Исследование выполнено при финансовой поддержке ргнф в рамках научно-исследовательского проекта ргнф



страница1/17
Дата25.06.2015
Размер2,96 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Ермакова Елена Евгеньевна.

Сибирская заговорная традиция.


(конец XX – начало XXI вв.)

Российский гуманитарный научный фонд

Тюменский государственный университет

Институт гуманитарных исследований

Филологический факультет

Кафедра издательского дела и редактирования

Тюмень

Издатель Пашкин



2005
УДК 398

Е 72


Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ

в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ

«Сибирская заговорная традиция в контексте

этносоциокультурной модернизации (на примере Тюменской области)»,

проект № 05-04-04178а

Рецензенты

доктор исторических наук Н. А. Балюк (ТГНГУ)

кандидат исторических наук В. А. Адаев (ТюмГУ)

кандидат филологических наук С. М. Белякова (ТюмГУ)

кандидат филологических наук Я. В. Боргер (ТюмГУ)

кандидат педагогических наук Г. А. Сулкарнаева (ТГМА)

Ермакова, Е. Е.

Е 72 Сибирская заговорная традиция (конец XX-начало XXI вв.) / Е. Е. Ермакова ; под ред. И. С. Карабулатовой. – Тюмень: Издатель Пашкин, 2005. – 496 с.

Книга посвящена исследованию современного этапа существования заговор-ной традиции различных этносов, проживающих на территории Тюменской об-ласти. Монография состоит из двух частей. В первой части представлено иссле-дование, осуществленное с помощью комплексного похода, совместившего этно-графический, лингвистический и эниологический методы. Во второй части поме-щены интервью с носителями лекарских знаний. Большая часть информантов актив-но практикует в различных населенных пунктах Тюменской области.

Книга предназначена для этнографов, фольклористов, диалектологов, линг-вистов, медиков, а также для всех тех, кому интересны традиции народной меди-цины как части культуры нашего региона.
© Е. Е. Ермакова, текст, 2005

© ИГИ ТюмГУ, 2005

ISBN 5-902846-04-8

Посвящается Бабушкам и Учителям –

Зацепиной Таисьи Михайловне и

Игнатьевой Альбине Михайловне

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие (слово от редактора)..............................................................


Часть I . Исследование сибирской заговорной традиции


Введение..........................................................................................................


Глава 1.


Народная медицинская практика в Тюменском регионе

на современном этапе: к постановке проблемы.........................................


Глава 2.


Знахари и заговоры в Тюменском регионе:

к проблеме номинаций..................................................................................


Глава 3.


Лексические особенности обозначения процесса лечения

в народной медицине.....................................................................................


Глава 4.


Личность тюменского знахаря......................................................................

Глава 5.


Диагностика болезней средствами народной медицины............................

Глава 6.


Невербальный язык лечебного процесса в народной медицине................

§ 6.1. Невербальная коммуникация: проксемика..............................

лево vs. право.............................................................................

границы и локативы..................................................................

§ 6.2. Невербальная коммуникация: хронемика................................

солнечный календарь................................................................

лунный календарь......................................................................

дни недели..................................................................................

праздники....................................................................................

§ 6.3. Невербальная коммуникация: кинесика...................................


Глава 7.


Числовой код лечебного процесса в народной медицине............................

Заключение........................................................................................................


Приложение 1

Словарь «Диагностика, симптомы, этиология болезней

в народной медицине и ветеринарии»............................................................


Приложение 2

Анкета для опроса по теме «Традиционная народная медицина»

(анкета для информантов)..............................................................................


Приложение 3

Анкета для опроса по теме «Народная медицина:

нужна ли она сегодня?» (анкета для врачей)................................................

Ответы на вопросы анкеты «Народная медицина:

нужна ли она сегодня?»...................................................................................


Библиография....................................................................................................

Из второй части книги

Приложение 1

Обследованные населенные пункты...............................................................

Приложение 2

Именной указатель: информанты....................................................................

Предисловие (слово от редактора)


Перед Вами исследование, которое поднимает вопросы реализации сакрального дискурса в современном социуме. Понимая дискурс как процесс лингвистической коммуникации, невозможно не рассматривать все составляющие этого сложного процесса. Е. Е. Ермакова предпринимает, на мой взгляд, успешную попытку описания такого сложного явления, как заговорная традиция. В фокусе внимания исследователя оказываются не только текст заговора, но и сама ситуация творения заговора, личность знахаря, отношение к нему общества. Богатейший иллюстративный материал, собранный автором в ходе полевых изысканий, дает возможность увидеть все многоцветье сакральности в ментальном пространстве сибирской провинции.

Результаты исследования, предлагаемые читателю, опираются на мысль Н. Д. Арутюновой о том, что «дискурс – это речь, погруженная в жизнь» [52, с. 136]. Дискурсивный анализ в работе Ермаковой подан сквозь призму коммуникативной ситуации, где через обмен репликами описывается структура диалогового взаимодействия между знахарем и исследователем. В этой связи необходимо отметить, что сам дискурс понимается широко, где имеет место быть «соотнесение дискурса с конкретными участниками акта, т. е. говорящим и слушателем, а также коммуникативное намерение говорящего каким-либо образом воздействовать на слушателя» [39, с. 16]. Так, Е. Е. Ермакова дает не просто тексты самих заговоров, которые, безусловно, представляют интерес сами по себе, но и описывает ситуации сбора информации, передачи силы, лечения, восстановления, а также былички и другие мемораты, бытующие на юге Тюменской области, связанные с практикой знахарства. Читатель вместе с автором работы погружается в самое сердце культуры знахарства, словно пытается понять его силу. Практика знахарства настолько окружена мифами, в том числе и современными, что наносное не дает порой возможности увидеть истинной сути этой традиции. Читатель не найдет здесь приведения параллелей с другими исследованиями, для автора было важным зафиксировать, запечатлеть «ускользающую красоту» практики знахарства на современном этапе развития российского общества.

Рассмотрение самой триады «человек – ритуал – текст» дает возможность максимально точно воспроизвести саму ситуацию народного лечения. Вся совокупность этого триединства составляет сакральный дискурс, где присутствуют практики «открытые» и потаенные. Когда мы говорим о сакральности, то, прежде всего, акцентируем внимание не только и не столько на закрытости, но на отношении к самой практике знахарства в различных слоях населения. Табуированность, специфичность многих ритуалов, текстов, их теплая архаика перекидывают своеобразный мост между прошлым и настоящим.

Иными словами, перед нами попытка раскрыть когнитивный механизм практики знахарства, сложившейся на сегодняшний день в Сибири. Согласно Т. А. ван Дейку, дискурс – это существенная составляющая социокультурного взаимодействия, характерные черты которого – интересы, цели, стили. Не случайно поэтому в работе представлена классификация знахарей, особо отмечен стиль вербального и невербального поведения знахаря. Перед нами своеобразная энциклопедия знахарства, где знахарство предстает не как пережиток прошлого, некий атавизм, но как тщательно выверенный социальный институт. Поскольку любой дискурс является продуктом речевого общения в определенных коммуникативных условиях, которые были в свое время определены еще Р. О. Якобсоном, то Е. Е. Ермакова последовательно описывает все составляющие: вербальный, соматический и паравербальный коды, характер контакта между участниками, наличие самого сообщения (заговора) и т. д.

В современной лингвистике ряд ученых рассматривает дискурс как категорию естественной речи, как материализуемость в виде устного или письменного речевого произведения, относительно завершенного в смысловом и структурном отношении, длина которого потенциально вариативна. Сам ритуал, заговор в том числе, идеально ложится в такую модель, поскольку дискурс – это актуально произнесенный текст. Ситуация актуализации в практике знахарства является одной из ключевых, поскольку знахарь «исправляет», творит личностный миф пациента, и в этой связи работа многое может дать и культурологу, и историку, и этнографу, и филологу, и психологу, и самому широкому кругу читателей.

Огромный пласт сибирской культуры, актуальный для многих жителей, поднятый в данном исследовании, помогает проникнуть «в святая святых» – самосознание сибиряка. Е. Е. Ермакова собрала не только материалы по русской практике знахарства, но и по сибирско-украинской, татарской, сибирско-казахской, сибирско-белорусской, чувашской, показав общие и частные моменты этой традиции в разных этнических культурах. Мы говорим о сибирских украинцах, сибирских белорусах и сибирских казахах как об особых субэтносах, поскольку даже такая консервативная практика, как народная медицина, претерпела здесь свои изменения. Кроме того, эти трансформации прослеживаются и на уровне языка, культуры, быта. В дальнейшем мы постараемся более подробно проследить саму трансформацию традиции знахарства. Материал открывает широкие перспективы и для пытливого ума исследователя, и для простого взгляда обывателя.

Отрадно отметить, что Е. Е. Ермакова представляет собственный полевой материал, который позволяет в определенном смысле закрыть существовавшую до этого лакуну по исследованиям фольклора Тюменского региона.

Данная работа выполнена в рамках исследовательского проекта сектора филологии Института гуманитарных исследований Тюменского государственного университета «Сибирская заговорная традиция в контексте социокультурной модернизации» (грант РГНФ № 05-04-04178а, руководитель проекта – д. филол. н. Карабулатова И. С.). Сакрально-ритуальный дискурс культуры знахарства последовательно рассматривается не только в этой монографии, но и ряде других, выполненных в ходе реализации проекта, акцентирующих внимание на том или ином ее аспекте.

Каждый человек является носителем множества разнообразных культур в полиэтничном регионе, и Е. Е. Ермаковой удалось показать «народную толерантность». Представленная работа, на мой взгляд, будет интересна не только филологам, но и культурологам, историкам, психологам, социологам, поскольку позволяет заглянуть за тот занавес тайны, которым окутана сакральная практика знахарства.


И. С. Карабулатова

Часть I

Исследование

сибирской заговорной традиции
А восе, господине, на ту землю знахори.

Дbло судное о пустоши Бортеневской 1464–1464 г.

«Как бабка нашептала» – как рукой сняло, помогло.

Словарь русских народных говоров

– А сейчас, Мария Ивановна, Вы еще лечите?

– Ох, одна машина уходит, другая заходит.

Нынче маленьких много народилось, от грыжи и всё лечу.

Я говорю: «Зубов не будет...»

А одна приезжала, говорит:

«Один, говорит, баба, будет зуб – и то польза будет!»

Торопова Мария Ивановна, село Бердюжье

Введение


Историк Н. А. Миненко, описывая жизнь сибирской деревни XVIII – первой половины XIX вв., отмечала такой факт: «Даже во второй половине XIX в. медицинские нужды сибирского крестьянского населения удовлетворялись, как правило, лекарями-самоучками, народной медициной» [32, с. 113].

Однако и в конце XX – начале XXI вв. в деревнях и городах Тюменской области народная медицина продолжает функционировать. Итоги наших экспедиций показывают, что лечат, причем повсеместно, не только врачи, но и «бабки». Вместе с тем народная медицина Западной Сибири (Тюменская область), и в частности ее заговорная традиция, на современном этапе находит слабое освещение в работах историков, этнографов, фольклористов.

Территориальные границы исследования – населенные пункты юга Тюменской области: деревни, села и города.

Хронологические рамки экспедиций – с 1995 по 2005 гг. Основным в нашем исследовании будет современное состояние традиционной медицинской культуры Тюменской области, относящееся к концу XX в. (90-е гг.) и началу XXIв., с отдельными ретроспективными вкраплениями фактов, заимствованных из опубликованных источников на тему «народная медицина Западной Сибири XVIII–XIX вв.».

Объект исследования – традиционная медицинская культура различных этносов, проживающих на территории Тюменской области.

Под традиционной медицинской культурой, или традиционной медициной, мы, вслед за А. А. Вороновым, понимаем «не только традиционно выработанные способы лечения уже возникших заболеваний человека, но и всю систему профилактических, превентивных традиционно сложившихся мер, направленных на предотвращение болезней» [6, с. 125]. В настоящем исследовании мы будем оперировать синонимичными в нашем контексте терминами «традиционная медицинская культура», «традиционная медицина» и «народная медицина», «народная медицинская культура».

Основной материал собран по медицине славянских народов, проживающих на территории Тюменской области (русские, белорусы, украинцы). Однако мы старались осветить традиционную медицину и других этносов нашего региона. В книге представлен материал по медицине коми (коми-зырян), чувашей, сибирских татар, казахов.

Если очертить контуры предмета исследования, то основной упор делается на рассмотрение заговорной традиции как важнейшего структурного элемента народной медицины. В свою очередь, заговорно-заклинательная традиция есть «часть магико-мистической практики, явления эзотерического, скрываемого не только от посторонних лиц (чужих, сторонних наблюдателей), но и от непосвященных людей своей среды» [48, 1, с. 88]. Эта невозможность полного приобщения к «посвященным» предопределяет на настоящем этапе нашего исследования как сложность собирания материала, так и неизбежную неполноту анализа обозначенной проблемы.

Центральным в целительской практике наших информантов является заговорно-заклинательный акт (ЗЗА). Данное понятие и его концепция предложены В. И. Харитоновой в 1992 году [47, с. 39–47]. Заговорно-заклинательным актом «именуется окказиональная или запрограммированная обрядовой стороной народной жизни ситуация, требующая урегулированного состояния и взаимодействия реального (физического, проявленного в варианте «грубой материи») и «ирреального» (психического, «тонкоматериального») миров; главным действующим лицом ЗЗА является магически маркированная личность (знахарь, ведун, колдун), пытающаяся воздействовать на себя самого и перципиента (другого человека, окружающую среду) различными способами или целым комплексом таковых (физически, психотерапевтически, энергетически, энергоинформационно); «внешняя» часть способов воздействия (обрядово-ритуальное действо: набор неких действий, осуществляемых с помощью различных предметов и средств, и также слышимый молитвенный и с трудом угадываемый либо неосознаваемый вовсе заклинательный текст) воспринимаются перципиентом с помощью привычных органов чувств, «внутренняя», суггестивная часть этих способов (психоэнергетическое и энергоинформационное действо) фиксируется отдельными наиболее восприимчивыми людьми с помощью известных органов чувств, например, как воздействие волнового характера электромагнитной природы, либо с помощью «резервных» органов восприятия, например, в варианте видений. Заговорно-заклинательный акт – сложное (многочастное и, вместе с тем, многоуровневое) явление...» [48, 1, с. 299–300].

В то же время заговорно-заклинательный акт является частью лечебного процесса, заключающегося в последовательной смене определенных действий со стороны знахаря (они могут быть как вербальные, «заговорно-заклинательные», так и невербальные, поэтому понятие «лечебный процесс» в нашем исследовании шире, чем понятие «заговорно-заклинательный акт»).

В исследовании мы сосредотачиваемся в основном на народной медицине, однако включаем отдельные факты из народной ветеринарии и, реже, любовной и хозяйственной магии.

Исследование носит больше описательный характер, являясь первым опытом автора в жанре научной монографии.

Цель настоящего исследования – выявить характерные особенности функционирования заговорно-заклинательной традиции как части народной медицинской культуры Тюменской области через призму «человек – ритуал – текст». В «человеке» нами выявляются личностные особенности, роль и статус знахарей в современном социуме, осуществляющих «ритуал» как «предтекст» и «послетекст» лечебного действа, между которыми находится «текст», собственно заговор. Исследование данной традиции через призму «человек – ритуал – текст» предполагает синтез разных гуманитарных наук – лингвистики, истории, этнографии, медицины, в связи с чем мы применяем различные методы и подходы.

Мы сознательно ставили целью зафиксировать как ядро заговорно-заклинательной традиции, так и ее периферию, чтобы представить исследуемое явление как динамический процесс сосуществования «элитарной» и «массовой» знахарских практик. Как отмечает В. И. Харитонова, «модификации, свойственные эволюции заговорно-заклинательной традиции в целом, не могли совершенно не затронуть заговорно-заклинательную деятельность. Этот эволюционный процесс требует серьезного современного исследования с учетом того, что магико-мистическую практику – даже в заговорно-заклинательном варианте – искоренить в принципе невозможно, поскольку она отражает одну из сторон функционирования человеческого организма в природном и космическом континуумах. Изучать такую практику необычайно сложно, но это задача вполне реальная, особенно в современной ситуации своеобразного «возрождения» многих явлений эзотерического характера» [48, 1, с. 97]. В настоящее время ситуация с народной медициной (и заговорно-заклинательной традицией как ее частью) напоминает слоеный пирог, где традиционные вещи начинают пропитываться новыми веяниями, приходящими с Запада и с Востока. Кроме того, наука вырабатывает новый язык для описания заговорно-заклинательного искусства, использует новые подходы и к этому сложному и неоднозначному явлению.

Методы исследования, используемые нами, можно разделить на две группы. К первой группе относятся этнографические методы, применяемые для сбора материала [55; 56; 59; 60; 66; 67]. В связи с этим основной метод исследования – экспедиционные и стационарные наблюдения, совершенные автором и его коллегами в населенных пунктах юга Тюменской области. Работа была построена в виде глубинного открытого интервью с «ключевыми» информантами, которые владеют определенными познаниями в области народной медицинской культуры. В интервью нашли освещение заговоры, былички, легенды, поверья и другие мемораты, случаи из жизни информантов. Кроме того, полевым методом исследования послужило раздаточное анкетирование, проведенное среди врачей города Тюмени и ряда населенных пунктов юга Тюменской области (сельская местность).

Ко второй группе относятся исследовательские методы. С помощью сравнительно-исторического метода мы реконструируем традицию народной медицины разных этносов, проживающих на территории Тюменской области, выявляем общее и особенное в медицине славян, тюрков, финно-угров, а также их взаимодействие в сфере медицинской культуры. Типологический метод применяется нами для анализа общего и особенного в эмпирическом многообразии явлений народной медицинской культуры. Компонентный анализ послужил инструментом дифференциации языковых средств терминосистемы лечебного ритуала, в частности, глаголов, обозначающих лечебный процесс.

Для анализа источников получения медицинских знаний целителем и обработки анкетных данных мы привлекаем метод количественного подсчета.

При анализе материала мы использовали методику В. И. Харитоновой, совмещающую традиционные приемы (фольклорно-этнографические) с новыми наработками, в которых нашли применение данные точных наук [48, 1; 2]. В. И. Харитонова использует эниологические методы исследования, раскрывающие основу биоэнергетического и эниосуггестивного воздействия (то, что называется парапсихологией) в различных магико-мистических верованиях и практиках. Исследователь при анализе материала обоснованно оперирует данными новейших концепций наук о природе Вселенной и Человека. Физические основы и принципы магико-мистической практики учёный объясняет с помощью авторитетных современных источников (работы А. Е. Акимова, Г. И. Шипова, В. Е. Жвирблиса, Ю. А. Фомина и др.), в которых разработаны теории торсионных полей и Физического Вакуума. Данные теории исходят из того, что (далее Харитонова цитирует исследование А. Е. Акимова «Живая Этика, наука, общество». Пенза, 1999) «в природе помимо гравитационного поля, порождаемого массами, и электромагнитного, порождаемого зарядами, существует еще одно универсальное поле, известное в физике как торсионное – поле кручения. Оно порождается спином, или угловым моментом вращения, и является таким же материальным, как и все остальные. Было показано, что переносчиком торсионных воздействий является физический вакуум – специфическая материальная среда, заполняющая все пространство Вселенной. Во времена Ньютона эту среду называли эфиром» [48, 1, с. 29]. В связи с этим в современной физике выделяют следующие уровни реальности (в исследовании Г. И. Шипова «Теория физического вакуума. М., 1993): «1) твердые тела; 2) жидкости; 3) газы; 4) плазма (элементарные частицы); 5) физический вакуум; 6) первичные торсионные поля; 7) Абсолютное “Ничто”» [48, 1, с. 29]. Магико-мистическая практика, являющаяся предметом нашего исследования, тесно связана с торсионными полями, так как она является их материальным проявлением (порождением и восприятием) [48, 1, с. 33]. В теории В. Н. Волченко (в его работах «Концепция биоэнергоинформатики в альтернативных медицинских технологиях и целительстве». М., 1995 и «Элементы концепции биоэнергоинформатики». М., 1995) Вселенная предстает как «живая сложная голографическая система, включающая вещественный и «тонкие» информационные миры сознания в их единстве», причем приоритетным в этих мирах является Сознание [48, 1, с. 27].

Источники исследования. Материал, представленный в данной книге, собран в ходе полевых этнографических исследований, основа которых – фиксация этнографических сведений о народной медицине как структурном компоненте традиционной культуры.

Всего по теме «народная медицина» опрошено 130 информантов в 42-х населенных пунктах 12-ти районов Тюменской области (см. «Приложение 1» и «Приложение 2» во второй части монографии).



Историография вопроса. Изучение народной медицинской культуры ведется в нескольких направлениях: филологическом, этнографическом, историческом, медицинском. Однако, несмотря на длительное изучение вопроса, «историографии проблем традиционной медицинской культуры русского населения Западной Сибири» не существует [42, с. 11]. Впрочем, в своей кандидатской диссертации, посвященной народной медицинской культуре русских Западной Сибири XIX в., тюменский историк В. Я. Темплинг исправляет сложившуюся до него ситуацию. Источники по медицине XIX в. он делит на дореволюционные и послереволюционные. Среди дореволюционных исследований ученый выделяет работы И. Я. Неклепаева, Н. Л. Скалозубова, Н. А. Кострова [42, с. 11–13]. Как отмечает Темплинг, «отличительной чертой работ о народной медицине дооктябрьского периода являлось то, что все они (кроме работ филологов, например, Е. Н. Елеонской, Е. Г. Кагарова, Н. Познанского и некоторых других), при известном осознании народных врачевательных знаний «как остатков первобытного мировоззрения» носили в целом описательный, классифицирующий характер и по существу могут рассматриваться как источник» [42, с. 12–13]. Среди работ по народной медицине Западной Сибири XIX в., вышедших после 1917 г., вслед за Темплингом следует выделить историко-этнографические изыскания М. Д. Торен, Л. В. Островской, М. М. Громыко, Н. Н. Покровского, Н. А. Миненко, В. А. Липинской, В. А. Зверева [42, с. 13–19]. Среди исследований, посвященных изучению народной медицины современной деревни Западной Сибири (Тюменская область), назовем статью В. Я. Темплинга и С. В. Турова «Бытование заговора в современной деревне Зауралья» 41, с. 39–66]. Статья основана на полевых наблюдениях, которые велись в середине и конце 80-х гг. XX в. в 12-ти районах Тюменской области студентами и преподавателями исторического факультета Тюменского государственного университета. Наряду с текстами заговоров, в ней приводятся некоторые наблюдения, касающиеся специфики собирания данного материала, характеристики особенностей лечения того или иного знахаря. В статье «Современное состояние и некоторые культурологические аспекты русской традиционной медицины Северо-Западной Сибири» С. В. Туров обобщает материалы, собранные во время экспедиций 1992–1994 гг. в Кондинский и Ханты-Мансийский районы Ханты-Мансийского автономного округа (охвачено русское старожильческое население) [45, с. 195–222]. Статья интересна тем, что в ней находят отражение традиционные медицинские знания, зафиксированные на современном этапе их бытования и проинтерпретированные с помощью культурологических методов. Это восполняет пробел между исследованиями XIX – начала XX вв., чей уровень (для своего времени) достаточно высок, и современным состоянием изучения проблемы народной медицины. В центре статьи – анализ использования русскими старожилами бивня мамонта как лечебного средства. Автор доказывает, что порошок из «пороз-рога» (а именно так называют русские Западной Сибири бивень мамонта) применялся не только в Сибири: он был известен при дворе русских царей в XVII–XVIII вв. и использовался в качестве ценнейшего лечебного средства. Правда, источником лечебных порошков был тогда рог единорога, за который, как доказывает С. В. Туров, выдавали, как правило, бивни мамонтов и китов-нарвалов. В качестве приложения к статье представлены те рецепты народной медицины, которые ученый записал во время полевых экспедиций: применение растительных средств от различных заболеваний (от разных информантов), а также заговоры и траволечение из «Чембакинской тетради» (тетрадь, переданная С. В. Турову знахаркой из с. Чембакино Ханты-Мансийского района) [45, с. 218–222].

Психолингвистическая интерпретация местных западносибирских заговорных текстов представлена в исследовании И. С. Карабулатовой и Н. С. Юрской «Суггестолингвистические средства русского лечебного заговора» [23, с. 118–122]. Под руководством И. С. Карабулатовой тюменскими учёными, в том числе и автором настоящей работы, были собраны и исследованы «детские» заговоры [8], [9], [26]. Кроме того, в ряде статей автора рассмотрены составляющие этносоциолингвистического портрета тюменского знахаря [14], [15], а также другие вопросы данной темы [10], [11], [12], [13].

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница