Ист.: Организация профилактики суицидального риска в учреждении образования



страница1/3
Дата24.06.2015
Размер0,82 Mb.
  1   2   3
(Ист.: «Организация профилактики суицидального риска в учреждении образования/

авт.-сост. Н.А. Сакович. – Минск: Красико-Принт, 2011)


Причины суицида
Психологическая концепция отражает точку зрения, согласно которой в формировании суицидальных тенденций ведущее место занимают психологические факторы (от фрейдовского «танатоса» до современных представлений о природе психологической дезадаптации). Сторонники этой концепции считают, что самоубийство — это преобразованное (направленное на себя) убийство.

Самоубийство в детском возрасте побуждается гневом, страхом, желанием наказать себя или других. Нередко суицидальное поведение сочетается с другими поведенческими проблемами, например прогулами школы или конфликтами. Психологическими особенностями детей и подростков группы риска являются: впечатлительность, внушаемость, низкая критичность к своему поведению, колебания настроения, импульсивность, способность ярко чувствовать и переживать.

Возникновению суицидального поведения также способствуют тревожные и депрессивные состояния. Признаками депрессии у детей могут быть печаль, ощущение бессилия, нарушения сна и аппетита, снижение веса и соматические жалобы, страхи, неудачи и снижение интереса к учебе, чувство неполноценности или отверженности, чрезмерная самокритичность, замкнутость беспокойство, агрессивность и низкая устойчивость к фрустрации.

Несколько иную картину суицидального поведения мы наблюдаем в подростковом возрасте. Среди подростков попытки самоубийства встречаются существенно чаще, чем у детей, причем многие из них достигают своей цели. К «детским» признакам депрессии присоединяются чувство скуки и усталости, фиксация внимания на мелочах, склонность к бунту и непослушание, злоупотребление алкоголем и наркотиками. В целом можно говорить о значительном влиянии на суицидальное поведение подростков межличностных отношений со сверстниками и родителями. По мнению Л.Я. Жезловой, в предпубертатном возрасте преобладают «семейные» проблемы, а в пубертатном — «сексуальные» и «любовные». Еще одним важным фактором выступает влияние подростковой субкультуры.

Говоря о мотивах и причинах, прежде всего, самоубийства связываются с потерей смысла жизни. В. Франкл указывал, что связанная с этим экзистенциальная тревога переживается как ужас перед безнадежностью, ощущение пустоты и бессмысленности, страх вины и осуждения. А.Т. Амбрумова и ряд других исследователей расценивают суицидальное поведение как следствие социально-психологической дезадаптации личности в условиях микросоциального конфликта. Э. Шнейдман предлагает рассматривать суицид с точки зрения психологических потребностей. В соответствии с его теорией, суицидальное поведение определяют два ключевых момента: душевная боль, которая оказывается сильнее всего остального; состояние фрустрации или искажение наиболее значимой потребности личности.

В рамках психологического подхода также широко представлены работы, изучающие связь между личностными особенностями и суицидальным поведением. Распространено мнение, что тип девиации, например насильственная или самодеструктивная, определяется складом личности. А. Е. Личко отмечает связь между типом акцентуации характера подростка и суицидальным поведением. Так, суицидальные демонстрации в 50% случаев сочетаются с истероидным, неустойчивым, гипертимным типами, а покушения — с сенситивным (63%) и циклоидным (25%) типами. Е.И. Личко отмечает чрезвычайно низкую суицидальную активность шизоидов. В.Т. Кондратенко, напротив, приводит данные в пользу шизоидного, психастенического, сенситивного, возбудимого и эпилептоидного типов. Авторы сходятся во мнении, что практически не склонны к покушениям и суицидам астенический, гипертимный, неустойчивый типы подростков. На эти исследования мы можем ссылаться при проведении и анализе теста Личко.

Кроме этого, исследователи Н.В. Конанчук, В.К. Мягер выделили три основных свойства, характерных для суицидента:

- повышенная напряженность потребностей;

- повышенная потребность в эмоциональной близости при сверхзначимости отношений;

- низкая фрустрационная толерантность и слабая способность к компенсациям.

Суммируя данные, полученные различными авторами, можно представить некий обобщенный психологический портрет суицидента. Для него характерна как заниженная самооценка, так и высокая потребность в самореализации. Это сенситивный, эм-патичный человек со сниженной способностью переносить боль. Его отличают высокая тревожность и пессимизм, тенденция к самообвинению и склонность к суженному (дихотомическому) мышлению. Также отмечаются трудности волевого усилия и тенденция ухода от решения проблем.

Для более полного и глубокого анализа природы самоубийства большое значение имеет понимание мотивов, лежащих в основе суицидальных действий. В различных ситуациях могут действовать разные мотивы суицидального поведения: протест; месть; призыв (внимания, помощи); избежание (наказания, страдания); самонаказание; отказ (от существования). Например, в суицидальных попытках подростков можно выделить следующие побуждения. Это может быть сигнал дистресса: «Заметьте меня, я очень нуждаюсь в вашей помощи». Также подросток может пытаться манипулировать другими, например, девочка принимают большую дозу таблеток, чтобы заставить своего друга вернуться к ней. Другой вариант — стремление наказать других, возможно, сказать родителям: «Вы пожалеете, когда я умру». Реакция на чувства сверхсильного стыда или вины, стремление избежать столкновения с чрезвычайно болезненной ситуацией; действие ЛСД и других наркотиков — все это примеры мотивирующих факторов.

Сейр, анализируя чувства, стоящие за суицидальными действиями, вьщелил четыре основные причины самоубийства: изоляция (чувство, что тебя никто не понимает, тобой никто не интересуется); беспомощность (ощущение, что ты не можешь контролировать жизнь, все зависит не от тебя); безнадежность (когда будущее не предвещает ничего хорошего); чувство собственной незначимости (уязвленное чувство собственного достоинства, низкая самооценка, переживание некомпетентности, стыд за себя).

СВ. Бородиным и А.С. Михлиным была предпринята попытка классификации основных суицидальных мотивов, в числе которых выделялись следующие:



Лично-семейные:

• семейные конфликты, развод (для подростков - развод родителей);

• болезнь, смерть близких;

• одиночество, неудачная любовь;

• половая несостоятельность;

• оскорбление, унижение со стороны окружающих и т.д.



Состояние здоровья:

• психические заболевания;

• соматические заболевания;

• уродства.



Конфликты, связанные с антисоциальным поведением:

• опасение уголовной ответственности;

• боязнь иного наказания или позора.

Конфликты, связанные с работой или учебой. Материально-бытовые трудности. Другие мотивы.

Вместе с тем, следует иметь в виду, что мотивировки самих су-ицидентов (изложение мотива суицида в предсмертной записке) редко совпадают с истинными мотивами суицида. Э. Шнейдман, исследовавший предсмертные записки, утверждает, что они оказывались, за редким исключением, совершенно неинформативными.



Учитывая вышесказанное, мы можем определить следующую группу риска:

• Подростки, имеющие предыдущую (незаконченную) попытку суицида (парасуицид). По данным некоторых источников процент достигает 30%.

• Подростки, демонстрирующие суицидальные угрозы, прямые или завуалированные.

• Подростки, имеющие тенденции к самоповреждению (аутоа-грессию).

• Подростки, у которых в роду было суицидальное поведение и суициды.

• Алкоголизированные подростки. Риск суицидов очень высок. Среди молодых людей его вклад может быть до 50%. Длительное злоупотребление алкоголем, алкоголизм в нескольких поколениях, способствует усилению депрессии, чувства вины и психической боли, которые, как известно, часто предшествуют суициду.

• Подростки с хроническим употреблением наркотиков и токсических препаратов. ПАВ (психо-активные вещества) ослабляют мотивационный контроль над поведением подростка, обостряют депрессию или даже вызывают психозы.

• Подростки, страдающие аффективными расстройствами, особенно тяжелыми депрессиями (психопатологические синдромы).

• Подростки, страдающие хроническими или фатальными заболеваниями (в том числе, когда данными болезнями страдают значимые взрослые).

• Подростки, переживающие тяжелые утраты, например смерть родителя (любимого человека), особенно в течение первого года после потери.

• Подростки, у которых выраженные семейные проблемы: уход из семьи значимого взрослого, развод, семейное насилие и т.п.

Специалисты (педагоги-психологи, социальные педагоги), сталкивающиеся с этими группами, должны остерегаться упрощенного подхода или чрезмерно быстрых заключений. Подростки могут попасть в группу риска, что еще не означает их склонности к суициду. Необходимо подчеркнуть, что не существует какой-либо одной причины или мотива самоубийства. Тем не менее, ко всем намекам на суицид следует относиться со всей серьезностью. С особой бдительностью следует принять во внимание сочетание опасных сигналов, если они сохраняются в течение определенного времени. Не может быть никаких сомнений в том, что крик о помощи нуждается в ответной реакции помогающего специалиста.


1.3. Распознавание суицидального риска

Учитывая актуальность профилактики суицида в нашей стране, многие педагоги-психологи задаются вопросом: нельзя ли заранее распознать суицидента и помешать реализации его намерения?

Существуют различные признаки и ключи, указывающие на опасность.

Наиболее распространенными признаками суицидального поведения являются:

Уход в себя. Стремление побыть наедине с собой естественно и нормально для каждого человека. Скажем больше, в подростковом возрасте это желание является естественным. Подростки начинают задумываться о смыслах жизни, выстраивать свой мир, свое пространство и ограничивают доступ в него близких родственников. Например, на двери комнаты подростка может появиться табличка «Не входить, охраняемая территория». При этом мы должны помнить (рассказать родителям), если замкнутость, обособление становятся глубокими и длительными, когда подросток уходит в себя, сторонится близких друзей, это может быть симптомом самоизоляции, бегства от какой-то «невыносимой» ситуации.

Капризность, привередливость. Каждый из нас время от времени капризничает, хандрит. Это состояние у подростков может быть вызвано погодой, самочувствием, усталостью, информационной перегрузкой, влюбленностью, школьными или семейными неурядицами и т.п. Но когда вы наблюдаете, что настроение подростка чуть ли не ежедневно колеблется между возбуждением и упадком, налицо причины для тревоги.

Депрессия. Это глубокий эмоциональный упадок, который у каждого человека проявляется по-своему. Что касается подростков, то они становятся замкнутыми, уходят в себя, при этом могут маскировать свои чувства настолько хорошо, что окружающие долго могут не замечать перемен в их поведении. Единственный путь в таких случаях — прямой и открытый диалог, прояснение причин эмоционального упадка.

Агрессивность. Многим актам самоубийства предшествуют вспышки раздражения, гнева, ярости, жестокости к окружающим. Нередко подобные явления оказываются призывом суицидента обратить на него внимание, помочь ему. Однако подобный призыв обычно дает противоположный результат — неприязнь окружающих, их отчуждение от агрессивного подростка. Обратите внимание на детей и подростков, у которых в последнее время повысилась агрессивность, были нехарактерные для них вспышки гнева, ярости.

Нарушение аппетита. Отсутствие или, наоборот, ненормально повышенный аппетит бывают тесно связаны с саморазрушающими мыслями и должны всегда рассматриваться как критерий потенциальной опасности. Наличие подобной проблемы педагог-психолог может прояснить у родителей.

Раздача подарков окружающим. Некоторые люди, планирующие суицид, предварительно раздают близким, друзьям свои вещи. У подростков происходит обесценивание того, что раньше было значимым. Это проявляется либо через раздачу вещей (дисков с играми, музыкой, любимой одежды или коллекции постеров и др.), или через игнорирование этих ценностей (ходит только в одной одежде, остальное висит в шкафу; не слушает любимые музыкальные диски, не смотрит любимые передачи и т.п.) Как показывает опыт, это — прямой предвестник грядущего несчастья. В каждом таком случае рекомендуется серьезная и откровенная беседа для выяснения намерений потенциального суицидента.

Психологическая травма. Каждый человек имеет свой индивидуальный эмоциональный порог. К «срыву» может привести крупное эмоциональное потрясение или цепь мелких травмирующих переживаний, которые постепенно накапливаются. Расставание с родными, домом, привычным укладом жизни, столкновение со значительными физическими, моральными и интеллектуальными нагрузками, незнакомая обстановка и атмосфера могут показаться подростку трагедией его жизни. Если к этому добавляется развод родителей, смерть или несчастье с кем-либо из близких, личные невзгоды, у него могут возникнуть мысли и настроения, чреватые суицидом.

Перемены в поведении. Внезапные, неожиданные изменения в поведении подростка должны стать предметом внимательного наблюдения. В этом вам помогут педагоги и родители. Когда сдержанный, немногословный, замкнутый ученик неожиданно для окружающих начинает много шутить, смеяться, болтать, стоит присмотреться к нему. Такая перемена иногда свидетельствует о глубоко переживаемом одиночестве или психологической травме, а подросток стремиться скрыть свои переживания под маской веселья и беззаботности. Другим тревожным симптомом является снижение энергетического уровня, усиление пассивности, безразличие к общению, жизни.

Угроза. Если подросток открыто высказывает намерение уйти их жизни - это должно восприниматься серьезно. Эти заявления можно интерпретировать как прямое предупреждение о готовящемся самоубийстве. В таких случаях со стороны педагога-психолога недопустимо невнимание и агрессивность к суициденту. Подобные реакции только подтолкнут его к исполнению угрозы. Необходимо проявить выдержку, спокойствие, предложить ему помощь, не отпускать из своего кабинета, пока не будет оценена степень риска (затем действовать в соответствии со схемой сопровождения в рамках каждой степени риска), проинформировать родителей, в случае необходимости проконсультироваться у специалистов-медиков (по телефону).

Активная предварительная подготовка. Она реализуется через активные действия: собирание информации об отравляющих веществах и лекарствах (других способах самоубийства) через анализ специфической литературы или Интернет, разговоры о суициде как о легкой смерти, посещение кладбищ и красочные о них рассказы, частые разговоры о загробной жизни и т.п.

Факторы повышенного суицидального риска можно разделить на экстра- и интроперсональные.

К экстраперсональным факторам суицидального риска следует отнести:

• психозы и пограничные психические расстройства;

• суицидальные высказывания, повторные суицидальные действия, постсуицид;

• подростковый возраст;

• экстремальные, особенно так называемые маргинальные условия жизнедеятельности;

• утрату статуса;

• конфликтную психотравмирующую ситуацию;

• пьянство, употребление наркотиков.

Среди интроперсональных факторов суицидального риска можно выделить:

• особенности характера;

• сниженную толерантность к эмоциональным нагрузкам и фру-стрирующим факторам;

• неполноценность коммуникативных систем;

• неадекватную (завышенная, заниженная или неустойчивая) самооценку;

• отсутствие или утрату целевых установок или ценностей, лежащих в основе жизни, и т.д.

В процессе анализа релевантных суициду факторов нельзя не остановиться на так называемом «эффекте Вертера» - совершении самоубийства под влиянием чьего-либо примера. Так, доказательно установлено, что появление в 1744 г. «Страданий юного Вертера» И. Гете — гениального описания жизни и смерти юноши от несчастной любви — вызвало целую волну самоубийств среди молодежи, подражавшей любимому герою. Примерно такой же эффект на русское общество начала XIX в. оказала «Бедная Лиза» Н.М. Карамзина. Сотни американцев в свое время последовали примеру Мэрилин Монро, версия об отравлении, которой широко обсуждалась в печати. Тот же эффект наблюдался после смерти Сергея Есенина. Вероятно, описанный феномен кроется в перенесении положительного отношения к герою на все его действия и в «подсказке» потенциальному суициденту способа решения возникшей острой конфликтной ситуации, из которой сам суи-цидент не видит выхода.

Раннему выявлению подростков с эмоционально-поведенческими нарушениями и суицидальным риском способствует навык наблюдения. Дети и подростки, попавшие в кризисную ситуацию, меняются. Изменяется эмоциональная составляющая, поведение, внешний вид, отношения с одноклассниками и друзьями, интересы и др.

Выделяются внешние, поведенческие и словесные ключи суицидального риска. Некоторые из них могут увидеть или услышать педагоги или родители (проинформированные заранее), другие увидите (проясните в беседе) вы.

На что обращать внимание во внешнем виде и поведении:

• Тоскливое выражение лица.

• Склонность к нытью, капризность, эгоцентрическая направленность на свои страдания, слезливость.

• Гипомимия (повышенная, часто неестественная активность мимики лица).

• Амимия (отсутствие мимических реакций).

• Тихий монотонный голос, замедленная речь, краткость ответов, отсутствие ответов.

• Ускоренная экспрессивная речь, патетические интонации, причитания.

• Общая двигательная заторможенность или бездеятельность, адинамия (все время лежит на диване).

• Двигательное возбуждение.

• Склонность к неоправданно рискованным поступкам.

• Скука, грусть, уныние, угнетенность, мрачная угрюмость, злобность, раздражительность, ворчливость.

• Брюзжание, неприязненное, враждебное отношение к окружающим, чувство ненависти к благополучию окружающих.

• Чувство физического недовольства, безразличное отношение к себе, окружающим, чувство «бесчувствия».

• Тревога беспредметная (немотивированная), тревога предметная (мотивированная).

• Ожидание непоправимой беды, страх немотивированный, страх мотивированный.

• Тоска как постоянный фон настроения, взрывы тоски с чувством отчаяния, безысходности, углубление мрачного настроения при радостных событиях вокруг.

• Оценка собственной жизни, пессимистическая оценка своего прошлого, избирательное воспоминание о неприятных событий прошлого.

• Пессимистическая оценка своего нынешнего состояния, отсутствие перспектив в будущем.

• Активное взаимодействие с окружающими (стремление к контакту с окружающими, поиски сочувствия, апелляция к врачу за помощью) либо нелюдимость, избегание контактов с окружающими

• Расширение зрачков, сухость во рту ("симптомы сухого языка"), тахикардия, повышенное АД, ощущение стесненного дыхания, нехватки воздуха, ощущение комка в горле, головные боли, бессонница или повышенная сонливость, чувство физической тяжести, душевной боли в груди, то же в других частях тела (голове, эпигастрии, животе), запоры, нарушение менструального цикла (задержка).



Словесные ключи (что проговаривает ребенок):

• Прямые или косвенные сообщения о суицидальных намерениях: «Хочу умереть!», «Ты меня больше не увидишь!», «Я этого не вынесу!», «Скоро все это закончится!».

• Шутки, иронические высказывания о желании умереть, о бессмысленности жизни («Никто из жизни еще живым не уходил!»).

• Уверения в беспомощности и зависимости от других («Если с ней что-то случиться, то я не выживу, а пойду вслед за ней!», «Если он меня разлюбит, я перестану существовать!» и т.п.).

• Прощания.

• Самообвинения («Я ничтожество! Ничего из себя не представляю», «Я гениальное ничтожество. Если, как говорит один хороший человек, самоубийство — это естественный отбор, то почему же я не убьюсь, наконец?» и т.п.).

• Сообщение о конкретном плане суицида («Я принял решение. Это будет сегодня, когда предки уедут на свою дачу. Алкоголь и таблетки я уже нашел» и т.п.).

• Существуют факторы, определяющие реальный суицидальный риск: суицидальные и антисуицидальные.

Основными «инструментами» педагогов и специалистов СППС для оценки суицидального риска является беседа с подростком, наблюдение за ним, информация, полученная от сверстников (друзей, родственников, учителей предметников), данные медицинской документации.

Что могут увидеть родители: в первую очередь изменения настроения, питания, изменения сна, изменение в отношении своей внешности, самоизоляцию, интерес к теме смерти (появление в доме литературы по этой теме, переписка в Интернете и т.п.), нежелание посещать кружки, школу (в том числе учащение прогулов), серьезные изменения в состоянии здоровья (частые простуды, частые головные боли и др.) и т.п.

Что могут увидеть педагоги: изменение внешнего вида, самоизоляцию в урочной и внеклассной деятельности, ухудшение работоспособности, небрежное отношение к своим школьным принадлежностям (притом, что раннее было другое), частые прогулы (отсутствие на определенных уроках), резкие и необоснованные вспышки агрессии, рисунки по теме смерти на последних страницах предметных тетрадей, тема одиночества, кризиса, утраты смыслов в сочинениях на свободную тему или в размышлениях на уроках гуманитарного цикла и т.п.

Что могут увидеть сверстники: самоизоляцию, резкие перепады настроения (несвойственные раннее), повышенную агрессивность, аутоагрессию (в том числе словесные ключи), изменения внешнего вида, интерес к теме смерти (способам самоубийства), уныние, изменение интересов и т.п.

Кроме названных, источниками информации могут стать дневники подростка, его сочинения (волнующие темы), стихи, ЖЖ (живой журнал) в Интернете и др.


Глава 2.

ПРОФИЛАКТИКА СУИЦИДА



У каждого свой тайный личный мир.

Есть в этом мире самыйлучший миг.

Есть в этом мире самый страшный час.

Но все это запрятано от нас.

И если умирает человек,

С ним умирает его первый снег.

И первый поцелуй, и первый бой –

Все это забирает он с собой...

Таков закон безжалостной игры –

Не люди умирают, а миры.

Е. Евтушенко

2.1. Модель профилактической работы в учреждении образования

Целью профилактики суицидального поведения в учреждении образования является оптимизация психологического климата, повышение компетентности участников образовательного процесса в области общей профилактики и предупреждение потенциально возможных ситуаций, связанных с суицидальной проблематикой.

Многоплановость проблем, которые требуют решения в процессе социально-психологической работы с подростками группы риска (в том числе суицидального), предполагают участие в этой деятельности разных специалистов: медиков, инспекторов, социальных работников и др. Однако ведущая роль, по нашему мнению, может принадлежать команде школьных специалистов СППС.

Статья 4 Закона Республики Беларусь «О правах ребенка» провозглашает неотъемлемость права каждого ребенка на жизнь. В деятельности по профилактике любых проявлений суицидального поведения учащихся специалисты СППС обязаны руководствоваться следующими принципами:

• Принцип ценности личности, заключающейся в самоценности ребенка.

• Принцип уникальности личности, состоящий в признании индивидуальности каждого ребенка.

• Принцип приоритета личностного развития, когда обучение выступает не как самоцель, а как средство развития ребенка.

• Принцип ориентации на зону ближайшего развития каждого ученика.

• Принцип эмоционально-ценностных ориентации образовательного процесса.

Центральная роль школы в этом процессе объясняется следующими обстоятельствами:

— во-первых, система образования способна отслеживать судьбу ребёнка от трёх летнего возраста (до трёх лет эту работу могут выполнить работники здравоохранения и специализированных детских учреждений) до момента его совершеннолетия;

— во-вторых, в учреждениях дошкольного, дополнительного, основного и специального образования детей есть специалисты, которые при некотором целевом обучении, могут квалифицированно выполнять эту работу;

— в третьих, в системе образования существует отработанная система повышения квалификации педагогов и специалистов, охватывающая практически все компетенции, связанные с осуществлением социально-ориентированного обучения и комплексной помощи детям разных возрастов;

— в четвёртых, школа имеет давние традиции (методы, технологии) работы с родителями и при некоторой оптимизации этой деятельности может опосредованно (в некоторых случаях напрямую) влиять на тех родителей, которые неэффективно осуществляют свои родительские функции;

— в пятых, это устоявшаяся, проверенная временем система общественного воспитания и образования детей, имеющая свои гуманные цели (ценности) и адекватные решению выше поставленных задач средства, методы и технологии.

На этапе реализации программ сопровождения (кризисной поддержки) школе целесообразно было бы привлекать и включать в команду тех специалистов, которые в комплексе способны более эффективно решать выявленные проблемы, как ребёнка, так и его семьи. Это позволит создавать простую, но эффективную систему сопровождения, а не проводить отдельные несогласованные мероприятия различными ведомствами. Например, зачастую социально-педагогический центр (СПЦ) и школа параллельно проводят в отношении какой-то семьи одну и ту же работу: индивидуальную и семейную диагностику, беседу с родителями или коррекционные мероприятия с ребенком. Эффективнее различным субъектам сопровождения согласовывать действия в отношении ребенка, находящегося в кризисной ситуации, распределяя ресурсы и ответственность.

Формой подобной работы может выступить психолого-педагогический консилиум. Консилиум — это постоянно действующий, объединенный общими целями коллектив специалистов, реализующий ту или иную стратегию профилактики ребенка в образовательном учреждении. Консилиум, прежде всего, ориентирован на работу с детьми, имеющими либо неадекватное требованиям школы поведение, либо предрасположенных к социально-дезадаптированным способам поведения. Н. Семаго и М. Семаго предложили классифицировать консилиумы на плановые и неплановые. Плановый консилиум решает следующие задачи:

- определение путей социально-психологического сопровождения ребенка.

— выработка согласованных решений по определению образовательного и социального маршрута.

- динамическая оценка социального и психологического состояния ребенка и коррекция ранее намеченной программы.

— решение вопроса об изменении образовательного маршрута, социально-психологической работы при завершении обучения (учебного года).

Как правило, плановые консилиумы проводятся один раз в полгода. Внеплановые консилиумы собираются по запросу специалиста или педагога. В задачи внепланового социально-психологического консилиума входит: принятие экстренных мер по выявившимся обстоятельствам (например, выявленный острый суицидальный риск), изменение направления сопровождения ребенка и др.

Предварительный этап сопровождения ребенка включает в себя обследование ребенка специалистами консилиума. Практика показывает, что первичное обследование должен проводить психолог и социальный педагог. Психолог собирает психологические сведения о ребенке, а социальный педагог собирает данные о семье и ближайшем окружении ребёнка группы риска. Они определяют, кто еще из специалистов должен подключиться и дополнить первичное обследование школьника (например, логопед, врач, психоневролог, психиатр, участковый инспектор и др.).

На консилиуме обсуждается конкретный случай, причины возникновения проблем у ребенка. При выдвижении гипотез используются мультимодальный подход, который позволяет определить уровень и глубину проблемы и в соответствии с этим наметить адекватные «мишени помощи» подростку и его семье, что, в свою очередь, позволяет разработать обоснованный индивидуальный план сопровождения. Рассматриваются проблемы социального окружения ребенка или его семьи; проблемы, возникающие в самой семейной системе; индивидуальные проблемы ребенка, в том числе когнитивно-поведенческие, эмоциональные, невротические, акцентуации характера, психосоматические и органические проблемы.

Консилиум утверждает конкретные мероприятия индивидуального плана сопровождения (или плана кризисной поддержки), в который могут быть включены приемы педагогической поддержки для данного учащегося со стороны классного руководителя, педагогов-предметников, услуги школьного психолога, логопеда, социального педагога. Технология консилиума предполагает разделение ответственности между специалистами и педагогами образовательного учреждения за конкретные мероприятия, коррекционные программы.

Каждый член консилиума участвует в реализации плана помощи ребенку и/или членам его семьи. При необходимости, по решению консилиума, может быть назначен куратор семьи (педагог, социальный педагог, педагог-психолог, инспектор ПДН). В ситуации, когда куратор не имеет возможности контактировать с семьей вне школы (удаленность места проживания семьи от образовательного учреждения), он может обратиться за помощью к активным родителям, проживающим рядом с сопровождаемой семьей (использовать ресурсы социальных сетей).

Состав специалистов, реализующих программу профилактики в рамках социально-психологического консилиума, должен быть сформирован таким образом, чтобы каждый из ее членов обладал определенными полномочиями в решении вопросов по оказанию помощи подросткам и их семьям. Кроме этого школа должна использовать диагностику для выявления слабых звеньев в работе по профилактике и вносить предложения в вышестоящие инстанции о целесообразности включения в решение конкретных проблем ребёнка, специалистов системы профилактики для улучшения общего взаимодействия (на основании Декрета Президента №18). Этот запрос может выглядеть в виде докладного письма, в котором содержится информация о необходимости подключения к сопровождению подростка группы риска (в данном случае по суициду) дополнительных сил (специалистов), обоснования подобных мероприятий. К письму прикладывается аналитическая справка по результатам предварительной диагностики или раннее проведенной профилактической работы, подтверждающая обоснования.

Существует необходимость выстраивания внутриведомственных и межведомственных связей для обеспечения качества профилактической работы в сложных случаях. Так, при составлении индивидуальной программы сопровождения подростка в случаях, когда основным источником девиации его поведения является семья и оказать помощь только психолого-педагогическими средствами образовательного учреждения объективно невозможно, предполагается обращение за услугами в территориальные подразделения социально-психологической службы (районные психологические центры). В этом случае в индивидуальные программы сопровождения включаются специализированные психолого-педагогические услуги, такие как родительские студии (на базе СПЦ), подростковые тренинговые группы (СПЦ, ЦКРОиР или ЦВР), услуги семейного психолога (Городской центр семьи), восстановительные программы и др.

В ситуациях, когда между семьей ребенка и школой возник конфликт (например, родители обвиняют педагогов школы в том, что они доводят ребенка до срыва), родители не доверяют специалистам СППС школы, на наш взгляд, консилиум может принять решение о ходатайстве перед СПЦ, о взятии случая на кураторство педагогом-психологом и социальным педагогом центра. В этом случае специалисты СППС школы обращаются в СПЦ с предложением взять ответственность за сопровождение ребенка на себя, и тогда уже в СПЦ составляется индивидуальный план сопровождения ребенка и семьи, в плане обязательно оговариваются пункты по оказанию педагогической и психологической поддержки ребенку, которые берет на себя школа.

Кураторы выстраивают с семьей доверительные отношения, знакомят семью с проектом индивидуального плана сопровождения, вносят после обсуждения с семьей необходимые коррективы и организуют его выполнение. Результаты работы по коррекции рассматриваются на консилиуме каждый месяц. При этом может быть изменена стратегия, тактика вмешательства в семейную ситуацию, внесены новые предложения в индивидуальный план сопровождения, принято решение о прекращении или продолжении коррекционной деятельности.

Поскольку возможности специалистов СППС ограничены желательно построить такую систему работы по профилактике суицидального риска, в осуществлении которой могли бы принять участие и учителя-предметники, и специалисты дополнительного образования, и волонтеры - старшеклассники, и родительская общественность. Таким образом, деятельность школы по профилактике суицида среди несовершеннолетних в первую очередь предполагает совместную работу с ИДН и КДН, а также плановую работу медицинского работника с учащимися, организацию досуга ребят, поиск возможностей организации их отдыха в каникулярное время.

Смысл данного взаимодействия — техническая и практическая помощь ребенку «группы риска» в усилении антисуицидальных барьеров. В то же время социальный педагог в деятельности по профилактике социальной дезадаптации выполняет преимущественно функцию социального представительства интересов ребенка. Он объективно не может осуществлять непосредственное консультирование по вопросам, требующим особой компетентности и подготовки, но с другой стороны, специфика проблем социальной дезадаптации, заключается в том, что контактным лицом по отношению к ребенку, переживающему подобную проблему, может стать далеко не каждый педагог. Поэтому социальный педагог — ключевая фигура в профилактической работе с детьми группы риска, осуществляющий представительскую и посредническую функции.

Комплексное сопровождение детей группы риска (в том числе по суициду) должно включать в себя ряд взаимосвязанных и дополняющих друг друга видов деятельности:

• Социальная помощь

• Медицинская помощь

• Правовая защита и правовой всеобуч

• Педагогическая поддержка

• Психологическое сопровождение индивидуального развития

• Обучение детей навыкам социальной компетентности (умениям общаться, справляться со стрессом, разрешать конфликты, работать в команде, преодолевать трудности и др.)

Таким образом, чтобы внедрить модель профилактики суицида среди детей, подростков и молодежи, выстроить эффективную систему сопровождения необходимо:

— обучать и привлекать к работе по раннему выявлению и профилактике суицидального поведения классных руководителей, волонтеров (учеников старших классов), активных родителей;

— внедрять технологию школьных консилиумов по проблемам ранней профилактики суицидов и составлению индивидуального плана сопровождения несовершеннолетних и при необходимости их семей;

— инициировать и внедрять систему межведомственного взаимодействия в сопровождении;

— внедрять технологию координаторов индивидуального плана сопровождения (какие-то случаи может вести социальный педагог, а какие-то — психолог, по решению консилиума);

— внедрять технологию кураторства случая (заключать соглашения с родителями о совместной работе, разрабатывать и реализовывать индивидуальный план сопровождения, предоставлять дополнительные услуги детям и семьям);

— провести в УО обсуждение нормативных документов, определяющих деятельность субъектов образовательного процесса в рамках, модели профилактики суицидального риска.
2.2. Содержание профилактической работы в учреждении образования
Основные направления работы, в рамках модели профилактики суицида, реализуются с учащимися, педагогами и родителями и имеют несколько профилактических уровней: общей, первичной, вторичной и третичной профилактики.

Задачами общей профилактики будут повышение групповой сплоченности детских и педагогического коллективов, оптимизация психологического климата. Могут быть реализованы в следующих мероприятиях:


  • диагностика ученических и педагогического коллективов с целью уточнения особенностей социально-психологического климата;

  • тренинги сплочения и коммуникативной компетентности в детских коллективах;

  • групповые занятия по профилактике эмоционального выгорания для педагогов;

  • а так же все мероприятия по плану, целью которых является оптимизация психологического климата (акции, большие психологические игры, конкурсы и др.).

Как мы видим, на этапе общей профилактики отдельных мероприятий, посвященных тематике самоубийств нет. Все проводимые на этом этапе мероприятия направлены на содействие адаптации ребенка и взрослого в учреждении образования. Адаптация — это состояние динамического соответствия, равновесия между живой системой (человеком) и внешней средой. Способность живого организма приспосабливаться к изменениям окружающей среды, внешних (внутренних) условий существования путем сохранения и поддерживания физического гомеостаза. В норме все субъекты учебно-воспитательного процесса должны адаптироваться к условиям образовательного учреждения, причем на трех уровнях: физическом, психическом и социальном.

В целях эффективной физической адаптации, учреждение образования соблюдает режим учебного процесса, с учетом возрастных особенностей, рассадку детей в классе с учетом рекомендаций врача, организует питание в школе и т.д.

Психологической адаптации будет содействовать наличие благоприятного психологического климата в учреждении образования, психологическое здоровье педагогов и других субъектов образовательного процесса, учет индивидуальных особенностей учеников и педагогов в процессе организации деятельности, возможности личностной реализации и др.

Для эффективной социальной адаптации важным является наличие сплоченного педагогического и классного коллектива, общие для всего учреждения образования правила и нормы, традиции, ценности и др.

Мероприятия в рамках общей профилактики будут «работать» на поддержку адаптации, автоматически формируя (усиливая уже имеющиеся) антисуицидальные барьеры. Для учащихся можно предложить следующие мероприятия: классные часы «Жизнь прекрасна» (цикл занятий, посвященных жизненным ценностям); акции и флэш-мобы («Мы голосуем за жизнь!», «Улыбка», «Жизнь замечательных людей», «День без конфликтов» и т.п.). В рамках акций можно провести конкурс фотографий (темы жизненных ценностей), диспуты для старшеклассников («От противостояния к пониманию!» и т.п.), совместные уроки с учителями истории, русского языка и литературы (например, по произведениям поэтов серебряного века, У. Шекспира «Ромео и Джульетта» или А.Н. Островского «Гроза» и др.). Эффективным будет обучение медиаторов (волонтеров) из числа подростков, по оказанию кризисной помощи (антикризисные, информационные бригады). Что касается специфической диагностики, выявляющей суицидальный риск, то на этом этапе специально она не проводится. Для первичного выявления достаточно наблюдения и анализа (с опорой на маркеры суицидального риска) уже имеющегося диагностического материала.

Задачами педагога-психолога на данном этапе являются:

1. Изучение особенностей социально-психологического статуса и особенностей адаптации учащихся, с целью своевременной профилактики и эффективного решения возникших проблем и трудностей (что уже входит в план мероприятий психолога).

2. Участие в создании системы психолого-педагогической поддержки учащихся разных возрастных групп (система волонтеров, медиаторов по разрешению конфликтов, педагогическая поддержка, психологическое консультирование и т.п.).

3. Участие в разработке и проведении общешкольных и классных мероприятий, целью которых будет: содействие формированию позитивного образа Я, уникальности и неповторимости личности, коммуникативной компетентности, ценностного отношения к жизни и т.п.



Первичная профилактика осуществляется в отношении детей и подростков группы риска, имеющих в наличии три и более факторов суицидального риска. Мы не можем говорить о том, что эти дети обязательно будут реализовывать суицидальные намерения. Но, учитывая наличие комплекса суицидальных факторов необходимо в отношении этой группы осуществлять профилактические меры.

В первую очередь, необходим комплекс мероприятий, содействующих повышению компетентности педагогов и родителей в области распознавания маркеров суицидального риска, а так же оказания поддержки и помощи детям и подросткам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

В рамках повышения компетентности педагогов и родителей необходимо разработать для них памятки, в которых будет информация, как распознать острое кризисное состояние у ребенка и что делать, если ребенок высказывает суицидальные намерения. Для этой же аудитории целесообразно пригласить медиков с лекцией по проблематике депрессии и суицидального риска. По вопросам проблемных взаимоотношений с ребенком для родителей и педагогов должна быть организована консультативная психологическая помощь.

Каждый случай сотрудники СП ПС должны оценить с точки зрения сложности, распределить ответственность, решить вопрос привлечения других специалистов (медиков, инспектора по делам несовершеннолетних, специалиста по вопросам опеки и попечительства, юриста и др.), определить примерные сроки кризисной поддержки (в которые будут решены проблемы ребенка) и т.д. Т.е., по сути, это обычная работа по сопровождению подростков группы риска (детей находящихся в СОП), где дополнительной задачей является профилактика суицидального риска.

Для группы риска уже необходимо проведение более подробного диагностического обследования, тем более, это является частью психолого-педагогического сопровождения. Предлагаем следующие методики: «Патохарактерологический опросник» (Личко), «Тест фрустрационной толерантности» (Розенцвейга), «Опросник суицидального риска» (ОСР), «Опросник социально-психологической адаптации» (Роджерса-Даймонда), «Шкала самооценки уровня тревожности» (Спилбергера-Ханина), «Опросник агрессивности» (Басса-Дарки). Для подростков с выраженным комплексом суицидальных факторов дополнительно можно предложить проективный тест Сильвера «Нарисуй историю», метод незаконченных предложений (Подмазина СИ.), которые покажут область эмоционального напряжения и актуальность намерения. Более подробно на этом мы остановимся в главе, посвященной психодиагностике.

Работа с семьей подростка, попавшего в трудную жизненную ситуацию или испытывающего кризисное состояние, должна носить комплексный характер. Как правило, если в семье есть реабилитационные ресурсы, заинтересованность в помощи, отсутствие фактора алкоголизации, педагог-психолог может справиться сам. Если мы столкнулись с неблагополучной, алкоголизированной семьей или семьей, в которой один из родителей имеет психиатрический диагноз, педагог-психолог не справится самостоятельно. Необходимо разделить ответственность (на консилиуме) со специалистами СПЦ, медиками и др.



Задачи психолога на этом этапе:

1. На основании анализа наблюдений, текущей диагностики, жалоб учителей, запросов родителей выделение подростков группы риска, в том числе имеющих комплекс суицидальных факторов (по нашему опыту, почти у всех подростков группы риска или находящихся в СОП он есть).

2. Проведение дополнительной диагностики, позволяющей оценить патохарактерологические особенности, уровень тревожности и агрессивности, степень дезадаптации, степень риска по суициду и др.

3. Анализ диагностических данных с выходом на рекомендации.

4. Участие в работе консилиума.

5. Участие в разработке и реализации индивидуальных программ сопровождения. Включение подростков группы риска в индивидуальные и групповые занятия, целью которых будет: от-реагирование эмоционального напряжения, реабилитация коммуникативной компетентности, реабилитация образа Я, развитие фрустрационной толерантности, ранняя профилизация и др., т.е. то, что обычно делает педагог-психолог в рамках коррекционного направления психолого-педагогического сопровождения.

6. Реализация своей части ответственности при работе с семьей подростка.

7. Разработка памяток для родителей и педагогов (как распознать острое кризисное состояние у ребенка и что с этим делать).

8. Организация встреч педагогов и родителей с другими специалистами.

Вторичная профилактика осуществляется с группой учащихся, находящихся в трудной жизненной ситуации и высказывающих суицидальные намерения. Т.е. тех, кто косвенно (через записки, дневниковые записи, словесные ключи) или прямо говорит о желании самоубийства. Основная задача — предотвращение суицида.

В первую очередь перед педагогом-психологом стоит задача оценки риска самоубийства. Существует три степени риска: незначительный риск (наличие суицидальных мыслей без определенных планов), риск средней степени (наличие суицидальных мыслей, наличие плана без сроков реализации), высокий риск (есть мысли, разработан план, есть сроки реализации и средства для этого). Оценить степень риска, педагог-психолог может, используя следующие диагностические методы: «Опросник суицидального риска» (ОСР), «Карта риска суицидальности», «Шкала оценки риска суицида» (Патерсона), «Шкала безнадежности» (Бека). Последние две методики рекомендованы для оценки суицидального риска Министерством здравоохранения Республики Беларусь (Руководство для педагогов, психологов и других специалистов учреждений образования. Оценка суицидального риска и профилактика суицидального поведения у детей и подростков. УО «Белорусский государственный медицинский университет», Минск, 2009.).

В рамках каждой из степеней риска существуют определенные стратегии и действия.

Первоочередные (начальные) задачи психолога при незначительном риске:

1. Педагог-психолог должен предложить подростку эмоциональную поддержку.

2. Проработать суицидальные чувства.

3. Сфокусировать внимание на сильных сторонах подростка.

4. Направить к психотерапевту (психиатру).

5. Постараться встретиться через определенное время и наладить постоянные контакты.



Задачи психолога при наличии риска средней степени:

1. Необходимо предложить подростку эмоциональную поддержку.

2. Проработать суицидальные чувства.

3. Укрепить желание жить (через амбивалентные чувства).

4. Обсудить альтернативы самоубийства.

5. Заключить контракт.

6. Направить к психотерапевту (психиатру) как можно скорее.

7. Связаться с семьей, друзьями.



Задачи психолога при наличии высокого риска:

1. Постоянно оставаться с подростком, не оставляя его ни на минуту.

2. При необходимости удалить орудия самоубийства.

3. Заключить контракт.

4. Немедленно связаться с психиатром или опытным врачом, вызвать скорую помощь и организовать госпитализацию.

5. Информировать семью.

Более подробно мы рассмотрим эти шаги в главе, посвященной кризисной поддержке.

Для педагогов необходимо организовать индивидуальные и групповые консультации, целью которых будет разработка стратегии взаимодействия с группой риска на период преодоления кризисной ситуации. Для родителей - индивидуальные консультации. В случае необходимости оказания психотерапевтической помощи семье, у психолога должна быть информация, которую он сможет предоставить родителям (телефон, адрес, условия оказания помощи).

Педагоги и школьный персонал, которые могут быть включены в суицидальный случай, нуждаются в выражении своих чувств, переживаний. Служба СППС должна предоставить для них возможность групповой или индивидуальной консультации, в том числе с приглашенными специалистами, так как педагог-психолог или социальный педагог так же могут быть включенными в кризисную ситуацию и нуждаться в помощи. Чтобы решить подобные задачи можно организовать в районе добровольную антикризисную бригаду, куда войдут различные специалисты (психолог, социальный педагог, врач, юрист и т.п.), обученные в рамках кризисной помощи. Если в каком-то учреждении образования произошел суицидальный случай, СППС этого учреждения образования мог бы обратиться к специалистам антикризисной бригады за помощью. Кроме этого, все включенные в суицидальный случай субъекты должны внести предложения относительно стратегий и индивидуального плана работы.

Может так произойти, что все ваши действия и шаги не изменят намерения суицидально настроенного подростка, и он попытается совершить или совершит задуманное. В этом случае перед специалистами СППС встанет дополнительная задача сопровождения одноклассников, сверстников, педагогов и родных несостоявшегося (или состоявшегося) самоубийцы.



Третичная профилактика предполагает мероприятия, снижающие последствия и уменьшающие вероятность парасуицида, социальную и психологическую реабилитацию суицидента и его социального окружения.

В первую очередь адресатом этого профилактического уровня становятся дети или подростки, совершившие попытку суицида. Важно серьезно относиться к подобным действиям, так как при условии сохранения источника боли (фрустрации, конфликта и т.п.) подросток может предпринять вторую попытку «бегства» от проблемы.

Наиболее опасным периодом считается 1—3 недели после первой попытки. По мнению Д.С. Исаева и

К.В. Шерстнева существуют три главных компонента ближайшего постсуицида:

— актуальность конфликта;

— степень фиксированности суицидальных тенденций;

— отношение к совершенной попытке.

Задача специалистов СППС получить информацию по каждому из компонентов, чтобы предвидеть дальнейшее развитие событий.

Д.С. Исаев и К.В. Шестнев выделяют четыре типа постсуицидальных состояний.

1. Критичный. Конфликт утратил актуальность. Суицидальных тенденций нет. Характерно чувство стьща за суицидальную попытку, страх перед возможным смертельным исходом. Рецидив маловероятен.



2. Манипулятивный. Актуальность конфликта уменьшилась, но за счет влияния суицидального действия. Суицидальных тенденций постсуицида нет. Характерно легкое чувство стыда, страх смерти. Высока вероятность того, что и впредь при решении конфликтов суицидент будет прибегать к этому способу, скорее демонстративно-шантажного характера.

3. Аналитический. Конфликт при рассматриваемом типе постсуицида актуален, однако суицидальных тенденций нет. Характерно раскаяние за покушение. Подросток будет искать способы решения конфликта, если не найдет — возможен рецидив, но уже с высокой вероятностью летального исхода.

4. Суицидально-фиксированный. Конфликт актуален, причем характерно сохранение суицидальных тенденций. Отношение к суициду положительное. Это самый опасный тип, при котором необходимы тесное взаимодействие с суицидентом и жесткий контроль.

Отсюда мы видим, что по прежнему основной мишенью рабо-ты специалистов СППС остается причина (кризисная ситуация, конфликт и др.), толкающая ребенка или подростка к страшному решению. Поэтому, кроме психолого-педагогического сопровождения суицидента и его окружения необходимо возвращение к источнику проблемного поля и выработка стратегий разрешения кризисной ситуации. Мы должны четко понимать, что если бы проблемы решились раньше — попытки суицида не было бы!

При организации третичных профилактических мероприятий в школе после совершения фатального суицида большое значение имеет помощь знакомым самоубийцы в преодолении боли и для предотвращения подражания и имитации. Социальное окружение подростка-суицидента, как правило, испытывают вину после случившегося, считая, что не услышали зов о помощи, не смогли предотвратить самоубийство. По мнению К. Лукаса и Г. Сейдена, обращение к несовершеннолетнему другу самоубийцы — это разговор со следующей жертвой суицида. Цель подобных диалогов — дать возможность юношам и девушкам (педагогам, включенным в ситуацию) поговорить об умершем, снять запрет на обсуждение причин самоубийства, предотвратить его последующую идеализацию и романтизацию.

Если самоубийство официально признается причиной смерти учащегося,, тогда в уведомлении о причине смерти в среде учащихся (особенно задающих вопросы) должно звучать слово «самоубийство», а не «несчастный случай» или «неизвестная причина смерти». Однако ни в коем случае не должно быть упоминания средств совершения самоубийства.

Друзьям и учащимся должно быть разрешено посещение похорон. Но они не должны нести гроб, во избежание вторичной травматизации.


Правила для работы с подростками, друг или подруга которых совершил самоубийство. (Э. Гроллман)

Следует:


избегать сказок и полуправды. Одна из самых серьезных проблем молодежи состоит в отсутствии у них знаний о суицидах из-за стремления взрослых к сохранению тайны в интересах детей. Между тем искажение реальности способно на долгий срок закрепить у подростка, находящегося в депрессии из-за случившегося, состояние подавленности. Поэтому необходимо в доступной форме предоставить старшеклассникам простые и ясные сведения о суициде с учетом их возраста и уровня развития. Очень важно, чтобы друзья самоубийцы услышали об обстоятельствах смерти от педагогов, а не от приятелей, соседей или из прессы;

говорить с ребенком об умершем, давая высказаться ему самому и вспоминая не только о произошедшей трагедии, но и о счастливых временах и моментах, проведенных с ушедшим. Однако обсуждение интимных причин и поводов суицида следует проводить избирательно;

давать возможность показать горе, выплеснуть эмоции. Гнев, отчаяние, протест свойственны не только взрослым, но и детям, которые имеют право на открытое проявление чувств. Вместе с тем необходимо обращать особое внимание на возникающее у подростков ощущение вины, уверяя их в непричастности к самоубийству и в том, что они сделали все возможное для его предотвращения;

преодолевать фаталистические настроения, обсуждая конструктивные пути преодоления возможных конфликтов. Важно убедить ребенка, что суицид является недостойным способом выхода из затруднительного положения, ибо как бы ни были мрачны тучи, потом обязательно выглянет солнце. Или самая ужасная зубная боль проходит, стоит только немного потерпеть;

помочь ребенку принять решение вновь начать жизнь. Выход из депрессии и реабилитация не происходит после одной встречи, 1—2 дней или ночей, поэтому важно продолжать работу с друзьями суицидента на протяжении всего срока, пока они нуждаются в помощи, поддерживая в них надежду на облегчение в будущем.

В подобной помощи так же нуждаются педагоги и сами специалисты СППС. Здесь на помощь может прийти районная антикризисная бригада. Что касается источников помощи специалистам СППС в школе, при желании, педагог-психолог может подготовить из педагогов и старшеклассников, увлекающихся психологией, антикризисную группу (группу медиаторов), которые будут обучены навыкам антикризисной поддержки и станут серьезным подспорьем в кризисной ситуации.

На период переживания суицидального случая в школе может быть создан антикризисный штаб, куда войдут специалисты СППС, районных служб, врач, подготовленные медиаторы, активные педагоги и родители. Штаб работает по определенному его членами расписанию. На базе штаба проходят консилиумы по суицидальному случаю, на которых принимаются решения о сопровождении нуждающихся в этом групп, о привлечении специалистов извне и т.п. Кроме этого, на базе штаба может быть организован временный центр кризисной поддержки для всех нуждающихся, в котором дежурят по очереди специалисты СППС и подготовленные медиаторы.

Задачи педагога-психолога на этом этапе:

— определение типа постсуицидального состояния у подростка;

— на основании результата, определение шагов социально-психологического сопровождения (в том числе необходимость обращения к врачам);

— участие в работе консилиума по суицидальному случаю (организации и работе антикризисного штаба);

— индивидуальная коррекционная работа с подростком;

— организация групповой работы в классе и включение в нее подростка с целью восстановления навыков адаптации (это может быть коммуникативный тренинг или. тренинг фрустрационной толерантности);

— организация консультаций для включенных в случай педагогов, родителей и детей (или консультирование в рамках антикризисного штаба);

- мониторинг состояния подростка (метод наблюдения, метод интервью, метод опроса).

В ситуации завершенного суицида специалистам СППС целесообразно привлекать специалистов СПЦ или других подобных организаций для оказания социально-психологической поддержки, так как они сами будут нуждаться в помощи и не смогут работать эффективно. Для этого необходимо заранее на базе района создать антикризисную бригаду (на добровольных началах), которая в подобном случае будет действовать оперативно и профессионально. В подобную бригаду может войти: психиатр (психотерапевт) районной поликлиники, психологи, имеющие подготовку в этой области (2 чел.), социальный педагог, юрист, инспектор по делам несовершеннолетних, активные родители.

Повторим еще раз, основная задача профилактики суицида среди детей и подростков — это ранее выявления суицидальных факторов и их устранение.



  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница