Воздействие электронных сми в Бурятии: анализ контента



страница5/5
Дата25.06.2015
Размер1,4 Mb.
1   2   3   4   5

3.3 Механизмы мифологизации (на примере новостной программы «Время» телеканала «Россия»).

В предыдущих параграфах мы выяснили основные принципы мифологизации в массмедийном пространстве: типизация и мифологизация.

В этом параграфе, на основе выясненных данных мы проследим, как процесс мифологизации реализуется на примере телевизионной новостной программы («Вести», телеканал «Россия»).

Согласно опросу, проведенному «Левада-центром» в некоторых субъектах Российской Федерации, в целом по городскому и сельскому населению сохраняется примерно одинаковая система ценностных предпочтений телевизионных передач. Так, безусловным лидером являются новости (82,9% - по сельскому и 81% - по городскому. Далее следуют музыкальные передачи (54% - по городскому массиву и 58% - по сельскому).

Перед анализом необходимо сказать о таком факторе, как пространственно-временной: новости, повествующие о том, что было в прошлом, всегда настраивают зрителя на то, что будет в будущем. В данном случае пространством будет не только сюжет о том, где это происходило, но и сама структура сюжета (что было в нем сказано и что осталось за кадром), и всей передачи в целом.

Как считает М. Маклуэн: «Телезритель принуждается принимать и усваивать структурно-резонансную мозаичность телевизионного изображения во всех ее объективных измерениях (иначе он этого изображения просто не увидит); в результате она активно влияет на пространственно-временную организацию восприятия. Так, поскольку телепрограмма новостей в сжатом виде дает все (заслуживающие ее внимания) события в мире вместе и сразу, телезрителю бессмысленно "нанизывать" сообщаемые факты на "линейно-перспективную ось", на логически последовательную зависимость (когда причина - это то, что идет в начале, а следствие - то, что в конце). Его сознание должно соотносить их между собою через взаимоотражения, формируя шарообразный "космос" мгновенно возникающих взаимосвязей (при этом активную роль играют жизненный опыт телезрителя, его память и прочие факторы)»1.

Э. Ноэль-Нойман сформулировала роль средств массовой коммуникации, которые могут предоставлять или нет слово для защиты своих позиций: «Человек, не находя для описания своей позиции каких-то общепринятых формулировок, замыкается в молчании, остается "немым". Отсюда следует, что если средства массовой коммуникации дают слово только, к примеру, сторонникам одной политической партии, то другие начинают ощущать себя в меньшинстве (даже если реально они в большинстве) и в результате замыкаются в молчании. Тем самым средства массовой коммуникации могут закреплять по своему разумению сложившиеся в обществе социальные предпочтения»2.

Рассмотрим сюжет в новостной программе «Вести» канала «Россия». Одной из главных тем, вынесенных в анонс стали поиски российского туриста Бориса Максимова, пропавшего в Египте. Текст в анонсе: «В дело вмешались экстрасенсы. В Египте продолжают искать Бориса Максимова. Руководит процессом маг из Красноярска. Чтобы оплатить труд профессиональных спасателей семья пропавшего туриста открыла банковский счет». Теперь текст из самого сюжета: «В Египте возобновились поиски российского туриста, пропавшего 6 суток назад. К этой акции должны подключиться альпинисты, они осмотрят одно из ущелий в районе горы Моисея. Отчаявшиеся родственники 18-летнего студента обратились за помощью к экстрасенсу. Он посоветовал искать именно там. Накануне местность, где пропал юноша, осмотрели с вертолета - безрезультатно. По-прежнему идут споры, кто должен оплачивать дорогостоящую операцию. Пока все расходы легли на родных пропавшего юноши».

В тексте из анонса происходит синонимизация разных по своему культурно-историческому и семантическому качеству понятий «В дело вмешались экстрасенсы» и «труд профессиональных спасателей». Данные понятия становятся в один ряд, и зритель может воспринять их как нечто единое целое. Здесь также происходит слияние конкретно-обыденного с надличностным уровнем: смерть одного человека возводится в ранг глобальной катастрофы, это не первый и не последний сюжет о пропаже молодого человека и апеллирует к эмоционально-волевой стороне человека, когда ставится вопрос о том «кто должен оплачивать дорогостоящую операцию». Как мы полагаем, таким образом происходит вовлечение зрителя, зритель должен как бы сам вынести нравственную оценку, а точнее выбрать необходимый концепт. И «маг из Красноярска» становится уже проводником, надеждой в тот момент, когда у зрителя актуализируется коллективное бессознательное (путем вынесения своей нравственной оценки). И тогда этот маг обретает вполне архетипические черты. В этом сюжете, на наш взгляд, отражается несколько трансформированное древнее представление о тридесятом царстве, похищенных детях и духе-покровителе (медиаторе), который проводит обряд инициации. Как известно, особенность структуры этих обрядов – их трёхчастность: все они состоят из выделения индивида из общества (т. к. переход должен происходить за пределами устоявшегося мира), пограничного периода (длящегося от нескольких дней до нескольких лет) и возвращения, реинкорпорации в новом статусе или в новой подгруппе общества. И символическая смерть может быть выражена в различных испытаниях, например, покорить гору.

Египет – страна с другой культурой, в которой в основном исповедуют ислам, «враждебный» европейско-христианскому миру, (хотя там есть коптские христиане) – предстает как некий страшный таинственный лес. Здесь появляется фигура мага или экстрасенса из Красноярска. В. Пропп пишет: «помощник-хранитель был связан с тотемом племени». Как известно и Борис Максимов тоже из Красноярска. Таким образом, из всего этого можно сделать вывод, что в этом сюжете отражено древнее (именно древнее, так как современные обряды перехода по большому счету сведены к минимуму) представление о ритуалах обрядах инициации, и медиаторе.

В этом трагическом сюжете происходит то, что описывает Е. Пронина: «Мифологический текст ориентируется прежде на иррациональную сторону человеческой психики: когда ищут не информации, а надежды; не фактов, а оценок; не логики, а исхода чувствам; не обоснованность, а панацеи от своих бед и т.д. В этом случае сообщение воспринимается тоже иррационально: факты забываются, а остается только впечатление, эмоционально окрашенный образ и твердое убеждение "Это не хорошо, а плохо!"»1.

Подводя своеобразный итог, отметим, что процесс мифологизации не однороден и происходит по разным каналам, но каналы эти во многом схожи между собой: типизация событий, людей, поступков, мнений обеспечивает автоматическую реакцию массового зрителя, читателя, в свою очередь карнавализация сводит воедино разные уровни человеческого мышления.

Современное информационное пространство сформировано таким образом, что зритель, так или иначе вовлекается в медийную игру, сюжеты с открытым финалом вызывают естественное его любопытство, и он становится своеобразным заложником пресловутой виртуальной реальности и зачастую приобретенный медийный опыт не дает ему новых знаний о жизни, о себе самом, а лишь заставляет сопереживать информационным событиям. Информация представляет собой известную разницу между значимым и означающим, трудно узнать, как происходило по-настоящему определенное событие. Действительность, объективная реальность втиснутая в несколько минут эфирного времени или несколько сот знаков становится тем маршрутом по которому пройдет наше завтра. Мифологическое мышление средств массовой информации и коммуникации неизбежно, но как пишет Елена Пронина: «Хотя мифологический текст может быть создан и использован с откровенно манипулятивными целями, это не отменяет его значимости и необходимости в контексте массовой коммуникации и журналистского творчества. Дело в том, что некоторые содержания коллективного бессознательного не могут быть выведены на поверхность и восприняты иначе, чем в символической форме. Это относится к тем архетипическим установкам, которые необходимы для ментального здоровья общества и потому в любые времена должны находить для себя актуальное и остросовременное выражение. Жизнь социума должна быть осмыслена с точки зрения высших ценностей»2.
***

Процесс воздействия электронных СМИ на аудиторию сегодня во многом зависит от мифологических структур человеческого сознания. Более того, мы можем утверждать, что само это воздействие сегодня в большей или меньшей степени представляет собой мифологизацию. На примере новостных программ мы рассмотрели этот процесс и пришли к следующим итогам.

Мифологические структуры способны проявлять себя в тексте СМИ на четырех уровнях: символы, или знаки; ритуалы; герои; ценности. В содержательном отношении медиапространство становится пространством культуры. Оно измеряется в пяти аспектах: дистанция власти; индивидуализм против коллективизма; мужское начало против женского; избегание неопределенности (коммуникативный аспект); долгосрочная ориентация. При этом традиционный миф является в некотором смысле мономифом для современного процесса информирования населения. Он способен участвовать как в порождении текста СМИ, так и в его восприятии.

Современные новости имеют пять признаков, которые делают выпуски новостей успешными:

1) персонажность новости;

2) драматизм, борьба интересов;

3) активное действие;

4) новизна и отклонение от норм;

5) связь с «вечными» и цикличными темами.

Карнавализация и типизация реальности в СМИ – важнейшие принципы мифологизации.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Воздействие электронных СМИ происходит в двух направлениях: потребностно-общественном и потребностно-личностном. За первым из них стоят интересы государства, за вторым – интересы производителей товаров и услуг.

Второе направление сегодня является основным. Можно говорить о том, что потребностно-общественное направление, по своему роду и своей специфике призванное быть главным, испытывает сегодня сильнейшее влияние идеологии рынка.

Психология потребностно-личностного медиавоздействия исключает насилие над потребителем, т.е. его крайнюю мобилизацию, которая была свойственна психологии влияния советской идеологической машины. Рыночная идеология устанавливает иные приоритеты. Сегодня телевидение максимально расслабляет аудиторию, предлагает бесконечный отдых. После советского медиавлияния такой переход вызывал одобрение. Но по прошествии длительного времени это превратило аудиторию в аморфную массу, не способную к духовному созиданию. Отсюда и постепенная утрата современным телевидением диалоговых телевизионных программ, которые требуют от зрителя духовного напряжения. На смену им пришел событийный тип программ, обращенный к подсознательному отождествлению зрителя с тем или иным героем.

Телевизионное воздействие на подсознательные процессы оформилось в систему постоянной идеологической обработки массового сознания. Среди наиболее мощных способов привлечения внимания и обработки сознания зрителя мы называем персонификацию (эмпатию) и конфликт, которые стали основой медиавлияния электронных СМИ.

Такое положение связано, очевидно, с ролевым восприятием ТВ-реальности зрителем. Согласно теории социального научения А.Бандуры, человек находится в состоянии постоянного обучения. В результате вся телевизионная информация – богатый материал для такого обучения. Зритель выбирает себе героя, который является его заместителем в экранной реальности и проживает его роль, вынося из нее определенные модели восприятия, поведения, в том числе ценностные ориентиры. Как следствие, даже необычная новость, попавшая на экран, является для зрителя сильным раздражителем. Он интуитивно готовится к необычному повороту событий в реальном мире. Интересно, что именно необычность является одним из самых притягательных качеств в том или ином событии или явлении. Современная индустрия развлечений активно использует это. Компьютерные игры, художественные фильмы стремятся поразить воображение человека, поскольку это приносит наибольший коммерческий эффект. Аудитория готова платить за удивление.

Отбор наиболее действенных способов влияния на зрителя привел к формированию различных технологий воздействия, которые превратили даже информационные выпуски новостей в индустрию развлечений. Информация в российских СМИ постепенно превращается в симулякр, требующий от зрителя способности отделять истину от вымысла.

Для Бурятии процесс телевизионного воздействия имеет два центра: географический (т.е. фактического проживания) и центр политического и экономического влияния (Москва). При этом указанные центры – и Улан-Удэ (в меньшей степени), и Москва (в большей степени) – ориентированы на потребностно-личностное направление воздействия. Потребностно-общественное направление влияния сводится к поддержанию стабильности массового сознания (фигуры супергероев Путина и Медведева) и созданию картины влияния России на глобальном рынке, которые соединяется с магистральным медиавоздействием потребления.

Изучение проблемы привело нас к предположению о разделении социальных и рекреативных функций телевизионной журналистики. Социальная адаптация населения происходит в основном благодаря усилиям региональной журналистики (в первую очередь, мы имеем в виду телекомпании «Ариг Ус» и «Тивиком»), в то время как федеральная телевизионная журналистика во многом выполняет рекреативные функции. В дальнейших исследованиях мы постараемся обосновать это положение, опираясь на анализ деятельности региональной тележурналистики.

Мы видим особенность современного воздействия СМИ в формировании особой психологической зоны в восприятии телевизионного развлечения – идеального потребления, которое создается федеральными каналами и используется местными. В рамках этого потребления проявляется и картина мира обывателя. Телевизионный контент воспринимается современным зрителем как продукт, предназначенный для потребления. В результате даже телевизионные новости принимают участие в развлекательной программе потребителя. Все самое интересное – смешное, ужасное, красивое – имеет ценность только в рамках бесконечного шоу, которое социальной действительностью не может быть. Поэтому когда эта реальность развлечения становится реальностью объективной (свиной грипп), аудитория испытывает шок.



Таким образом, специфика рыночной психологии продажи/потребления, выдвинувшая в число духовных ориентиров рекреацию, мифологизирует телевизионное пространство. Как показало исследование, интенсивной мифологизации подвержены даже информационные выпуски новостей. При этом карнавализация и типизация реальности в СМИ – важнейшие принципы этой мифологизации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Бандура А. Теория социального научения [текст] / А. Бандура – СПб.: Евразия – 2000.

  2. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика: Пер. с фр. / Сост., общ. ред. и вступ. ст. Г.К. Косикова. – М., 1994.

  3. Барт Р. S/Z. – М.: РИК «Культура», Издательство Ad Marginem, 1994.

  4. Березин В.М. Массовая коммуникация: сущность, каналы действия. – М.: Изд-во РИП-холдинг, 2004.

  5. Блинова Э.В. Психологические особенности телевизионного общения. – Томск, 2001.

  6. Богомолова Н.Н. Социальная психология печати, радио и телевидения.- М.: МГУ. 1991.

  7. Бодрийяр Ж. Соблазн. М.: Издательство Ad Marginem, 2000.

  8. Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2004.

  9. Ван Дейк, Тён. Язык. Познание. Коммуникация. – Благовещенск.: БГК им. И. А. Бодуэна Де Куртенэ. 2000.

  10. Васильев Г.Н., Зобов Р.А., Келасьев В.Н Проблемы индивидуального и коллективного разума. Под. ред. д-ра философ. н. В.Н. Келасьева. СПб.: С.-Петербург. ун-т. 1998.

  11. Васильева Л. Делаем новости! – М.: Аспект-пресс. 2003.

  12. Горохова А.В. Основные теории медиа-индустрии и коммуникаций в современном массовом обществе // Вопросы философии. 2009,  № 12, с. 43-55.

  13. Дондурей Д. Цензура реальности // Телевидение: режиссура реальности. – М.: Искусство кино, 2007. С. 10-18.

  14. Деррида Ж. О почтовой открытке от Сократа до Фрейда и не только. Минск. Современный литератор. 1999.

  15. Дубицкая В.П. Телевидение. Мифотехнологии в электронных средствах массовой информации. М.: Институт социологии РАН, 1998.

  16. Жинкин Н.И. Язык – Речь – Творчество (Исследования по семиотике, психолингвистике, поэтике). – М.: Лабиринт, 1998.

  17. Зарубежные исследования средств массовой коммуникации // Менеджер телерадиовещания. 2005, № 6, с. 29-47.

  18. Зверева В. Позывные гламура // Телевидение: режиссура реальности. – М.: Искусство кино, 2007. С. 35-44.

  19. Зверева Н. Школа регионального тележурналиста. М.: Аспект- пресс. 2004.

  20. Зелинский С.А. Информационно-психологическое воздействие на массовое сознание. – СПб.: Скифия, 2008.

  21. Землянова Л.М. Медиадискурсы и новостные фрейминги // Вестн. Моск. ун-та. Серия 10 Журналистика. 2006, № 2, с. 8-19.

  22. Зобов Р.А., Келасьев В.Н. Социальная мифология России и проблемы адаптации: Учеб. пос. – СПб.: С.-Петербург. ун-т, 1997.

  23. Зотов А.Ф. Мельвиль Ю.К. Западная философия. – М.: Проспект. 1998.

  24. Каминский А.С. Вектор замысла. Пошаговый самоучитель тележурналиста / А.С. Каминский. – М.: Эксмо, 2007.

  25. Кемарская И.Н. Телевизионный редактор. – М.: Апсект-пресс. 2004.

  26. Копалкина Т. Медиаребрендинг универсального телеканала России (на примере НТВ)// Медиаальманах, 2010, № 5, с. 39-48.

  27. Корнева И.В. Телевизионное пространство и его виртуальные образы [Текст]; дис… канд. филол. наук /И.В. Корнева. – СПб., 2002.

  28. Кужелева-Саган И.П. Основные исследовательские пардигмы в сфере теории коммуникации: социально-философский аспект // Вестник ТГПУ. 2006. Выпуск 7 (58). Серия: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ. С. 106-117.

  29. Лазарсфельд П., Мертон Р. Массовая коммуникация, массовые вкусы и организованное социальное действие. – М., 2000.

  30. Лащук О.Р. Редактирование информационных сообщений: Учеб. пособие для студентов вузов / О.Р. Лащук. – М.: Аспект Пресс, 2004.

  31. Левада Ю. Человек, толпа и масса в общественном мнении // Информационный бюллетень ВЦИОМ. 1997, №7, с. 10-11.

  32. Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. – М.: Педагогика-пресс. 1999.

  33. Лосев А. Философия. Мифология. Культура. – М.: Политиздат, 1991.

  34. Майков В. Козлов В. Трансперсональная психология. – М.: АСТ. 2004.

  35. Маккенна Т. Пища богов. – М.: Изд-во Трансперсонального Института, 2001.

  36. Малинова О.Ю. Либерализм в политическом спектре России (на примере партий «Демократический выбор России» и общественного объединения «Яблоко») // - Систем. требования: Браузер класса Enternet Explorer 6.0 и выше Adobe Reader 6.0 и выше. - Режим доступа: http://www.yabloko.ru/Publ/Liber/olga.html

  37. Малошик М.В. Телевизионное пространство России [Текст]: культурологический и социологический дискурс / М.В. Малошик. – Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2006.

  38. Маслов О. Пустота и симулякр – ключевые символы постмодерна (Символы и знаки XIX века – часть 17) // Систем. требования: Браузер класса Enternet Explorer 6.0 и выше Adobe Reader 6.0 и выше. - Режим доступа: http://www.polit.nnov.ru/2009/03/03/symbolpoostota/.

  39. Мельник Г.С. Mass-media: Психологические поцессы и эффекты.- СПб.: С.-Петербург. ун-т. 1996.

  40. Назайкин А.Н. Эффективная реклама в прессе. – М.: Изд-во Международного института рекламы, 2001.

  41. Науменко Т.В. Социология массовой коммуникации: Учебное пособие. СПб., 2005.

  42. Немова Л.А. Глобализация некоторые аспекты воздействия на экономику Канды // Систем. требования: Браузер класса Enternet Explorer 6.0 и выше; Adobe Reader 6.0 и выше. - Режим доступа: http://www.ebiblioteka.ru/searchresults/article.jsp?art=42&id=2320686

  43. Новая философская энциклопедия Института философии РАН // - Систем. требования: Браузер класса Enternet Explorer 6.0 и выше; Adobe Reader 6.0 и выше. - Режим доступа: http://iph.ras.ru/elib/1185.html.

  44. Оптимизация речевого воздействия. Отв. ред. д. тех. н. Р.Г. Котов.- М.: Наука, 1990.

  45. Падейский В. Проектирование телепрограмм. М.: 2004.

  46. Пономарев Н.Ф. Фрейминг медиаповестки дня и типология медиафреймов // Вестн. Пермского ун-та. Российская и зарубежная филология. Вып. 3 (9). 2010. С. 62-67.

  47. Почепцов Г.Г. Теория коммуникации. – М.: Рефл-бук, Ваклер. 2001.

  48. Почепцов Г.Г. Паблик Рилейшинз. – М.: Центр, 1998.

  49. Почепцов Г.Г. Паблик рилейшнз для профессионалов. – М.: «Рефл-бук»; Киев: «Ваклер», 2001.

  50. Пронин Е.И. Печать и общественное мнение. – М. 1971.

  51. Пронина Е. Психология журналистского творчества. – М.: МГУ. 2003.

  52. Пропп. Исторические корни волшебной сказки. – М.: Лабиринт. 1998.

  53. Прохоров А. Новости как мистификация // Телевидение: режиссура реальности. – М.: Искусство кино, 2007. С. 108-113.

  54. Ратников К.В. Типология информационных ситуаций, формируемых СМИ // Журналистика в 2005 году: Трансформация моделей СМИ в постсоветском пространстве информационном пространстве. Сборник материалов научно-практической конференции. – М.: Факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, 2006. С. 254-255.

  55. Резаев А.В. Парадигмы общения: Взгляд с позиций социальной философии. СПб., 1993.

  56. Роджерс К. Эмпатия // Систем. требования: Браузер класса Enternet Explorer 6.0 и выше; Adobe Reader 6.0 и выше. - Режим доступа: http://flogiston.ru/library/rogers_2

  57. Rogers E.M., Shoemaker F.F. Communication of Innovations. A cross-cultural approach. 2nd ed. - New York, Free Press, 1971.

  58. Саппак В. Телевидение и мы: Четыре беседы. – М.: Аспект Пресс, 2007.

  59. Система средств массовой информации. Под редакцией д.ф.н Засурского Я.Н. М.: Аспект-пресс. 2003.

  60. Ситников А.П., Гундарин М.В. Победа без победителй: Очерки прагматических коммуникаций. М., 2003.

  61. Тарасенко А. Эволюция развлекательных телеформатов в 2000 гг. // Медиаальманах 2010, № 5. С. 49-58.

  62. Тарасов К.А. Глобализованное кино как школа насилия//Кино в мире и мир кино/Отв. ред. Л.Будяк. – М.: Материк, 2003. С.116-133.

  63. Терин В. Массовая коммуникация. Исследование опыта Запада. –М.: МГИМО, 2000.

  64. Утилова Н. Монтаж. – М.: Аспкт-пресс. 2004.

  65. Фаликман, М. В., Койфман, А. Я. Виды прайминга в исследованиях восприятия и перцептивного внимания [текст] / М. В. Фаликман, А. Я. Койфман // Вестник Московского ун-та. Серия 14. Психология. 2005, № 3, с. 86-97.

  66. Харрис Р. Психология массовых коммуникаций. – СПб, 2002.

  67. Хорольский В.В. Теория массовой коммуникации и теория журналистики // Вестник ВГУ. Серия: Филология. Журналистика. 2007, № 2, с. 228-239.

  68. Цвик В. Телевизионная журналистика. История. Теория. Практика. М.: Аспект-пресс. 2004.

  69. Эко У. http://psyberlink.flogiston.ru/internet/bits/eco.htm

  70. Элиаде М. Аспекты мифа. М.: Академический проект. 2001.

  71. Элиаде М. Миф о вечном возвращении. СПб.: Алетейя. 1998.

  72. Юнг К.Г. Душа и миф. Шесть архетипов. Киев: Порт-Рояль, М.: Совершенство. 1997.




1 Дондурей Д. Цензура реальности // Телевидение: режиссура реальности. – М.: Искусство кино, 2007. С. 11.

1 Брайнт, Дж, Томпсон, С [текст] / Дж. Брайнт, С. Томпсон. Основы воздействия СМИ. – М., Спб, Киев Издательский дом «Вильямс» - 2004. С. 25.

2 Науменко Т.В. Социология массовой коммуникации: Учебное пособие. СПб., 2005.

3 См.: Богомолова, Н. Н. Социальная психология печати, радио и телевидения [текст] / Н. Н. Богомолова – М.: Изд-во МГУ – 1991 – 127 с.

4 Зарубежные исследования средств массовой коммуникации // Менеджер телерадиовещания 2005, № 6, с.41-45.

1 Кужелева-Саган И.П. Основные исследовательские пардигмы в сфере теории коммуникации: социально-философский аспект // Вестник ТГПУ. 2006. Выпуск 7 (58). Серия: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ. С. 108.

2 Кужелева-Саган И.П. Указ соч. С. 107.

3 Ситников А.П., Гундарин М.В. Победа без победителй: Очерки прагматических коммуникаций. М., 2003. С. 213-214.

1 Резаев А.В. Парадигмы общения: Взгляд с позиций социальной философии. СПб., 1993. С. 19.

2 Указ соч. с. 64-67.

3 Указ. соч. с. 125.

4 Хорольский В.В. Теория массовой коммуникации и теория журналистики // Вестник ВГУ. С ерия: Филология. журналистика. 2007, № 2, с. 238.

1 Цит. по Бандура А. Теория социального научения [текст] / А. Бандура – СПб.: Евразия – 2000 – С.25-26.

1 Фаликман, М. В., Койфман, А. Я. Виды прайминга в исследованиях восприятия и перцептивного внимания [текст] / М. В. Фаликман, А. Я. Койфман // Вестник Московского ун-та. Серия 14. Психология – 2005 - № 3 – С. 86-87.

2 Брайнт Дж., Томпсон С. Указ. соч., с. 107.

3 Rogers E.M., Shoemaker F.F. Communication of Innovations. A cross-cultural approach. 2nd ed. - New York, Free Press, 1971.

1 Землянова Л.М. Медиадискурсы и новостные фрейминги // Вестн. Моск. ун-та. Серия 10 Журналистика. № 2. 2006. С. 10.

2 Цит. по Зарубежные исследования средств массовой коммуникации // Менеджер телерадиовещания. № 6. 2005. С. 42.

1 Пономарев Н.Ф. Фрейминг медиаповестки дня и типология медиафреймов // Вестн. Пермского ун-та. Российская и зарубежная филология. Вып. 3 (9). 2010. С. 63.

2 Там же.

3 Зарубежные исследования средств массовой коммуникации, с. 42.

1 Барт Р. Война языков // Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика: Пер. с фр. / Сост., общ. ред. и вступ. ст. Г.К. Косикова. – М., 1994. С. 535. С. 535-540.

2 Барт Р. S/Z. – М.: РИК «Культура», Издательство Ad Marginem, 1994. С. 205.

3 Новая философская энциклопедия Института философии РАН // - Систем. требования: Браузер класса Enternet Explorer 6.0 и выше; Adobe Reader 6.0 и выше. - Режим доступа: http://iph.ras.ru/elib/1185.html.

4 Малинова О.Ю. Либерализм в политическом спектре России (на примере партий «Демократический выбор России» и общественного объединения «Яблоко») // - Систем. требования: Браузер класса Enternet Explorer 6.0 и выше; Adobe Reader 6.0 и выше. - Режим доступа: http://www.yabloko.ru/Publ/Liber/olga.html

1 Там же.

1 Левада Ю. Человек, толпа и масса в общественном мнении // Информационный бюллетень ВЦИОМ. – 1997. – №7. – С.11.

1 Немова Л.А. Глобализация некоторые аспекты воздействия на экономику Канды // Систем. требования: Браузер класса Enternet Explorer 6.0 и выше; Adobe Reader 6.0 и выше. - Режим доступа: http://www.ebiblioteka.ru/searchresults/article.jsp?art=42&id=2320686

1 Немова Л.А. Указ. соч.

1 Горохова А.В. Основные теории медиа-индустрии и коммуникаций в современном массовом обществе // Вопросы философии,  № 12, Декабрь  2009. C. 45.

1 Копалкина Т. Медиаребрендинг универсального телеканала России (на примере НТВ)// Медиаальманах, 2010, № 5. С. 43.

1 Копалкина Т. Указ. соч. С. 44

2 Там же.

1 Роджерс К. Эмпатия // Систем. требования: Браузер класса Enternet Explorer 6.0 и выше; Adobe Reader 6.0 и выше. - Режим доступа: http://flogiston.ru/library/rogers_2

2 Брайант Дж., Томпсон С. Указ соч. С.244.

1 Cм.: Тарасов К.А. Глобализованное кино как школа насилия//Кино в мире и мир кино/Отв. ред. Л.Будяк. – М.: Материк, 2003. с.116-133.

1 Тарасенко А. Эволюция развлекательных телеформатов в 2000 гг. // Медиаальманах 2010, № 5. С. 53.

1 Лащук О.Р. Редактирование информационных сообщений: Учеб. пособие для студентов вузов / О.Р. Лащук. – М.: Аспект Пресс, 2004. С. 28-29.

1 Прохоров А. Новости как мистификация // Телевидение: режиссура реальности. – М.: Искусство кино, 2007. С. 110.

2 Ратников К.В. Типология информационных ситуаций, формируемых СМИ // Журналистика в 2005 году: Трансформация моделей СМИ в постсоветском пространстве информационном пространстве. Сборник материалов научно-практической конференции. – М.: Факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, 2006. С. 254.

3 Брайант Дж., Томпсон С., указ соч., с. 258-262

4 Там же, с. 258.

1 Прохоров А. Новости как мистификация // Телевидение: режиссура реальности. – М.: Искусство кино, 2007. С. 110.

1 Утилова Н. Монтаж. – М.: Аспкт-пресс. 2004. С. 15.

1 Там же, с. 35.

2 Маккенна Т. Пища богов. – М.: Изд-во Трансперсонального Института, 2001. С. 78.

1 Майков В., Козлов В. Основы трансперсональной психологии. – М.: Изд-во Трансперсонального института, 2000. С. 121-122.

2 Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. – М.: Лабиринт. 1998. С. 27.

3 Элиаде М. Аспекты мифа. М.: Академический проект. 2001. С. 75.

4 Лосев А. Философия. Мифология. Культура. – М.: Политиздат, 1991. С. 83.

5 Майков В. Козлов В. Трансперсональная психология. – М.: АСТ. 2004. С. 108.

1 Пронина Е. Психология журналистского творчества. – М.: МГУ. 2003. С. 68.

2 Харрис Р. Психология массовых коммуникаций. – СПб, 2002. С. 23.

1 Цит. по: Васильева Л. Делаем новости! – М.: Аспект-пресс. 2003. С. 9.

2 Харрис Р. Психология массовых коммуникаций. – СПб.: «ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК», «Издательский дом НЕВА»; М.: «ОЛМА-ПРЕСС» 2002. С. 33.

3 Там же, с. 25.

1 Почепцов Г.Г. Паблик рилейшнз для профессионалов. – М.: «Рефл-бук»; Киев: «Ваклер», 2001. С. 45.

2 Пронин Е.И. Печать и общественное мнение. – М. 1971. С. 77.

1 Терин В. Массовая коммуникация. Исследование опыта Запада. –М.: МГИМО, 2000. С. 63.

2 Почепцов Г.Г. Указ. соч. с. 59.

1 Пронина Е. Указ соч. с. 93.

2 Там же, с. 103.
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница