока Гордиса:

С момента последнего номера «Alcohol Alert» по поводу ФАС, опубликованного в 1991 году, исследования негативного воздействия алкоголя на плод значительно увеличились. Наибольший прогресс был замечен в исследованиях, нацеленных на выявление основных механизмов нейробиологического повреждения тканей плода, а также в области разработки новой терапии по предотвращению этих повреждений. Мы также улучшили наше понимание долгосрочных когнитивных и физических последствий у детей, которые подверглись воздействию алкоголя в утробе. В результате проведенных работ, ученые в области клинических и поведенческих исследований ищут способы выявить таких детей и помочь им как можно раньше.



Несмотря на обширные знания, мы все еще не можем определить, существует ли некая безопасная доза алкоголя, которую беременные женщины могут употреблять без риска для своего ещё не рожденного младенца. До тех пор пока такая доза, если она существует, не будет установлена, единственный совет беременным женщинам или женщинам, которые только собираются завести ребенка, - вообще не употреблять алкоголь. К сожалению, многие женщины продолжают выпивать, находясь в положении. Более того, многие из них подвержены высокому риску родить ребенка с ФАС и связанными с ним заболеваниями. Таким образом, поиск новых способов уберечь население от этого риска и повлиять на изменения поведения женщин остается основной задачей исследований в области проблем, вызванных употреблением алкоголя.
Список использованной литературы

(1) Lemoine, P.; Harousseau, H.; Borteyru, J.P.; and Menuet, J.C. Les enfants de parents alcooliques: Anomalies observées à propos de 127 cas. Ouest Med 21:476-482, 1968. (2) Jones, K.L., and Smith, D.W. Recognition of the fetal alcohol syndrome in early infancy. Lancet 2:999-1001, 1973. (3) Stratton, K.; Howe, C.; and Battaglia, F., eds. Fetal Alcohol Syndrome: Diagnosis, Epidemiology, Prevention, and Treatment. Washington, D.C.: National Academy Press, 1996. (4) Thomas, S.E.; Kelly, S.J.; Mattson, S.N.; and Riley, E.P. Comparison of social abilities of children with fetal alcohol syndrome to those of children with similar IQ scores and normal controls. Alcohol Clin Exp Res 22(2):528-533, 1998. (5) Ebrahim, S.H.; Diekman, S.T.; Floyd, R.L.; and Decoufle, P. Comparison of binge drinking among pregnant and nonpregnant women, United States, 1991-1995. Am J Obstet Gynecol 180(1, Part 1):1-7, 1999. (6) Aase, J.M. Clinical recognition of FAS: Difficulties of detection and diagnosis. Alcohol Health Res World 18(1):5-9, 1994. (7) May, P.A.; Brooke, L.; Gossage, J.P.; et al. Epidemiology of fetal alcohol syndrome in a South African community in the Western Cape Province. Am J Pub Health 90(12):1905-1912, 2000. (8) Clarren, S.K.; Randels, S.P.; Sanderson, M.; and Fineman, R.M. Screening for fetal alcohol syndrome in primary schools: A feasibility study. Teratology 63(1):3-10, 2001. (9) Abel, E.L., and Sokol, R.J. A revised conservative estimate of the incidence of FAS and its economic impact. Alcoholism: Clin Exp Res 15(3):514-524, 1991. (10) Janzen, L.A.; Nanson, J.L.; and Block, G.W. Neuropsychological evaluation of preschoolers with fetal alcohol syndrome. Neurotoxicol Teratology 17(3):273-279, 1995. (11) Mattson, S.N.; Riley, E.P.; Delis, D.C.; Stern, C.; and Jones, K.L. Verbal learning and memory in children with fetal alcohol syndrome. Alcohol Clin Exp Res 20(5):810-816, 1996a. (12) Olson, H.C.; Feldman, J.J.; Streissguth, A.P.; Sampson, P.D.; and Bookstein, F.L. Neuropsychological deficits in adolescents with fetal alcohol syndrome: Clinical findings. Alcohol Clin Exp Res 22(9):1998-2012, 1998. (13) Mattson, S.N., and Riley, E.P. A review of the neurobehavioral deficits in children with fetal alcohol syndrome or prenatal exposure to alcohol. Alcohol Clin Exp Res 22(2):279-294, 1998. (14) Mattson, S.N.; Riley, E.P.; Gramling, L.; et al. Neuropsychological comparisons of alcohol-exposed children with or without physical features of fetal alcohol syndrome. Neuropsychology 12(1):146-153, 1998. (15) Ernhart, C.B.; Greene, T.; Sokol, R.J.; et al. Neonatal diagnosis of fetal alcohol syndrome: Not necessarily a hopeless prognosis. Alcohol Clin Exp Res 19(6):1550-1557, 1995. (16) Mattson, S.N.; Goodman, A.M.; Caine, C.; Delis, D.C.; and Riley, E.P. Executive functioning in children with heavy prenatal alcohol exposure. Alcohol Clin Exp Res 23(11):1808-1815, 1999. (17) Uecker, A., and Nadel, L. Spatial locations gone awry: Object and spatial memory deficits in children with fetal alcohol syndrome. Neuropsychologia 34(3):209-223, 1996. (18) Coles, C.D.; Platzman, K.A.; Raskind-Hood, C.L.; et al. A comparison of children affected by prenatal alcohol exposure and attention deficit, hyperactivity disorder. Alcohol Clin Exp Res 21(1):150-161, 1997. (19) Streissguth, A.P.; Barr, H.M.; Sampson, P.D.; et al. Attention, distraction, and reaction time at age 7 years and prenatal alcohol exposure. Neurobehav Toxicol Teratology 8(16):717-725, 1986. (20) Jacobson, S.W.; Jacobson, J.L.; and Sokol, R.J. Effects of fetal alcohol exposure on infant reaction time. Alcohol Clin Exp Res 18(5):1125-1132, 1994. (21) Kodituwakku, P.W.; Handmaker, N.S.; Cutler, S.K.; Weathersby, E.K.; and Handmaker, S.D. Specific impairments in self-regulation in children exposed to alcohol prenatally. Alcohol Clin Exp Res 19(6):1558-1564, 1995. (22) Roebuck, T.M.; Mattson, S.N.; and Riley, E.P. Behavioral and psychosocial profiles of alcohol-exposed children. Alcohol Clin Exp Res 23(6):1070-1076, 1999. (23) Hunt, E.; Streissguth, A.P.; Kerr, B.; and Olson, H.C. Mothers' alcohol consumption during pregnancy: Effects on spatial-visual reasoning in 14-year-old children. Psychol Science 6(6):339-342, 1995. (24) Roebuck, T.M.; Mattson, S.N.; and Riley, E.P. A review of the neuroanatomical findings in children with fetal alcohol syndrome or prenatal exposure to alcohol. Alcohol Clin Exp Res 22(2):339-344, 1998. (25) Mattson, S.N.; Riley, E.P.; Jernigan, T.L.; et al. A decrease in the size of the basal ganglia following prenatal alcohol exposure: A preliminary report. Neurotoxicol Teratology 16(3):283-289, 1994. (26) Mattson, S.N.; Riley, E.P.; Sowell, E.R.; et al. A decrease in the size of the basal ganglia in children with fetal alcohol syndrome. Alcohol Clin Exp Res 20(6):1088-1093, 1996b. (27) Mattson, S.N., and Riley, E.P. Implicit and explicit memory functioning in children with heavy prenatal alcohol exposure. J Int Neuropsychol Soc 5(5):462-471, 1999. (28) Bannister, R. Brain and Bannister's Clinical Neurology. 7th ed. New York: Oxford University Press, 1992. (29) Sowell, E.R.; Jernigan, T.L.; Mattson, S.N.; et al. Abnormal development of the cerebellar vermis in children prenatally exposed to alcohol: Size reduction in lobules I-V. Alcohol Clin Exp Res 20(1):31-34, 1996. (30) Riley, E.P.; Mattson, S.N.; Sowell, E.R.; et al. Abnormalities of the corpus callosum in children prenatally exposed to alcohol. Alcohol Clin Exp Res 19(5):1198-1202, 1995. (31) Swayze, II, V.W.; Johnson, V.P.; Hanson, J.W.; et al. Magnetic resonance imaging of brain anomalies in fetal alcohol syndrome. Pediatrics 99(2):232-240, 1997. (32) Michaelis, E.K., and Michaelis, M.L. Cellular and molecular bases of alcohol's teratogenic effects. Alcohol Health Res World 18(1):17-21, 1994. (33) Cartwright, M.M., and Smith, S.M. Increased cell death and reduced neural crest cell numbers in ethanol-exposed embryos: Partial basis for the fetal alcohol syndrome. Alcohol Clin Exp Res 19(2):378-386, 1995. (34) Chen, S., and Sulik, K.K. Free radicals and ethanol-induced cytotoxicity in neural crest cells. Alcohol Clin Exp Res 20(6):1071-1076, 1996. (35) Maier, S.E.; Chen, W.-J.A.; and West, J.R. The effects of timing and duration of alcohol exposure on development of the fetal brain. In: Abel, E.L., ed. Fetal Alcohol Syndrome: From Mechanism to Prevention. Boca Raton, Florida: CRC Press, 1996. pp. 27-50. (36) Luo, J.; West, J.R.; and Pantazis, N.J. Nerve growth factor and basic fibroblast growth factor protect rat cerebellar granule cells in culture against ethanol-induced cell death. Alcohol Clin Exp Res 21(6):1108-1120, 1997. (37) Tajuddin, N.F., and Druse, M.J. In utero ethanol exposure decreased the density of serotonin neurons: Maternal ipsapirone treatment exerted a protective effect. Del Brain Res 117(1):91-97, 1999. (38) Heaton, M.B.; Mitchell, J.J.; and Paiva, M. Amelioration of ethanol-induced neurotoxicity in the neonatal rat central nervous system by antioxidant therapy. Alcohol Clin Exp Res 24(4):512-518, 2000. (39) Jacobson, J.L., and Jacobson, S.W. Drinking moderately and pregnancy: Effects on child development. Alcohol Res Health 23(1):25-30, 1999. (40) Abel, E.L., and Hannigan, J.H. Maternal risk factors in fetal alcohol syndrome: Provocative and permissive influences. Neurotoxicol Teratology 17(4):445-462, 1995. (41) Russell, M. New assessment tools for risk drinking during pregnancy: T-ACE, TWEAK, and others. Alcohol Health Res World 18(1):55-61, 1994. (42) Chang, G.; Wilkins-Haug, L.; Berman, S.; and Goetz, M.A. The TWEAK: Application in a prenatal setting. J Stud Alcohol 60(3):306-309, 1999a. (43) Chang, G.; Wilkins-Haug, L.; Berman, S.; and Goetz, M.A. Brief intervention for alcohol use in pregnancy: A randomized trial. Addict 94(10):1499-1508, 1999b. (44) Handmaker, N.S.; Miller, W.R.; and Manicke, M. Findings of a pilot study of motivational interviewing with pregnant drinkers. J Stud Alcohol 60(2):285-287, 1999.

Национальный институт изучения проблемы алкоголизма и его последствий

Номер 14, октябрь 1991

Алкоголизм и сопутствующие заболевания
Понятие «сопутствующие заболевания» относится к наличию двух и более болезней у одного и того же человека. Эти болезни могут носить медикаментозный или психиатрический характер, а также включать употребление наркотиков или пьянство. Сочетаемые заболевания могут протекать одновременно или последовательно. Факт того, что две болезни возникли в одном организме, однако, не означает, что одна будет причиной другой, даже если они последовательны. Внимание к проблеме сочетаемых заболеваний имеет большое значение для разработки эффективного лечения или профилактики их появления. Например, в виду того, что алкоголизм провоцирует заболевания печени, меры по сокращению употребления алкоголя помогут снизить количество этих заболеваний. Что касается лечения, то люди, у которых проявляются заболевания, связанные с алкоголем, лекарствами и психиатрическими расстройствами, зачастую страдают из-за различий в системах здравоохранения. Пациентам часто приходится выбирать между клиническими учреждениями, где, как правило, пренебрегают одним из заболеваний (1). Пьянство и другие проблемы со здоровьем могут быть взаимосвязаны несколькими способами, включая следующие (2.3):

  1. Пьянство и сопутствующее заболевание могут протекать либо последовательно, либо одновременно

2) Алкоголизм способен провоцировать различные физические и психические сбои или вызвать их обострение

3) Сочетаемые заболевания также могут стать причиной алкоголизма и обострить течение болезни

4) И пьянство, и сочетаемые заболевания могут быть спровоцированы, независимо друг от друга, каким-то третьим условием

5) Алкоголизм или прекращение приема алкоголя могут провоцировать симптомы, схожие с симптомами психическиз заболеваний


Исследование природы взаимоотношений между заболеваниями основывается на изучении населения, которые проходит лечение от того или иного забоелвания, или населения в целом. Большинство исследований сочетаемых заболеваний основаны на клинических примерах. Это может приводить к получению неточных результатов, так как, как правило, на учете находятся люди с множественными проблемами со здоровьем(ошибка Берксона) (4). Эта тенденция отчасти объясняется тем, что некоторые центры по лечению алкоголизма отказываются принимать людей, страдающих серьезными психическими заболеваниями. Таким образом, преобладание психических заболеваний среди алкоголиков во время лечения не отражает общей актуальной картины преобладающих болезней в обществе.

Дополнительные методологические сложности затрудняют как клинические, так и общие исследования населения. Например, оценка сочетаемых заболеваний также будет варьироваться, в зависимости от того, как определяются болезни, связанные с употреблением алкоголя. Определения алкоголизма включают в себя: 1) формальные выявления злоупотребления алкоголем и зависимости от него в психиатрической классификации, таких, как DSM-III-R.

2) симптомы, относящиеся к классу алкогольной зависимости

3) серьезные проявления физической зависимости (т.е. абстинентный или похмельный синдром) и 4) различные степени тяжелой алкогольной зависимости.

Таким образом, чрезмерное употребление алкоголя, абстинентный синдром и алкогольная зависимость могут относиться к сочетаемым заболеваниям совершенно разными способами, и это важно при выявлении, о каких аспектах употребления алкоголя идет речь. Подобные размышления относятся и к оценке сопутствующих заболеваний. Например, при оценке депрессии важно выделять состояние тоски, уныния и общие депрессивные расстройства.

Важным источником данных о сочетаемых заболеваниях является программа эпидемиологических исследований Национального института психического здоровья – ECA(ЭКА). ЭКА опросила более 20 тыс.человек, проживающих в домах семейного типа, приютах и специальных социальных учреждениях в 5 штатах США, для получения данных о степени распространенности (количество случаев заболевания на данный момент) и количестве новых возникших случаев психических расстройств, а также вопросов, связанных с их лечением.

Выводы по поводу причинно-следственной взаимосвязи между употреблением алкоголя и сопутствующих психических расстройствах, основанные на данных ЭКА проблематичны, поскольку часто критерий последовательности отталкивался от продолжительности сиптома алкогольной зависимости, а не от продолжительности проявлений самого синдрома (8). Более того, программа ЭКА определяла заболевания, связанные с употреблением алкоголя, в случае наличия на протяжении всей жизни достаточного количества симптомов, отвечающих критериям данного диагноза. Единичные случаи симптомов создают недостаточную базу для проверки конкурирующих гипотез о сочетаемых заболеваниях.

Медицинские проблемы. Алкоголь, как известно, напрямую негативно влияет на состояние печени. Практически 90 % алкоголиков страдают от ожирения печени, 10 из 35 % исследуемых болеют гепатитом, и у 10 из 20 развивается цирроз (9). Ожирение печени прекращается при воздержании от алкоголя, также как гепатит, в то время как цирроз часто прогрессирует и является смертельным заболеванием даже после прекращения употребления спиртного (10). Вдобавок к болезни печени, алкоголизм провоцирует хронический панкреатит(11) и почечную недостаточность (12).

Распространенность алкогольной кардиомиопатии (заболевания сердечной мышцы) неизвестно. Алкогольное поражение сердца возникает при пожизненном употреблении спиртного (13).

Алкоголь поражает мозг различными способами. Наиболее серьезное заболевание - Корсаковский психоз (амнестический синдром), характеризующийся неспособностью вспомнить недавние события или запомнить новую информацию. Практически 10 % жителей США(14), страдают слабоумием из-за поражений мозга, вызванных алкоголем. Нарушение концентрации внимания и памяти постепенно прекращается в случае воздержания от употребления спиртного (15).

Также в список болезней, вызванных чрезмерным употреблением алкоголя, входит нарушение репродуктивной функции и рак ротовой полости, гортани и пищевода. У госпитализированных алкоголиков были широко распространены проблемы с зубами, по сравнению с непьющими пациентами с психическими расстройствами, у многих зубы выпадали или уже не подлежали восстановлению.

Психические расстройства. Несмотря на недостатки исследования, данные ЭКА являлись точкой отчета для определения того, какие сопутствующие алкоголизму заболевания преобладают (на протяжении всей жизни). Согласно данным ЭКА у людей, страдающих алкоголизмом, в 21 раз чаще выявляется асоциальное поведение, по сравнению с непьющими. Подобные «странные соотношения» касаются и наркотической зависимости, случающейся в 3,9 раз чаще; маний - 6,2 раз чаще, и шизофрении - в 4 раза чаще. Всего лишь небольшое преобладание депрессивных состояний замечено среди алкоголезависимых (показатель равен 1,7), и значительно меньше тревожных состояний.

Антисоциальное расстройство личности. Организация ЭКА определила антисоциальное расстройство личности, как заболевание в наибольшей степени связанное с употреблением алкоголя. Установление взаимосвязи между таким расстройством и алкоголизмом усложняется следующими факторами: 1) оба заболевания проявляются на ранних этапах жизни, что требует получение информации о прошлом человека 2) симптомы обоих заболеваний во многом совпадают 3) алкогольная и наркотическая зависимость сама собой является критерием диагноза расстройства личности и 4) интоксикация ведёт к затормаживанию поведения, что является началом расстройства личности. У пациентов, страдающих расстройством личности, очень рано проявляются приступы алкоголизма или наркомании, и болезнь протекает острее и серьезнее.

Булимия. Булимия – это нарушение обмена веществ, в особенности у женщин, которые употребляют много сахара, жирных продуктов, а после еды прочищают желудок, искусственно вызывая рвоту. Эта болезнь характеризуется неудержимым и неконтролируемым желанием есть, стремлением к получению краткосрочного удовольствия от еды и нежеланием лечиться. Симптомы схожи с симптомами алкогольной или другой зависимости. Примерно 33 из 83 больных булимией обычно страдают зависимостью от спиртного или наркотических веществ.

Депрессия. Несмотря на выдвинутое ранее предположение о том, что алкоголизм и депрессия – проявления одного и того же заболевания, результаты исследования семьи, близнецов и усыновления выдвинули гипотезу, что алкоголизм и расстройства настроения различные заболевания, которые отличаются прогнозами и способами лечения (1,2). Однако симптомы депрессии с большей вероятностью возникают вследствие развития алкоголизма и некоторые пациенты, страдающими расстройствами настроения, могут увеличивать количество употребляемого алкоголя при смене настроения, попадая тем самым под критерии определения вторичного алкоголизма. Когда симптомы депрессии возникают как побочное явление алкоголизма, они исчезают после нескольких дней или недель воздержания, по мере сокращения симптомов абстинентного синдрома (2,15,26,27).

Тревога. Исследования (проведенные не в рамках программы ЭКА) показали, что приблизительно 10-30% алкоголиков страдают от приступов паники и около 20% людей, страдающих от тревожности, злоупотребляют алкоголем (28). Когда алкоголики начинают процесс лечения около 2\3 из них демонстрируют симптомы, напоминающие тревогу (29). Взаимосвязь между тревогой, как психическим расстройством, и алкоголизмом не ясна (30). Ряд исследований отмечает, что пациенты, страдающие тревожностью, могут использовать алкоголь или наркотики при самолечении, несмотря на то, что это на самом деле это может только ухудшать проявление расстройства (28).

Взаимосвязь тревоги и алкоголизма самым сильным образом проявляется в период абстинентного синдрома (30). Сильная дрожь, напряжение, утомленность, бессонница, вызванные проявлением абстинентного синдрома, проходят спустя 4-5 дней, а предрасположенность к приступам паники или общая тревожность могут не проходить несколько месяцев. Поскольку эти симптомы проходят в случае воздержания от употребления алкоголя, они вряд ли являются показателем самостоятельного расстройства (30). Стоит отметить, что в случае наличия у человека и алкоголизма, и панических приступов как самостоятельного расстройства, он не может различить симптомы двух заболеваний (31).

Злоупотребление другими наркотическими веществами. По данным ЭКА (18) алкоголики в 35 раз чаще употребляют кокаин по сравнению с людьми без алкогольной зависимости. Похожие показатели наблюдаются и в отношении других наркотических средств: седативные вещества - в 17 раз чаще; опиоиды - в 13 раз чаще; галлюциногены - в 12 раз чаще; стимуляторы - в 11 раз; марихуана и другие виды травы - в 6 раз. Исследования среди населения, состоящего на учете у клинических специалистов и не состоящего, показывают, что как минимум в 90% случаев алкоголики также страдают от никотиновой зависимости (32).

Наличие сопутствующих заболеваний негативно сказывается на протекании болезни и на ответе на лечение, как самого алкоголизма, так и сопутствующего расстройства, независимо от того, подвержен ли человек и тому, и другому одновременно, или они возникают последовательно. Поскольку алкоголизм часто влечет за собой возникновение других заболеваний, необходимо проведение дальнейших исследований для улучшения выявления и соответствующего лечения злоупотребления алкоголем, возникающего совместно с другими расстройствами и заболеваниями (18).

Алкоголизм и сопутствующие заболевания – комментарий директора Национального института изучения проблемы алкоголизма и его последствий Энока Гордиса

Лечение сопутствующих алкоголизму заболеваний должно быть стандартной частью лечебный программ помощи алкоголикам. К сожалению, многие пациенты с такими проблемами не получают должной поддержки, например, алкоголики с психическими расстройствами часто получают отказ как на программе помощи людям с зависимостью, так и на программе помощи при психических заболеваниях. Такое положение дел неприемлемо. Во многих инстанциях правильно выстроенная система подчинения и лидерства может решить эту проблему.

Директоры программ, которые заинтересованы в предоставлении своим клиентам эффективной помощи, должны разрабатывать такие стратегии и методы работы, которые позволяют помогать в случае множественных заболеваний и проблем, присутствующих в жизни человека одновременно. Иногда это требует также лоббирования изменений городского, районного и даже федерального закона, касающегося системе оказания помощи таким пациентам. В других случаях это предполагает изменении подходов и методов оказания самой помощи. Например, сейчас для начала курса лечения от алкоголизма ряд программ требует воздержания от употребления метадона до начала лечения. Пациенты, страдающие от алкоголизма и сопутствующих заболеваний, заслуживают всесторонней помощи схожей с той, которую оказывают людям с онкологическими заболеваниями и пневмонией, или при сочетании диабета и глаукомы.

Необходимо продолжать исследовать область сочетаемых заболеваний. С одной стороны, наличие какого-то заболевания изменяет протекание других, сопутствующих. С другой стороны, одно заболевание может влиять на протекание другого, как в положительном ключе, так и в отрицательном. Само собой разумеется, что стоит разобраться в причинах этого. Осложняет процесс изучения алкоголизма, сопровождаемого другими заболеваниями и то, что сама алкогольная зависимость отдельно недостаточно изучена. Из-за увеличения случаев злоупотребления одновременно несколькими веществами, программы по лечению алкоголизма должны быть готовы к оказанию помощи при различных заболеваниях. Хотя стоит отметить, что самой распространенной формой зависимости в США остается алкоголизм сам по себе (33).



Список использованной литературы

(1) MERIKANGAS, K.R., & Gelernter, C.S. Comorbidity for alcoholism and depression. Psychiatric Clinics of North America 13(4):613-632, 1990. (2) SCHUCKIT, M.A. Genetic and clinical implications of alcoholism and affective disorder. American Journal of Psychiatry 143(2):140-147, 1986. (3) MEYER, R.E. Prospects for a rational pharmacotherapy of alcoholism. Journal of Clinical Psychiatry 50(11):403-412, 1989. (4) BERKSON, J. Limitations of the application of the 4-fold table analyses to hospital data. Biometrics 2:47-53, 1946. (5) GRANT, B.F., & Hasin, D.S. The Alcohol Use Disorders and Associated Disabilities Interview Schedule (AUDADIS). Rockville, MD: National Institute on Alcohol Abuse and Alcoholism, 1990. (6) REGIER, D.A.; Farmer, M.E.; Rae, D.S.; Locke, B.Z.; Keith, S.J.; Judd, L.L.; & Goodwin, F.K. Comorbidity of mental disorders with alcohol and other drug abuse. Journal of the American Medical Association 264(19):2511-2518, 1990. (7) REGIER, D.A.; Myers, J.K.; Kramer, M.; Robins, L.N.; Blazer, D.G.; Hough, R.L.; Eaton, W.W.; & Locke, B.Z. The NIMH Epidemiologic Catchment Area Program. Archives of General Psychiatry 41(10):934-941, 1984. (8) GRANT, B.F., & Towle, L.H. Standardized diagnostic instruments for alcohol research. Alcohol Health & Research World, in press. (9) GRANT, B.F.; Dufour, M.C.; & Harford, T.C. Epidemiology of alcoholic liver disease. Seminars in Liver Disease 8(1):12-25, 1988. (10) RUBIN, E. How alcohol damages the body. Alcohol Health & Research World 13(4):322-327, 1989. (11) KORSTEN, M.A. Alcoholism and pancreatitis: Does nutrition play a role? Alcohol Health & Research World 13(3):232-237, 1989. (12) FEINMAN, L. Absorption and utilization of nutrients in alcoholism. Alcohol Health & Research World 13(3):207-210, 1989. (13) URBANO-MARQUEZ, A.; Estruch, R.; Navarro-Lopez, F.; Grau, J.M.; Mont, L.; & Rubin, E. The effects of alcoholism on skeletal and cardiac muscle. New England Journal of Medicine 320(7):409-415, 1989. (14) BERMAN, M.O. Severe brain dysfunction: Alcoholic Korsakoff's syndrome. Alcohol Health & Research World 14(2):120-129, 1990. (15) DESOTO, C.B.; O'Donnell, W.E.; & amp; DeSoto, J.L. Long-term recovery in alcoholics. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 13(5): 693-697, 1989. (16) LIEBER, C.S.; Garro, A.J.; Leo, M.A.; & Worner, T.M. Mechanisms for the interrelationship between alcohol and cancer. Alcohol Health & Research World 10(3):10-17, 48-50, 1986. (17) KING, W.H., & Tucker, K.M. Dental problems of alcoholic and nonalcoholic psychiatric patients. Quarterly Journal of Studies on Alcohol 34(4):1208-1211, 1973. (18) HELZER, J.E., & Pryzbeck, T.R. The co-occurrence of alcoholism with other psychiatric disorders in the general population and its impact on treatment. Journal of Studies on Alcohol 49(3):219-224, 1988. (19) American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Third Edition, Revised. Washington, DC: the Association, 1987. (20) BUKSTEIN, O.G.; Brent, D.A.; & Kaminer, Y. Comorbidity of substance abuse and other psychiatric disorders in adolescents. American Journal of Psychiatry 146(9):1131-1141, 1989. (21) HESSELBROCK, M.N.; Hesselbrock, V.M.; Babor, T.F.; Stabenau, J.R.; Meyer, R.E.; & Weidenman, M. Antisocial behavior, psychopathology and problem drinking in the natural history of alcoholism. In: Goodwin, D.W. Longitudinal Research in Alcoholism. Boston: Kluwer-Nijhoff Publishing, 1984. pp. 197-214. (22) HESSELBROCK, M.N.; Meyer, R.E.; & Keener, J.J. Psychopathology in hospitalized alcoholics. Archives of General Psychiatry 42:1050-1055, 1985. (23) HESSELBROCK, V.M.; Hesselbrock, M.N.; & Workman-Daniels, K.L. Effect of major depression and antisocial personality on alcoholism: Course and motivational patterns. Journal of Studies on Alcohol 47(3):207-212, 1986. (24) PENICK, E.C.; Powell, B.J.; Othmer, E.; Bingham, S.F.; Rice, A.S.; & Liese, B.S. Subtyping alcoholics by coexisting psychiatric syndromes: Course, family history, outcome. In: Goodwin, D.W. Longitudinal Research in Alcoholism. Boston: Kluwer-Nijhoff Publishing, 1984. pp. 167-196. (25) KAYE, W.H.; Gwirtsman, H.E.; George, S.R.; Weiss, S.R.; & Jimerson, D.C. Relationship of mood alterations to bingeing behaviour in bulimia. British Journal of Psychiatry 149:479-485, 1986. (26) CLARK, D.C.; Pisani, V.D.; Aagesen, C.A.; Sellers, D.; & Fawcett, J. Primary affective disorder, drug abuse, and neuropsychological impairment in sober alcoholics. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 8(4):399-404, 1984. (27) BROWN, S.A., & Schuckit, M.A. Changes in depression among abstinent alcoholics. Journal of Studies on Alcohol 49(5):412-417, 1988. (28) COX, B.J.; Norton, G.R.; Swinson, R.P.; & Endler, N.S. Substance abuse and panic-related anxiety: A critical review. Behavior Research and Therapy 28(5):385-393, 1990. (29) ROSS, H.E.; Glaser, F.B.; & Germanson, T. The prevalence of psychiatric disorders in patients with alcohol and other drug problems. Archives of General Psychiatry 45:1023-1031, 1988. (30) SCHUCKIT, M.A., & Monteiro, M.G. Alcoholism, anxiety and depression. British Journal of Addiction 83:1373-1380, 1988. (31) GEORGE, D.T.; Zerby, A.; Noble, S.; & Nutt, D.J. Panic attacks and alcohol withdrawal: Can subjects differentiate the symptoms? Biological Psychiatry 24:240-243, 1988. (32) BOBO, J.K. Nicotine dependence and alcoholism epidemiology and treatment. Journal of Psychoactive Drugs 21(3):323-329, 1989. (33) NATIONAL INSTITUTE ON DRUG ABUSE. National Household Survey on Drug Abuse: 1990 Findings. DHHS Pub. No. (ADM)91-1732. Washington, DC: Supt. of Docs., U.S. Govt. Print. Off., 1991.
1   2


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница