Диссертация на соискание ученой степени доктора архитектуры том I нижний Новгород 2014



страница2/36
Дата27.08.2015
Размер7,36 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
ГЛАВА 1 ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПОДХОДЫ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ


    1. Основные понятия и определения

В первой главе рассматривается художественный интеграционный потенциал в искусстве и архитектуре, а также предложен принцип полей художественной интеграции.

Существует множество дефиниций архитектуры как искусства, среди которых наибольший интерес для разрабатываемой темы представляют определения, адресующие к художественной природе в наиболее широком, интегральном значении. Выявим отдельные грани архитектуры на уровне искусства:



  • творческое мироосвоение индивидом Универсума и формирование авторской Картины Мира средствами архитектуры;

  • архитектура с наиболее сильной художественно-образной составляющей, ориентированная, прежде всего, на развитие и восприятие категории архитектурной формы;

  • искусство гармоничного соединения всех требований и аспектов профессии в едином целостном проекте или объекте;

  • произведение архитектурного искусства, обладающее высокими художественными достоинствами – «шедевр».

Художественная интеграция – это объединение в единое художественное целое составляющих произведения архитектуры, архитектурной среды или процесса архитектурной деятельности на основе художественного начала, представленное системой проявлений:

  • явление художественной целостности искусства архитектуры;

  • процесс создания единого художественного целого в творчестве архитектора на основе художественных закономерностей;

  • методология исследования архитектурной деятельности в многомерном единстве ее составляющих.

В процессе художественной интеграции искусство архитектуры гармонично объединяет необходимые общечеловеческие и профессиональные, искусственные и естественные, общественные и индивидуальные, концептуальные и образно-выразительные факторы в единое художественное целое – произведение архитектурного искусства, выражающее персональную авторскую картину мира посредством индивидуального языка архитектора в контекстах места и времени. Под влиянием актуальных факторов развития архитектуры формируются типы художественной интеграции: культурологическая, контекстуальная, гуманистическая, техногенная, информационная, экологическая и полиинтеграция.

Фундаментальным критерием интеграции выступает художественное начало, определяющее качественную стратегию архитектурно-художественного синтеза и рождение принципиально нового интегрального качества произведения искусства архитектуры. Именно искусство архитектуры в процессе художественной интеграции создает произведения, обладающие особой выразительностью и интегральными качествами воздействия на адресата.

Логика художественной интеграции задает два взаимосвязанных вектора исследования: художественных и интеграционных явлений, качеств, процессов. При этом аспекты синтеза искусств являются только частью всей совокупности исследуемых явлений. Следовательно, в обзоре теоретического, равно как и практического, опыта необходимо проанализировать как работы (научные, экспериментальные, практические), посвященные художественной стороне творчества в целом и архитектуры в частности, так и универсальным интеграционным концепциям жизнеустройства.

В современном мире очевидна заинтересованность в интеграционных теориях и методах в различных областях знаний. При этом понимание интеграции многомерно, что вместе с положительным эффектом порождает и определенные проблемы терминологического характера.

Обратимся к взаимосвязанному анализу используемых в работе базовых понятий профессиональной культурной сферы «архитектура», «искусство», «художественное», а также понятий методологически ценных с позиции достижения искомого единства: «интеграция», «целостность», «холизм», «холистический подход». Необходимым звеном также будет рассмотрение приставок «мета-» и «поли-», несущих обобщающие и интегративные смыслы. Определимся с термином «концепция» и категориями его смыслового поля.

Концепция

Понятие «концепция» синтетично по природе. «Концепция (лат. conceptio – понимание, единый замысел, ведущая мысль) – система взглядов, выражающая определенный способ видения («точку зрения»), понимания, трактовки каких-либо предметов, явлений, процессов, и презентирующая ведущую идею или (и) конструктивный принцип, реализующие определенный замысел в той или иной теоретической знаниевой практике. Концепция – базовый способ оформления, организации и развертывания дисциплинарного знания…» [165, с. 433]. К основным составляющим понятия относятся: первенство, целостность, системность, структурность, авторская индивидуальность и универсальность.

Концепция для архитектуры понятие и «внешнее» и «внутреннее», в зависимости от принятой позиции. А.Г. Раппаппорт в рассуждениях о «судьбе теории архитектуры» отводит концепции роль живого начала в рождении архитектуры, называя концепт «архетипическим моментом зачатия». В таком ракурсе концепция – сама суть архитектуры, явленая еще до физического вопложения. С других позиций концептуальным считают утопическую ветку творчества, тяготеющую к свободному искусству или теоретический дискурс.

«Концепт — это как бы сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека», – утверждает Ю. С. Степанов в работе «Концепт» [334]. Нам близка позиция, позволяющая соединить в концепте смысловые и чувственные начала; запрограммированное (запроектированное) и спонтанное; архитектурное и художественное.



Художественное в искусстве. Образная природа искусства

Художественное проявляется в образной природе, в чем выражены наиболее существенные особенности искусства в целом. «Художественный образ – это единство отражения и творчества, а также восприятия, в которых выражается специфическая роль субъекта художественной деятельности и восприятия. Субъект в искусстве – это создатель и толкователь художественной ценности, отправитель и адресат новой социальной информации, тот, кто творит и ради кого создается художественный образ. Все это требует рассматривать образ как «ядро» или даже «первоэлемент» искусства» [345]. Именно с образным началом связано творчество автора и восприятие художественных проблем адресатом. Следовательно, «художественный образ – это всеобщая категория художественного творчества, средство и форма освоения жизни искусством» [345].

Важно отметить, что понятие «художественный образ» обладает большой обобщающей силой, единство содержания и формы, в чем кроется различие с образностью вне художественного порядка. Содержательная художественность искусства сориентирована на неповторимое своеобразие, а также на выражение абстрактных идеалов в конкретной чувственной форме, что было отмечено еще Гегелем в «Эстетике». На абстрактном идеальном уровне художественного мышления происходит рождение художественной идеи, которая далее направляется за пределы психики субъекта, становясь достоянием культуры. Психический уровень, связанный с переживанием художественных чувств и эмоций, определяет процесс восприятия. Материальный уровень составляет формы, слова, звуки, цвета и их сочетания, в которых образ овеществлен. Образность в искусстве опирается на интегральную согласованность идеального, психологического и материального уровней.

Л.А. Зеленов. «Система эстетики»

В монографии «Система эстетики», анализируя систему эстетики Гегеля, Л.А. Зеленов указывает, что ее структурным принципом является «логическое движение понятий по законам диалектики, снимающее в себе историческое развертывание художественной деятельности человека» [101, с. 40]. Гегель раскрывает эстетические понятия в соответствии с логикой движения идеи прекрасного от ее всеобщности к особенности и единичности [101, с. 41]:



  1. Прекрасное вообще как идея.

  2. Прекрасное в природе.

  3. Прекрасное в искусстве.

В свою очередь, прекрасное в искусстве рассматривается в соответствии с тремя логическими стадиями его развития:

    1. Прекрасное в искусстве как идея

    2. Особенные формы искусства

    3. Видя обособления прекрасного в искусствах

В каждой из этих статей Гегель усматривает также три ступени:

3.1.1 Идеал как таковой

3.1.2 Определенность идеала

3.1.3 Художник

3.2.1 Символическое искусство

3.2.2 Классическое искусство

3.2.3 Романтическое искусство

3.3.1 Архитектура

3.3.2 Скульптура

3.3.3 Живопись, музыка, поэзия

Таким образом, согласно системе эстетики Гегеля, духовное реализуется в формах, которые выступают как ступени этой реализации. «Погружаясь в чуждую ему материю и достигая единства с нею, дух преодолевает скованность материальным началом и возвращает себе идеальную ценность (романтическое искусство – поэзия и драматическая поэзия как «высочайшая ступень поэзии и искусства вообще»)» [101, с. 41].

По Зеленову, художественно-прикладная деятельность – это деятельность по законам красоты, но сопряженная с другими деятельностями с их специфическими целями, что чаще всего и отражается в названии ее видов [101, с. 172]:

- художественно-строительная (архитектура),

- художественно-конструкторская (дизайн),

- художественно-спортивная,

- художественно-медицинская,

- художественно-управленческая (военное искусство),

- художественно-экологическая (экологический дизайн и пр.).

Рассматривая принципы дизайна, Л.А. Зеленов подчеркивает, что именно эстетический принцип является интегральным, поскольку он позволяет обобщить в единую композицию и целостность оптимальные подходы, представляемые во всех других принципах, решая интегративную задачу:

О.А. Кривцун. «Эстетика»

Проблемами художественной культуры занимается эстетическая теория. В работе «Эстетика» О.А. Кривцун отмечает, что особая природа эстетики как науки заключается в ее междисциплинарном характере: «Эстетика ориентирована на выявление универсалий в чувственном восприятии выразительных форм окружающего мира. В широком смысле это универсалии произведения искусства, художественного творчества и восприятия, универсалии художественной деятельности вне искусства (дизайн, промышленность, спорт, мода и др.), универсалии эстетического восприятия природы». Методологические подходы эстетики опираются на макроанализ в развернутой пространственной и временной перспективе, что представляет «панораму всеобщего художественного процесса в единстве его внутренних ритмов (стадиальности) и исторической целостности» [317].

Исследователь выделяет основополагающие категории эстетики: «эстетические категории – это наиболее общие признаки, с помощью которых описываются процессы художественного творчества, строение и своеобразие произведений искусства, природа и механизмы художественного восприятия» [317, с. 11]. Особую роль играет художественное сознание эпохи, объединяющее «представления о природе искусства и его языка, художественные вкусы, художественные потребности и художественные идеалы, эстетические концепции искусства, художественные оценки и критерии, формируемые художественной критикой, и т.п. …В сложении художественного сознания каждого исторического этапа участвовали творческая практика всех видов искусств, культивируемые массовые формы художественного досуга и др.» [317, с. 8].

Природа художественно-творческой деятельности предполагает поиск и реализацию художественной формы. «Процесс художественного формообразования – мощный культурный фактор структурирования мира, осуществление средствами искусства общих целей культурной деятельности человека – преобразование хаоса в порядок, аморфного – в целостное. В этом смысле понятие художественной формы используется в эстетике как синоним произведения искусства, как знак его самоопределения, выразительно-смысловой целостности», – пишет О.А. Кривцун [317, с. 7]. Механизм этого таинственного преобразования или рождения в эстетике связан с явлением энтелехии, представляющей по Аристотелю единство процесса и результата. В процессе энтелехии духовная или физическая материя обретает облик и форму, воплощая творческую энергию через автора-творца. Важно отметить, что процессы художественной энтелехии в познавательном отношении порой опережают научные. Особенность художественной энтелехии воплощена в диалогичности и творческой динамике: «Эта окончательная художественная форма сохраняет в себе всю «рассеянную энергетику», через ее завершенность просвечивает незавершенность, стимулирующая череду художественных ассоциаций, богатство воображения», – подчеркивает О.А. Кривцун [317].

Далеко неслучайно О.А. Кривцун обозначает целый этап философско-эстетической мысли, связанный с формированием концепции «силового поля» художественно-исторического цикла как синтеза разных эстетических измерений. Это концепция междисциплинарных исследований, основанная на синтетической истории искусств как истории целостных типов художественного видения. Свои версии истории искусства «без имен» с выявлялением существенных сдвигов в миропонимании и мироощущении предлагали А. Гильдебранд, К. Фолль, Г. Вёльфлин, М. Дворжак, О. Бенеш в первые десятилетия XX века.

Создание и изучение всеобщей истории искусств с позиции истории художественных ментальностей (по терминологии М. Дворжака) несет интегративный потенциал, особенно, при эстетическом конструировании художественных циклов. При этом общее «силовое поле» в творческой практике разных видов искусств на определенном этапе детерминируют межэпохальные рубежи. У Г. Вёльфлина близким концептом становится художественного видение, аккумулирующее художественные ориентации эпохи. Данилевский, в свою очередь, выделял десять циклов всемирно-исторического процесса. Несколько иной ракурс интегрального рассмотрения проявился по линии единства доминант художественной лексики у М. Шапиро, Э. Панофского [317, с. 82-84].



Интеграция

Обратимся к определениям интеграции, раскрывающим многомерный потенциал этого понятия. Наиболее лаконичное значение интеграции – объединение, точнее, объединение в единое целое отдельных частей (по Ефремовой). В Энциклопедическом словаре интеграция (лат. integratio - восстановлениевосполнение, от integer – целый) раскрывается в двух значениях:

- «понятие, означающее состояние связанности отдельных дифференцированных частей и функций системы, организма в целое, а также процесс, ведущий к такому состоянию;

- процесс сближения и связи наук, происходящий наряду с процессами дифференциации», что означает выход в междисциплинарное или метасистемное поле.

В рассмотрении понятий интеграции и целостности как процесса и результата, следует учитывать, что оба понятия имеют один исходный корень «integer», по смыслу означающий скорее «целый». В философском энциклопедическом словаре (1997 г.) интеграция – «процесс, или действие, имеющий своим результатом, целостность; объединение, соединение, восстановление единства». Еще более подробное определение дает Философский энциклопедический словарь (1983 г.): «сторона процесса развития, связанная с объединением в целое ранее разнородных частей и элементов [338].

Процессы интеграции могут иметь место как в рамках уже сложившейся системы – в этом случае они ведут к повышению уровня ее целостности и организованности, так и при возникновении новой системы из ранее не связанных элементов» [338, с. 210]. В этих дефинициях, помимо целостности, ключевыми становятся понятия развития и системы, что применительно к архитектуре понимаем как усиление системности процессов и вновь возникающих связей. Развитие сопровождается интеграцией и дезинтеграцией, связанными в философии Спенсера с категорией движения.

В своей монографии «Социокультурная антропоморфология городского ансамбля» Е. С. Крашенинникова приводит такое определение: «Интеграция – это процесс, результатом которого является целостность, объединение. Имеет место в социальных группах, в рамках общества в целом; благодаря интеграции данная структура превращается в целостный социальный организм» [131, с. 277]. Действительно, термин пришел из социально-экономических наук и политологии, но сегодня находит широкое применение в различных дисциплинах культурной сферы.

Как отмечает И.О. Сорокина в статье «Теоретические основы понятия «интеграция» и принципы ее осуществления» [333], сам термин «интеграция», как и процесс интеграции, появились в политическом словаре в 1920-х годах, что связано с именами немецких ученых: Р. Шмед, Х. Кельзен и Д. Шиндлер. Понятие со временем перешагнуло свой первоначальный смысл объединения людей или государств в некую социально-политическую общность и стало использоваться также в экономической и культурной сферах, следуя сути одноименных процессов. И.О. Сорокина приводит актуальный спектр употребления понятия:



  • «политической интеграции (согласование стратегических интересов, законотворческая деятельность);

  • социальной интеграции (родственные взаимоотношения, трудовая миграция и пр.);

  • производственной интеграции (промышленные, транспортные, энергетические аспекты);

  • экономической интеграции (зона свободной торговли, таможенный союз, тарифы, рынок труда и пр.);

  • финансовой интеграции (инвестиционный климат, рынок капитала и пр.);

  • обеспечении безопасности (борьба с организованной преступностью, наркотрафиком, военно-техническое сотрудничество, борьба с терроризмом, совместная охрана границ);

  • культурной интеграции (языковое пространство, культурный обмен);

  • научной и образовательной интеграции».

Примечательно, что ряд исследователь указывают на определенные переклички интегративного и эклектического подходов ввиду линейных оснований объединения. В нашей работе мы не приветствуем механический эклектический принцип и ориентируемся на живое явление искомой целостности, что особенно необходимо в сфере культуры. Энциклопедия культурологии трактует культурную интеграцию как «состояние внутренней целостности культуры и согласованности между различными ее элементами, а также процесс, результатом которого является такое взаимосогласование». В этом смысле подразумевается определенное культурное поле, объединяющее различные культуры с их элементами (обычаями, институтами, культурными практиками и т.п.), а также носителей культуры, что преимущественно применяется в американской культурной антропологии, приближаясь к понятию «социальная интеграция» и в английской школе социальной антропологии.

Итак, интеграция соотносится с пониманием целостности на уровне явления или процесса и способствует достижению целостности как единого неделимого. В интеграции может быть выделено несколько логических составляющих:

- непосредственно явление целого;

- связующее, объединяющее начало или процесс;

- включение каких-либо компонентов в иную систему.

Все эти области описываются интегральными, синтетическими, целостными подходами и теориями. Остановимся на тех, которые непосредственно формируют теоретическую базу настоящего исследования.



Полиинтегративные значения приставки «мета-»

Приставка «мета-» отличается многозначностью и не имеет единственного устоявшегося значения, но, вместе с этим, несет ценные для данной работы смыслы. Мета- (с греч. μετά- – между, после, через), часть сложных слов, обозначающая абстрагированность, обобщённость, промежуточность, следование за чем-либо, переход к чему-либо другому, перемену состояния, превращение (например, метагалактика, метацентр). Таким образом, проясняются следующие основные характеристики:

- следование за чем либо, после чего либо;

- промежуточность (промежуток в пространстве или во времени), переход к чему либо другому, перемену состояния, превращение;

- обобщенность и указание на абстрактный уровень;

Мета- (с греческого языка: μετά = «после», «вне», «с», «смежный», «сам») как приставка, заимствованная из английского, используется, чтобы указать на понятие, которое является абстракцией от другого понятия, имел обыкновение заканчивать или добавлять к последнему. Например, метаданные – данные о данных (кто произвел их, когда, что форматирует данные, находятся в и так далее).

Происхождение «мета-» отчасти связывают с «Метафизикой» Аристотеля, последовавшей после «Физики», что также согласуется и по сути: вслед за рассмотрением физической природы автор выходит за ее пределы, затрагивая сакральные мотивы. Логическая конструкция метафизики в этом каноническом значении стала прообразом других терминов. Так, в 1920 году Дэвид Хилберт предложил научно-исследовательскую работу в области, названной «метаматематикой». Аналогично трактовалось смыслообразование использованного Куайном в 1937 году понятия «метатеорема». Все эти составные концептуально-лингвистические конструкции содержат самоссылку, обозначая выход опорной дисциплины на новый, более широкий уровень осмысления.

В рамках нашей работы станем употреблять термин «метасистема» интеграции как некую логическую абстракцию для обозначения самого высокого уровня связей и взаимодействий в сферах новейшей архитектуры, включающий максимальное число актуальных факторов, отвечающий большинству тенденций, реализующий межсистемный междисциплинарный уровень. Вместе с этим, не будем отрицать такие оттенки смыслов, как «промежуточность» и «переходность», «сквозное проникновение» или «зыбкость», свойственные новейшему этапу культуры.



Целостность

Определения целостности задают спектр основополагающих позиций – ориентиров искомой интеграционной теории. Так как архитектура интегральна, то для исследования важны различные версии понятия, ориентированные на проблемы деятельности человека, среды, художественного совершенства и уровня культуры. Отметим, что художественная целостность не исчерпывает эти значения, выступая конкретно критерием художественного качества произведения.

Рассматривая целостности полезно обратиться к взглядам на понятие из разных областей знаний, а также увидеть близкие по значению термины, образующие смысловое поле значений. Они многообразны и сопоставимы, что видно из словаря русских синонимов: единство, цельность, неделимость, нераздельность; неиспорченность, полнота, общность, невредимость, нерасчленимость, неразделимость, неразрывность, всеобщность, целость, слитность, организм, унитарность, монолитность, синтез. Антонимами целостности являются понятия: частичность, делимость, раздельность. Общий интегральный вектор задан.

«Целостность – внутреннее единство объекта, его относительная автономность, независимость от окружающей среды» [131, с. 298]. Гегель обращается к целостности в идее о всеобщем: «всеобщее можно понять, если его одновременно представить как расчленение всеобщее, как бесконечное подразделение (через моменты развертывания абсолютного знания) и как целостно всеобщее, которое обще всем своим моментам, есть их снятость» [322]. Таким образом, целостность отражает принцип мирового устройства –нерасторжимое единство составляющих какого-либо явления или процесса, определяющий его идентичность.

Отметим важные грани целостности.

Во-первых, выделим аспект внутренней системной интегрированности. В Новой философской энциклопедии (2001 г.) под целостностью понимается «свойство объектов как совокупности составляющих их элементов, организованных в соответствии с определенными принципами» [322], а в Философском энциклопедическом словаре (1983 г.) целостность представлена как обобщённая характеристика объектов, обладающих сложной внутренней структурой (напр., общество, личность, биологическая популяция, клетка) [338]. Там же далее отмечается, что целостность выражает самодостаточность и интегрированность, связанную с их внутренними закономерностями функционирования и развития.

Следовательно, органичность, как и в случае интеграции, входит в понятийную сферу целостности: целое, как организм, не «составлено» из частей, в нем только различаются части, в каждой из которых действует целое, образуя динамическую целостность. Философский энциклопедический словарь (2010 г.) обозначает целостность как «завершенность, тотальность, цельность и собственная закономерность вещи». Завершенность, еще одна сторона понятия, может трактоваться уже как критерий для произведения, в том числе художественный. Здесь важно уточнить, что в данной работе акцент сделан, скорее, не на целостном результате, во многом «закрытом» для анализа, а на «открытой» стороне процесса движения к целостности – интеграции, которая объединяет множественные факторы и свойства реальности.

Целостность выводит на проблемы мышления и восприятия мира, что мы встречаем не только у Гегеля, но и у более ранних классиков. Так, соотношение единого и многого воспринималось ключом к целостному мышлению в древнегреческой философии как познание всеобщее через единичное. Платон писал: «...Беспредельное множество отдельных вещей и (свойств), содержащихся в них, неизбежно делает также беспредельной и бессмысленной твою мысль...» [322].

Вполне закономерно, что целостные интенции традиционно ложатся в основу различных духовных учений и психологических практик, в которых целостность понимается как фундаментальная идея единства и однородности по отношению к миру и применительно к собственной личности. Целостность или целокупность – своего рода универсальный элемент, который крепит воедино и удерживает всевозможные продукты воспринимающего существа. Так, применительно к личности говорят о чувстве целостности на разных уровнях сознания, проявляющейся в интеграции всех областей психики, и интеграции всех энергетических полей.

В Психологической энциклопедии находим диалектическую модель понятия: «целостность (Wholeness; Ganzheit) – состояние, в котором сознание и бессознательное сотрудничают вместе в гармоническом согласии. Согласно Юнгу, целостность соответствует здоровью, одновременно представляя потенциал и способность. Отсюда достижение целостности можно рассматривать как цель или назначение жизни. …Для Юнга целостность больше означала «полноту», нежели «совершенство». Идея целостности связана с понятием противоположности. Если две конфликтующие противоположности сходятся вместе и синтезируются, то результат входит в большую целостность». Универсальность понятия определяет применимость целостности как на уровне отдельной личности так и на уровне сообщества.

В Социологическом словаре читаем: «целостность – англ. integrity; нем. Ganzheit – обобщенная характеристика объектов, обладающих сложной внутренней структурой (напр., общество, личность, биол. популяция, клетка и т. п.). Ц. выражает интегрированность, самодостаточность, автономность этих объектов, их противопоставленность окружению, связанную с их внутренней активностью; характеризует их качественное своеобразие, обусловленное присущими им специфическими закономерностями функционирования и развития».

Художественные значения рассматриваемого явления и понятия раскрывают спектр проявлений пространственно-временного, художественно-эстетического и личностного свойства. Согласно словарю терминов изобразительного и декоративного искусства и архитектуры «Аполлон», целостность – это, во-первых, «всеобщность, полнота, единство художественного творчества, характеризующие искусство в предметно-пространственном и временном отношениях». Отмечается, что проблема целостности адресует к классическому вопросу философии о соотнесении части и целого. При этом она традиционно отсылает к целому ряду важных проблем художественной состоятельности произведения:

- единство в многообразии;

- единства формы и содержания;

- органичности, гармонии и совершенства;

- синтеза искусств.

Принципиально важно, что понятие и принцип целостности, соотносятся, как с наиболее фундаментальными, универсальными категориями культуры человека, так и со специальными, профессионально ориентированными аспектами искусства. К основополагающим интегральным проявлениям относят соединение чувства, разума и воли в творческом порыве; единство прошлого, настоящего и будущего в целостном искусстве, хранящем «генопамять» на уровне «архетипов» (в теории К.Г. Юнга). Здесь принцип целостности позволяет сохранить самобытность малых народов и мировой культуры.

Органичность, как неотделимый принцип, сопутствует целостности: искусство с его истоками, преемственностью и развитием можно уподобить росту дерева или живого организма. Это абстракция живой системы с неделимым внутренним строением: корнями, разветвлениями, потенцией к росту. В этом аспекте целостное понимание определяет актуальную сегодня органическую эстетику, включающую экологическое сознание, культурную этику, гуманистические ориентиры и междисциплинарную научную парадигматику.

Одновременно с этим, целостность можно понять специфически: как способ профессиональной искусствоведческой оценки произведений или как способность художника воспринимать натуру. Восприятие – вторая крупная грань понятия, адресующая к психофизиологическим и духовным установкам личности в данный период времени.

Подходы, нацеленные на достижение целостности, порой называют холистическими (целостными), хотя этот термин больше употребим в экологической сфере и, как следствие, приобрел выраженную органическую окраску соотнесенности любой отдельной целостности со всем миром. Холизм, в сравнении с интеграцией, имеет несколько иной оттенок смысла, связанный с изначальной «заданностью» внутреннего единства, в то время как интеграция указывает на процесс его формирования. Отсюда несколько разные векторы рассуждений: холистические теории отталкиваются от признания целостности и объясняют ее неделимую основу, а интеграционные представляют поиск методологии составления этого взаимосвязанного целого.

Для рассматриваемого процесса интеграции характерен аспект художественного заимствования, когда в архитектуре образно-символически осваиваются теории, открытия и визуальные факты из различных областей науки, техники, искусства, дизайна, экологической сферы или просто из окружающего мира. Такой внешнее, изобразительное присвоение, как правило, происходит соответственно внутренним созвучиям и общим мировоззренческим позициям, которые со временем проявляются как общекультурные закономерности данного исторического периода.

Важным качеством при этом выступает художественная (творческая) свобода, позволяющая интерпретировать сложные научные факты в авторском творческом ключе средствами архитектуры, что обусловливает возникновение не аналогичных, а принципиально новых произведений новой художественной формы, но созвучных, когерентных своим концептуальным «прототипам».

Движение к целостности на протяжении существования и развития культуры человечества всегда оставалось и остается одним из центральных и сложно достижимых приоритетов. С другой стороны, целостный метод важен как самоценный созидательный путь деятельности разного рода.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница