Вместо предисловия



Скачать 143,77 Kb.
Дата24.06.2015
Размер143,77 Kb.
Вместо предисловия

Ежегодно в нашей стране теряются тысячи людей. Однако большинство из них, примерно девяносто процентов, обнаруживается достаточно быстро - почти сразу, после того как их объявили в розыск. Тем не менее, безвозвратные потери составляют около трёх тысяч человек в год. Много это или мало? Как сказать…. Если сравнивать с количеством жертв ДТП в России, то, может и не очень. А если учесть что на сегодняшний день в розыске около ста двадцати тысяч человек - население небольшого города. Причём, никакой мистики. Всё абсолютно реально. Пошёл человек в магазин за хлебом, и всё, нет его нигде – пропал без вести. Потом, правда, вернулся через четыре месяца. В Греции, оказывается, был, и это не шутка, родственникам пришлось деньги высылать на обратную дорогу. Этого ходока за хлебом знаю лично. Но такие «таланты» скорее исключение, чем правило. Обычно всё гораздо проще.

К примеру, поехал человек на зимнюю рыбалку, а утром, на берегу, водитель служебного автобуса, который вёз рабочую смену в профилакторий, увидел занесённый снегом по самую крышу автомобиль. Хозяина нет ни в машине, ни дома, ни у друзей, ни у подруг. Утонул? Очень может быть. Только вот тело не найдено. Свидетелей тоже нет, тех, кто бы видел, как незадачливый рыболов угодил в полынью. Значит – гражданин пропал без вести, и таковым будет считаться, до тех пор, пока сам не объявится, либо не найдутся его бренные останки. На худой конец – какие-либо другие весомые доказательства того, что он в списках живых больше не числится. Розыскное дело должно быть заведено по закону. Им займутся полицейские, которые будут писать запросы, изучать круг знакомых, разыскивать и допрашивать свидетелей. Одним словом – закрутятся шестерёнки машины под названием - «следствие». Как правило, так и происходит, но в самые первые месяцы после пропажи. А что потом? А потом дело постепенно увязает в бумажной рутине, как в болоте и ложится в «долгий» ящик, чтобы через пятнадцать лет, наконец, отправиться в архив.

Это – обычная практика, если только… если только не появятся дополнительные обстоятельства, проливающие свет на исчезновение. Либо пропавший без вести гражданин каким-либо образом не был втянут в сферу интересов влиятельных людей. А уж когда речь заходит о политике, пусть даже местного масштаба, то есть о выборах, все прекрасно понимают, что имидж народного избранника не должен иметь никаких пятен - ни тёмных, ни белых. Хотя бы снаружи. Ведь за каждым политиком не только его избиратели, и не столько избиратели, но конкретные влиятельные люди, со своими интересами. И они не привыкли вкладывать деньги в заведомо провальные проекты. А потому полицейский инспектор должен ответить на вопросы – «что случилось? где пропавший человек? был ли криминал». То есть, снять все возможные подозрения с кандидата в народные избранники. В противном случае будет снят сам кандидат с предвыборной гонки. Ничего личного – просто политика.

Конечно же, решать – «быть или не быть» не сыщику, но без его заключения никто на себя ответственность не возьмёт.

Глава 1. Пятница

Первое знакомство с делом
Хотя и говорят что понедельник – день тяжёлый, но и пятница иногда ничем не лучше….

-Ты куда пропал? Почему сотовый не берёшь? - коридор наглухо перекрыла наша заведующая канцелярией - Людмила Степановна или просто – тётя Люда. - Шеф уже на взводе, тебя обыскался.

- Никуда я не пропадал, а по делу отсутствовал, – я попытался проскользнуть мимо, но не тут-то было. - Звонок на вибро стоял. Не брал, потому что телефон в портфеле был.

-В кармане носить надо или на ремне. Про вибро ты мне сказки не рассказывай. Сейчас же давай к начальнику, а то и впрямь клизму получишь.

Медицинские процедуры мне ни к чему, тем более что проблемами с кишечником не страдаю, а если так срочно понадобился, значит что-то действительно неотложное. Вот он знакомый кабинет с двойной дверью, обитой натуральной кожей горчичного цвета, и вот оно начальство за дореволюционным двух тумбовым столом. Всё как было, наверное, во времена НКВД, так, похоже, и осталось, только портреты на стене поменялись да флаг в углу из красного стал трёхцветным.

-Проходи, присаживайся, я сейчас, – пара «ритуальных» звонков по телефону и начальнический взгляд поверх очков уперся мне в переносицу. – Не догадываешься, зачем я тебя вызвал?

-А что тут думать, Владимир Михайлович, явно что-то горящее, или уже сгоревшее ещё позавчера, только хочу заметить - мне в отпуск по графику совсем скоро, десять дней осталось по календарю и рапорт вы уже подписали.

-Правильно мыслишь, дело действительно срочное, и опять же, у тебя появляется очень хороший стимул работать и быстро и качественно. Вот как закончишь, так сразу и свободен. А поговорим мы сейчас о без вести пропавшем гражданине Дуро Вениамине Андреевиче. Помнишь, год назад терялся такой?

-Ну да, было дело, если это тот, который на рыбалке, вроде как, утонул. Но ведь им же занимается Вадим Рыжов.

-Правильно сказал – «вроде как». А тело-то не найдено до сих пор, и свидетелей тоже нет, которые бы видели, как он под лёд пошёл. Что касается же Рыжова, он действительно занимался этим делом, до вчерашнего дня, но до вчерашнего, поскольку уже подписан приказ о его откомандировании в распоряжение министерства. Переводят его от нас.

-Владимир Михайлович, это же должно произойти только через месяц.

-Вот именно – должно. Министерские приказы подписываю не я, или тебе надо объяснять, кто это делает?

-Не стоит, я в теме.

-Вот и замечательно. Тем более что дело-то практически завершёно, - заметил шеф. Там совсем немного осталось. Пробежишься ещё разок по родственникам и друзьям, пару запросов напишешь, на всякий случай. Вот, собственно, и всё. После этого можно будет спокойно доложить о проделанной работе. Сам понимаешь, результат и так практически ясен. Твоё задание – почти формальность, которую надо просто отработать.

В моей голове промелькнула нехорошая мысль - «вот и всё» - далеко не всё, а «почти» – не означает - «совсем».

-Рыжов моё распоряжение уже получил и быстро введёт тебя в курс дела, – продолжил начальник, - да, кстати, все бумаги только под роспись и через канцелярию. Проверка у нас скоро из управления. Заодно всем своим скажи, чтобы из сейфов убрали старые документы, и всякий хлам, который у вас там вечно валяется. То, что не надо для работы, сдайте в канцелярию. Табельное оружие, кстати, у тебя где?

-Как и положено – в сейфе.

-Ткачёв, его положено или в кобуре иметь при себе, или хранить в оружейной комнате. Ты не хуже меня знаешь об этом. Вычисти хорошенько и носи с собой, пока проверка не закончится. Ладно, всё, иди, работай, - шеф потянулся к телефону, показывая всем своим видом, что аудиенция закончена.

Наш с Рыжовым кабинет прямо в конце коридора. Вадим оказался на месте и, увидев меня в дверях, вынул из сейфа очередную папку и положил её на стол передо мной.

-Ну, наконец-то, вот, это тебе. Вопросы есть?

-Да какие там вопросы, Вадим! Обычно сначала читают, а потом уже и спрашивают.

-Это правильно, но не сейчас. Времени у меня в обрез и не тебя одного ещё просветить надо. Видишь, вон сколько добра разгребать. – Вадим кивнул на стопку папок возле окна. – Поэтому, будет лучше, если я тебе кратко расскажу, что к чему, а уж ты по ходу дела и спрашивай, где непонятно будет. А тут практически всё как на ладони.

-Послушай Вадик, а если всё ясно, то зачем такой галоп?

-Вот это как раз самое простое во всей истории, - Рыжов налил кипятка в стакан и добавил заварки из маленького чайника, - ты чай или кофе?

-Чай, полстакана.

-Ну, так вот, помнишь скандал на прошлых выборах в нашу местную Думу?

-Вадим, у нас как выборы, так сразу и скандал. Без этого сейчас никак нельзя. PR - по-научному называется. Ты конкретно о чём?

-Я о том, что один из предполагаемых кандидатов оказался не только с двумя судимостями, но ещё и в розыске по уголовному делу, – Рыжов сделал глоток из стакана, - ты пей, пей, а то остынет. Это у меня особый напиток. На травах заваренный, его надо только в горячем виде, иначе весь аромат теряется и польза тоже. Ну, так вот, – продолжил Вадим, - хорошо, что того «спортсмена» успели снять ещё до избирательной гонки, а то бы совсем конфуз мог получиться на финише. Однако выводы власть сделала быстро, и тогда, обжегшись на молоке, сейчас наши чиновники уже и на воду дуют.

-А причём здесь полиция?

-Притом, Серёжа, что этот самый Дуро Вениамин Андреевич находился в законном браке со Снежинской Елизаветой Александровной, в миру – Снежной Королевой. Потом, правда, развёлся. Сейчас она потенциальный и очень рейтинговый кандидат в народные избранники. Вот и забеспокоилась власть, как бы снова не напороться на Уголовный Кодекс. Понимаешь, если бы он просто нашёл себе молодую и красивую дамочку и уехал с ней в тёплые края, то понятно – «все мужики – козлы». Или, к примеру, Лиза уже бы стала законной вдовой, пусть даже и разведённой. Тут можно и пожалеть женщину. Народ у нас добрый, а на таком деле лишние баллы в рейтинге заработать не грех.

-Циничный, ты Вадик.

-Не я, а политтехнологи, - поправил Рыжов. - Они меня просвещали в качестве консультации. А вот в нашем случае – непонятно. Развелась бизнес-вумен, и бывший супруг практически сразу исчез. Как в воду канул - в прямом смысле. Неизвестность - она ведь всегда настораживает, и веса в общественном мнении, не добавляет, это точно. Именно потому, уважаемый Сергей Петрович, высокое городское руководство напрягло наше начальство, а оно соответственно меня, чтобы я, наконец, поставил финальную точку в этом деле. А поскольку ваш покорный слуга, и - он же ваш начальник и соратник по службе, то есть я, как вам известно, в срочном порядке отбывает из родного отдела, то тебе, друг мой, Серёжа, просто повезло перед отпуском.

-Да уж... – я размешал сахар в своём стакане. - А почему у супругов фамилии разные? Елизавета, сменила, фамилию после развода, или уже успела замуж выйти?

-Да нет же, женщина с фамилией ДурÓ?! Ну, ты сам-то понял?

-А чего, хорошая фамилия. Многим подошла бы.

-Ты не больно-то умничай, – продолжил Вадим, - в отличие от некоторых, - он сделал небольшую паузу, выразительно посмотрев на меня - Елизавета Александровна - дама весьма неглупая и преуспевающая. Она сразу не захотела расставаться со своей девичьей фамилией. Ей, кстати, принадлежит стоматологическая клиника и сеть частных кабинетов. Всё это оформлено как ООО «Снежинка». Единственный учредитель и собственник, естественно, она. В нашем городе мадам Снежинская - практически монополист по ремонту зубов.

-Вадик, скажи - а в тени этой самой «Снежинки» никого не наблюдается? Чай, действительно, супер, даже в пот пробило, добавь ещё полстакана.

Вадим долил мне заварки и кипятка.

-С тенью тоже всё, вроде бы в порядке, – продолжил Вадим, – поскольку «Снежинка» практически прозрачная почти как в жизни, то никакой тени нет, хотя завязки у Снежной Королевы и во власти и в бизнесе очень даже крепкие. Она, кстати, ещё и сопредседатель нашего ротари клуба, это тусовка такая, если ты не в курсе, где в неформальной обстановке раз в месяц собираются представители бизнеса и власти, чтобы без посредников и посторонних глаз решать свои дела. Вообще-то такой клуб по интересам обычно собирается по профессиональному признаку, но учитывая нашу специфику там весь городской бомонд. Да и зубы, знаешь ли, у многих болят, несмотря на должности и деньги. У Снежной Королевы и оборудование и доктора самые лучшие в городе.

-Послушай, Вадим, имущественный интерес со стороны Дуро к своей супруге мог быть?

-Теоретически - да, но при разводе, Веня в письменной форме отказался от каких-либо материальных претензий по отношению к бывшей супруге. В его собственности осталась отцовская «Нива» и дача, опять же его родителей, на которой он и жил после расторжения брака.

-А сами родители где?

-Нет никого, Серёжа. Мать Вениамина умерла, когда тот ещё в школе учился. Она там работала учительницей. Отец – флотский офицер, капитан второго ранга, служил в нашем военном училище, куда его перевели с Дальнего Востока. Второй раз он так и не женился и тоже покинул этот мир лет десять назад. Ни братьев тебе, ни сестёр, даже двоюродных.

-Вообще-то имущество, нажитое в совместном браке… - начал я.

-Это вообще, - перебил Рыжов, - а в частности, все копии документов у тебя в папке. И те, что оговаривают условия развода - тоже. Так, что юридических вопросов просто быть не может. Если бы наш Вениамин нашёлся или воскрес из утопленников, то даже по суду ему вряд ли чего достанется, поскольку прошло более года, и никто права не оспаривал. Более того, и его «Нива» и дача, или то, что от неё осталось вместе с пятнадцатью сотками земли, уже отошли к мадам Снежинской.

-Как это – то, что осталось?

-А так, Серж, что дом без хозяина – сирота. После того как Веня пропал без вести, летом на дачу заселились неустановленные лица, то есть - бомжи. Дальше рассказывать надо?

-Не стоит. И так всё понятно. Что-нибудь интересное нашли на этой самой даче и вообще искали там?

-Конечно, искали, как положено в присутствии понятых. Нашли пару старых аквалангов и гидрокостюм. Веня-то, оказывается, занимался подводным плаванием. Это его второе хобби после рыбалки. Да, и ещё, на участке была построена какая-то хитрая антенна. Снежинская сказала, что Венин отец увлекался коротковолновой связью. Спорт, оказывается, есть такой.

-Вадим, что скажешь о друзьях?

-Вот тут и сказать-то особо нечего. – Вадик сделал ещё глоток. – Все друзья это по большей части - знакомые госпожи Снежинской. Люди статусные, а Вениамин - всего лишь мелкий клерк в коммунальном хозяйстве. О какой дружбе речь! Во всём городе осталось двое - трое, его сокурсников, с кем он поддерживал отношения.

-Ты встречался с кем-нибудь из них?

-С Бессоновым Игорем, который был старостой в их группе. Ничего толком Игорь так и не рассказал. Общие фразы и всё. Однако, о Дуро Бессонов говорил только хорошее.

-Ну да, либо хорошо, либо никак…. А где сейчас этот бывший староста?

-Работает в автосервисе электриком, если ещё работает.

-Не понял, что значит - «если ещё»?

-Жаловался на него хозяин. Бухает, говорит, по-чёрному. Сначала всё было просто замечательно. Работал на зависть всем, а потом, как будто «предохранители перегорели». Наверное, на него так повлияла гибель друга. Мне тоже показалось, что Игорь редко бывает трезвым. Даже когда я разговаривал с Бессоновым, - продолжил Вадим, - перегаром несло от него, так, что мне захотелось солёного огурца. Хозяин потом так и сказал, что мне повезло увидеть Игоря трезвым. А то, как уйдёт в штопор, так на неделю. Я, мол, его не выгоняю, только потому, что голова и руки золотые. Нутро любого «японца» знает, как свои пять пальцев. Закрытыми глазами любую неисправность находит в электронике. В документах есть и адрес, и телефон, и даже краткая биография. С подругами тоже пусто, хотя на последнем месте работы… – Вадим пожал плечами. - Но это больше на бабьи сплетни похоже. Я даже об этом писать ничего не стал. Реально, никто так и не обнаружился. Поэтому говорить, что из-за женщины что-то там произошло, я тоже не могу. Это, пожалуй, всё.

-Версию суицида проверял?

-Не похоже, Серёжа. На учёте в психо диспансере Дуро никогда не состоял. Веня никому не говорил о том, что хочет свести счёты с жизнью. Никаких записок или других намёков на самоубийство не оставил. Все знакомые отмечали его оптимизм. Единственное, что настораживает - так это то, что Веня за месяц до своего исчезновения удалил из интернета оба почтовых ящика. Но это, сам понимаешь - ни о чём.

-Слушай, Вадим, прямо агент какой-то этот самый Веня Дуро. Никаких зацепок. Одни сплошь положительные качества. Тогда остаётся только – несчастный случай.

-Или всё же работа... - не дав закончить фразу, вставил Вадим.

-Раз так считаешь, давай, и начнём с работы.

-Вот тут появляются вопросы, на которые нет однозначного ответа, – Рыжов на секунду задумался. – Все, с кем я разговаривал, на его бывшей работе, в отделе коммунального хозяйства нашей администрации, - продолжал он, - отзываются о нём весьма хорошо. И умный, и специалист, и с людьми у него не было конфликтов, а человек почти пятнадцать лет проторчал на одном месте и никакого тебе повышения. Нет, по зарплате он, конечно, имел максимальную ставку, но в карьере никакого продвижения. Тупик и всё тут! Потом, правда, перешёл в наш городской холдинг, начальником IT отдела. Там зарплата выше раза в три. Но лучше бы сидел на месте.

-А что, собственно, произошло?

-Знаешь, Серёжа, в этой коммуналке – криминалке, сам чёрт ногу сломит. И коммунальщики-то сами разобраться не могут, не то, что наша полиция. Ну а если без эмоций, то Вениамин оказался крайним, как я думаю. Он должен был запустить в работу новый программный продукт, только вот не пошло что-то. Начались сбои в базе данных, которая потом окончательно рухнула. В ней была информация почти на триста тысяч потребителей. Представляешь, какой это объём! Или программа оказалась сырой, или хакерская атака, или кто-то ошибся в момент переустановки, но в результате на квитанциях напечатали абракодабру с кучей нулей и, как всегда, не в пользу абонентов. Самое интересное, что эти квитки попали к потребителям, хотя такого не должно быть. Человеческий фактор сработал. Естественно, начался скандал. Только подумай, бабушка получает счёт, а там тысяч двадцать за услуги, в три раза больше чем её пенсия. Конечно же, бабуля хватается за сердце и вызывает скорую. Шум, ты помнишь, был очень большой.

-Ну да, и даже не шум, а гроза. Помню эти платёжки с нулями. Я так и подумал, что быть не может такого! Если даже чего-то не доплатил, но не столько же! Слухи потом поползли, что коммунальщики решили все свои многолетние потери сбросить на потребителей.

-Вот именно, слухи, но этой самой грозой и снесло Вениамина с хорошей должности. Однако кое-кто из наших политиков и на этом деле заработал неплохие дивиденды, да и пресса, как всегда, оказалась в героях. Базу потом, конечно же, восстановили, хотя и не всю. Холдинг потерял деньги и не только он. До уголовного дело не довели, всё списали на форс-мажор, то есть непреодолимые обстоятельства технического характера.

-Стоп, стоп, Вадик, первый раз слышу про форс-мажор технического характера. Тут что-то одно – или техника, за которой люди, или действительно – непреодолимые обстоятельства. А если форс-мажор, тогда почему Веню катапультировали из его кресла? Это же обстоятельства, которые невозможно предугадать.

-Ты что как будто первый день на свете живёшь? Из политических соображений, разумеется. Должен же кто-то быть громоотводом! Не совет директоров, в конце концов! И не соучредители. Не могут хозяева вникать в каждую мелочь, для этого есть специалисты, такие как Вениамин Дуро. Фирма-разработчик программного обеспечения оказалась тоже не при делах. У них вообще связи в столице очень серьёзные. Этот вариант даже не рассматривался. Вениамина уволили, как утратившего доверие. Сейчас эта формулировка в моде. С такой статьёй – только в дворники или на стройку подсобником. По профессии уже никуда не возьмут. Мне кажется, это увольнение и могло послужить поводом для развода. Причина уже давно назрела. Сам знаешь - «гусь и свинья не товарищи». А тут мужик - неудачник, рядом с преуспевающей бизнес-леди, да ещё и такой прокол. Это хуже, чем чемодан без ручки, который тащить неудобно и бросить жалко. Вдобавок слухи всякие поползли о том, что именно с помощью Вениамина деньги уплыли налево. Представляешь, какие дела!

-Разве такой вариант можно полностью исключать?

-Думаю, да. Суммы хотя и большие, но для таких, как мы с тобой. Однако не те, из-за которых можно всю жизнь бегать по странам и континентам, или лечь под скальпель пластического хирурга. Хозяева холдинга – люди серьёзные и таких шуток просто не поняли бы. Нашли бы по любому, чтоб другим неповадно было. И срок бы оформили по суду, по принципу «больше наибольшего». Веня человек не глупый и об этом знал наверняка. Он просто на этой «вечеринке» оказался лишним. Для жены – вроде обузы.

На работе такой человек тоже ни к чему. А вдруг что-то и было? А так и скандал уже почти затих. Однако устранять его физически смысла никакого не вижу. Ведь в этом случае разборки начнутся по любому, и мало ли что выплывет. Но, после того как он потерялся в холдинге начало твориться что-то странное. Мистика какая-то началась. Сам понимаешь, об этом в документах ничего нет. Слово к делу не пришьёшь, особенно такое. А ты у нас специалист по всякой чертовщине. «Барабашку» быстро вычислил, - Вадим улыбнулся, - я думаю, тебя потому шеф и подрядил на это дело.

Ох уж этот «Барабашка», мне его вспоминать будут до самого конца службы, наверное. Неадекватный подросток из проблемной семьи пакостил по мелочи всем подряд без разбора. Дошло до того что он ухитрился запалить у тётки в маршрутке сумку с картошкой, которую в окно пришлось выбросить. Хорошо встречных машин не было. Все даже думали, что этот полтергейст местного чиновника в речку уронил. А человек оступился... скорее всего. Оказалось всё гораздо проще – люди хотели просто улучшить жилищные условия и съехать из неблагополучной квартиры, в которой потолок протекает. «Барабашка» сам мне об этом рассказал на допросе. Правда, в засаде вместе с участковым пришлось трое суток торчать в этой нехорошей квартире. Зато выспался как человек. Так нет же! До сих пор помнят, кто такой ерундой занимался.

-Спасибо за чертовщину Вадик, только ты мне вот что скажи - до коммуналки наш клиент где-нибудь работал?

-Да, конечно. Он окончил университет. Специальность радиофизика и информационные технологии. Потом учился в заочной аспирантуре, писал диссертацию, и работал на кафедре в должности младшего научного сотрудника. Характеристика с кафедры в деле тоже есть.

-Чем он там занимался, ты не в курсе?

-А оно надо - так глубоко копать? - Вадим поставил пустую чашку в тумбочку. - Ведь пятнадцать лет прошло. Теперь это твоё дело, тебе и флаг в руки, и барабан на шею, вот и иди на эту кафедру, если считаешь нужным, а у меня и так работы выше крыши. Сейчас не до того. – Вадим посмотрел на часы. – Через десять минут меня Анисимов ждёт у себя. Ему передаю сразу два дела. Там реальные бандиты, которых ловить надо.

-Так, так, друг мой Вадик, посылаешь, значит культурно, а ещё – «чаю попей!». Ладно, уже, сейчас отстану. Только последний вопрос - есть ли что-то такое в этом деле, до чего руки не дошли, а надо бы.

-Конечно, есть, как и в любом другом. Хотелось бы более детально изучить информацию по последнему месту работы Дуро в холдинге. Может быть, оттуда всё же ниточки потянутся. Не получилось у меня тогда покопаться, как следует. Есть в этой фирме одна интересная личность, которая пиаром занимается. Мне о ней кое-что говорили, но встретиться лично не успел, укатила в отпуск на месяц в Эмираты. Потом меня в командировку отправили. А когда вернулся, у них там реорганизация шла полным ходом. Никого не найдёшь на месте, никто ничего не знает, и ни за что не отвечает, ну, и так далее…. А затем, как ты помнишь, нас всех пристегнули к делу «сбежавших психов».

-Ну да, как такое забыть. Трое суток на железнодорожном вокзале из себя пассажира электрички изображал. Со всеми привокзальными «синяками» перезнакомился. У меня теперь там хорошие агентурные позиции, как ты пишешь в своих отчётах. Железнодорожный отдел даже ревнует.

-Правильно, Серж, запас карман не тянет. Вообще-то я скажу так, - дело слишком прозрачное, чтобы быть прозрачным на самом деле. Есть какой-то косяк, есть, нутром чую, что выплывет, только когда и где – это вопрос? Так что повезло тебе, бери бразды правления в свои руки и рули на здоровье. Удачи. Да, отходняк отмечать будем у меня на даче, через неделю, не забудь, приезжай. Баньку организуем, шашлыки, пивка свеженького…

-Спасибо за приглашение, Вадик. И тебе удачно развязаться со всем этим. – Я кивнул на подоконник.



Вадим сгрёб бумаги, затолкал их в сейф и исчез за дверью, оставив меня наедине в «Веней Дуро».


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница