Михаил Болтунов Спецназ против террора



страница4/18
Дата24.06.2015
Размер3,49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

ГОД 1977. ПОЕЗД ЗАЛОЖНИКОВ
ХХ век можно с уверенностью назвать столетием воздушного терроризма.

По данным различных международных организаций, в 70 е годы в мире совершено 8114 террористических актов. Однако 80 е годы оказались неизмеримо более жестокими. Только за первые пять лет, с 1980 по 1985 год, количество терактов удваивается. И далее их число стремительно растет: в 1986 году — 774, в 1987 м — 832, в 1988 м — 856.

В этой горькой статистике ведущее место за воздушным терроризмом. С 1969 по 1987 год в результате терактов в гражданской авиации погибли 2188 человек.

Казалось, более удобного транспорта для террористов не сыскать. Однако у них своя логика. И потому в истории терроризма есть иные примеры. Захват поезда в их числе.

Брать в заложники пассажиров поезда вроде бы бессмысленно. В отличие от самолета, морского судна и даже автобуса, поезд ограничен в маневре, движется в определенном направлении. И тем не менее, как показывает практика, железнодорожные пассажиры могут стать заложниками, как и путешествующие на самолете.

Именно так и случилось в марте 1977 года, когда девять террористов из организации, называющей себя «Свободная молодежь Южно Молукских островов», захватили поезд Ассен де Пунт в Северной Голландии и взяли в заложники 51 человека.

В это время еще четыре террориста этой же организации ворвались в среднюю школу в окрестностях Бовенсминде.

Молукцы — это выходцы из так называемой «Голландской Индии», то есть Индонезии. В начале 50 х годов прошлого столетия, после неудачной попытки восстания против индонезийского режима, примерно пятнадцать тысяч молукцев бежали с родины и осели в Голландии.

Находясь в весьма благополучной европейской стране, молукцы тем не менее не теряли связь с родиной. За двадцать лет выросло молодое поколение, и оно решило бороться и, таким образом, обратить внимание мировой общественности на проблемы своей страны. В качестве оружия был выбран терроризм.

Первую акцию бойцы «свободной молодежи» предприняли в декабре 1975 года. Объектом для своего нападения выбрали… поезд. К тому времени в мире были известны громкие захваты воздушных судов, но молукцы пошли своим путем.

Однако действовали они далеко не шаблонно. Шестеро террористов «подстраховали» своих товарищей и осуществили захват индонезийского консульства в Амстердаме.

Тихая, спокойная Голландия никак не ожидала, что у нее тоже есть террористы. После громкого террористического акта на Олимпиаде 72 в Мюнхене голландцам казалось, что терроризм как явление присущ их восточному соседу — Германии. А тут откуда ни возьмись свои, доморощенные террористы. И результаты теракта молукцев хоть и не такие кровавые, как в Мюнхене, но тем не менее двое заложников погибли.

Итак, захват поезда стал историческим прецедентом.

Позже, анализируя причины, по которым молукцы выбрали объектом нападения именно поезд, специалисты по антитеррору пришли к выводу: иного и быть не могло. Поезд — это транспортное средство, которое оказалось наиболее знакомым, привычным для молодых террористов. Там, где садятся и взлетают самолеты, — охраняемый аэропорт, проверка, а здесь никакого досмотра. В вагон можно, в сущности, пронести все, что угодно, в том числе и оружие, боеприпасы.

Таким образом, отсутствие должного опыта и возможностей по захвату охраняемых объектов, таких как аэропорт, толкнуло молукцев на проведение террористического акта на железной дороге.

Через два года после первого захвата они ударили второй раз. Жертвой стал электропоезд Ассен де Пунт.

В наборе требований террористов, как всегда, были освободительные лозунги и конкретные — выпустить из тюрем членов «свободной молодежи», отбывающих наказание за теракт 1975 года, предоставить самолет «Боинг» в аэропорту Амстердама.

Голландцы, в отличие от израильтян, были категорически против силовых действий и вновь пошли на переговоры. Однако беседы и уговоры доктора психологии Мюльдера, который представлял правительство, ни к чему не привели.

Через несколько дней в захваченной школе произошло массовое пищевое отравление детей. Сложно сказать, было ли это спланированной акцией голландских спецслужб или случайностью, но бандитам пришлось уступить. Из 110 заложников они выпустили 106 человек.

Однако террористы, захватившие поезд, вели себя самоуверенно, угрожали властям и уступать не собирались.

Медленно приходило осознание того, что не все можно решить в ходе переговоров.

События с захватом поезда, разумеется, были под пристальным вниманием средств массовой информации. Когда оккупация поезда перевалила на вторую неделю, в прессе разгорелся скандал: журналисты узнали «меню» террористов. Оно было весьма разнообразным. Но особенно, что возмутило газетчиков, это большое количество сладостей — конфеты, пирожные, торты. Тут же раздались голоса, что власти бездействуют и кормят террористов деликатесами.

На мой взгляд, это был второй исторический прецедент. Пресса начала активное вмешательство в дела специалистов по антитеррору. Подобное вмешательство продолжается и поныне.

Да, средства массовой информации должны, обязаны рассказывать общественности о происходящем событии. Однако делать это надо осторожно, обдуманно, профессионально. Увы, надо признать, чаще всего происходит наоборот.

Так случилось и с голландской прессой. А ведь специалистам по антитеррору известно давно — повышение содержания сахара в крови снижает агрессивность. Что, собственно, и следовало доказать.

Переговоры затягивались, шли все тяжелее и напряженнее. В правительстве, наконец, стали склоняться к штурму.



После событий в Германии на Олимпиаде 1972 года Голландия создала свое подразделение по борьбе с терроризмом. Однако, сформированное всего несколько месяцев назад, оно не имело соответствующей подготовки. Ставку решено было сделать на армию.

Проведение операции возложили на корпус морской пехоты Нидерландов, а точнее, на группу ВВЕ из роты W »WHISKV». Отсюда и название этой группы, которая, кстати говоря, была неплохо подготовлена как к проведению специальных, так и антитеррористических операций.

Кроме подразделения ВВЕ «Виски» к освобождению заложников привлекались боевые пловцы из 7 й голландской группы СБС. Сделано это было неспроста. Невдалеке от того места, где находился захваченный поезд, проходили осушительные каналы.

Темной весенней ночью боевые пловцы по каналам подплыли к поезду, доползли до вагонов и установили специальные подслушивающие устройства. Высокочувствительная аппаратура реагировала на движение людей, а также на металлические предметы. Это дало возможность круглосуточно «слушать» террористов, отслеживать их местонахождение.

Кроме того, в ходе своего ночного рейда боевые пловцы установили под вагонами взрывчатку.

К концу трехнедельных бесплодных переговоров стала возникать опасная ситуация — у заложников появились первые признаки так называемого «стокгольмского синдрома».

В этом случае счастливый исход для себя заложники видят только в выполнении условий террористов, у жертв начинается сложный психологический процесс, когда они постепенно становятся на сторону преступников, симпатизируют им.

«Стокгольмский синдром» создает крайне опасный фон для проведения антитеррористической операции. Случается, заложники ведут себя иначе, чем ожидают от них спецслужбы.

С другой стороны, беспокоило и состояние самих бандитов. Они вели себя нервозно, между ними вспыхивали конфликты, некоторые заявляли о том, что дело проиграно и пора расправиться с заложниками.

Наконец, голландцы приняли решение на штурм. Было это на 20 й день после захвата поезда. Ночью, накануне, используя аппаратуру ночного видения, бойцы антитеррористического подразделения «Виски» скрытно вышли к поезду и заняли исходные позиции.

Они уже знали численность террористов и места в вагоне, где те располагались. Помогла подслушивающая аппаратура, да и сотрудники миссии Красного Креста, которые доставляли пищу в поезд, многое рассказали о бандитах.

Время «Х» было назначено на 4.50 утра. Сигнал к штурму — пролет шести истребителей голландских ВВС над поездом. Когда «Старфайтеры» с грохотом и ревом низко прошли над вагонами, в поезде возникло замешательство: террористы невольно вскинули головы к потолку, бросились к окнам.

В это время прозвучали взрывы, которые выбили вагонные двери наружу. Бойцы группы «Виски» ворвались в вагон, бросая светозвуковые гранаты.

В перестрелке погибли двое заложников. Они, несмотря на призывы спецназовцев лежать, вскочили на ноги и попали под пули. Еще один заложник был ранен, в него успел выстрелить террорист.

В бою коммандос «Виски» уничтожили шестерых бандитов и трое сдались.

Атака школы в Бовенсминде, которая проводилась одновременно со штурмом поезда, также завершилась победой спецназа.

Обе операции неспроста синхронизировались по времени. Дело в том, что расстояние между захваченными объектами оказалось невелико и атаки следовало начать одновременно, иначе это могло иметь непредсказуемые последствия.

Бойцы, штурмующие школу, также были хорошо подготовлены к операции — они изучили план школы, о террористах им поведали отпущенные школьники, велось постоянное подслушивание и наблюдение.

В этот момент, когда «Старфайтеры» громыхали над вагонами, бронетранспортер мощным ударом пробил одну из стен школьного здания. Спецназовцы ворвались внутрь. Четырех террористов удалось захватить врасплох. Трое из них безмятежно спали, четвертый, судя по всему часовой, дремал и не успел среагировать.

Заложники были напуганы, однако не получили даже царапины.

Как при штурме поезда, так и школы потерь среди бойцов подразделений специального назначения не было.

Что же касается уроков проведенной операции в Голландии, то первый из них таков: захват в заложники пассажиров поезда возможен, даже несмотря на, казалось бы, абсурдность и бессмысленность этой акции, в связи с полным отсутствием маневренности подобного вида транспорта.

Кстати, этот урок учли практически все спецслужбы ведущих стран мира. Теперь отработка объекта «вагон» является обязательной в программе подготовки антитеррористических подразделений.

Второй урок состоит в том, что впервые в практике проведения антитеррористических операций к переговорам был привлечен профессиональный психолог.

Он верно и точно построил диалог с террористами, и хотя переговоры не достигли успеха, доктор Мюльдер делал правильные выводы об их моральном и психологическом состоянии.

Третий урок — в слаженных действиях авиационных подразделений (отвлекающий маневр), боевых пловцов (разведка и обеспечение доступа в вагон) и группы «Виски» (штурм поезда).

Верно выбран момент штурма, ранним утром, когда сон человека особенно глубок и крепок. Самолеты в качестве отвлекающего фактора тоже весьма оригинальное решение. Этот прием позволил отличить террористов (которые смотрели вверх) от заложников. Это можно считать уроком номер четыре.

Следует отметить всестороннее обеспечение проведения операции — хорошее оснащение боевых пловцов, штурмующих групп. Использование высокочувствительной подслушивающей аппаратуры, направленных взрывов, светошумовых гранат, приборов ночного видения. Это пятый урок.

Однако в проведении операции были и свои минусы — необоснованная надежда правительства на успех переговоров, затягивание их почти на три недели, что отрицательно сказалось на здоровье и психике заложников.

В целом же операция прошла успешно.
ГОД 1977. «МАГИЧЕСКИЙ ОГОНЬ»
Самолет «Боинг» немецкой авиакомпании «Люфтганза» совершал рейс из аэропорта Пальма на острове Майорка во Франкфурт на Майне. Прошел уже час полета, и под крылом проплывало прекрасное южное побережье Франции, когда дверь пилотской кабины распахнулась настежь и в проеме вырос мужчина с пистолетом в руке. Он истерично кричал, путая английские и арабские слова.

Командир корабля Юрген Шуман был опытным пилотом. Не желая получить пулю в голову, он согласился с требованиями террориста и направил самолет в Италию, в Рим, как и требовал захватчик.

В аэропорту Пальма на борт «Боинга» ступили 90 человек. Среди них оказались террористы во главе с капитаном Махмудом (как он себя назвал). Позднее стало ясно, что капитан Махмуд не кто иной, как известный палестинский террорист Захир Юссеф Апаче. Он потребовал освобождения из тюрем руководителей немецкой террористической организации «Фракция Красной Армии» (РАФ) и выкуп в 9 миллионов фунтов стерлингов. Махмуд кричал, что если требования не будут выполнены, то он взорвет самолет.

В серьезности намерений никто не сомневался. Террористическая четверка, захватившая авиалайнер, состояла из двух членов германской РАФ, известной своими бандитскими вылазками — убийством мэра Западного Берлина, похищением председателя правления корпорации «Даймлер Бенц», и двух человек из Народного фронта освобождения Палестины (НФОП).

Вскоре «Боинг» сделал посадку на аэродроме Фючимино в Риме. Потребовалась заправка лайнера.

Улучив момент во время заправки, командир Юрген Шуман выбросил на бетонку символическое послание — четыре сигареты, связанные друг с другом веревочкой. Служба безопасности аэропорта, внимательно следившая за захваченным авиалайнером, послание нашла и расшифровала: на борту четыре террориста. Эти сведения были очень ценны. Теперь спецслужбы знали количество бандитов.

После взлета террористы приказали следовать на Кипр. Далее самолет делал перелеты и посадки в Бахрейне, Дубае, Южном Йемене.

Командир корабля Шуман продолжил свои попытки передать информацию о террористах. В Йемене, после дозаправки самолета, экипаж под предлогом проверки исправности шасси вышел на летное поле. Здесь Шуман пытался договориться с йеменским солдатом и переправить сведения о бандитах, но военнослужащий так и не понял пилота.

Контакт Шумана с йеменским солдатом видел глава террористов. Когда командир экипажа поднялся на борт, капитан Махмуд объявил Юргена Шумана предателем и расстрелял на глазах у пассажиров. Управление «Боингом» взял на себя второй пилот.

По приказу террористов авиалайнер взял курс на Сомали. 17 октября самолет совершил посадку в столичном аэропорту Могадишо. Следом за ним сел спецсамолет, на котором прилетели федеральный министр Ханс Юрген Вишневски, начальник департамента по борьбе с терроризмом Терхард Бойден, полицейский психолог Вольфганг Салевски, а также руководитель антитеррористического подразделения ГСГ 9 Ульрих Вегенер. Это и был штаб по проведению операции.

Сразу же начались переговоры с террористами. Однако они были скорее отвлекающим маневром. Боннское правительство не собиралось выпускать из тюрем опаснейших террористов из организации Баадер Майнхоф.

Командир ГСГ 9 Ульрих Вегенер вместе с офицерами сомалийских спецслужб провели рекогносцировку местности, на которой предстояло проведение операции по освобождению заложников.

По итогам рекогносцировки и оценки обстановки был разработан план спецоперации. Основными этапами этого плана явились: работа снайперов ГСГ 9 на исходных позициях и ведение ими наблюдения и разведки; выдвижение технической и штурмовой групп к месту проведения операции; организация отвлекающих действий, которые возлагались на сомалийцев; штурм авиалайнера, уничтожение или арест террористов; эвакуация заложников.

В 17.30. спецрейсом самолета авиакомпании «Люфтганза» в аэропорт Могадишо доставили бойцов подразделения ГСГ 9. Они были вооружены снайперскими винтовками «маузер 66», пистолетами пулеметами «МП 5», приборами ночного видения, револьверами «смит вессон», пистолетами «П9С».

Вместе с бойцами подразделения ГСГ 9 прилетели сотрудники английской антитеррористической группы САС — майор Алистер Морон и сержант Барри Дэвис. Со складов учебного центра САС «Пагода» они прихватили с собой ящик светошумовых гранат.

К тому времени штаб получил добро из Бонна на проведение операции.

Примерно через час после прилета самолета бойцы ГСГ 9 были готовы к выполнению задачи — экипированы, вооружены.

Прошло короткое совещание, на котором уточнялись задачи каждой группы. Операции присваивалось кодовое название «Магический огонь».

Тем временем напряжение в переговорах нарастало. Главарь террористов впадал в истерику, кричал, что взорвет самолет.

Штаб, располагавшийся в башне контрольно диспетчерского пункта аэропорта Могадишо, принял решение сообщить террористам дезинформацию, якобы их товарищи освобождены из тюрем. Это снизило напряжение, и бандиты перенесли срок ультиматума на 2.30 18 октября.

В 22 часа снайперы выдвинулись на исходные позиции. Некоторым из них удалось подползти к самолету на 30 — 40 метров . С помощью приборов ночного видения они начали наблюдение за авиалайнером и террористами на борту. Обо всем увиденном докладывали в штаб проведения операции.

23.15. Выдвижение на исходные позиции начали штурмовые и технические группы.

Через четверть часа следует доклад — группы прибыли в район сосредоточения. Снайперы сообщают о нахождении террористов на борту самолета.

В 23.30 сомалийские подразделения провели тактический, отвлекающий маневр. Неожиданно в 100 метрах по курсу самолета вспыхнул огромный костер. Расчет чисто психологический — огонь отвлекает внимание, притягивает взгляд. И действительно, террористы поспешили в пилотскую кабину, чтобы разглядеть, что за костер вспыхнул впереди.

23.52. По команде штаба бойцы ГСГ 9 выдвинулись к самолету со стороны хвостовой части и заняли позиции под крыльями и корпусом. Тем временем Махмуд и его сообщники ожидают, что их «товарищи по революционной борьбе» находятся на пути в Восточную Африку.

00.05. Командир ГСГ 9 отдает приказ на штурм. Бойцы, взорвав двери и люки, бросают светошумовые гранаты и врываются в самолет. При штурме для сотрудников спецназа главное быстро двигаться друг за другом, поражая цели. Спецы ГСГ 9 разработали свой «фирменный» метод так называемого «буравного огня». Он заключается в стрельбе при движении, когда бойцы прикрывают друг друга и в то же время последовательно менют положение, пока не подходят к противнику на расстояние выстрела в упор.

Бойцы ГСГ 9 приказывают заложникам спрятаться за кресла.

Уже через несколько секунд первые террористы были уничтожены.

Однако террористка женщина открывает огонь из салона первого класса и бросает гранату. Потом, уже смертельно раненная, взрывает еще одну гранату. Осколками ранило несколько заложников.

На второй минуте штурма, несмотря на перестрелку, начинается срочная эвакуация пассажиров через задние двери и люки.

Еще одна террористка, спрятавшись в туалете, ведет стрельбу через двери. Однако она была быстро нейтрализована.

В 00.12 следует доклад на контрольно диспетчерский пункт: четверо террористов обезврежено, заложники освобождены. Трое заложников ранены. Один боец штурмовой группы ранен в шею.

00.15. Эвакуация заложников закончена. Техническая группа ГСГ 9 проверяет самолет на наличие мин.

Через три часа спецподразделение ГСГ 9 вылетело домой, в Германию. Операция прошла с успехом. Бойцы группы стали национальными героями, коих не было в стране со времен Второй мировой войны.

Каковы уроки этой операции? Они есть. Как положительные, так, к сожалению, и отрицательные. Хотя вторых, разумеется, значительно меньше.

Итак, важно, что проведение операции было доверено специалистам, в частности командиру ГСГ 9 Ульриху Вегенеру. Федеральный министр Вишневски хотя и входил в штаб, но непосредственно в ход операции не вмешивался, а осуществлял организаторские функции, координировал работу немецких и сомалийских спецслужб.

Организаторы операции не стали ждать окончания штурма и дали команду на эвакуацию заложников сразу же после того, как спецназ проник на борт самолета. Это помогло избежать потерь среди пассажиров.

Костер, разожженный перед самолетом, еще раз доказал значимость фактора отвлечения внимания террористов. Теперь при подготовке любой операции по спасению заложников неотъемлемой ее частью является именно этот прием. Разумеется, делается это разными способами в зависимости от обстановки.

В ходе проведения операции были применены светошумовые боеприпасы. Они доказали свою эффективность и сегодня широко применяются в борьбе с террористами.

Что же касается минусов операции, то они тоже важны.

В Могадишо по существу впервые силы антитеррора столкнулись с женщинами террористками, которые оказали яростное вооруженное сопротивление, несмотря на применение спецбоеприпасов. Женская психика оказалась более устойчивой к внешним раздражителям. Они быстрее мужчин адаптируются и приходят в себя.

В то же время бойцы спецназа — мужчины оказались психологически не готовы без промедления открывать огонь по женщине. Годы борьбы с терроризмом доказали, что террорист не имеет пола, и промедление в открытии огня смерти подобно. Примером тому террористки камикадзе, получившие ныне такое широкое распространение в мире, в первую очередь в Израиле и России.

Этот штурм также выявил низкую эффективность применения револьверов в операциях подобного рода. С тех пор бойцы ГСГ 9 револьверами не пользуются.

Вот, пожалуй, и все, что можно рассказать о специальной операции «Магический огонь», проведенной в Могадишо.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница