Исследование выполнено при финансовой поддержке ргнф в рамках научно-исследовательского проекта ргнф



страница17/17
Дата25.06.2015
Размер2,96 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Мотаева Нина Николаевна, 1938 г. р., м. р. – д. Чекурча Кизнерского р-на, Удмуртия, м. ж. – пос. Светлоозерский Ярковского р-на (живет 40 лет). Санитарка. (Ермакова, 2004)

Польянова Валентина Федоровна, 1961 г. р., м. ж. – с. Покровское Ярковского р-на. Художественный руководитель Дома культуры. (Ермакова, 2004)

Попова Таисия Григорьевна, 1929 г. р., м. р. и м. ж. – с. Покровское Ярковского р-на. Кочегар. (Ермакова, 2004)

Пульникова Татьяна, 1976 г. р., м. ж. – д. Плавнова Ярковского р-на. (Ермакова, 2004)

Пуртова Галина Петровна, 1928 г. р., м. р. – с. Иевлево Ярковского р-на, м. ж. – пос. Светлоозерский Ярковского р-на. Заведующая столовой. (Ермакова, 2004)

Хлопенкова Ольга Леонидовна, 1969 г. р., м. р. – г. Аханск Пермской обл., м. ж. – с. Ярково. Главный архитектор района. (Ермакова, 2004)

Например, И. С. Карабулатова, Е. А. Бондарец «Заговор: имя собственное в сакральном дискурсе знахарской практики» (Тюмень, 2005); коллективная монография всех участников проекта под ред. д.филол.н., проф. И. С. Карабулатовой «Живая традиция заговора: сакрально-ритуальный дискурс знахарства» (Тюмень, 2005). Работы находятся в печати и выйдут в свет одновременно с данной книгой.

Анкета «Традиционная народная медицина», с помощью которой мы опрашивали информантов, помещена в «Приложении 2». Данная анкета разработана автором в 2004 г.

Обзор и анализ литературы на данную тему см. в работе: [48, 1, с. 11–51; 2, с. 483–510]. Отметим также, что данные исследования поддерживаются не всеми учеными-физиками.

Статья помещена в издании: «Научно-практические аспекты традиционной медицины: материалы международных конгрессов «Народная медицина России – прошлое, настоящее, будущее», ч. 1.

«Голограмма – структура, любая часть которой несет полную информацию о целом; например – клетка живого организма содержит информацию о всем организме, на чем основана идея клонирования» [48, 1, с. 31].

Отдельные замечания рецензии нами учтены в работе.

О способах номинации тех, кто лечит, см. главу «Знахари и заговоры: к проблеме номинаций».

Здесь и далее мы употребляем номинацию «бабушка» в связи с тем, что, в основном, лечат женщины (среди наших информантов – лишь три мужчины, см. список информантов).

Значение глагола «делать» в народном медицинском дискурсе см. в главе «Лексические особенности обозначения процесса лечения в народной медицине».

Степени кандидата и доктора наук.

Кстати, судить по той информации, которую они рассказали нам, о степени посвящённости того или иного человека, с нашей точки зрения, не совсем верно, так как, во-первых, интервью брались в разное время (1995, 1992, 2003, 2004, 2005 гг.) с разным уровнем подготовки того, кто, собственно, вел опрос, во-вторых, не все «раскрывались» полностью, оставляя в себе какую-то тайну...

Заметим, что здесь важны также пространственные границы – мы охватываем юг Тюменской области, двенадцать его районов, см. «Приложение 1» во второй части книги.

Единичный случай, упоминаемый в интервью с казашкой Бейсеновой К. (д. Мезенка).

Перечисленные методы направлены не только на лечение, но и на воздействие на человеческий организм в целом (например, гадание, предсказание и т. д.).

Основную схему стадий ИСС, разработанную С. И. Консторумом, см. в работе Харитоновой [48].

О разграничении знахарей, ведунов и колдунов см. главу «Знахари и заговоры в Тюменском регионе: к проблеме номинаций».

Анна Николаевна не уточнила, какие именно вопросы она задает.

Сам обряд Маслова А. Н. не сообщила.

Харитонова В. И. людей, имеющих отношение к магико-мистической практике и прибегающих к заговорно-заклинательному искусству, делит на знахарей, ведунов, колдунов и магов. «Круг знахарской деятельности охватывал по преимуществу народную медицинскую практику прикладного характера. Она включала фитотерапию (...), мануальную практику (...), рефлексотерапию (...), литотерапию (лечение камнями), акватерапию (...), уринотерапию (...), гирудотерапию (...), рудометство (...) и некоторые другие. Помимо навыков в области чисто прикладных вариантов лечения знахарь мог обладать некоторыми способностями биоэнергетического свойства и суммой познаний в области обрядово-ритуальной практики», а также психотерапевтическими методами лечения. Ведуны, как отмечает Харитонова, занимают промежуточную ступень между знахарями и колдунами. Это люди, «суперсенситивные и экстрасенсорные качества которых обычно достаточно велики. Ведуны в большинстве своем владеют способами диагностирования сенситивного характера и вариантами слабого экстрасенсорного воздействия биоэнергетического ряда. Поскольку основу их деятельности составляют психоэнергетические факторы, (...) то прикладная медицина и психотерапевтические моменты воздействия могут учитываться ими в меньшей степени, чем знахарями. (...) Однако чаще всего они комбинируют различные методы при лечении пациентов и опираются на свои психоэнергетическое возможности вкупе с традиционными заговорно-заклинательными познаниями в случаях оказания иной помощи обратившимся к ним людям (привороты/отвороты, хозяйственные и промысловые нужды и т. п.)». Колдуны, в отличие от знахарей и ведунов, обладают «высочайшим магико-мистическим статусом» и суперспособностями, особенность их работы заключается в опоре на «суперсенситивно-экстрасенсорные возможности человека». Если «знахарь не ощущает своей биоэнергетической работы», то колдун «точно знает, что и как делает; он обладает способностью видеть «тонкий план»», а «наиболее одаренные колдуны обладают качествами ясновидцев». В своей работе колдуны используют заговоры.. Среди «наиболее сильных колдунов оказываются маги» [48, 1, 118–150].

В дальнейшем по тексту – СРНГ. Обозначается год и номер выпуска.

Хотя, не исключено, что не все признавались в этом (так как в народной среде гадание воспринимается не совсем «чистое» занятие).

Впрочем, в данных контекстах «хорошими», «заправдешними» являются лекари и бабушки в прошлом времени; некоторыми информантами прошлому противопоставляется настоящее, когда «хороших» не осталось.

Целителем («цbлитель») в средневековой Руси (X–XI вв.) называли врача; процесс лечения, исцеления обозначался глаголом «цbлити» [4, с. 35].

«Колдовство» в «Толковом словаре живого великорусского языка» Даля трактуется через синонимы «колдовать, колдовывать, волховать; ворожить и гадать; творить чары» [57, 2], а «волховать» – от «волшить, волшебничать, волшебствовать, колдовать, чаровать, кудесить, знахарить, гадать, ворожить, ведьмовать, заговаривать, напускать, шептать» [57, 1].

В «Словаре русских говоров Сибири» номинации «заговор» и «молитва» отсутствуют [62].

Заговоры, обереги, а также советы (по гаданию, предсказанию и т. п.) Н. Степановой объединяются в книги под разными названиями, например, «Большая книга магии» (несколько выпусков), «Заговоры сибирской целительницы», «Книга-календарь сибирской целительницы» и др.

Фонетическая транскрипция слова, как его произносит информантка, – [зАгъвърЅи].

Вероятно, раньше этот текст читался как обращение к печи.

По поводу того, допустимы ли опускания слов в лечебных текстах или изменение слов, среди знахарок нет единства. Дмитриева К. В. (с. Ярково) повторяет заговор, Загибалова Л. М. (с. Ярково), напротив, на вопрос «можно слова в молитве изменять» ответила так: «А посмотрите – читали же молитву: «…Которые слова знала – прочитала, которые, видно, знала – забывала, оставляла, те бы вперед забегали и пуще бы тех помогали». Если хочешь уж сильно помочь – дак все помогает же». Обращает на себя внимание, что знахарки проживают в одном населенном пункте. Это к вопросу о том, существуют ли в пределах Тюменской области регионы (районы, населенные пункты) с похожей традицией. Многочисленные миграционные волны, неустойчивый состав населения пока не позволяют сформироваться какому-то единообразию в микро-топосе, в то время как анализ медицинских традиций в пределах макро-топоса, каким является Тюменская область (ее юг), пока невозможен из-за отсутствия базы (опубликованных данных) для сопоставлений с другими регионами.

В своем исследовании В. И. Харитонова приходит к парадоксальному выводу: «В настоящей магии, магико-мистической практике текст (слово) утрачивают свое столь важное для знахарской, ведовской и колдовской деятельности значение – вербальная сторона заклинательного процесса, судя по всему, для оказания «сверхъестественного воздействия» (дополним: как и для получения «сверхъестественной информации») не нужна. Мало того, для этого не требуются и другие компоненты обрядово-ритуального действа. Однако в таком варианте могут работать только настоящие маги» [48, 1, с. 264].

Так, М. Фасмера отмечает табуистичность названия «знахарь», приводя в своем этимологическом словаре в качестве доказательства диалектные знАтник – «колдун», знатОк – «знахарь» [76].

Возможно, лексема «песни» одновременно табуирует названия лечебных текстов и подчеркивает манеру их произнесения, исполнения (с особым ритмом, темпом). Как отмечает Е. В. Хворостьянова, ритмическая форма заговора может быть отрефлексирована в народных названиях заговорного текста: «В конце XX в. материалы полевых исследований по-прежнему фиксируют наряду с традиционными – «слово», «словины», «заговОр», «шептанье», «молитовка» «приговор» – такие народные названия жанра, как «стишок», «уговорный стишок», «лечебный стишок», «наговорный стих»» [49, 89].

Описание её действий см. в главе «Народная медицинская практика в Тюменском регионе на современном этапе: к постановке проблемы».

Периферийные лексемы образованы от ядерной лексемы (приставочным и / или суффиксальным способами).

Значение некоторых болезней см. ниже в словаре «Диагностика, симптомы, этиология болезней в народной медицине и ветеринарии» («Приложение 1»).

См. об этом в главе «Знахари и заговоры в Тюменском регионе: к проблеме номинаций».

При составлении данного комментирующего объяснения мы использовали образцы статей из словарей [62], [63], а также монографию С. М. Беляковой «Образ времени в диалектной картине мира (на материале русских старожильческих говоров юга Тюменской области)» [3].

Осознавая всю важность проделанной нами работы, мы не претендуем на полноту раскрытия темы и глубину анализа представленного материала (словарных дефиниций глаголов лечебного процесса). Н все представленные лексемы являются диалектными.

См. далее лексему «наговаривать» по отношению к действиям людей, насылающих порчу.

Пример см. выше в комментарии к данному словарю.

Намаз – ежедневная пятикратная молитва у мусульман.

Ураза – пост у мусульман.

Дахарат – ритуальное омовение у мусульман.

Автор фельетон обозначен как «доктор Шайчик» (инициалы не приведены).

Авлия – святые, почитание которых является характерной особенностью западносибирского ислама [20, с. 81].

Отметим, что получение информации одним человеком возможно от нескольких источников. При подсчете нами учитывались только те источники, от которых получил сведения информант и которые он назвал (количество стоит в скобках), но не учитывалось, кому он передает или передаст свои знания. Все вычисления делаются исходя из интервью опрошенных нами людей (см. вторую часть книги).

Список не полон (как не полон, конечно, и список информанток): к нему следует добавить тех, о которых мы имеем лишь сведения о месте проживания – лекарь из с. Голышманово, травник из д. Карасуль Ишимского района, лекарь из д. Кукушки Исетского района.

Женский вариант своей литовской по происхождению фамилии информантка произнесла так: «Шукиениис».

В тексте статьи стоит дата «1991». Возможно, это ошибка, следует читать: «1771», так как речь идет о XVIII в.

Тетрадь предела Игнатьева А. М., жительница с. Бердюжье.

Мнение о влиянии только слова на выздоровление пациента В. И. Харитонова приписывает непосвященным, в том числе знахарям. С точки зрения Валентины Ивановны, это мнение ошибочно, так как важно не только содержание, но и то, как магические формулы произносятся, с каким ритмом и интонированием [48, 1, с. 148–150]. В то же время она отмечает, что те, кто обладает способностями суперсенситивов и экстрасенсов, владеет техникой суггестии, зная о «всеобщем единстве материи и ее «внутреннем» разделении на «грубую» и «тонкую»», о «принципах взаимодействия и взаимовлияния видов материи», к слову относятся иначе, чем те, кто этим даром не наделен. Для них «слово само по себе равно действию, поскольку слово – это вербальный дубликат мысли, психоэнергии, энергоинформации. «Я говорю» и «я делаю» - практически, одно и то же, так как проговаривая, я мысленно отображаю произносимое и тем самым проговариваемое действенно осуществляется в «тонкоматериальном» мире, а «тонкоматериальное (психоэнергетика) моделирует проговоренное и созданное уже в мире физических вещей» [48, 1, с. 277].

Мы намеренно не общались с теми, кто берет за лечение деньги, заранее назначая цену. Есть по рассказам очевидцев такие, кто запрашивает достаточно большие суммы. Например, одна бабушка-лекарка из деревни (имена и названия мы опускаем), берет за лечение несколько тысяч рублей (упоминали суммы в 3000 и 5000 рублей). В то же время был случай, когда ее лечение оказалось неэффективным, и она деньги вернула. Знахарь из г. Тюмени (выдержка из рекламы в газете о предлагаемых им услугах: «...Диагностика заболеваний, снятие сглаза, наговора, проклятий, «венца безбрачия», сохранение семьи, помощь в бизнесе. Лечение заболеваний почек, язвы желудка; послеинсультные состояния, черепно-мозговые травмы, китайский массаж «Гуаша», шпоры») запрашивает следующие суммы: за диагностику – от 100 до 300 рублей, за лечение от сглаза, наговоров – в среднем 1500 рублей.

Отдельно на рациональных приемах мы останавливаться не будем.

Если этот способ единичен или редок, то в скобках здесь и в дальнейшем мы отмечаем тех знахарей, которые его применяют в своей медицинской практике.

Выливание на воске применяется как в деревенских, так и в городских условиях.

В связи с урбанизацией деревни Вожегова М. Ф. (д. Карасуль), переехав из частного дома в двухэтажный кирпичный, вместо олова, которое легко растапливалось в печи, для диагностики испуга стала применять воск (она растапливает его на плитке).

Камень может быть и «инструментом» лечения, например, у Лаптевой Е. В. (с. Нижняя Тавда) от испуга. Она обводит камнем («гальки вот бывают на берегу») вокруг человека и читает слова молитвы.

Яйцо должно быть сырое куриное.

Этот прием определения причины испуга схож с «выливанием на воск» (см. выше).

Этот метод близок к костоправству. В обследованных населенных пунктах Тюменской области мы не встретили ни одного костоправа. Сохраняются лишь воспоминания о том, что когда-то раньше лечили этим методом.

Надо отметить, что Мария Савельевна Кулеш некоторое время работала санитаркой в больнице; случалось, что она заменяла врача.

Скорее всего, Кулеш М. С. использует «суперсенситивный способ» получения информации, подключаясь к «Единому информационному полю» [48, 1, с. 78].

Эмоционально при диагностике пациента Анна Николаевна ведет себя совершенно спокойно.

С помощью защитной молитвы до лечения защищается от негативного воздействия Загибалова Л М. (с. Ярково).

Это может, в частности, свидетельствовать о новизне данной традиции, её относительной молодости.

Система диагностики конкретных болезней представлена нами в словаре «Диагностика, симптомы, этиология болезнейв народной медицине и ветеринарии» («Приложение 1»).

Развитие второй сигнальной системы «резко застопорило суггестивное общение, которое при наличии языка стало не столь необходимо, как раньше. Развитие навыков вербального общения повлекло за собой изменения в процессах работы мозга и трансформации в нем, в том числе вызвало видоизменение шишковидной железы, которая со временем превратилась в атавизм» [48, 1, с. 158].

Осуществление заговорно-заклинательного акта над самим исследователем (интервьюером) не позволяет ему зафиксировать все движения знахаря.

Некоторые знахарки отмечают, что при питье наговоренной воды нужно руками или держаться за дно кружки (ковшика и т. п.), или брать ее так, чтобы большой палец не лежал на кружке, т. е. не служил преградой между человеком и энергией воды.

В этом случае возможна неполнота информации, так как при записи знахарке не был задан уточняющий вопрос, в какую именно сторону она сплевывала (запись была сделана автором во время обучения в университете на первом курсе в ходе фольклорной практике в 1995 г.).

О глубинной семантике яйца как модели мира см. статью В. Н. Топорова: [72]. См. также глагол «катать» в главе «Лексические особенности обозначения процесса лечения в народной медицине».

Информанты отмечают: «Маленький испуг еще не знает. А когда вот на улицу ходит, там или собаки испугается, или гуся испугается» (Лаптева Е. В., с. Нижняя Тавда). В связи с этим маленьких детей (до месяца, до сорока дней) стараются не выносить на улицу и не показывать людям (как посторонним, так и родственникам).

В словаре В. И. Даля читаем: «Пята двери, нижний угол притвора или полотна в четверти, к стене; у крестьянских дверей на этом месте шип, вставленный в гнездо, почему отворить двери на пяту, распахнуть настежь» [57, 3].

В русском обряде от экземы и татарском обряде от сглаза может быть как заимствование, так и независимый параллелизм магических апотропейных действий.

«Делать – напустить определенными манипуляциями, действиями и «черными» заговорами, порчу, колдовство». Подробнее значение этого глагола см. в главе «Лексические особенности обозначения процесса лечения в народной медицине».

Семантика проницаемости пространства через локусы «отверстий» и особо легкого влияния «внешнего» мира через них переносится и на тело человека. К примеру, Ермохина Н. С. (с. Покровское) наговоренной водой поит ребенка и «спускает» ее «везде, где есть дырочки» – в уши, в глаза, в нос. Таким образом, «отверстия» в теле человека предстают как медиаторы, осуществляющие наиболее эффективное лечебное воздействие наговоренной воды.

См. про особую роль порога в обрядах родин и похорон, перекликающуюся с ролью этого ориентира в лечебном обряде, в исследовании А. К. Байбурина [2, с. 138–139].

Значение глагола «наговаривать» см. в главе «Лексические особенности обозначения процесса лечения в народной медицине».

Как считают знахари, «заражение» происходит именно после того, когда человек (посторонний) покидает дом, выходит из него.

Значение глагола «отливать» см. в главе «Лексические особенности обозначения процесса лечения в народной медицине».

В словаре В. И. Даля загнётка – «заулок на шестке русской печи, обычно левый, ямка на перед-пече, куда сгребается жар» [57, 1].

См. подробнее словарь «Диагностика, симптомы, этиология болезней в народной медицине» («Приложение 1») и главу «Диагностика болезней средствами народной медицины».

О двойной семантике печи см. в статье С. А. Токарева: [68].

См. определение этой болезни в словаре «Диагностика, симптомы, этиология болезней в народной медицине» («Приложение 1»).

В хозяйственной магии подполье признается локусом обитания домового, для умилостивления которого произносят особые магические слова и кормят ритуальной едой: «Говорят, что какой-то, ну, живет он все время… Когда в квартиру переходят, все, что кошку надо кидать, чтобы с дедушко-соседушком познакомиться. Это дедушка-соседушка привидение, как людям он. Вот, кажется, когда кричит. Вот у меня кричал, как маме умереть. Я ляжала и на койке, и меня кричит: “Фрося! Фрося! Ты че ляжишь?!” (…) А я вот прямо как наяву слышала. Тимофею как умереть, он и говорит: «Фрося, ты слыхала нет, меня час какой-то чело… звал. Человек, говорит, кричал: “Тимофей, Тимофей, иди сюда”. И он вскоре помер. Это привидение. Это уже правда. Я теперь после тех пор ... верую. Стала веровать Богу, и дедушке-соседушке, эта, есть, значит, он в дому есть. Это просто какое-то невидИмое вещество, оно помогает человеку. Вот и блины стряпаю, когда стряпаю блины, я, где кошки лазят, в подпол, я туда руку протягАю: “Дедушка-соседушка, это твой блин”» (Кукушкина Е. Ф., д. Чесноки).

Возможно, знахарь показывает кукиш.

См. подробнее про болезнь «щетина» в словаре «Диагностика, симптомы, этиология болезней в народной медицине» («Приложение 1»).

См. подробнее про болезнь «щекотуха» в словаре «Диагностика, симптомы, этиология болезней в народной медицине» («Приложение 1»).

Сам обряд воспроизведен со слов информантки, возможно, не точно или не полно.

К сожалению, данный аспект невербальной коммуникации в монографии Г. Е. Крейдлина не освещен, так как не все разделы невербальной семиотики изучены в равной степени. Исследователь отмечает: «Основные разделы невербальной семиотики более «старые»; понятийный аппарат, теоретические подходов и методы исследования в таких областях, как паралингвистика и кинесика, наиболее разработанные. Наименее исследованными остаются пять разделов невербальной семиотики: аускультация, гастика, ольфакция, хронемика и системология, – и это несмотря на то, что существует много разных областей человеческой деятельности, к которым соответствующие науки вполне приложимы» [30, с. 23].

«Стень, ребячья болезнь, собачья старость, сухотка» [57, 4].

Представление о болезни как грехе (наказании) человека свойственно для сибирской традиции лечения; знахарь, излечивая от болезни, берет грех на себя.

Хотя на вопрос-уточнение, почему женщине следует прийти в среду или пятницу, Мария Карповна ответила: «Нет, это можно хоть когда».

Ксения Викторовна отмечает: «Самый первый лечить надо первый родился какой день – понедельник, вторник или вот так, понедельник или вторник, или четверг там родился. Первый день начну. Ну, ребенок, допустим, в четверг родился. Начну с четверга. Потом сухие дни неделя три раза. Сухие дни по лечению, сухой день. Потом грыжа высыхает. Вторник, четверг и субботу – эти сухие дни, эти дни я наговариваю, и грыжа высыхает и до смерти человек грыжей на операцию не попадает» (родной язык для информантки – чувашский).

О «скукивании» как апотропейном жесте см. в главе «Знахари и заговоры в Тюменском регионе: к проблеме номинаций».

В хозяйственной магии на Егория в качестве оберега от волков совершается обряд «взятия в круг». Заговоры от волков на территории Тюменской области встречаются достаточно редко, прежде всего, в связи с уменьшением численности этих хищников и применением других средств уничтожения хищников. Однако до сих пор старожилы помнят те времена, когда волков было очень много. Например, Бокарева С. А. (с. Сладково) отмечает:

(!) Это вот надо Егорий, на Егорий, чтобы не работать. Такой день, Егорий:

Батюшка Егорий, воткни осиновый кол, заплети новый двор, от нового двора отгони ты свою потеху, борзЫх кобелей, полевских зверей, чтоб они не могли воротиться, обратиться, рта разинуть, зуб разжать на мою на пушистую, на перистую птицу. Аминь.

Это на гусей примерно – «на пушисту, на перисту», а на… эту, на… этих, на коров – «на пар скотину, на пар животину».

(?) А что при этом делать надо?

(!) Это ходить вокруг скота и вот их заговаривать.

(?) А вот когда от волков читаете, вы вокруг скотины ходите?

(!) Ну, вокруг скотины где, пригон – дак вокруг пригона. Гусей, если гусей погнал в поле, дак вокруг гусей.

Например, Лященко Е. Ф. (с. Бердюжье) вспоминает такой случай, произошедший с ней в Тюмени: «И я там сама находила баушку тоже [для лечения своего внука. – Е. Е.]. И баушка там лечила от этого заката, и от грыжи лечила эта баушка. Одна пришла тоже ей кака-то знакомая была, Галя, дескать: “Я умею лечить от грыжи”. Принесла каку-то палочку, как сучок, и давай лечить от грыжи. Она и не бабушка еще была. Она даже на себя крест не полОжила и давай, поводила-поводила вокруг живота Машу. У Маши вот ниче нет, у Миши вот грыжа… Даже крест на себя не полОжила! Ну, кака ж это баушка, она не перекрестилася, что, вот, сказала “Господи, прости” или там “Господи Исусе Христе, Сыне Божий”. Никакой помощи, никакой».

Мы не рассматривали пространство заговорно-заклинательного акта тюркской традиции в связи с недостаточностью материала для каких-то обобщений.

Число в этой главе мы рассматриваем как реальную структурную единицу лечебного процесса (без числовых описаний в самих текстах).

«Юрок и вьюрок, цевка, трубочка, в которую продевается нитка, при мотке клубков, чтоб она не резала пальцев и чтобы закрутины рассучивались» [57, 4].

См. об этом: [17], [44], [46], [48], [51] и др.

Статья о грыже включает также ее виды.

Кроме того, не все тома СРНГ вышли и печати.

Заболевание «грыжа» мы условно отнесли к болезням мочеполовых органов, так как она, по народной классификации, может также относится к горловым болезням (см. классификацию Виноградова).

Кроме материалов автора, в книгу вошли интервью, записанные сотрудниками и студентами Тюменского государственного университета. Это: Половодова Ирина Анатольевна, ассистент кафедры документоведения и источниковедения факультета истории и политических наук Тюменского государственного университета. Экспедиция 2005 г. (январь) Чаукерова Гульзара Кабибулловна, лаборант Института гуманитарных исследований Тюменского государственного университета. Экспедиция 2005 г. (июль) Зиннатуллина Гулюза Ильфатовна, научный сотрудник Института гуманитарных исследований Тюменского государственного университета. Экспедиция 2004 г. (июль) Стешенцева Наталья Вячеславовна, студентка факультета истории и политических наук Тюменского государственного университета. Экспедиция 2005 г. (август) В книге использованы аудиоматериалы архива Детского дома творчества с. Бердюжье (директор Егорова О. Ф.). Запись интервью с Рудаковой А. К. сделана в июне 1992 г. фольклорной экспедицией Тюменского колледжа искусств под руководством Дёминой Лилии Васильевны (в настоящее время Дёмина Л. В. – ведущий специалист Комитета по делам национальностей Тюменской области). Расшифровка записей с аудионосителей выполнена Ермаковой Е. Е. Интервью с Тимкановым Х. К. (д. Епанчина) расшифровано Зиннатуллиной Г. И Всего по теме «народная медицина» опрошено 130 информантов в 42-х населенных пунктах 12-ти районов Тюменской области Сбор информации, за исключением особо оговоренных случаев, был произведен в летние месяцы.

В паспорте информантов мы указывали национальность (русская национальность не маркирована).



Так со слов информантки. На карте Украины г. Голованевск находится в Кировоградской области (г. Голованска в Одесской области нет).
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница