Статья в газете называлась «Повитухи на доверии»



страница1/5
Дата26.06.2015
Размер1,11 Mb.
  1   2   3   4   5






Врачи на доверии.
«Профессиональные врачи» хорошо зарабатывают на роддомовских родах, но не желают нести ответственности за свои ошибки.

Статья написана как ответ на публикацию заказной статьи в «Независимой газете» от 6 апреля 2008 года. Статья в газете называлась «Повитухи на доверии».


Я должен прилюдно выразить своё возмущение непрофессиональной работой журналистов.
Независимые от совести журналюги, коим имя Ада Горбачёва и Роман Уколов, написали статьишку, на которую так и хочется ответить.

В последнее время участились нападки на саму идею домашних родов. Скандальные передачи прошли по каналу «Домашний» в цикле «Лига пациентов» от 26.03.2008 года, готова обличающая передача серии «Честный детектив» на канале «Россия». В процессе работы находятся материалы и на канале ВКТ, «Столица плюс», рубрика «Семейное счастье». Периодически брызжут слюной в сторону домашних родов телеведущие Малышева и Брандт. У общества должно сформироваться мнение, что врачи не дремлют, а дремлет только прокуратура, и пора бы ей, прокуратуре, в конце концов, перестать видеть сны и проснуться…



«Революцию, которую мы ждём, сделают не профессионалы-акушеры, это вообще будут не профессионалы-медики».

Мишель Оден «Возрождённые роды» [1, 1994 год]


Эта статья в «Независимой газете» явилась поводом для того, чтобы начать очень крупный разговор на весьма болезненную для врачей тему. Но, как оказалось, тема болезненна не только для престижа врачей. Тема домашних родов оказалось весьма трудной и для профессиональных журналистов. Они начинают «плавать» в теме, словно недоучившийся школяр на вступительном экзамене. Попробуем помочь журналистам обрести твёрдую почву у себя под ногами. В этом нам помогут медицинские подсказки и подробный разбор их сочинительства.
Да, в Петербурге продолжается разнузданная травля центра родительской культуры «Колыбелька», который практиковал «водные» роды на дому. Результатом их деятельности стали всего лишь, как говорят, шесть мёртвых младенцев из, по крайней мере, полутора тысяч родившихся дома при содействии сотрудников центра. Профессиональным врачам такие благополучные результаты даже и не снились.
В результате профессиональных действий врачей погибает и травмируется гораздо больше народу, чем хотелось бы. Но об этом молчат все. В обществе царит полное равнодушие перед заговором профессиональных врачей и ушлых борзописцев.
Попробуем разобраться в журналистском лицемерии и показать их непрофессионально созданных журналистских уток. Развесистые как клюква журналистские кряквы целой стаей прошлись по строкам статьи. Просто удивляешься многочисленности крякв различных размеров и полётам разнузданной журналистской фантазии. Мне, как человеку постороннему к журналистской кухне, всегда было непонятно, по каким таким кулинарным книгам готовится это экзотическое блюдо: журналистская утка. Мне всегда оставался один удел – попытаться не отравиться самому небрежно приготовленной утятиной и не дать отравиться окружающим меня людям. Теперь же у меня другая задача – постараться помешать незадачливым поварам регулярно травить своей стряпнёй простых, ничего не подозревающих беременных и их родственников.

Журналистская утка номер раз.

Автобусная остановка, поле и тюрьма.

«Нашим матерям да и бабушкам, пожалуй, и в голову бы не пришло выбирать между роддомом и собственным диваном. Слишком свежи были воспоминания о женщинах и младенцах, умерших при родах в поле.»

«Удачно родить удаётся и на автобусной остановке.»

В практике подготовленных домашних родов роды на остановке – вопиющее исключение. Транспортные роды являются скорее особенностью врачебных деяний. Например, в городе Покрове Владимирской области закрыли родильный дом. Всех рожающих женщин скорая помощь вынуждена отвозить в город Александров километров эдак за семьдесят. Как врачи признаются: «У нас участились транспортные роды». В подготовленных родах женщина понимает, что с нею происходит и успевает найти для себя и детёныша укромное местечко.

Да, действительно раньше много люду рожало по полям да сенокосам.

Вот как вспоминает своё рождение писатель И.С. Шкапа.

«Мне пришлось рассказать о первом дне своего бытия. Рассказывал я со слов матери, которая поведала мне об этом много лет спустя после того, как я увидел в первый раз яркое летнее солнце на ржаной крестьянской полосе, 13 июля 1898 года по старому календарю.

Повесть о моём появлении на свет Горький выслушал с живым интересом:

- А часто ли подобное в деревне случалось?

Я ответил, что хоть и не часто, но подобное случалось не с одной моей матерью: работали до предродовых схваток. Тут же я рассказал, что моя бабка родила одиннадцать детей, двоих – на сенокосе. Из одиннадцати выжили пятеро. Из шести умерших одного свинья покалечила, другому петух выклюнул глаз, третий в чугун с кипятком угодил, трое от простуды преставились. При этом бабка, будучи матерью, считала, что уход за детворой – барская блажь, недоступная мужикам. «Помрут – к Богу уйдут!.. Бог дал, Бог и взял – его святая воля, такая уж наша крестьянская доля»… Ну, и мать моя считала, что мне такая планида выпала – родиться на меже. Планидой у нас судьбу называли.

Горький взъерошил волосы и, как бы резюмируя, сказал:

- Выходит, вы – первенец… И ныне здравствующая бабка ваша не верила дочке, что та на сносях!.. А рожь поспела, и её надо было серпом «внаклонку» убирать! Врачей не было, а бабки обманывались! И комбайнов с тракторами тоже не было! А была нужда и мрак кромешный, и потому – рождение во ржи… Вы что же, почти сродни тому, кто родился во хлеве в городе Вифлееме?!» [2, 1964 год]


Теперь и комбайны с тракторами есть, а одиннадцать детей в семье – сейчас поискать придётся. Это - реалии сегодняшнего столетия. Однако если убрать подальше от младенца плотоядных свиней или петухов и правильно лечить детей от простуды, то смертность в поле окажется и не такой уж большой, как некоторым экзальтированным личностям кажется.

Вряд ли все младенцы, рождённые в поле, прямо-таки обязательно умирали. Иначе нечем объяснить феномен повального распространения Человека разумного по планете Земля. Никогда в истории человечества не было ситуации, когда у женской промежности стояли надзиратели в белых халатах. И результаты оказались просто великолепными. Мы благополучно расплодились по всем континентам и островам, во всех климатических зонах мы благополучно выживаем. Так выживаем, что вся биосфера от нас страдает. Даже большим хищникам, уссурийским тиграм и гималайским медведям, не помогают ни когти, ни зубы. Приходится заносить их в Красную книгу, ведь они находятся на грани вымирания. Человечеству это вымирание пока не грозит. Мы плодимся лучше обыкновенных кроликов. Я помню 1960 год, когда на земном шаре праздновали появление трёхмиллиардного жителя планеты. Сейчас, после миллениума, мы заканчиваем рожать седьмой миллиард жителей. Ситуация с рождаемостью у человека обстоит как нельзя лучше. Чего нельзя сказать о населении России и о западной цивилизации в общем. В чём разница? Сегодня, три четверти родов планеты происходят в домашних условиях с непрофессиональными помощниками. И только там, где требуется врачебная помощь роженице, женщина отказывается размножаться. Западная цивилизация тем и отличается от других, что именно в ней женщину в родах волокут в специально созданный дом, дом для родов. Ни одно животное, даже стадное, в стаде не рожает. Нужно отойти в сторону, спрятаться, дать потомство в тайне от других. Даже если в этой стороне полно голодных волков. Если рожать в стае, то ставится биологический запрет, запрещающий повторение подобного опыта ещё раз.

Не было декретных отпусков во времена крепостного права. Да и после, во времена царизма, их тоже не было. Женщина работала до последнего дня в поле. Начиная рожать, она понимала, что если она пойдёт в деревню и родит там, то ей всё равно придётся возвращаться на поле и доделывать несделанную за день работу. И тогда она сама решала, что справится сразу с двумя делами, чем бегать с поля да на поле. Так уж лучше делать работу, между делом родить в поле, а вечером вернуться уставшей с работы, но с ребенком на руках.

Советская власть, выведя народ из тёмного плена царизма, гуманно превратила крестьян в сельских рабов, лишив их даже права иметь паспорт и уж тем более права переезжать с места на место. Вместо отработанной годами земской медицины появилось что-то новое. Советская власть воспитала новое поколение врачей, врачей «без страха и упрёка». Отменилась клятва Гиппократа, появилась клятва советского врача. Сформировалось понятие «советская медицина». Отныне сельским женщинам возбранялось рожать в поле. Упало количество родов в поле. Зато идейным коммунистам и гуманным советским врачам пришло в голову заставить женщину, «строительницу светлого будущего», рожать в самых скотских условиях.

«Помню: пришла пора родить нашей беременной. Она сидела уже восемь месяцев. Дома у неё осталось пять человек детей. В этой тесноте мы по возможности оберегали её. Утром она немного поохала, потом легла на спину, согнула ноги в коленях, потужилась. «Рожает! Рожает!» - закричали соседки. Я (как староста камеры) бросилась к двери и стала стучать кулаком. Никакого ответа. Ребёнок выскочил на колени сидевших на полу женщин и запищал, суча тоненькими ручками и ножками. Женщина, принявшая его, перегрызла пуповину, сорвала с головы белый платок, зубами оторвала полоску от него и перевязала пупок. Вся камера поднялась и орала так, будто у всей сотни женщин, глядя на роженицу, открылись родовые схватки. Я схватила деревянную крышку с параши и бухала ею в дверь. Наконец явился дежурный, и роженицу с сыном увели в санчасть.» [3, 2004 год]

Вот и задумаешься после прочитанного, где же лучше рожать: то ли в поле, на свежем ветерку, то ли поиметь своё счастье в советской камере после отсидки на протяжении всей беременности в духоте и вони переполненной камеры.


Роддом? Да, роддом! Там светло, там чистота. Если что не так пойдёт в родах, то врачи там же и спасут.

Конечно, можно сказать, что в роддоме чисто и уютно, не то что в домашней пыли и грязи вашей сегодняшней квартиры.

Однако специалисты говорят об обратном эффекте. Из материалов тезисов докладов конференции «Внутрибольничные инфекции в стационарах различного профиля, профилактика, лечение осложнений», Москва, 24-25 марта 2004 года следует следующее.

«По наблюдениям врачей-эпидемиологов поликлиник, только 1/3 персонала моет руки по правилам, соответствующим требованиям ВОЗ» - таковы золотые слова М.С. Шароновой, И.М. Новиковой, Г.А. Комисаровой, врачей эпидемиологов городских поликлиник САО. Им вторит и Н.Ф. Плавунов, главный врач ГКБ № 64. «При исследованиях, проведённых И.И. Тарновской в рамках выполнения диссертации «Стандартизация сестринской практики как элемент обеспечения качества при профилактике ВБИ» выявлено, что «только 20,4% участвовавших в анкетировании медсестёр считают мытьё рук универсальной предосторожностью, которая предотвращает развитие ВБИ, адекватную методику мытья рук применяли только 32,1% медсестёр».

«Как известно, 90% всех внутрибольничных инфекций – это грязные руки медперсонала. В цивилизованных странах официально признано, что 10-14% пациентов, обратившихся в стационар, получают после пребывания в больнице нежелательные последствия.» [4, 2008 год]


А с другой стороны, разве кто-нибудь когда-нибудь брил промежности перед родами у своей домашней скотины? Я уж не говорю про всю ту млекопитающую живность, которая бегает по лесам и лугам. Нам не бритая, не мытая промежность отнюдь не мешает благополучно рожать и выживать. Недаром Блаженный Августин, епископ Карфагена, выдающийся раннехристианский мыслитель, сказал по этому поводу следующую замечательную фразу «Между мочой и нечистотами рождаемся» (Inter Urinam Et Faeces Nascimur). Хорошо сказал. Правильно. Популярный журнал «Мой кроха и я» № 7-8, 2001 год опубликовал рекомендации по экстренному приёму домашних родов. Не бойтесь, это не запланированные домашние роды. Просто рекомендации на всякий случай для родителей из серии «Случись что…». Там чёрным по белому пишется «Не бойтесь того, что обстановка не стерильная. Чувствительность к обычным микроорганизмам в воздухе у новорождённого не выше, чем у грудного ребёнка постарше». И действительно, ребёнок через неделю уже из «стерильного» роддомовского благополучия переезжает в родительский пыльный хлам, привозя с собой и заражая всех… роддомовскими инфекциями, попутно прихваченными с собой.
«Что касается новорождённых, то есть ситуации, когда акушер должен действовать мгновенно.»

Если в нормальных родах надо было бы действовать мгновенно в случае рождения представителя процветающего биологического вида, то этот процветающий вид просто не дожил бы до появления племени врачей и их позднейшего представителя – акушера. Когда же речь заводится о ребёнке, мать которого на протяжении всех родов кололи лекарствами и через силу тужили, то, скорее всего, младенцу потребуется врачебная помощь, так как от этой помощи у него возникает послеродовой отходняк. Зачастую неуместная и обязательная для всех врачебная помощь по своим разрушительным действиям сильно напоминает деяния слона в посудной лавке.

В Санкт - Петербурге до революции на квартирах были организованы роддома на 2-3 койки. Там работали повивальные бабки. Присутствия врачей там не требовалось вовсе.

Когда пришедшие к власти коммунисты-врачи во главе с племянником Плеханова, достославным первым министром советского здравоохранения Семашко, начали бороться с деятельностью повивальных бабок, они не смогли сразу с ними расправиться. Но это уже другая история.

Славные традиции социального института повивальных бабок в стране продолжал организованный советской властью колхозный родильный дом. Вот как его описывает профессор И.Ф. Жорданиа:

«Колхозный родильный дом обычно организуется на 2-3 койки. Он предназначен исключительно для проведения нормальных родов. В штате его состоит акушерка, которая ведёт не только лечебную, но и профилактическую работу по принципам работы женской консультации. Она должна охватить всех беременных района своего обслуживания, вовремя выявить случаи патологически протекающей беременности, взять таких беременных на специальный учёт, вовремя их направить в родильный дом или в родильное отделение больницы.» [5, 1955 год]


И никаких скорых реанимобилей под окном, никакого запредельного немедленного реагирования от медика той поры в родах не требовалось. Только с появлением зверского по своей сути акушерства стало потребным для общества иметь мощный штат врачей, лекарств и требовать от врачей как от снайперов или минёров мгновенной реакции.

Именно о нормальной физиологии говорит великолепный акушер Жорданиа. Именно на нормальной физиологии строилась до революции вся деятельность повивальных бабок.

Постоянное боевое дежурство армии возникло не в стародавние времена. Оно возникло в ответ на возросшую вероятность угрозы со стороны «вероятного противника». До этого была малая дружина, да собирали по мере надобности народное ополчение. Служивые люди в случае беды скликали вольный народ под военные стяги и уж опосля того бились с противником грудью о грудь в чистом ратном поле. Если же сегодняшний солдат постоянно говорит о своей готовности в любой момент совершить подвиг, значит он или плохо зубрил в своё время устав караульной службы или у него с головкой что-то не то. Когда же врач говорит о своей постоянной готовности к немедленному реагированию, значит, он вовсе не готов принимать неспешные нормальные роды. Роддом быстрого реагирования не всем подходит.
«По закону принимать роды можно при наличии лицензии, которую выдаёт Росздравнадзор… Заниматься такой деятельностью можно, только имея лицензию.»

Во-первых, мы начали заниматься подготовкой к домашним родам с 1980 года (первые четверо домашних родов по нашей системе). То есть гораздо раньше, чем возник ваш Надзор. Во-вторых, медицина является сферой услуг, и женщина вольна воспользоваться услугами акушеров из родильного дома или отказаться от их услуг. В этом её праве, я надеюсь, вы не сомневаетесь, блюдя права человека. А раз, вы, журналюги, и являетесь гласом народа, то тогда вы вряд ли сможете отрицать такое же право рожающей женщины пригласить на свои роды подругу, хорошую знакомую, сведущую в родах, или даже тамаду, если ей взбредёт в голову устроить вместо родов семейный праздник. Получается так, что приглашённый на роль тамады в родах человек должен от её просьб шарахаться? Уж не грозит ли это раздвоением личности тамады, ибо, выполняя гражданский долг, он обязан отвести её в родильный дом от греха подальше и тем самым нарушить святое (на мой взгляд) желание рожающей женщины видеть вокруг себя не белые халаты, а людей, более близких ей по духу? С другой стороны, кто это сказал журналистам, что мы «принимаем роды»? Хватит домысливать и фантазировать. Как считают журналисты «принимать роды» - это значит «у её дома в таких случаях стоит реанимобиль, оснащённый запасом плазмы и кровезаменителя, соответствующих группе крови и резус-фактору роженицы.» Это современное акушерство докатилось до того, что не мыслит себе роды без врачей, «накачивающими беспомощных рожениц опасными лекарствами, стимулирующими роды и чуть что делающими кесарево сечение»! Разве это нормальное дело, когда каждую четвёртую женщину кесарят, а остальных накачивают стимуляторами, наркотиками и разной прочей ерундой? А уж представить себе, что можно помогать женщине в родах, не одевая при этом белый халат, пить чай на схватках и ни разу ни в одних родах не колоть ни одного лекарства – это запредельно даже для богатых на воображение журналистов. То есть сидеть рядом и отслеживать ситуацию таким образом, чтобы всё шло своим чередом так, чтобы лекарство просто было бы не нужно! Нет белого халата, нет лекарств, нет медицинской атрибутики. По мнению журналистов и консультирующих их врачей такое невозможно. А почему нет? Просто акушерство должно быль другим, не врачебным, а значит, нормальным. Может, мы занимаемся не медицинской деятельностью, а отбираем работу у МЧС? Отличиям современного акушерства от нормальной медицины и посвящена моя книга «Два акушерства», которая скоро будет передана в издательство. Невозможно понять, как человечество, размножаясь «по полям и весям», смогло дожить до появления врача у промежности рожающей женщины всего сто пятьдесят лет тому назад!

При желании можно начать выдавать лицензии на право заводить собственного ребёнка. Как в Китае. Или пойти ещё дальше. Осталось совсем чуть-чуть времени, когда для грамотного зачатия ребёнка будут требовать справку о медицинском ликбезе.

В конце концов, у нас закон – что дышло… Куда начальство повернёт, так тому и быть. А как же быть со знаменитой фразой: «Разрешено всё то, что не запрещено»? В каких таких документах прописано, что по закону принимать роды можно при наличии лицензии, которую выдаёт Росздравнадзор? Значит, проводницы поездов, самолётов, милиционеры и бойцы спецназа, перевязывая раненого друга или оказывая помощь пассажирам общественного транспорта, безграмотно занимаются медицинской деятельностью? Им бы любезным сидеть, свесив ножки, и дожидаться приезда скорых реанимобилей, а они поди ж ты… Так и до образцово-показательных судебных процессов недоброй памяти тридцатых годов недалеко.



Журналистская утка номер два.

Детство с прививками и без болезней.

«Наши предки обходились без прививок,… рожали в поле. Как всегда на Руси, дошли до крайностей. Отказывались от прививок, а рожать стали не только в поле, но и в море. Относительно последствий отказа от прививок есть официальная статистика – дифтерией заболели более 100 тысяч человек, умерли от неё более 5 тысяч.»

Как всегда на Руси дошли до крайностей – это уж точно. Ни одно государство на Земле тупо не колет подряд всех своих детей от туберкулёза именно на третьи сутки, когда напряжённость иммунитета максимальна. Стерильный детский организм, вышедший из матки, начинает заселяться микробами. Именно в этот момент и начинаются первые стычки между ними и системой иммунитета ребёнка. Иммунитет с самой большой перегрузкой работает как раз на третьи сутки жизни. И для полного счастья ребёнку дополнительно вкалывают прививку от туберкулёза! Да и результаты вакцинации просто впечатляют. С 1920 года кололи всех подряд. Так что на Руси нет и не должно быть туберкулёзников, кроме заезжих негров. Так ли это всё?

У досужих журналюг явно по чьему-то злобному наущению волосы в разных местах дыбом становятся от колоссальной смертности во время жуткой эпидемии дифтерии времён середины девяностых годов прошлого века, лет пятнадцать тому назад. Никого из них не волнует то, что количество непривитых детей меньше не становится, а вот эпидемии пока нет. Волосы у журналистов как встали в лохматом 1992 году, так и стоят до сих пор. Потому что эпидемии дифтерии с тех пор так и не приключилось, хотя непривитые всё также есть, и их ряды даже ширятся. Волосы у журналюг обладают странным свойством подниматься по указке из Минздрава. То, что дети тысячами гибнут на дорогах, пропадают просто так, подъёма волос не вызывает. Может этот подъём волос всежурналистского гнева рассчитан на легковерных дурочек из читающей публики?

Пишут же нормальные журналисты:



«Ежегодно в России в результате преступлений погибают 3 тысячи мальчишек и девчонок. Ещё 4 тысячи исчезают бесследно.» [6, 2007 год]

И это ежегодно, в отличие от эпидемии дифтерии раз в двадцать лет! Если же сюда добавить ещё и смертность на дорогах под колёсами автомобилей, то картина вообще безрадостная получается. Если про все эти цифири рассказать любому жителю Полинезии, Микронезии, то он наверняка скажет: «Уж лучше дифтерия, чем злая смерть под колёсами!»

Журналистам в силу непрофессионализма неведомо то, что обязан знать любой врач.
Вот что говорит научный руководитель отдела специфической профилактики научно-исследовательского института детских инфекций МЗ РФ Татьяна Владимировна ЧЕРНЯЕВА: «Насторожённость к иммунопрофилактике - отчасти вина медиков. Прямым доказательством отношения большинства медицинских работников к вакцинации является то, что во всех регионах России именно их дети привиты хуже всего...» [7, 1997 год]

Ей жалостливо вторит Главный Вакцинатор Всея Руси профессор В.К. Таточенко в статье «Главные противники прививок – врачи» [8, 2002 год]

Ведь врачи против вакцинации, а отнюдь не тёмные женщины, охмурённые злобными альтернативщиками, наживающимися на людском горе.
Вот звучит мнение действительного члена АМН СССР Г.Н. Сперанского: «Специфическая вакцинация в области профилактики ряда инфекционных заболеваний получила всеобщее признание и такое широкое распространение в педиатрии, что в данное время приходится защищать не вакцинацию, а организм ребёнка от многочисленных и нередко наслаивающихся друг на друга вакцинаций.» [9, 1961 год]

То, что врачи колют детишкам, называется прививочным материалом. Прививочный материал – вещь хорошая.



«Если взрослому ввести соответственно весу то количество белка, которое вводится детям, можно наблюдать тяжёлые токсические явления.» [10, 1961 год]

Родители идут на прививку со своим младенцем в 3, 4,5 и соответственно 6 месяцев как на праздник. Идут, чтобы сделать прививку АКДС (от дифтерии, в частности). Идут совсем не думая, что было бы неплохо вначале почитать инструкцию к вакцине. К каждой вакцине, как и к любому лекарству, прилагается инструкция. Весь секрет заключается в следующем: главное приложить инструкцию, читать её совсем не обязательно. Что там пишется, никого не интересует. А пишется в инструкции следующее:



«Учитывая возможность развития аллергических реакций немедленного типа у особо чувствительных детей, за привитыми необходимо обеспечить медицинское наблюдение в течение 30 минут. Места проведения прививок должны быть обеспечены средствами противошоковой терапии.» [11, 1998 год]

Эти мысли, изложенные в инструкции, более подробно развивают вакцинаторы, в частности Учайкин:


  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница