Перерва Евгений Владимирович



Скачать 252,1 Kb.
Дата24.06.2015
Размер252,1 Kb.
УДК 572.08

ББК 63.4


Население Красноярского городища золотоордынского времени, по материалам могильника Вакуровский-I (палеопатологический аспект)1

Перерва Евгений Владимирович

кандидат исторических наук, Волгоградский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, e-mail: perervafox@mail.ru

Аннотация: Работа посвящена изучению костного материала, полученного в результате раскопок золотоордынского могильника Вакуровский-I. Серия состоит из 111 костяков. В процессе исследования использовалась методика фиксирования палеопатологических признаков на костях скелета. В результате проведенной работы удалось установить важные особенности жизни-деятельности изучаемой выборки. Установить степень ее генетической однородности, определить повозрастные показатели и особенности распространения заболеваний обмена веществ, костно-суставного аппарата и инфекций.

Ключевые слова: Вакуровский бугор; Золотая орда; палеопатология; костные останки; цинга; травмы; хрящевые грыжи.

The population of the Krasnoyarsk site of ancient settlement of Golden Horde time, on materials of burial ground Vakurovsky-I (paleopathological aspect).

Pererva E.V.

Volgograd branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration



The summary: Work is devoted studying of the bone material received as a result of excavation Golden Horde of burial ground Vakurovsky-I. A series consists of 111 skeletons. In the course of research the fixation technique paleopathological features on skeleton bones was used. As a result of the spent work it was possible to establish the important features of a life-activity of studied sample. To establish degree of its genetic uniformity, to define sex-age indicators and features of distribution of diseases of a metabolism, the osteo-articulate device and infections.

Keywords: the Vakurovsky hillock; the Gold hord; paleopathology; bone remains; a scurvy; traumas; сartilage hernias.

Первые результаты антропологических исследований материалов золотоордынского времени из могильников Красноярского городища представлены в работе Т.К. Ходжайова [8, с. 77]. Им было опубликовано 8 черепов из могильника Вакуровский бугор и 11 черепов из могильника Маячный бугор II. Сери из могильника Вакуровский бугор как указывает исследователь неоднородная и характеризуется европеоидно-монголоидным обликом. Выборка черепов из могильника Маячный бугор, в целом, описывается автором европеоидными чертами с небольшой монголоидной примесью [8, с. 77].

Половозрастная структура и краниологические особенности серии насчитывающей 28 из могильника Маячный бугор была определена М.А. Балабановой [2009]. Основные выводы включают следующее: для населения Маячного бугра была характерная высокая детская смертность на первом году жизни, преобладание в популяции женщин, низкий средний возраст смерти, и схожесть группы с синхронной серией из Новохарьковского могильника [1 с. 8-9].

Краниологические серии мужчин и женщин характеризуются мезоморфным типом, за которым скрывается смешанная внутригрупповая структура, а на межгрупповом уровне исследуемая выборка отлична от нижневолжских групп и тяготеет к среднеазиатским и северокавказским сериям [1, с. 19-21].

Е.В. Перервой были изучены маркеры стресса, выявленные на антропологических материалах еще одного некрополя Красноярского городища могильника Маячный бугор, в результате чего был сделан вывод о низком уровне социальной и биологической адаптации в группе. Патологии зубной системы указали на существование систематического пищевого стресса у населения из могильника Маячный бугор. Большая плотность населения и агрессивная экологическая обстановка приводили к высокой детской смертности, а также к распространению заболеваний, вызванных нарушением обмена веществ и инфекциями [6, с. 157].

Палеодемографический анализ населения, погребенного в могильнике Вакуровский бугор, проведенный М.А. Балабановой и Е.В. Перервой установил, что характерной особенностью исследуемой древней группы является высокая детская смертность в возрасте первого детства и незначительное преобладание мужской части популяции над женской. Группа также характеризуется заниженными показателями среднего возраста дожития. Наибольшие аналогии данная группа находит с сериями из Новохарьковского могильника и могильника Маячный бугор [7, с. 88].



Материал и методика исследования.

Грунтовый могильник «Вакуровский-I» был выявлен в ходе разведок, проводившихся в 1988 г. на территории Красноярского района археологической экспедицией Астраханского государственного педагогического института (АГПИ) под руководством П.В. Казакова. На могильнике было доследовано 2 разрушенных захоронения золотоордынского времени, что дало основание датировать некрополь XIII-XIV вв. [6].

Анализируемая серия состояла из останков 111 индивидуумов. Из них в 40 случаях костные останки принадлежали детям и 71 взрослым людям. Гендерные зависимости распределились следующим образом, 37 скелетов мужских и 34 костяка женских.

В процессе исследования применялась методика исследования патологических отклонений, разработанная в лаборатории физической антропологии института Археологии РАН А.П. Бужиловой [2, 4].

Статистический анализ проводился с использованием параметрических и непараметрических методов с помощью специально созданной для этой цели автоматизированной системы (на базе компьютерных программ Borland С++ Builder 6 и Microsoft Excel ХР).

Обсуждение полученных результатов.

В результате проведенного палеопатологического обследования костных останков населения, погребенного в могильнике Вакуровски Бугор удалось установить, высокую детскую смертность и некоторое преобладание мужской части населения над женской. Наибольшие аналогии по демографическим показателям исследуемая группа находит с серией из Новохарьковского могильника [8, 88].

Обследование черепов выявило наличие уплощения в затылочной области на 12 из 111 изученных черепов (табл. 1). Возможно это тип непреднамеренной затылочной деформации. Наличие на ряде черепов уплощенных затылков, свидетельствует о том, что у некоторой части населения, погребенного в некрополе Вакуровский Бугор бытовал обычай использования колыбели типа «бешик» имеющей широкое распространение в Передней Азии.

Анализ генетически детерминированных признаков на черепе и костях посткраниального скелета выявил высокие частоты встречаемости отдельных дискретно-варьирующих признаков (гиподонтия третьего моляра, шовные и родничковые кости, межмыщелдковые отверстия на плечевых костях, снондилолиз пятого поясничного позвонка), что возможно указывает на некоторую генетическую связь индивидуумов, погребенных в могильнике Вакуроский Бугор (табл. 1). Существовавший систематический физиологический стресс на протяжении ряда поколений, мог стать причиной повышения частот встречаемости аномалий и наследственных заболеваний, особенно зубной системы. Одним из факторов, влияющих на повышение дискретных признаков на черепе, может быть и непреднамеренная искусственная деформация.

Распространение патологий зубочелюстной системы, таких как кариес, округлых полостей (абсцессов), зубного камня, пародонтоза, прижизненной утраты зубов указывают на специфичность рациона и пищевой стресс (табл. 2). Развитие этих заболеваний зубочелюстной системы, вероятно, взаимосвязано с особенностями диеты, условиями жизни и средовой обстановкой. Вероятнее всего, в рационе исследуемой группы доминировала грубая, твердая пища, растительного происхождения и обогащенная сахарами.

Большая частота встречаемости такого маркера эпизодического стресса, как эмалевая гипоплазия 69%, указывает на системное воздействие негативных факторов, таких как инфекции, паразиты, частые периоды голодания, которые препятствовали нормальному развитию человеческого организма в период детства (табл. 2). Возрастной интервал, на который приходится максимальное проявление эмалевой недостаточности, имеет два пика - 1,5-2,5 года и 3-4 года. Многие исследователи объясняют этот факт различиями в традициях грудного вскармливания детей в древних обществах - в одних популяциях детей отнимают от груди в возрасте 12-18 месяцев, в других позже. Возможно, в исследуемой группе существовала традиция перехода от грудного вскармливания к взрослой пище в 1-1,5 года, что негативно отражалось на здоровье детской части населения Краяноярского городища

На детских материалах зафиксирован полный набор цинготных признаков. Нехватка витамина «С» обнаружена у большей части детского населения, погребенного в некрополе Вакуроский Бугор. Из 40 исследованных детских костяков патологические состояния, указывающие на распространение в выборке крайнего недостатка витамина «С» в различной степени проявления выявлена у 20 индивидов, что составляет 55,5% от численности детской серии (табл. 3).

Данное наблюдение не уникально для населения эпохи средневековья, созвучен с уровнем заболеваемости цингой на материалах из могильника Маячный Бугор, другого некрополя Красноярского городища. Признаки цинги были обнаружены и на детских материалах из грунтового могильника в окрестностях Царевского городища. В последнем случае из 20 исследованных костяков признаки патологического состояния выявлены в 100%.

В изучаемой группе выявлены высокие показатели встречаемости такой патологии, как поротический гиперостоз 11-13% (табл. 3). Наиболее часто он проявляется в виде «Cribra orbitalia» - изменение костной ткани во внутренней поверхности орбит. Иногда поротический гиперостоз также проявляется и на теменных и затылочных костях. Ряд исследователей считает, что эти патологические проявления на костных останках взаимосвязаны [12, р. 349; 10, р. 319-320]. По данным некоторых палеопатологов, «cribra orbitalia» в большинстве случаев ассоциируется с железодефицитной анемией [4, 5; 11, р. 257-258].

У взрослого населения из могильника Вакуровский Бугор поротический гиперостоз глазниц был зафиксирован в 6 случаях, что составляет 13% (табл. 3). Пять наблюдений у женщин и одно у мужчин.

Чаще всего следы поротического гиперостоза встречаются в серии неполовозрелых индивидов. Всего выявлено 12 случаев, что составляет 33% от общей численности детей. Поротический гиперостоз костей свода черепа зафиксирован на 9 черепах, a «cribra orbitalia» глазниц выявлена у 12 индивидов (табл. 3).

На антропологических материалах из исследуемого комплекса зафиксировано ряд случаев воспалительного процесса. Следы воспаления в одинаковой степени часто встречались и на костях свода черепа 9 наблюдений, и на костях посткраниального скелета 9 случаев (табл. 3, 4).

Распространение признаков воспалительных процессов у взрослого и детского населения, указывает на присутствие широкого спектра факторов влияющих на появление различных инфекционных заболеваний неспецифического характера, таких как скученность, грубая обработка пищи, плохая гигиена.

Таким образом, анализ индикаторов стресса позволяет предположить о относительно неблагоприятном уровне социальной и биологической адаптации изучаемой группы. Сложно говорить об автохтонности населения данного могильника, вероятно, большая часть погребенного в нем людей была родственниками и находилась на одной социальной лестнице, в особенности женщины.

Разнообразность пищевых ресурсов, установленная по археологическим данным, к сожалению, не способствовала развитию высокого уровня жизни популяции. Большая плотность населения, и неблагоприятная экологическая обстановка, привели к высокой смертности детского населения, а также распространению болезней обмена веществ.

Для населения погребенного в могильнике Вакуровский бугор характерна специализация в распределении травматических повреждений.

Высокий процент травматических повреждений на костях посткраниального скелета, достигающий у взрослого населения 25,7% (табл. 5). Наблюдается направленность травматизма в серии из грунтового могильника Вакуровский Бугор, травмы чаще встречаются на костных материалах мужской выборки. Тендерная специализация в локализации переломов костей предплечья и голени может быть следствием слабой достоверности исследуемой выборки с одной стороны, а с другой, возможно, отражает специфику разделения труда, разнополых групп населения Красноярского городища.

Анализируя характер травматизма на костных материалах из могильника Вакуровский бугор, следует его оценить как бытовой. В подавляющем большинстве зафиксированных дефектов на материалах некрополя Красноярского городища имеются зажившие травмы трубчатых костей верхних и нижних конечностей.

К бытовым или профессиональным повреждениям можно отнести и хрящевые грыжи на поясничных и грудных позвонках у населения погребенного могильнике Вакуровский бугор. Аналогичный характер вполне могут иметь и травмы лицевого отдела черепа.

Практически полное отсутствие травм насильственного характера и повреждений черепной коробки могут свидетельствовать о мирном образе жизни, которое вело население Красноярского городища погребенное в могильнике Вакуровский бугор.

Анализ выявленных травматических повреждений на костях посткраниального скелета показал, что большинство повреждений является следствием случайных падений или результатом профессионально-трудового травматизма.

Все зафиксированные имеют благоприятный исход, что свидетельствует о существовании у средневеково городского населения некоторых медицинских представлений. Но наличие сильных смещений концов кости в подавляющем большинстве случаев, в особенности, на нижних конечностях, свидетельствует о том, что профессиональных костоправов у населения погребенного на Вакуровского бугре не было или, же их услуги были недоступны.

Зафиксированные болезни суставов и позвоночника в купе со степенью развитости мышечного рельефа дает возможность сделать предположение, что исследуемое население, систематически подвергалось сильным физическим нагрузкам (табл. 6). Причем перегрузка костно-суставного аппарата характерна как для мужчин, так и для женщин в молодом и зрелом возрасте.

Зафиксированные тендерные зависимости в распределении дегенеративно-дистрофических поражений суставов и позвоночника указывают на то, что большая часть физической нагрузки выпадала на взрослых мужчин.

Характер распределения заболеваний позвоночника, которые по большей части локализуются в шейном и поясничном отделе, а также особенности в развитии мышечного рельефа, который особенно интенсивен на поясе верхних конечностей, указывает на воздействие на некоторую часть населения механического стресса связанного с верховой ездой.

Выводы.

Население, погребенное в могильнике Вакуровски бугор, можно охарактеризовать как оседлое, что подтверждается высокими частотами встречаемости воспалительных процессов, признаков железодефицитной анемии. В отличие от кочевников, городское население, больше подвержено воздействию негативных факторов связанных со скученностью населения и антисанитарией.

Анализ распространения заболеваний суставов и позвоночника, а также бытовой травматизм указывают на систематический стресс, связанный с высокими физическими нагрузками, которые характерны как для молодого, так и зрелого населения погребенного в некрополе Красноярского городища.

Яркой особенностью исследуемой выборки является распространение признаков цинги у детского населения. Возможно, у изучаемой группы существовал обычай отъема от груди детей в возрасте от 1 года до 1,5 лет. Именно на этот период приходится пик смертности в серии, период формирования линий эмалевой гипоплазии на коронках зубов и именно на костных останков индивидов этого возраста встречаются маркеры нехватки витамина «С» в организме.

У некоторой части встречаются признаки механического стресса связанного с всадничеством. что в целом вполне естественно для золотоордынского населения Нижнего Поволжья и эпохи средневековья вообще.

Список литературы


  1. Балабанова М.А. Половозрастная структура и краниология погребенных в могильнике золотоордынского времени Маячный Бугор / М.А. Балабанова // Микроэволюционные процессы в человеческих популяциях: Сб. науч. ст., СПб.: МАЭ РАН, 2009, С. 4-22.

  2. Бужилова А.П. Древнее население (палеопатологические исследования)./ А.П. Бужилова // М.: «Бан», 1995, 189 с.

  3. Бужилова А.П. Палеопатологическая характеристика населения маяцкого археологического комплекса / А.П. Бужилова // Российская археология – 1995. – № 4. – С. 68-75.

  4. Бужилова А.П. Палеопатология в биоархеологических реконструкциях / А.П. Бужилова // Историческая экология человека. Методика биологических исследований. М. «Языки славянской культуры», 1998, 320 с.

  5. Бужилова А.П. Болезни средневековой Руси (антропологический обзор) / А.П. Бужилова // Восточные славяне. Антропология и этническая история. – М., «Научный мир» 1999. – С. 243-253.

  6. Казаков П.В. Отчет об археологических исследованиях в Красноярском районе Астраханской области в 1988 году / П.В. Казаков / Архив ИА РАН, Р-1, №№ 13216, 13217. Астрахань, На правах рукописи, 1989, 196 с.

  7. Перерва Е.В. Маркеры стресса как индикаторы адаптации (по материалам золотоордынского могильника Маячный Бугор). / Е.В. Перерва // Микроэволюционные процессы в человеческих популяциях: Сб. науч. ст., СПб.: МАЭ РАН, 2009, С. 142-159.

  8. Перерва Е.В., Балабанова М.А. Палеодемография населения, погребенного в могильнике Вакуровский бугор / Е.В. Перерва, М.А. Балабанова // Научный вестник Волгоградской академии государственной службы // Серия «политология и социология», № 1/2/2010, с. 83-89.

  9. Ходжайов Т.К. Средневековые краниологические материалы из Астраханской области / Т.К. Ходжайов // Вестник антропологии М., ИЭА РАН, 2005. Вып. 12, с. 76-97.

  10. Fairgrieve S.I., Molto J.E. Cribra Orbitalia in Two Temporally Disjunct Population Samples From the Dakhleh Oasis, Egypt / S.I. Fairgrieve, J.E. Molto // American Journal of Phisical Anthropology. – 2000. – №. 111. – P. 319-331.

  11. Ortner D.J., Putschar W.G.J. Identification of Pathological Conditions in Humah Skeletal Remains // D.J. Ortner, W.G.J. Putschar – Washington,: Smithsonian Institution Press, 1981. – 479 p.


ТАБЛИЦЫ

Таблица 1. Частота встречаемости эпигенетических признаков в гендерных группах, а также в сериях половозрелых и неполовозрелых индивидуумов.



Аномалии зубов и черепа

зубы

Взрослые

Мужчины

Женщины

Дети




N,%

N,%

N,%

N,%

Диастемы

0(0%)

0(0%)

0(0%)

0(0%)

Краудинг

1(2,5%)

1(5%)

0(0%)

0(0%)

Гиподонтия 3-го моляра

5(11,1%)

0(0%)

5(21%)

0(0%)

Деформация черепа

12(24,4%)

4(19,6%)

9(37,3%)

0(0%)

Метопический шов

0(0%)

0(0%)

0(0%)

0(0%)

Остеомы

4(9%)

1(5%)

3(13%)

0(0%)

Шовные кости

11(24%)

3(14%)

8(33%)

1(3%)

Родничковые кости

6(13%)

4(19%)

2(8%)

0(0%)

Пальцевидные вдавлен

8(18%)

2(10%)

6(25%)

6(17%)

Спондилолиз

8(15,7%)

4(16,6%)

4(14,8%)

0(0%)

Межмыщелковые отверстия

15(27,8%)

4(14,8%)

11(40,7%)

0(0%)

Таблица 2 Характер распространения зубочелюстных патологий у населения могильника Вакуровский бугор.

Зубочелюстные патологии




Взрослые

Мужчины

Женщины

Дети




N,%

N,%

N,%

N,%

s

45

21

24

36

Кариес

11(24%)

6(29%)

5(21%)

0(0%)

Абсцесс

14(31%)

6(29%)

8(33%)

0(0%)

Зубной камень

42(93%)

19(90%)

23(96%)

7(19%)

Эмалевая гипоплазия

30(69%)

14(67%)

17(71%)

2(6%)

Потеря зуба

22(49%)

14(67%)

8(33%)

0(0%)

Пародонтоз

26(58%)

16(76%)

10(42%)

0(0%)

Слом коронки, сколы эмали

15(33%)

8(38%)

7(29%)

1(3%)

Патологическая стертость зубов

32(71%)

18(86%)

14(58%)

1(3%)

Развитие жевательных мышц

22(49%)

16(76%)

6(25%)

0(0%)

Дегенер. изм. нижнечел. суст.

26(58%)

16(76%)

10(42%)

0(0%)

Таблица 3. Частоты встречаемости некоторых индикаторов специфического стресса.

Некоторые маркеры специфических и неспецифических патологий




Взрослые

Мужчины

Женщины

Дети

 

N,%

N,%

N,%

N,%

s

45

21

24

36

Cribra orbitalia

6(13%)

1(5%)

5(21%)

12(33%)

Поротический гиперостоз костей свода черепа

5(11%)

0(0%)

5(21%)

9(25%)

Пороз костей черепа

1(2,2%)

0(0%)

1(4%)

20(55,5%)

Воспалит процессы (череп)

4(8,9%)

0(0%)

4(16,7%)

5(13,9%)

Признаки цинги

0(0%)

0(0%)

0(0%)

20(55,5%)

Таблица 4. Показатели встречаемости признаков инфекций на костях посткраниального скелета у населения могильников Вакуровского Бугра.

Воспалительные процессы на костях посткраниального скелета.




Взрослые

Мужчины

Женщины

Дети

 

N,%

N,%

N,%

N,%

s

63

33

30

40

Воспалительные процессы на костях посткраниального скелета

4(6,3%)

3(9%)

1(3,3%)

4(10%)

Периостит голени

4(6,3%)

3(9%)

1(3,3%)

3(7,5%)

Следы специфических инфекций

1(1,6%)

1(3%)

0(0%)

1(2,5%)

Таблица 5. Частоты встречаемости травматических повреждений у средневекового населения, погребенного в могильнике Вакуровский Бугор.

Локализация повреждений

Взрослые

Мужчины

Женщины

S

N

%

S

n

%

S

n

%

Свод черепа

45

1

22

20

0

0

24

1

4

Лицевые травмы

45

3

6,7

20

2

5

24

1

4

Посткраниальный скелет

63

13

20,6

33

7

22

30

5

17

Всего

66

17

25,7

34

8

23,5

32

7

21,8

Артрит

63

4

7,9

33

4

12,1

32

0

0

Таблица 6. Патологии позвоночника у населения, погребенного в могильнике Вакуровский Бугор.

Взрослое население

«Остеофитоз»

«Узлы Шморля»

«Остеохондроз»

Деформирующий

спондилоартроз




Шейный

Грудной

Поясничный

Шейный

Грудной

Поясничный

Шейный

Грудной

Поясничный

13

13

19

2

13

16

12

8

9

3

25%

25%

37%

4%

125%

31%

24%

18%

18%

6%

Мужчины

«Остеофитоз»

«Узлы Шморля»

«Остеохондроз»

Деформирующий

спондилоартроз




Шейный

Грудной

Поясничный

Шейный

Грудной

Поясничный

Шейный

Грудной

Поясничный

9

8

14

2

8

10

7

5

6

3

38%

33%

58%

8%

33%

42%

29%

21%

25%

13%

Женщины

«Остеофитоз»

«Узлы Шморля»

«Остеохондроз»

Деформирующий

спондилоартроз




Шейный

Грудной

Поясничный

Шейный

Грудной

Поясничный

Шейный

Грудной

Поясничный

4

5

5

0

5

6

5

4

3

0

15%

19%

19%

0%

19%

22%

19%

15%

11%

0%




1 Работа выполнена при финансовой поддержке гранта Президента Российской Федерации МК-123.2009.6 и Гранта РФФИ № 10-06-97010-р_поволжье_а





База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница