День, дарованный мне в вихре дней День, дарованный мне



страница1/4
Дата24.06.2015
Размер0,8 Mb.
  1   2   3   4
День, дарованный мне
В вихре дней
День, дарованный мне

День, дарованный мне, не спеши уходить,

Я так много сегодня еще не успела!

Жаль, что поздно мы время начинаем ценить,

Лишь под вечер душе отдаемся всецело.

Счет минутам веду, я боюсь опоздать.

Снова мыслей игра, неотвязных, тревожных.

Повернуть бы мне время хоть чуточку вспять

И тогда б на успех свой рассчитывать можно.

Жесткий график часов. В жизни он не у всех,

Но я знала его, до бессилия знала.

Только жаль, не о том, иногда – не о тех

По ночам со слезами восторга писала.

Я с душой нараспашку несла людям весть,

Но порой пустякам много сил отдавала.

Все, казалось, успею – уйма времени есть.

И за истину ложное воспринимала…

Я стремилась помочь, только шла не туда.

Чем сильнее был крик, на него и бежала,

Ну а рядом была пострашнее беда,

Только руку подать я чуть-чуть опоздала.

Я для главной мечты не тот час отвела,

От дневной суеты сил немного осталось.

Доминанты духовной, вдохновенья ждала,

Только вместо восторга обрела вдруг усталость.

День, дарованный мне, не спеши уходить,

Я так много сегодня еще не успела.

Жаль, что поздно мы время начинаем ценить…

Я со светлой душой в Лету б кануть хотела.

2000
Признание журналистки

На тропах журналистских,

Что очень нелегки,

Я набивала шишки,

Больные синяки.

Я часто нарывалась

На лезвий острие

И этим подрывала

Здоровьице свое.

Но не узнает все же

О том читатель мой:

Меня он видеть должен

Лишь в форме боевой.

Не слабой, не раскисшей,

Апатией больной, -

Коль вышла в журналистки,

Будь силой пробивной!

Увы! Но бесполезно

Нередко лбом стучусь.

Завесы из железа

Пробить я все хочу!

Спасибо тебе, мама,

За лоб широкий мой,

За то, что быть упрямой

Учила ты порой.

Не для себя стараюсь

И в вихре дней кручусь,

Но никогда не каюсь.

Жить для людей хочу!

И пусть простят родные

Мне занятость мою,

Что даже в выходные

Беру я интервью.

Глядят с укором дочки,

Муж запротестовал:

«Опять блокноты, строчки…

В ночное б на Урал

Сумею домочадцев,

Конечно, убедить,

Что не могу я время

Сегодня упустить.

Друзья в большой тревоге:

- Не доживешь свой век!

Встал на моей дороге

Бесчестный человек.

Но снова без оглядки

Я ввязываюсь в бой,

Хотя и сердце в пятках –

Геракл передо мной.

Всесильный в своих связях,

И внешне он – атлет.

Но нет, меня размазать

Ты не сумеешь, нет!

Я выдержу нападки.

Просчет в твоем кругу!

И бросить на лопатки

Я правдой слов смогу.

Всегда я твердо верю

В газетчиков отряд!

Они заточат перья

И правду отстоят!

1989
Наедине с совестью

Сяду снова за стол теребить свою душу,

Ручку в пальцах зажав, голос совести слушать.

И, пред чистым листом в покаянье склоняясь,

Я душою и разумом вновь просветляюсь…

Не лиши меня, Бог, своей милости, дара:

Веры в искренность слов да сердечного жара.

1990
Ретроградка

В жизнь вошла я восторженной –

Мир был добрым, ликующим,

Ярким спектром возможностей,

Горизонтом чарующим.

Юность, в годы застойные

Ты была все ж прекрасною,

С верой в счастье достойное,

С целью доброю, ясною.

Повороты истории

Не во благо случаются…

Легковерность в теории

Обновлений кончается.

У девчонок восторженных

Нет в глазах уж ни лучика:

Вся душа искорежена

И безверьем измучена.

Неужели несбыточны

Наши цели и помыслы?!.

Рваться к жизни улиточной

С верой в Запад и домыслы

Не спеши ты, Отечество,

Прояви ясновиденье,

Чтоб с ярмом не предстало ты

По интертелевиденью…

Мы в вождей свято верили

И романтикой грезили,

Все на нравственность мерили

И любили поэзию.

И хотя мы не ангелы,

Жить стремились возвышенно.

Отчего же судьбой теперь

Ни за что мы унижены?!

1987
Электорату

От людей зависит все, от людей!

Кто у власти? Лжец, мздоимец, злодей?

Или в маске добродетеля плут?

Власть грешна… И тяжко люди живут.

Не пусти во власть, стеной встань, народ,

Против тех, кого интрига ведет,

Против тех, кто равнодушен, и глух,

Да уверен: люд простой, что лопух.

Его ж можно, как траву, затоптать,

Грязь с ботинок об него вытирать,

Химикатом поприжечь, потравить,

В «лучшем завтра» снова всех убедить.

А того, кто хочет людям помочь

Дать работу, гонят с криками: «Прочь!»,

Чтобы был на рынке твердый диктат….

Но о том опять молчит депутат.

Неужели мы терпеть будем вновь

Фарисейство и к себе нелюбовь?!.

Избирателям пора предпочесть

Лишь того, в ком Божья искорка есть:

Человечность, доброта, простота,

Для кого любовь к народу свята.

Депутат… Он должен праведным быть,

Вот тогда и город наш будет жить!

И не станут дети нас покидать,

В городах других работу искать.

А сегодня дешев рынок труда,

Потому во многих семьях - беда!

Но молчит защитник наш, депутат.

Не доверь такому больше мандат!
Мерки духовности

Культмассовой работе всей итог

За год был должен подвести культорг.

Отчет в объемах, цифрах показать,

Отдачу трудовую посчитать.

Растерянность, конечно, не восторг

От той задачи испытал культорг:

Ну, как в рублях духовность измерять?

Доходы от культсферы получать?

Она ж всегда затратною была –

Эмоций энергетику несла…

Как вывести для чувств систему мер?

В статьях, отчетах как их отразить?

Чем строки сценариста, например,

Измерить? По линейке оценить?

Иль взвесить граммы слез, что проливал,

Когда сценарий к празднику писал?

И не в тиши холодной кабинета

На кухне, среди ночи, до рассвета.

А как поэта оценить работу –

Он даже в выходной рифмует что-то.

Проснувшись ночью, схватит свой блокнот –

Во сне вдруг слово нужное найдет.

Чем творчество измерить, оценить?

Что может ему мерою служить?

Конечно же, сердец людских волненье

Как отклик вдохновенному творенью.

Духовность…И она имеет вес,

Коль встряхивает вдруг с такою силой

И в людях зажигает интерес

К тому, что будет, и к тому, что было.

«Духовность силой жизненной сильна,

Любовью к людям мериться должна.

А для любви конкретных мерок нет», -

Таков экономистам был ответ.

Конечно же, художнику, артисту

Быть ни к чему большим экономистом.

У каждого своя стезя творенья

И свой источник сил и вдохновенья.

Мы в книгу рекордсменов попадем

(У Гиннесса – тьма фактов-выкрутас!)

Коли духовность измерять начнем,

Так чудаков всех переплюнем враз!
«Медногорский рабочий»

У газеты и города –

Дата одна:

Родились они

В тридцать девятом.

Схожесть судеб зеркально

Друг в друге видна,

А их родственность свята.

Как крутила их жизнь,

Как хлестали ветра

Перемен и реформ…

Было туго.

Только город, газета,

Как брат и сестра,

Всегда рядом друг с другом.

Гордо имя мужское

Газета несет

В честь того,

Кто наш город построил.

И заслуженно славу

Она создает

Медногорским героям.

Город ждет новостей,

Комментариев ждет,

Верит в истинность слов

Твоих строчек

И из моря газет

Первой в руки берет

«Медногорский рабочий».

Одногодки твои

Все уже с сединой,

Ты ж свежа, молода

Всегда очень.

Для читателей будь

Всегда близким, родным,

«Медногорский рабочий»!


Мое сердечко

Мое сердечко, жаль тебя, поизносилось…

Всегда с напрягом и сочувствием трудилось

И даже ночью очень редко отдыхало.

Ты мне писать сердечно помогало.

Твое тепло читатели ценили,

Растрогавшись до слез, благодарили…

Ты в те минуты ликовало, пело

И радовать еще сильней хотело!

Но не о всех приятное писалось…

Мое сердечко, как ты волновалось

За критикуемых… Ведь ты и их жалело!

Кого-то ранить больно не хотело.

Но разум диктовал нередко сердцу:

Недуги выжигают острым перцем,

Пороки изживают словом метким.

И критика была порою едкой.

Мои антигерои часто мстили,

В редакцию с угрозами входили.

Порою, проявив неадекватность,

Мне обещали сделать неприятность:

Поджечь гараж или внезапно встретить

И кислотой лицо мое пометить,

На детях отыграться, малолетках.

Мои враги «стреляли» в сердце метко.

О, сколько раз за правду ты страдало,

Под прессинг власть имущих попадало,

Но все же ты боролось с произволом…

Газета – это мужественных школа,

Что слабых от всесильных защищала

И правде утвердиться помогала.

Мое сердечко… Жаль тебя, поизносилось…

Но с нечестивостью ты все ж не примирилось!
Почему кручусь волчком?

(И в шутку, и всерьез)

Ах ты, мой сладкоречивый язычок,

Говорила ж тебе мысленно: «Молчок!»

Ты же разом за движением души

Поддержать, приободрить всегда спешишь.

Павшим духом можешь ты пообещать

Все проблемы поделить и порешать.

Речевое благородство языка

Своей жизнью не дает мне жить пока.

Язычок сказал, а я теперь страдай

И обещанное многим – выполняй.

А ведь мог не обещать, а промолчать,

Плоть мою и разум мой не напрягать!

Молчаливый – он спокойнее живет,

Потому что обязательств не берет.

Отмолчится, хоть и знает: помощь ждут!

Рассуждает: у других ее найдут!

Не хватает очень времени порой,

Обещанья мои копятся горой.

И под тяжестью горы я той хожу,

Способ сбросить груз никак не нахожу.

А душою я, конечно же, не прочь

Всем несчастным и всем страждущим помочь,

Осчастливить, жизнь облегчить! Но, увы…

Не хватает на все ног и головы.

Все ж в критический момент я напрягусь,

Вырвусь вновь из пут, к своим делам вернусь….

Ах ты, мой сладкоречивый язычок!

Тебя зная, меня ловят на крючок!

Потому из-за тебя кручусь волчком

И корю: - Ну, намолола ж язычком!

Жесткий разум стал мне чаще диктовать,

Что должна я все легко воспринимать,

И себя, себя, любимую, любить,

Язычок подрезать, поукоротить.

Я представила себя без языка

И смотрящей на проблемы свысока…

Но душа вдруг начала во мне рыдать:

- И немою можно людям помогать!

Жестом, взглядом человека поддержи

И покоем никогда не дорожи!

Ты крутись по жизни быстрою юлой,

Твоя миссия – быть доброй, деловой!
Запарка

Снова смотрю с укором:

- Боже! Какие шторы!

Словно тюль виноват,

Что не бел, сизоват,

Но отвернусь опять –

Некогда постирать,

Срочно к столу – писать!

Снова белье для глажки –

Простыни да рубашки

В кресле горой лежат,

Часто цепляют взгляд,

Просятся к утюгу…

Только я не могу

Глажку сейчас начать,

Дело важней – писать!

Очерк на разворот

Завтра в номер пойдет.

И на днях – худсовет,

А сценария нет…

Чтоб его дописать,

Снова ночку не спать…

«Причесать» репортаж

И придумать коллаж,

Чтобы враз «зацепил»

И проблему решил.

Чтоб читатель был рад,

А тираж – нарасхват!

Вновь на кухне с укором

Голосят помидоры:

- Перезрели… Беда!!!

Нас посолишь когда?

Виновато склонюсь:

- Я и вами займусь…

Вот запарка пройдет,

И тогда – ваш черед!

Прежде прессе служу.

Честью той дорожу!


Души моей столица

Медногорск и медногорцы

Имя города родного

Навсегда в себя впитало

Суть святого и земного:

Золотистый цвет металла,

Что помог стране когда-то

Защититься, отстреляться,

Силой наделить солдата

И… свободною остаться!

Стратегическая сила

Золотистого металла

Оружейников растила

Здесь, в тылу, средь гор Урала.

Нет, не с медным самоваром

К нам явились в год войны

Мастера с прицельным даром,

Тулы верные сыны.

Металлург и оружейник…

Да, союз их крепок был!

Труд их до изнеможенья

Нашей Армии служил!

Под певучий голос медный

Гордо шли в военных маршах,

Ликовали в День Победы

И оплакивали павших.

Знаем: медь – металл древнейший,

Очень ковкий и пластичный.

Для ремесел он – ценнейший,

Служит музам эстетично.

Вездесущий! Нужен многим

(Медногорск наш тем доволен!),

Служит космосу и Богу

В божьих храмах с колоколен.

Ощущаем мы причастность

Ко всему, что медь содержит,

Всем нам совершенно ясно:

Медь идет, так есть надежда!

Льется медь – жить город будет!

Есть защита у России!

Знают Медногорска люди:

Наше право – быть счастливей!

Имя города родного –

Гармоничное звучанье,

Суть святого и земного –

Двух корней образованье.

Медь и горы… Романтично!

Медь под толщей высей горных…

Здесь народ патриотичный,

И горячий, и упорный.

Дай, Господь, за все старанья

Добрым людям, медногорцам,

Сил, здоровья, процветанья,

Места теплого под солнцем.
Городок провинциальный

Город мой называют порою

То деревней большой, то дырою,

И, по внешнему облику судя,

Говорят, что от жизни отстал.

Невысокий, без блеска и шика,

По-рабочему строгий он ликом.

И сейчас, как когда-то, с рожденья,

Город-труженик варит металл.

Медногорск провинциальный,

Мне с тобой не разлучиться.

Ты родной мне изначально,

Ты – души моей столица!

Помню: в городе били фонтаны,

В клумбах ярких цветы пахли пряно,

А теперь – в два рядочка цветочки,

Жизнь ужала мой город во всем.

Сколько ярких взрастил ты талантов!

Много их разлетелось куда-то,

А для тех, кто с тобою остался,

Прежде дорог родительский дом!

Что-то в жизни не так поменялось:

Меньше радостей, больше – усталость,

И печаль, и тоску, и обиду

Вижу, город, на лике твоем.

Но смотрю на тебя без укора,

И шепчу: потерпи, милый, скоро

Будет праздник на улицах наших,

Мы красиво еще поживем!

2001
Медногорье мое

Где-то горы – в зелени сосен,

Где-то горы – кристаллов синь.

А у нас здесь не пышно, просто

Все ковыль, чилига, полынь.

Пусть духами с лохматых лапок

Плещет где-то сосна сосне,

Только горький, полынный запах

Почему-то дороже мне.

Город мой в ореоле горном,

Что до боли любовью жжет.

Медногорье… Оно упорно

От ветров меня бережет.

Солнцем горная зелень выжжена,

Притомившись, хребты лежат.

Мои горы тигрятами рыжими

Город преданно сторожат.


Металлургам – поклон

Без металла жизнь бы встала –

Это каждый осознал.

Чтобы жизнь вперед шагала,

Бьются люди за металл.

Это правда, без прикрас,

Бьются на пределе сил,

Чтоб огонь в печах не гас,

Чтобы город рос и жил.

Тяжек металлурга труд,

Многим не по силам он,

Но вас сильными зовут!

Металлурги, вам поклон!
Первостроителям града Медного

Лишь отважные да бедовые,

Лишь презревшие праздность, уют

Открывают нам недр кладовые,

Города создают.

Бескорыстны, милы и просты,

До завидного в помыслах святы,

Жили люди яркой мечты

На разъезде том давнем, десятом.

Не курортный вы город строили

Средь уральских гор и болот.

Жизнь горняцкую, быль-историю

Начинал здесь народ.

Шли дожди, заливали костры,

Стужа жгла нежно-юные лица,

Но по-братски вы были щедры,

Жаром сердца могли поделиться.

Нет, тридцатые, не забудетесь…

Вы – и радость, и скорбь, боль беды…

Но умели жить как-то люди здесь

Без уныния, слез, без вражды.

Хоть шубейка одна на троих,

Черный хлеб на столе и подсохший,

Но друзей целый город у них,

Того времени – главная роскошь!

Как же был жесток незаслуженно

Злой судьбы крутой поворот!

Не успев стать женою и мужем, вы

Уходили на фронт.

Пощади их, судьба! Пощади

Юность нежную, сердца крылатость.

Черной вестью в их дом не входи!

…Но на фронте гибли солдаты.

Вы прошли сквозь все испытания,

А теперь вы слабы и седы.

Замечаем не без отчаянья:

Тают ваши ряды…

Благосклонность к ним, жизнь, прояви,

Награди их за прошлые муки,

Веру твердую им подари,

Что добьются большего внуки.

Дорог мне до слез

Город юных грез,

Встреч, разлук,

Надежд и печалей.

Ты – судьба моя,

Тихий Медногорск,

Городок родной на Урале.


Уральский юбилей

Да, весомую дату отметил Урал:

300 лет, как здесь плавят металлурги металл.

Три столетья, три века … И сомнения нет:

Наш Урал для России – оборонный хребет.

Защищает Отчизну гор Уральских гряда,

Где охранною силой обладает руда.

- Наши горы богаты, - рудознатцы твердят, -

И сегодня не меньше, чем три века назад.

Наш горняцкий, литейный, промышленный край,

Создающим металлы честь сегодня воздай!

Горняку, металлургу, Русь моя, поклонись.

Без труда б их не взять тебе космоса высь,

На орбиты наук не взойти, не взлететь,

Если б в жарких цехах перестали потеть.

- Пот – то слезы труда, - мудрый классик сказал.

Трудовыми слезами пропитан Урал.

Труд в пыли, под землею, в цехах, у огня –

Это мужество, подвиги каждого дня!

Потому всем уральцам дорога и ценна

Их земля, из которой полнит силы страна.

Наш горняцкий, литейный, промышленный край,

Ты и в новом столетье силы множь, процветай!

А всему коллективу ООО «МСК» -

Жизни долгой, успешной и в другие века!
Металлургам-ветеранам

В жарком царстве Гефеста,

У плавильных печей,

Слабовольным нет места

И вся жизнь – горячей,

До ожогов на теле

От металла-огня.

Сколько здесь попотели,

Верность долгу храня!

Металлурги-ветераны –

Люди доблестного клана…

Как глаза их лучезарны,

В них огня остался свет.

Когда вижу эти лица,

Не могу не поклониться,

Металлурги для меня – авторитет!

Боль кровавых мозолей

Ваша память хранит,

Пот, осевший вмиг солью,

Щеки, губы щемит...

Пропыленные лица,

Пыль скрипит на зубах.

Что же цех часто снится?

Дорог он даже в снах!


  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница