Исследование выполнено при финансовой поддержке ргнф в рамках научно-исследовательского проекта ргнф



страница7/17
Дата25.06.2015
Размер2,96 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17

«Притыкать»

[Даль] Притыкать что к чему, касаться чего чем.

[Ожегов] Приткнуть, сов., что (разг.). Наскоро, кое-как прикрепить или поместить, положить.

[АО] ПритыкАть, перех., несов. – лечебном процессе касаться тряпочкой, которой вытирается чело печки или с помощью которой берутся чугунки, места ожога, произнося слова заговора.

[ПМ] «Ну, это, знашь когда, вот если у тебя появится у ребенка и прыщики начинают расходиться, это берешь печку русскую затопляешь, затопляешь русскую печку, берешь которой ты подтирашь вот чело, и вот, берешь вот эту тряпочку, когда зажгёшь, тряпочку вот эту, которой ты чело вытираешь или чугунку прихватывашь, вот, и когда затопишь печку, дым-то идет сюды. И говоришь [слова заговора. – Е. Е.]. Вот три раза скажешь, наутро опять делашь, опять, и опять наутро. И так девять раз чтоб сделать. А вот этой тряпочкой ты как притыкаешь. Ты ее мачешь как в дым и притыкашь, и говоришь. Вот» (Сапожникова Т. С., с. Бердюгино).


«Причитать»

[Даль] Причитывать или причитать, причесть что, от читать, приговаривать с напевом, припевать говорком, плакать, плачь плакать, приплакивать; причитают по покойнике, особ. жена по муже, также сердобольныя шатуньи или наемныя плакуши; невеста обязана причитать по зарям, оплакивая девство свое, а подруги делают то же на девичнике.

[АО] ПричитАть, несов., неперех. – говорить слова заговоров во время лечебного процесса.

[ПМ] «Она, Анна-то, Вовку от грыжи начала лечить. Тоже вот заговорами. Грызла она грызла, пуп грызла, яйца грызла и причитала че-то там. Есть урочливы ребятишки. Уголёчков ложишь в кружечку и заливашь кипяченой водичкой, сколько там уголёчков, и причиташь» (Кугаевская Г. П., с. Байкалово).

«Работать»

[АО] РабОтать, несов., неперех. – лечить знахарским способом, заговорами, травами и т. п. (возможно, табуистическое обозначение процесса лечения).

[ПМ] «Я только Господа Бога работаю» (Шаровьева Н. А., с. Петелино).

«Я в понедельник не работаю, в воскресенье не работаю и в четверг не работаю» (Мартынова Н. И., с. Озерное).

«Сводить»

[Даль] Сводить пятна, выводить, вычищать, уничтожать.

[АО] СводИть, несов., перех. – лечить с помощью заговоров и определенных лечебных действий ячмень, бородавки.

[ПМ] «Лечила малярию. Печь-ячмень сводила, сглаза. Сводила бородавки» (Шишкина Н. Ф., г. Ишим).

«Снимать» / «снять»

[Даль] Снимать, снять, снимывать что с чего, или съимать, сымать и соймать вост. взять, брать, достать, у(при, со)брать. || Снять бельмо, катаракту, сделать операцию эту.

[АО] СнЯть, сов., перех.; снимАть, несов., перех. – снять порчу, испуг, заговор («черный» заговор), избавить от них с помощью чтения заговора и определенных действий.

[ПМ] «Ну, я лечу детей от грыжи, от испуга, от родимчика, снимаю порчу, заговор у взрослых людей. Вот, например, я могу снять с нее заговор, там, что-то, что-то, но это не надолго. Она не крещеная, и она снова будет этому подвергаться» (Маслова А. Н., с. Ивановка).

«Порчу снимаешь – все через себя пропускаешь» (Антонова М. К., д. Крысова).

«Порча – это сделано намеренно, это долго, от нее избавиться надо. Порчу снимает кто – опять же какая-то бабушка и снимает порчу» (Кугаевская Г. П., с. Байкалово).

«Испуг снимаю – пряду сурову ниточку в обратну сторону, и меряю ребеночка, сначала меряю наискосок, от ножки до плечика, потом с другой стороны, и приговариваю» (Перминова Е. Ф., с. Бердюгино).


«Собирать»; «ставить»; «закреплять»; «поворачивать»

[АО] СобирАть, стАвить, закреплЯть, поворАчивать – действия при лечении грыжи.

[ПМ] «(!) Это пупочное кольцо собираешь, ставишь на место по часовой стрелке, закрепляешь его молитвами.

(?) Вы его внутрь как бы вдавливаете?

(!) Нет, я его не вдавливаю, я его просто поворачиваю» (Маслова А. Н., с. Ивановка).

«Творить»

[АО] ТворИть, несов., перех. – читать заговор, молитву в процессе лечения.

[ПМ] «(?) Как называется сам процесс лечения?

(!) Я творю молитву. Перед тем, как лечить, творят молитву «Отче наш», это всегда, а потом основную молитву читаю три раза, которая заговорная уже» (Загибалова Л. М., с. Ярково).


«Чертить» / «начертить» «зачерчивать», «почертить», «очерчивать», «очерчиваться», «причерчивать»

[СРНГ] Зачерчивать, несов.; зачертить, чертить, сов., перех. 1. Произнося заговор от болезни, чертить над чем-л. ногтем, рысьим когтем и т. д.

[СРГС] Зачертить, сов., перех. Провести черту с целью заговора от болезни, змеи и т. п.

[АО] ЧертИть, несов., чем; зачЕрчивать, несов., что; почертИть, сов.; очЕрчиваться, несов., что; очертИть, сов.; начертИть, сов., чем – произнося слова заговора, делать (сделать) круговое движение или движение в виде креста («начертить») правой рукой (как правило, безымянным пальцем) или предметом в правой руке (громовой стрелой, ножом, мелом, бруском) во время лечебного ритуала.

[ПМ] «Заболела у ней грудь. Я пришла. Я говорю: “Кто у тебя был?” “Сестра двоюродная была”. Грудь красная, покраснела вся, распухла. В чем дело? Щас воды наладила от уроков, дала ей умыться, грудь эту мелом чертила и приговаривала, чтоб эти уроки скатилися с груди» (Пятанова Е. М., с. Полозаозерье).

«Заговаривала утром и вечером. Вечером надо летучий огонь заговаривать. Потом заговорила я и стала голову зачерчивать, отдельно уж. И всё, сошло» (Голендухина В. И., д. Десятова).

«Придет с поля: вот тако вымишше. Давай скорей горячей водой мою, мою и почерчу. Утром встану – опять почерчу» (Федорова Ю. А., с. Сосновка).

«Больное место (рожа) очерчивается безымянным пальцем и обвязывается красной тряпицей» (Нестерова В. А., г. Тобольск).

«Ячмень я так же читала. Один раз наговаривай и потом начерчу конечик ножиком крест положу, потом ячмень высыхает, на глазах не будет. Ячмень так вкруговую по часовой стрелке начерчу» (Дмитриева К. В., с. Ярково).

Сама применяла заговоры, «очерчивала», когда у ребенка была грыжа, помогло (Пульникова Т., д. Плавнова).

[СРГН] Причерчивать, 2. Несов. Обводить специальным предметом (например, рысьим когтем) больное место (при лечении заговором).

[ПМ] Лечит скот от уроков: читает заговор и «причерчивает» (Гутрова М. С., д. Большекрутинская).

«Читать» / «прочитать», «читаться», «начитать»

[АО] ЧитАть что, несов.; прочитАть, сов. – произносить слова заговора во время лечебного процесса вслух или про себя.

[ПМ] «Когда станешь читать, одну молитву не читаешь, а несколько молитв. Это не так просто» (Ефимова А. М., г. Ишим).

«И вот эта Лида зашла в реанимацию, она тоже с Бердюгино, и она прочитала эту молитву» (Маслова А. Н., с. Ивановка).

[АО] ЧитАться, несов. – подвергаться чтению во время лечебного процесса вслух или про себя.

«Вот молитва Анхам от головы читается» (Бейсенова К., д. Мезенка).

[АО] Начитать, сов., перех. – прочитать в каком-нибудь количестве, как правило, в количестве трех, слова заговора во время лечебного процесса.

[ПМ] «После Гены у меня родился Михаил. Вот. Потом уж меня мама научила этому всему. Потому что, это, затегать это не надо, как вдруг уроки, надо сразу же умывать, раза три начитать и, это, умывать» (Авросимова А. Н., с. Уктуз).

«Шептать»(«шаптать», «шоптать»), «пошоптать», «нашаптывать», «нашёптывать» / «нашептать»

[Даль] Шептать, говорить тихо, не вслух, таясь от других; шушукать, чтобы слышались неясные, шипучие звуки. || Ворожить, знахарить, отшептывать или нашептывать. Старуха шепчет, шептать умеет.

[АО] ШептАть, шаптАть, шоптАть, над чем, над кем, от чего, несов.; пошоптать у чего, сов.; пошептать на кого, сов. – 1. Лечить. 2. Произносить особым способом (тихо) слова заговоров.

[ПМ] «Ну, она мне продиктовала, я записала, ну, вот и теперь шепчу, лажу их. Я три раз шепчу над водой, они принесут бутылку, я и шепчу. А поладишь, там, пошопчешь у печки, крест-накрест вот так сделашь сажей [поставить крестик посередине обоих стоп ребенка. – Е. Е.] – потом ребенок спит. От испугу вот и шопчут, и помогат» (Кугаевская Г. П., с. Байкалово).

«Я подружке своей говорю: “Наташа, дай мне водички – я на Максю пошепчу, он, может, уснет”» (Кулеш М. С., с. Викулово).

«Закусываю, шапчу три раза только» (Батурина У. М., д. Десятова).

[СРНГ] Нашёптывать, несов.; нашептать, сов., перех. и неперех. Произносить шепотом колдовские заклинания; заговаривать; наговаривать (о знахарях и ворожеях).

Нашаптывать, нашёптывать, несов., перех. и неперех. Говорить шепотом.

[АО] Нашаптывать, несов., перех.; нашептАть, сов., перех. – произносить шепотом заговоры, заговаривать (о «белых» знахарях).

[ПМ] «Если к тебе приехал кто-то, я полечила вот своими словами, а потом на воду нашептала и отдаю им» (Сапожникова Т. С., с. Бердюгино).

«Утром натощак мать должна, как бы прикусывая краешек грыжи, и нашаптывать» (Суворова З. К., с. Памятное).


Традиционно силам знахарей противостоят силы колдунов. Как отмечает Н. А. Миненко применительно к действительности XVIII–XIX вв., «причиной заболевания, в представлении крестьян, служила также «порча», насылаемая «колдунами», имевшими сношение с «дьяволом» [32, с. 115]. Вредом, причиняемым людям колдунами и колдуньями, продиктовано негативно-эмоциональное отношение к ним знахарей, лечащих с помощью белой магии: «Если она колдунья, ее сразу видно – взгляд всегда нехороший. Этих людей, я считаю, надо за ногу вешать за березу» (Борисенко А. Е., д. Бутусово). Колдуны, в представлении жителей населенных пунктов Тюменской области, отождествляются с людьми, которые причиняют зло посредством наведения порчи. Действия колдунов по наведению порчи зафиксированы в речи наших информантов в ряде глагольных лексем: «напустить», «пустить»; «загонять»; «сделать», «делать», «наделать»; «наговорить»; «нашептать».

Интересно, что глагольные лексемы ЛСГ «делать» («сделать», «наделать») имеют отношение одновременно к лечебному процессу и «черному» колдовству, употребляясь в разных значениях. Очевидно, это происходит в результате многозначности данных слов, некоей обобщенности, расплывчатости семантики ядерной лексемы.

Многозначны, противоположны по значению, по отношению к «белой» и «черной» магии глаголы из ЛСГ глаголов, обозначающих вербальное действие. Так, в ЛСГ «шептать» глагол «нашептать» (совершенный вид) относится к «черной» магии, а глагол «нашаптывать» (несовершенный вид) – к «белой». В ЛСГ «говорить» «наговорить» (сов. вид) относится к «черной», «наговаривать» (несов. вид) – к «белой» магии. При этом видна закономерность: глаголы совершенного вида («нашептать» и «наговорить») обозначают действие «черных» сил, а глаголы несовершенного вида («нашаптывать» и «наговаривать») – «белых».


«Делать» / «сделать», «наделать»

[СРНГ] Делать, несов., перех. и неперех. Употребляется в сочетании с сущ. в вин. п. и обозначает совершение того, что выражено этим существительным.

[АО] Делать как (хуже), сделать что, по чему, как (по злу, зло, зависть, так, худо), наделать чем, на кого (заговорами в знач. «черными», на них). Напустить определенными «черными» заговорами, порчу и т. п.

[ПМ] «Оказывается, тоже мне было сделано по злу. Они вот это портить, вот развести сЕмью, вот кому-то зло сделать, вот, значит, там каку-то зависть, там же эти книги-то… Дак они вот нынешняя молодежь… Понимаешь, вот люди-то разного… Вот как это вот так сделать, вот у меня такого нету – как это сделать так худо человеку, ему и так больно. Нет, они еще хуже делают. Ну и вот…» (Рудкевич П. М., д. Борки).

«Заговор – это когда лечишь или узнаешь, что у нее – сглаз, колдовство заговорами наделано. Когда отливаешь на воске – молитвы» (Лескова М. М., г. Ялуторовск).

«Она, видно, наделала на них» (Ефимова А. М., г. Ишим).

«Загонять»

[АО] Загонять, несов., что. – то же, что напустить.

[ПМ] «Порчу я не знаю, сглаз знаю. Ой, порчу не дай Бог, вот загоняют порчу, что она кричит» (Борисенко А. Е., с. Бутусово).


«Колдовать»

[АО] Колдовать, несов., неперех. – напускать порчу различными способами («черными» заговорами, выниманием следа и т. д.).

[ПМ] «У нас мама была, говорила, у ней подружка училась раньше колдовать. Ее все научил этот колдун, все научил. Раньше-то ведь тоже колдуны были, и сейчас их полно, сейчас их навалом. Портят людей» (Ефимова А. М., г. Ишим).


«Наговорить»

[СРНГ] Наговаривать, несов.; наговорить, сов.; перех. и неперех. 1. Говорить, делая что-л., сопровождать что-либо словами. 2. Говорить громко, плача, причитая. 3. Наставлять, учить. 4. Рассказывать. 5. В свадебных и церковных обрядах – говорить необходимое по обряду (о дружке, священнике и т. п.).

[АО] Наговорить, сов., перех. – то же, что нашептать.

[ПМ] «Было наговорено это все на соседей там, на других людей» (Чудинова Н. Г., пос. Коммунар).

«Напустить», «пустить»

[Даль] Напускать и напущать, напустить кого, на кого, на что; кого и что, куда; натравливать, пускать для нападения; || Напускать на кого болезнь, порчу, наводить знахарством, заговором.

[АО] НапустИть, сов., перех; пустИть, сов., перех. – насылать, вселять порчу с помощью «черных» заговоров и определенных манипуляций (например, пусканием мыльных пузырей).

[ПМ] «Порчу напускают мыльными пузырями и пускают с наговорами по ветру» (Антонова М. К., д. Крысова).

«Нашептать»

[СРНГ] Нашёптывать, несов.; нашептать, сов.; перех. и неперех. Произносить шепотом колдовские заклинания; заговаривать; наговаривать (о знахарях и ворожеях).

Нашаптывать, несов., перех. и неперех. Говорить шепотом.

[АО] НашептАть, сов. – напустить болезнь, порчу «черными» заговорами.

[ПМ] «Надо с этими, с силами, с этими духами-то с ими бороться. Мало еще они так нашепчут, дак они же ведь напоят всякой всячиной, и с могил там землю берут, и след берут, и то, и другое, и всяко всячину! Так человеку плохо, что он приезжает вот, считай, ни живой, ни мертвый» (Рудкевич П. М., д. Борки).


«Работать»

[АО] РабОтать, несов., неперех. – насылать порчу «черными» заговорами.

[ПМ] «Приехали, говорит, она пожилая уже, сидит за столом, такая нехороший вид такой, оне молодые, нехороший вид такой. И говорит: “Ну, че приехали? Че надо вам? Че привезли? Деньги или ково?” Я говорю: “Нет, тапочки”. “Ну-ка, неси сюда”. Я, говорит, показала. “Вот это мягки, хороши тапочки, пойдут”. И посадила, говорит, давай меня лечить. Лечит и говорит: “Ну, хозяин, работай. Ну, хозяин, работай”. Мужик сидит рядом. “Мне, говорит, баба Аня, сразу не понравилось чё-то”» (Ефимова А. М., г. Ишим).

Глава 4. Личность тюменского знахаря

Каждая традиция формирует особый тип ее носителя, который отличается от остальных членов социума определенными поведенческими (поведение, представление себя другим людям) и личностными (восприятия мира, видение своего места и роли в мире) качествами. Как отмечает В. И. Харитонова, «таинственное знание [выделено В. И. Харитоновой. – Е. Е.], передававшееся из поколения в поколение, требовало не только строгой секретности своего существования, но и наличия определенных качеств у тех, кто принимал от предков эстафету хранителей магии» [48, 1, с. 52].

Личностно-поведенческая концепция народного целителя, предложенная вниманию читателей на этих страницах, строится нами на материале интервью с информантами. Таким образом, это взгляд изнутри на себя самого и на тех, кто может перенять традицию лечения (учитель – ученик).

Первым и важным этапом в становлении знахаря как личности, моментом «вхождения» в традицию, является процесс получения знаний и начала лечения.

В сибирской традиции бытования народно-медицинских знаний со временем складывался особый способ овладения целительскими навыками, приемами. От того, как и от кого получают и как и кому передают свои знания целители, во многом зависит сохранение, устойчивость традиции, ее жизнь, а также возможная ее трансформация, изменение в перспективе.

Одним из факторов, безусловно, повлиявших на традиционно существовавшую передачу знаний по родственной линии, по крови, оказалась смена политической власти после событий 1917 года.

Социально-экономические и политические преобразования, произошедшие в жизни западносибирских деревень и городов после 1917 года, затронули все слои общества. Не обошли они и институт знахарства. Прежде всего, он стал подвергаться нападкам со стороны прессы. Так, анонимный автор статьи «Темнота деревенская» в областной газете «Трудовой набат» за 1923 год, призывает:

«С темными силами нужна усиленная борьба. Прежде всего знахарей, как шарлатанов, нужно отдавать под суд. Культпросветам необходимо вести беседы с крестьянами о суеверии и вреде, приносимом деревне темнотой.

Медицинские пункты нужно поставить на высоту своего положения. Врачам и фельдшерам также необходимо вести беседы о пользе медицины.

Снимите с деревни «хомут» темноты» [40, с. 3].

В газетах публикуются материалы с многочисленными фактами неправомерного, с точки зрения авторов заметок, лечения со стороны знахарей, об их колдовстве, ворожбе и т. п. Авторы этих фельетонов ставят перед собой одну цель – предотвратить обращение читателей газеты к подобным услугам.

Доктор Шайчик в статье «Медицина и знахарство» в том же «Трудовом набате» за 1926 год отмечает факт процветания знахарства в городе Тюмени. Он приводит пример лечения знахаркой сифилиса парами киновари (киноварь – препарат ртути) над тазиком с раскаленными углями, в то время как «… в окружном городе, где имеется несколько десятков врачей, работает Центральная амбулатория, пропускающая до 200 больных в день, два диспансера, ряд консультаций, окружная больница на несколько сот коек, 3 городских районных врача, пункт скорой помощи и пр.» [7, с. 4].

К теме знахарства тюменская пресса, если судить по библиографическому указателю А. В. Чернышева, после 20–30-х годов активно возвращается в 50-х годах. О тоне статей и отношению к знахарству можно судить уже по заголовкам: «Сквозь пальцы», «“Лекарь” Евстафий и его пациенты», «Ирина Федоровна Спиридонова и другие…», «Чудодеи-самозванцы», «Лекарь-шарлатан» [76, с. 25–29].

К фигуре зарословского (с. Зарослое Бердюжского района) знахаря Евстафия Яковлевича Глухих обращена статья-фельетон корреспондентов «Тюменской правды» за 1954 год М. Порфирьева и М. Андреева «“Лекарь” Евстафий и его пациенты». В фельетоне отмечается, явно с негативно-саркастичеким оттенком, что «“лечит” зарословский знахарь Евстафий от испуга, надсады, кручины, определяет, сколько лет осталось вам жить на белом свете, «присушивает» сердца, «заговаривает» зубы…» [37, с. 2]. Авторы заметки рисуют портрет зарословского знахаря Глухих: «Это – полуграмотный, но хитрый человек. От медицины он далек так же, как небо от земли. Не желая трудиться честно, он уже полвека занимается своим ремеслом. Смутить его чем-либо трудно. Когда не получившие излечения больные приходят к нему со своим возмущением, он, пряча бесстыдные голубенькие глазки, разводит руками и говорит:

-Что бранитесь, касатики? Значит, господь не помог. А что я без господа – червь!» [там же]. В конце авторы подытоживают: «Нам думается, что зловредную деятельность знахаря надо пресечь. Областная прокуратура обязана привлечь его к уголовной ответственности за систематический обман трудящихся в корыстных целях» [там же].

Тюменский врач А. Асланян в заметке «Чудодеи-самозванцы» (рубрика «Прочти, верующий!») в «Тюменской правде» за 1963 год рассматривает знахарство как абсолютно вредное явление, представляющее собой «смесь религиозных представлений, суеверий, веру в духов и дьяволов» и «ценных, опытных данных», которые знахари «захватывают в свои руки» и «засоряют … предрассудками и сказками о чудесах» [1, с. 3]. Свои выводы он подкрепляет собственной медицинской практикой, наблюдениями за пациентами, которые ранее лечились у знахарей. Так, он отмечает: «На прием является довольно много больных с воспалением сухожильных оболочек предплечья (скрипун, так называют это заболевание в народе). И зачастую у этих людей рука перевязана суровой или шерстяной ниткой. (…) Гражданин Ш., страдающий язвой желудка, по совету знахаря начал принимать спирт, после чего состояние его резко ухудшилось, и он был вынужден лечь в больницу для лечения» [там же].

Пресса, безусловно, влияла на общественное мнение, формируя негативный образ сибирского знахаря, создавая стереотип шарлатана и невежды. Ее мнение отражали определённые слои городского и сельского общества, идеологически ориентированные на новую концепцию общественно-политической жизни, пропагандирующие коммунистическую систему. Эта система полностью исключала религиозный компонент (христианский, мусульманский), который был неотъемлемой и важной частью народно-медицинской традиции.

Отрицательное отношение к знахарям сознательно программировалось в рамках общества. Так, в роду Смирновой Л. В. (с. Ивановка) лечила Анна Петровна Гришина, тетка мамы. Хотя у нее не было близких родных (детей), свои знания Анна Петровна племянницам не передала, так как их, по свидетельству Смирновой, «учили не верить ни во что это».

Атеистическая пропаганда велась и в кругу отдельно взятой семьи. Суворова З. К. (с. Памятное) отмечает:

(!) Надо не только заговаривать, а надо в это верить, когда говоришь. Я в тот период не верила.

(?) А сейчас верите?

(!) Даже и сейчас трудно сказать. Наш отец говорил: «Ребятишки, вы не бойтесь, нет ни Бога, ни черта на земле». Он был атеистом.

Нередко люди, которые занимались целительством (белой магией), подвергались социальной обструкции, насмешкам и недоверию, их приравнивали к черным магам, колдунам, ведьмам (тем, кто насылает порчу, каким либо образом вредит). Как вспоминает А. Н. Маслова (с. Ивановка), дети её учителя Василия Буланова не хотели учиться знахарству:

(!) Тогда, знаете, коммунисты, шарлатанство, всё это считалося, что это колдуны, что это нехорошо…

(?) Он считался в деревне белым магом?

(!) Он, знаете, никак не считался, над ним смеялися. Тогда такое время было, над ним смеялися.

Однако те последствия, которые могли грозить занимавшимся народной медицинской практикой, не останавливали некоторых лекарей или их родственников. Романенко М. И. (с. Сладково) вспоминает о своей маме: «Очень много мама лечила. Вот, наверно, знаете, эту Граню, мама ее спасла. Она была, даже в больнице лежала, ее приковывали. А мама ее от испуга. Вот она до сих пор живет, эта Граня. Но в то время было страшно ходить, но она тихим сапом ходила потихонечку. Ну, вот лечить-то это не разрешалось же. Тогда говорили, что это ведьма, а ведьм, вы же знаете, в то время презирали людей таких». Всё же социально-политические изменения не могли не сказаться на функционировании традиционной медицинской культуры.

В новом времени лечение народными способами, на фоне рациональных приемов традиционной медицины и официальной антирелигиозной пропаганды, трактуется как таинственное знание, пережиток прошлого и синоним колдовства, то есть чего-то черного, плохого, злого, вредного. Действие целительских приемов, особенно заговоров, основано на вере в то, что они помогут, вере в силу тех, к кому обращается знахарь – к Господу Богу, Богородице, Святому Пантелеймону, Аллаху, Авлия, матери сырой земле, зорям, месяцу и другим образам (персонажам) христианства, ислама, язычества. Сами знахари осознают факт божественной помощи при лечении.

Например, о христианской традиции своего лечения говорит белоруска Кулеш М. С. (с. Викулово): «Дак лечу-то я, конечно, не все верят, потому что я… божественные у меня наговоры. Я с детства приучена к Господу Богу, Божественным молитвам. Я лечу только от Бога. Я не лечу так, как я послышу, как лечат. Я так не хочу и не хочу слышать».

Мусульманская традиция соблюдается казашкой Бейсеновой К. (д. Мезенка):

(?) Какие болезни вы лечите?

(!) Все, что Аллах дозволит. Конечно, я не могу сказать, сто процентов вылечиваю людей. Кто-то вылечивается, кто-то… Так же и у врачей. Аллах допустит, примерно, дозволит, он вылечится. Если суждено Аллахом. Если Аллах не дозволит, как я могу, я же человек.

По данным Г. И. Зиннатуллиной, знахарка Алманкаева З. (д. Варвара Ярковского района), «прежде, чем начать лечение, просит разрешения у авлия» [20, с. 81].

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница