Астраханский медицинский журнал



страница10/11
Дата26.06.2015
Размер1,91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Cаркис ГеворковичМагакян

Александр Владимирович Буров

Евгения Владимировна Пахилова

ГОУ ВПО «Астраханская государственная медицинская академияРосздрава»

Россия, 414000, г. Астрахань, ул. Бакинская, 121

Тел. (8512) 38-50-66, E-mail:agma@astranet.ru

Представлено редкое клиническое наблюдение: сочетание беременности с гнойным воспалением придатков матки. Эффективность выбора терапии позволила сохранить репродуктивное здоровье и детородную функцию женщины. Проведение через 6 месяцев гистеросальпингографии показало наличие проходимости маточных труб.

Ключевые слова: беременность, воспаление придатков матки, лечение
S.P. Sinchihin, O.B. Mamiev, S.G. Magakyan, A.V. Burov, E.V. Pahilova

Pregnancy on the phone of purulent salpingitis
There was represented rare clinical observation: combination of pregnancy with purulent inflammation of uterine appendages. Effectiveness of choosing the therapy gave the keeping of reproductive health and reproducing function of woman. Histerosalpingography made after 6 months showed the presence of patency of uterine appendages.

Key words: pregnancy, inflammation, uterine appendages, treatment.
В современной литературе имеются единичные работы, в которых указывается о возможности развития гнойных патологических процессов в придатках матки у беременных и родильниц. Приводится редкий случай одностороннего пиовара в третьем триместре беременности, протекавшего в началь­ном периоде заболевания под маской острого аппендицита. Зарубежными исследователями представлены сведения о развитии на 7-14 сутки пуэрперального периода острого сальпингоофорита, осложнившегося гнойным перитонитом. В связи с этим, считаем необходимым представить следующее клиническое наблюдение.

В гинекологическое отделение МУЗ «Городская клиническая больница №3» г.Астрахани была доставлена больная Б. (медицинская карта № 357), 27 лет, с жалобами на боли в нижних отделах живота, тошноту, однократную рвоту, слабость, повышение температуры тела до 37,8° С, кровянистые выделения из половых путей. Вышеописанные симптомы заболевания наблюдались в течение суток. При отсутствии эффекта от самостоятельного приема но-шпы и анальгина, а также ввиду усиления болевого синдрома больная обратилась за экстренной медицинской помощью.

Из анамнеза известно, что два года назад желанная беременность завершилась путем операции кесарева сечения. Осложнений в послеродовом периоде не наблюдалось. Артифициальных абортов и самопроизвольных выкидышей не было. В течение последних двух лет к врачу акушеру-гинекологу за медицинской помощью и проведения профилактического осмотра женщина не обращалась. Наличие какой-либо соматической патологии отрицает. Пациентка находится в регистрированном браке, для контрацепции использует прерванный coitus. Больная указывает на задержку очередной менструации на пять недель.

При поступлении пациентка осмотрена дежурными терапевтом и хирургом. Изменений в системах кровообращения, дыхания и пищеварения не выявлено. Острая хирургическая патология исключена. Температура тела – 37,5°С. Объективное обследование показало, что передняя брюшная стенка участвовала в акте дыхания, но пальпация живота в нижних отделах была болезненной, где и определялись слабоположительные симптомы раздражения брюшины.

При проведении гинекологического исследования установлено, что слизистая влагалища и шейки матки на зеркалах цианотична, выделения из цервикального канала – кровянистые; бимануально: шейка матки цилиндрической формы, наружный зев структурно изменен, пропускает исследующий палец, движения за шейку матки несколько болезненные. Матка увеличена до 6 - 7 недель беременности, при пальпации болезненная, периодически тонизирует. Придатки с обеих сторон определяются, несколько увеличены, умеренно болезненные при пальпации. Своды свободные. Выделения из влагалища, кровянистые, умеренные.

Учитывая клиническую картину начавшегося выкидыша, проведено выскабливание стенок полости матки. Маточное кровотечение остановлено. Наличие в соскобе элементов плодного яйца подтверждало наличие маточной беременности. С диагностической целью выполнена пункция дугласова пространства, получено около 5 мл гнойного выпота. Учитывая полученные новые данные инструментального обследования, решено было выполнить лапароскопию совместной бригадой гинеколога и хирурга.

При лапароскопии обнаружено в малом тазу небольшое количество гноевидного выпота желтого цвета; тело матки увеличено до 5-6 недель беременности, с гладкой ровной поверхностью, гиперемировано; яичники обычного строения; маточные трубы багрового цвета, отечны, фимбриальные отделы ярко гиперемированы, открыты, из их просвета стекает гной. Осмотрены червеобразный отросток и другие органы брюшной полости – патологических изменений не обнаружено.

С учетом всех клинико-инструментальных данных выставлен диагноз: «Острый гнойный двусторонний сальпингит. Пельвиоперитонит. Неполный самопроизвольный выкидыш. Выскабливание стенок полости матки. Лапароскопия».

Учитывая отсутствие выраженных анатомических и воспалительно-деструктивных изменений в органах малого таза, а также принимая во внимание возможность применения современных фармакологических средств и, желая сохранить детородную функцию у молодой женщины, было принято решение: санировать и дренировать брюшную полость, назначить высокоэффективные антибактериальные, иммуностимулирующие и нестероидные противоспалительные препараты, провести дезинтоксикационную терапию, использовать физиотерапию. Санация брюшной полости проводилась во время лапароскопии раствором хлоргексидина.

В качестве антибактериального препарата первого выбора мы использовали однократно сафоцид. Указанный препарат содержит в своем составе азитромицин (1 г), секнидазол (2 г) и флуконозол (150 мг). Азитромицин эффективно воздействует на внутриклеточные и аэробные возбудители заболеваний. Кроме этого, данное лекарственное средство способно в высоких концентрациях накапливаться в очаге воспаления. Секнидазол - высокоактивный антимикробный препарат в отношении облигатных анаэробных бактерий. Флуконозол предупреждает развитие кандидоза на фоне антибиотикотерапии.

В последующие дни после приема сафоцида в качестве антибактериальной терапии пациентка получала цефтриаксон по 1 г и метрогил по 100 мл 2 раза в день внутривенно капельно, а также дезинтоксикационную терапию: физиологический раствор, 5% раствор глюкозы и раствор Рингера.

Для дополнительного устранения возможных патогенных микроорганизмов и снижения колонизации условно патогенной флорой слизистой оболочки влагалища у пациентки использовали вагинальные свечи йодоксид, которые обладают широким антимикробным спектром действия.

Для активации иммунной системы был назначен виферон по 1 ректальной свече (500 000 МЕ) 2 раза в день. Основным действующим лекарственным веществом данного препарата является рекомбинантный интерферон, под действием которого в организме усиливается активность естественных киллеров, Т-хелперов, цитотоксических Т-лимфоцитов и В-лимфоцитов, фагоцитарная активность, интенсивность дифференцировки В-лимфоцитов. Наличие в препарате виферон антиоксидантов (токоферола ацетата и аскорбиновой кислоты) способствует усилению активности рекомбинантного интерферона в 10-14 раз (Vidal, 2008).

В качестве обезболивающего и противоспалительного средства использовали дикловит – ректальные свечи, содержащие лекарственное вещество диклофенак, который назначался 1-2 раза в день. Известно, что диклофенак обладает выраженным анальгезиирующим действием, а применение в виде ректальных свечей обеспечивает не только быстрое поступление лекарства в системный кровоток, но и предупреждает негативное влияние препарата на верхние отделы желудочно-кишечного тракта при приеме per os.

Для достижения максимальной концентрации лекарственных веществ в очаге воспаления мы использовали ионофорез. Суть указанного метода заключается в том, что больной внутривенно вводят антибиотик, а затем после достижения максимальной концентрации его в крови осуществляют гальванизацию при расположении пораженного органа в межэлектродном пространстве. В основе этого способа электрофореза лежит способность постоянного тока создавать в патологическом очаге высокую кон­центрацию лекарства (в тканях интерполярной зоны концентрация антибиотиков повышается в 1,5раза). Кроме того, постоянный ток повышает проницаемость гисто-гематических барьеров и адсорбционную активность тканей в зоне воздействия. Физиотерапию начинали проводить через 20 мин. после начала внутривенного введения антибиотиков. Электроды располагались продольно в предполагаемой проекции органов малого таза. Длительность процедуры составляла 25 минут.

На фоне проводимой терапии больная уже со вторых суток стала отмечать значительное улучшение самочувствия: прекратились боли в нижних отделах живота, не наблюдалась лихорадка. Лабораторные показатели воспалительной реакции нормализовались на 7 сутки лечения. По результатам бактериологического исследования выделений из цервикального канала и маточных труб, взятых до начала антибиотикотерапии, обнаруживалась только условно-патогенная флора.

Через 8 дней после интенсивно проводимой комплексной терапии пациентка была выписана из стационара. Ей рекомендовалось продолжить с реабилитационной целью физио­терапию (магнитотерапию) амбулаторно и прием эстроген-гестагенсодержащего препарата регулон в режиме контрацепции.

Проведение гистеросальпингографии через 6 месяцев после стационарного лечения указывало на наличие проходимости маточных труб.

На наш взгляд развитие двухстороннего гнойного сальпингита у беременной в представленном клиническом наблюдении теоретически можно предположить следующим образом. Вероятно, маточная беременность у пациентки возникла на фоне уже имеющегося воспалительного процесса, который не привел к окклюзии маточных труб. Субклиническое течение заболевания возможно связано с тем, что этиологическим фактором поражения внутренних половых органов была условно-патогенная флора. Иммуносупрессивное состояние, наблюдающееся при беременности, способствовало прогрессированию воспалительного процесса. В свою очередь, острое воспаление придатков матки привело к прерыванию беременности.

Таким образом, резюмируя данное клиническое наблюдение, необходимо отметить, что в некоторых случаях возможно сочетание беременности и гнойно-воспалительных процессов придатков матки. Необходимо самым внимательным образом подходить к вопросам дифференциальной диагностики патологических процессов у беременных женщин. Правильный диагноз и рациональная лечебная тактика с применением современных фармакологических препаратов (сафоцид, виферон, амоксиклав, дикловит), физиотерапии способствует благоприятному исходу заболевания, сохранению органов репродуктивной системы и детородной функции женщины.



Литература

  1. Гаценко В.И., Андреева М.В., Петренко В.П., Бедарев С.В., Королева Г.П., Очнев Ю.А., Жаркин Н.А. Редкий случай пиовара в третьем триместре беременности // Журнал практического врача акушера-гинеколога. - 2005. - №3-4. – С.27-30.

  2. Danforth’s Obstetrics and Gynecology. Ed. By James R.Scott et all. Lippincott Wilkins.- 2003. – P.1100.

УДК: 618.15-002-0227

С.П.Синчихин, О.Б.Мамиев, 2008



СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ЛЕЧЕНИЮ ЖЕНЩИН

С РЕЦИДИВИРУЮЩИМ БАКТЕРИАЛЬНЫМ ВАГИНОЗОМ
Сергей Петрович Синчихин, доктор медицинских наук, профессор;

Олег Борисович Мамиев, доктор медицинских наук, доцент;

ГОУ ВПО «Астраханская государственная медицинская академияРосздрава»

Россия, 414000, г. Астрахань, ул. Бакинская, 121

Тел. (8512) 38-50-66, E-mail:agma@astranet.ru


В статье представлены современные данные по распространенности, диагностике и клиническому течению бактериального вагиноза. Рассмотрены различные варианты противорецидивного лечения вагинального дисбиотического синдрома.

Ключевые слова: бактериальный вагиноз, диагностика, клиника, лечение
S.P. Sinchihin, O.B. Mamiev

Modern ways in treatment of women with

recidiving bacterial vaginosis
The article represents modern data on distribution, diagnostics, clinical course of bacterial vaginosis. There were discussed and studied different variants of antirecidive treatment in case with vaginal disbiotic syndrome.

Key words: bacterial vaginosis, diagnostics, clinic, treatment.
Бактериальный вагиноз продолжает оставаться актуальной проблемой медицины ввиду широкой распространенности и рецидивирующим течением заболевания.

По данным современной литературы, частота указанного патологического процесса в общей популяции составляет 5-65%, в амбулаторной гинекологической практике - 15-19%, в структуре воспалительных заболеваний половых органов – 12-42%, в работе дерматовенеролога – 24-37%. Среди беременных бактериальный вагиноз встречается у 10-30%; среди женщин, имеющих бесплодие – у 17-19%; среди пациенток с патологическими белями - у 60-90%. Вместе с тем, истинную частоту встречаемости бактериального вагиноза учесть невозможно, т.к. у 1/3 женщин это заболевание протекает бессимптомно [1-5].

До 1955 г. любой воспалительный процесс во влагалище, не являющийся гонореей, трихомониазом или кандидозом, относился к неспецифическим вагинитам. В 1955г. H.L. Gardner и C.D. Dukes описали синдром нарушения микрофлоры влагалища у пациенток с «неспецифическим бактериальным вагинитом». При данном синдроме отмечалось снижение количества молочнокислых бактерий и колонизация новыми, неизвестными ранее микроорганизмами, которые получили название Haemophilus vaginalis. В 1963 г. их переименовали в Corynebacterium vaginalis, а в 1980г. они получили название Gardnerella vaginalis в честь исследователя H.L.Gardner, который впервые их выделил и описал. С 1980 года неспецифические вагиниты стали относить к гарднереллезам – заболеваниям вызываемым Gardnerella vaginalis. Однако позднее было установлено, что гарднереллы присутствуют не только у пациенток с неспецифическими вагинитами, но и у 47% здоровых женщин, и эти микроорганизмы являются не единственными возбудителями данного заболевания. В 1984 г. на 1-й международной конференции по вагинитам в Швеции после анализа большого объёма клинических, микроскопических и микробиологических данных, накопленных за предыдущее десятилетие, было предложено современное название заболевания – «бактериальный вагиноз». Повышенное количество анаэробных (преимущественно) и аэробных бактерий объясняет название бактериальный, а отсутствие при этом воспалительной реакции обозначают термином вагиноз [3,4].

На микробиоценоз влагалища оказывают влияние нервная, иммунная и эндокринная системы, анатомо-физиологическое состояние половых органов, а также взаимодействие на уровне бактерий – представителей влагалищного биотопа (рис.1).

Согласно современным представлениям [1-5], к эндогенным факторам, влияющим на изменение вагинальной микрофлоры, относят­ся:

- гормональные изменения (половое созревание, беременность, аборты, менопауза, эндокринные заболевания);

- ослабление защитных сил организма вследствие хронических заболеваний, травм, операций, анемии, гиповитаминоза;

- изменения микрофлоры желудочно-кишечного тракта (резервуар микроорганиз­мов, ассоциированных с бактериальным вагинозом).

Среди экзогенных факторов, влияющих на изменение вагинальной микрофлоры, вы­деляют следующие:

- терапия антибиотиками, цитостатиками, кортикостероидами, противовирусными, противогрибковыми препаратами;

- спермицидные контрацептивы;

-стресс;


- нарушение личной гигиены, а также частые спринцевания;

- инородные тела во влагалище и (или) матке (диафрагмы, пессарии, ВМС и др.);

- пороки развития половых органов и (или) анатомические деформации после родов, хирургических вмешательств

.



Рис.1. Патогенез бактериального вагиноза (Е.Ф.Кира, 2006)
Следует отметить, что зарубежные авторы, кроме перечисленных факторов, указывают и на другие, влияющие на экологию влагалища: частые незащищенные сексуальные контакты и смены половых партнеров, ношение облегающего негигроскопического белья, куннилингус, видовой состав флоры препуциального мешка у партнера.

Для бактериального вагиноза характерно нарушение микробиоценоза влагалища.

В репродуктивном возрасте у здоровых женщин отделяемое из влагалища содержит 10х5-10х7 КОЕ/мл. Ведущее место в вагинальном биотопе занимают кислотопродуцирующие факультативные лактобациллы, которые составляют около 90- 95% всех микроорганизмов. Другие виды (дифтероиды, стрептококки, стафилококки, кишечная палочка, гарднерелла, облигатные анаэробы) находятся в малых концентрациях (5-10%). На фоне преобладания кислотопродуцирующих микроорганизмов создается оптимальная кислая среда во влагалище, что и обусловливает равновесие между различными формами бактерий.

При бактериальном вагинозе у пациенток обнаруживаются не факультативные, а анаэробные лактобациллы, которые не могут в достаточной мере подавлять рост патогенных микроорганизмов. Концентрация различных факультативных и анаэробных бактерий при бактериальном вагинозе выше, чем у здоровых женщин. Кроме того, достаточно часто (до 70%) при вагинальном вагинозе обнаруживается M.hominis. Вместе с тем, генитальные микоплазмы при данном заболевании патогенетического значения не имеют. Общая концентрация бактерий во влагалище при бактериальном вагинозе возрастает до 10х11 КОЕ/мл. Большая концентрация этих микроорганизмов приводят к изменениям в состоянии слизистой влагалища. Уменьшение содержания молочной кислоты, продуцируемой факультативными лактобациллами, приводит к повышению рН, что, в свою очередь, стимулирует рост анаэробных микроорганизмов. При увеличении бактериального роста возрастает продукция аномальных аминов факультативными анаэробами. Амины при увеличении вагинального рН становятся летучими, обуславливая типичный «рыбный запах». Бактериальные полиамины вместе с находящимися во влагалище органическими кислотами (уксусной и сукциновой) оказывают цитотоксическое действие, вызывают отторжение эпителиальных клеток вместе с G. vaginalis («ключевых клеток»), приводят к обильным вагинальным выделениям [1-5].

Таким образом, бактериальный вагиноз – это невоспалительный дисбиотический синдром, обусловленный замещением кислотопродуцирующих лактобацилл большим количеством, в основном, анаэробных бактерий. При этом среда влагалища из слабокислой становится щелочной, отмечается рост анаэробов, которые выделяют амины, образуются «ключевые клетки» и появляются обильные патологические выделения из влагалища.

Ведущим симптомом бактериального вагиноза является повышенное количество белей, в среднем около 20 мл в сутки. Патологические выделения приводят не только к осложнениям и нарушениям функции органов репродуктивной системы, но и способствуют формированию психоэмоциональных расстройств, снижают адаптационные возможнос­ти организма и работоспособность.

Диагноз бактериального вагиноза право­мочно поставить при наличии трёх из четырёх тестов (критериев), предложенных в 1983 г. R.Amsel:

- гомогенные выделения из влагалища;

- рН вагинального отделяемого более 4,5;

- положительный аминный тест (при добавлении во влагалищный секрет 10% раствора КОН усиливается типичный «рыбный запах»);

- обнаружение в окрашенных по Грамму мазках из влагалища «ключевых клеток», т.е. эпителиальных клеток слизистой влагалища, плотно покрытых G. vaginalis.

Успешное лечение любого заболевания во многом зависит от патогенетически обоснованной терапии. У пациенток с бактериальным вагинозом нужно стремиться в необходимых ситуациях устранять нейроэндокринные нарушения, укреплять иммунитет, лечить соматическую и другую генитальную патологию, восстанавливать анатомо -функциональную полноценность промежности, корригировать дисбактериоз кишечника.

Следует отметить, что все возбудители бактериального вагиноза могут обнаруживать­ся и у здоровых женщин, поэтому это заболевание не относится к сексуально - трансмиссивным (ИППП). Большинство ученых считают также, что это заболевание не передается половым путем, т.к. бактериальный вагиноз наблюдается и у женщин-virgo. Лечение половых партнеров не влияет ни на успешность проводимой терапии, ни на частоту рецидивов заболевания.

Для этиотропной терапии бактериального вагиноза используют лекарственные средства системного и местного действия, обладающих, в первую очередь, антианаэробным спектром действия.

В своей практической работе при лечении бактериального вагиноза как монозаболевания мы отдаем предпочтение местной терапии с помощью вагинальных свечей «гексикон». Указанный препарат в своем составе содержит хлоргексидина биглюконат и основу - полиэтиленоксид. Гексикон имеет широкий спектр антимикробного действия, оказывает быстрое и сильное действие на грамотрицательные и грамположительные бактерии, простейшие и трепонемы. Антисептическое вещество хлоргексидин сохраняет свои антисептические свойства в присутствии крови, поэтому гексикон может применяться при наличии меструальных и послеродовых кровянистых выделений. Основа – полиэтиленоксид - активно адсорбирует экссудат, обеспечивает быстрое проникновение лекарственного вещества в ткани, способствует подавлению роста микробов в очаге воспаления. Допустимо применение гексикона у беременных и у родильниц в период лактации. Большим преимуществом применения гексикона является то, что действующие вещества не подавляют лактобацилы, поэтому после проведения курса терапии бактериального вагиноза указанным препаратом не возникает необходимости интравагинального введение пробиотиков.

Учитывая, что в предменструальный период и в первые дни менструации повышается рН-влагалища и создаются условия для активации анаэробов, а также, принимая во внимание, что гексикон не подавляет молочнокислую флору влагалища, он может применяться у женщин с профилактической целью в указанный период менструального цикла.

В качестве специфической иммунотерапии у женщин с рецидивирующим течением бактериального вагиноза может успешно использоваться вакцина солкотриховак, которая состоит из специальных штаммов ацидофильных лактобацилл. Под действием препарата происходит выработка антител против коккоидных форм лактобактерий, которые обнаруживаются при бактериальном вагинозе в большем количестве, чем в норме. Антитела к коккоидным формам лактобактерий вступают в перекрестную реакцию с патогенными микроорганизмами. При этом рост нормальных лактобацилл не подавляется. Антитела, образованные после вакцинации, препятствуют адгезии патогенных микробных клеток. Кроме синтеза антител, под действием вакцины наблюдается стимуляция иммуноглобулинов в вагинальном секрете. Таким образом, применение вакцины солкотриховак способствует снижению количества патологически измененных лактобацил, стимулирует дополнительное размножение нормальной микрофлоры влагалища, усиливает и стабилизирует местный иммунитет, обеспечивает кислую рН-среду влагалища.

Целью нашего исследования явилось изучение клинической эффективности при­меняемых схем противорецидивной терапии бактериального вагиноза.

Под нашим наблюдением находилось 60 женщин в возрасте от 20 до 35 лет, страдающих в течение от 2 до 8 лет бактериальным вагинозом с рецидивирующим течением. Критериями включения пациенток для исследования явилось наличие клинически и микроскопически подтвержденного бактериального вагиноза с рецидивами заболевания два и более за один год. Критериями исключения пациенток из исследования было выявление инфекций, передаваемых половым путем, а также и вагинального кандидоза, сопутствующих бактериальному вагинозу.

Все пациентки предъявляли жалобы на обильные жидкие выделения из влагалища с неприятным запахом, несколько реже на диспареунию (20%), зуд и жжение наружных половых органов (18%). Хронические воспалительные заболевания внутренних половых органов имелись у 90% пациенток, фоновые заболевания шейки матки у 40%. Среди экстрагенитальной патологии наиболее часто встречались нарушения жирового обмена (25%) и железодефицитная анемия (23%). Спермицидными средствами контрацепции пользовались 38% пациенток, ношение внутриматочной спирали было у 35% женщин. Несостоятельность тазового дна наблюдалась у 8% рожавших женщин.

При осмотре наружных половых органов у всех пациенток отмечена легкая гиперемия вульвы и слизистой влагалища без признаков воспалительной реакции. Во влагалище имелись скопления мутного секрета с запахом, типичным для бактериального вагиноза.

У всех пациенток было смещение рН среды влагалища в щелочную сторону, а также определялся положительный аминный тест. Типичные ключевые клетки обнаруживались у большинства больных (85%).

Количество лейкоцитов в мазках, окрашенных по Грамму было уменьшено или не превышало нормативные значения: у 65% пациенток их в поле зрения было от 0 до 6, у 35% - от 7 до 12.

Изучение видового состава микрофлоры влагалища у обследованных нами больных показало, что во всех наблюдениях патологический процесс был обусловлен ассоциативным воздействием гарднерелл и других условно-патогеных микроорганизмов. Число видов ассоциантов варьировал от 1 до 5, чаще 3- 4.

В качестве этиотропной терапии на первом этапе все больные применяли гексикон по 1 свече во влагалище 2 раза в день в течение 14 дней.

Кроме этого, пациенткам рекомендовали лечение соматической патологии, фоновых заболеваний шейки матки и воспалительных процессов внутренних половых органов, коррекцию гормонального статуса, дисбактериоза кишечника, а также при необходимости восстановление анатомо-функциональной полноценности промежности.

Проведение 14-дневного курса терапии бактериального вагиноза с помощью препарата гексикон приводило либо к полной элиминации отдельных видов бактерий, либо к уменьшению их количества во влагалище до физиологического уровня. Наиболее чувствительными оказались гарднереллы, которые не выделялись ни у одной больной после курса лечения. В низком титре (в 2-4 раза меньше, чем до лечения) выделены анаэробные лактобацилы (10%), анаэробные кокки (12%), энтерококки (12%) и др.

После завершения 14-дневного курса лечения гексиконом, в зависимости от вида последующей противорецидивной терапии бактериального вагиноза, пациентки были разделены на две группы (по 30 чел. в каждой), сопоставимых по репродуктивному поведению, соматической и гинекологической патологии.

Пациентки 1-й группы для предупреждения рецидива бактериального вагиноза использовали в течение 5 дней до предполагаемой менструации вагинальные свечи гексикон (по 1 свече 2 раза в день). Указанная профилактическая терапия проводилась в течение 6 менструальных циклов.

Пациенткам 2-й группы для профилактики дисбактериоза влагалища назначали вакцину солкотриховак три раза внутримышечные инъекции препарата по 0,5 мл каждая с интервалом в 2 недели.

За всеми пациентками клиническое наблюдение осуществлялось в течение года.

На фоне профилактического применения гексикона у пациенток из 1-й группы рецидива бактериального вагиноза не наблюдалось. Вместе с тем, после окончания ежемесячного использования гексикона в предменструаль­ный период наблюдался рецидив вагинального дисбиотического синдрома у 1(3,3%) пациентки через 2 месяца, у 2 (6,7%) - через 3 месяца, у 5 (16,7%) - через 4 месяца, у 4(13,3)% - через 5 месяцев, у 8 (26,7%) - через 6 месяцев повторился. Отсутствие рецидива бактериального вагиноза было отмечено у 10 (33,3%) пациенток этой группы.

Под влиянием вакцины солкотриховак у большинства женщин из 2-й группы не возобновлялись патологические бели, уменьшалась инфильтрация в тканях, исчезла гиперемия слизистой влагалища. Стойкий положительный эффект в течение года в этой группе наблюдался у 23(76,7%) женщин.

Таким образом, результаты нашего исследования показали, что противорецидивное лечение бактериального вагиноза было достаточно эффективным у пациенток в обеих группах. Однако применение вакцины у пациенток 2-й группы позволяло не проводить ежемесячную профилактическую терапию заболевания, а также получить более стойкий пролонгированный клинический эффект. Считаем необходимым продолжить исследование по изучению эффективности вакцины солкотриховак после ревакцинации через 1 год пациенток, ранее имевших хронический вариант течения бактериального вагиноза.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница