Сэнди Хотчкис Адская паутина Как выжить в мире нарциссизма



Скачать 2,56 Mb.
страница 8/14
Дата 23.06.2015
Размер 2,56 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Если дела идут плохо
В основном три возможные причины, как правило, могут задерживать здоровое развитие идентичности и укореняют подростковый нарциссизм в молодом человеке, который должен стать взрослым. Первая называется «отказ в праве на развитие» (foreclosure) и, как правило, имеет место, когда подростки слишком запуганы ожиданиями, существующими у них в семье или в культуре, чтобы начать пробовать себя в реальной жизни. Часто это случается с детьми властных нарциссических родителей, которые не могут терпеть растущей потребности подростка в отделении от них и пугают его тем, что его бросят - психологически или реально - в качестве наказания за попытку стать от них независимым. Ребенок взвешивает степень риска и принимает преждевременное решение сделать то, что от него ожидают: стать врачом, как хочет Мама, или ученым, как хочет Папа, не отправляясь перед этим в индивидуальное странствие с целью самопознания. Если родительские или культурные роли и ценности принимаются им целиком, без предварительной проверки, то процесс формирования личностной идентичности «замыкает». Одни из таких подростков воспроизводят борьбу с родителями в своей последующей жизни, тогда как другие никогда не освобождаются от нарциссической паутины и чувствуют себя хорошо лишь тогда, когда доставляют удовольствие не себе, а кому-то другому.

Вторая возможная причина - формирование негативной идентичности в противовес всему тому, чему ребенка к этому времени научили. Такие подростки имеют склонность чувствовать себя крайне независимыми и развитыми, но истина состоит в том, что их полная идентичность формируется наперекор авторитету, а не в результате интеграции всего, что они получили от родителей, и того, что они открыли в себе сами. В данном случае отсутствует характерный для состояния зрелости процесс самопознания и идентификации с позитивными ценностями большой группы. Имеет место лишь гневное отвержение ожиданий других, которые им кажутся недостижимыми или непривлекательными. Зачастую их установки и поведение подпитываются нарциссической яростью, основанной на разочаровании в обладании правом. В таком состоянии у них может присутствовать значительное ощущение собственной грандиозности, в отличие от более реалистичного восприятия Самости и Другого, которое наблюдается при достижении здоровой идентичности. До тех пор, пока существует идентичность, больше основанная на том, чтобы «быть против», чем «быть за», - сохраняется нарциссизм.

Третья причина неудачи в достижении зрелой идентичности называется «диффузия идентичности», и эта проблема может превратиться в настоящую напасть даже для взрослого человека. Она характерна для молодых людей, которые очень слабо стремятся к достижению каких-то целей или ценностей и которые часто проявляют равнодушие к тому, чтобы принять на себя какую-то роль. В подростковом возрасте у них могут возникать трудности при выполнении домашнего задания, выборе колледжа, поиска работы или планировании своего собственного будущего. Вступая в сексуальные или платонические отношения, они не чувствуют никакой связи с партнером, никакой страсти и никакой преданности. Похоже, их совершенно не волнует, какая у них сформировалась идентичность. Пожалуй, нарциссизм таких подростков является самым примитивным - ложная Самость, маскирующая их задержку в развитии, является энергетически истощенной, с характерным для них отсутствием ощущения всемогущества и грандиозности, которое могло бы их побудить почувствовать свое влияние и выявить свою Самость.
Нарциссическая ярость и подростковая жестокость
Дети интуитивно знают, что является ценным в мире, в котором они живут, и многие современные дети понимают, что не имеет отношения к этим ценностям. Широко распространена точка зрения, согласно которой в нашей культуре особое внимание уделяется внешности, успешности, собственности и власти, а потому неудивительно, что молодые люди хотят хорошо выглядеть, иметь превосходство над своими товарищами, сразу получать то, что они хотят, и «управлять». Они жаждут получить возможности, сопоставимые с возможностями своих культурных идеалов, и чувствуют унижение и гнев, если им это не удается. И самое печальное заключается в том, что, когда они смотрят на взрослых в поисках руководства или ролевых моделей, ищут среди них того, кого они могли бы слушать и понимать, то «никого нет дома», - иносказательно и буквально.

С 1978 по 1998 год относительное количество американских семей с двумя работающими родителями постепенно возросло с чуть более 40 до более 60%, а число неполных семей (с одним родителем) с работающими матерями также увеличилось с менее 60 до 70%. В результате лонгитюдного исследования семи тысяч подростков в 90-х годах ХХ века оказалось, что в среднем они ежедневно проводят время одни около 3,5 часов. В мае 1999 года в результате бойни в Высшей Колумбийской Школе (Columbine High School) в городе Литтлтон, штат Колорадо, было убито пятнадцать человек и ранено двадцать три человека - больше, чем в предыдущем месяце. Под градом такой статистики все американцы ощупью ищут для своего коллективного сознания обходной путь, чтобы не сталкиваться с возрастающим ужасом, связанным с подростковой преступностью, депрессией и отчаянием. В журнале Time сообщается, что «B наше время родители проводят со своими детьми на 40% меньше времени, чем 30 лет назад». 'Newsweek' бьет во все колокола: «В каждом проведенном опросе многие дети - даже те, фотографии которых висят на доске почета, - говорят, что они чувствуют себя все более и более одинокими и отчужденными, неспособными общаться со своими родителями, учителями, а иногда и с одноклассниками. Они отчаянно ищут наставничества, и если они не получают того, что ищут, дома или в школе, они пристают к каким-то группировкам или погружаются в недосягаемый для родителей космос - в мир компьютерных игр, ТВ, боевиков, где жестокость является настоль­ко обычной, что становится повседневной».

Если нарциссические родители настолько поглощены своими делами, что не имеют возможности про водить время со своими собственными детьми, то в результате их воспитания дети часто становятся нарциссическими личностями или, по крайней мере, у них формируются такие глубокие нарциссические травмы, как, например, крайняя чувствительность к проявлению стыда и неспособность справляться со своими сильными чувствами или контролировать свои агрессивные импульсы. В результате проведенного несколько лет тому назад исследования мальчиков, учащихся в начальной школе, оказалось, что те из них, которые уже считались агрессивными, были менее искусны в точности интерпретации поведения других детей их возраста по сравнению с их более спокойными и послушными товарищами. Они были более склонны «видеть» намеренную враждебность в неоднозначной ситуации и, как следствие, реагировать на нее упреждающим ударом.

Ученые давно показали, что антисоциальное поведение в будущем можно было легко предсказать у двух- u трехлетних детей, основываясь как на их индивидуальных чертах, так и на родительских факторах. Крайняя тревожность в младенческом возрасте, непослушание, проявляемое по отношению к авторитетной фигуре, и деструктивность были очень хорошо заметны у очень маленьких детей, которые впоследствии превратились в «трудных подростков». И если бы нам была известна история правонарушений, алкоголизма и эмоциональных расстройств каждого из родителей и притом мы бы отметили отсутствие у них привязанности к ребенку в раннем возрасте, когда происходит формирование детской психики, то здесь мы могли бы ожидать, что и у ребенка будет впоследствии проявляться антисоциальное поведение. Те же характерные черты, хорошо заметные при задержке развития, присутствуют при патологическом нарциссизме: родительская неполноценность и неполноценность детско-родительских отношений в результате приводят к тому, что дети не могут совладать со своими чувствами, контролировать собственное поведение и признавать любой другой авторитет кроме своего собственного. Если дети сталкиваются с вызовами подросткового возраста, имея такой изъян, можно с гарантией ожидать проявления жестокости.



ПРИНЦИПЫ выживания: держать в узде подростковый нарциссизм
СТРАТЕГИЯ ПЕРВАЯ: ПОЗНАЙТЕ СЕБЯ
Высокомерные, претендующие на обладание правом подростки, не считающиеся ни с кем, кроме собственного мнения, нажимают на многие «человеческие кнопки». На какие ваши кнопки они нажимают? Следуете ли вы этим побуждениям? Что у вас получилось в результате?

Если подростки, о которых идет речь, - это ваши дети, то, возможно, вам захочется себя спросить: какие нарциссические черты и какая присущая вам уязвимость внесли свой вклад в эту проблему - согласно вашему нынешнему ее пониманию. Присутствует ли в ней искушение обвинить общество, школу, правительство политиков, средства массовой информации, бывшую жену или многие факторы, которые вы не можете контролировать, но которые так и не помогли вам найти решение. Возможно, они, наоборот, заставили вас ощутить свое бессилие и злость. Лучше начать с того, чем вы можете управлять - то есть со своего поведения.



  • Насколько четко вы доносите до сознания ребенка свои ценности и ожидания?

  • Являетесь ли вы человеком, которого ваш ребенок может уважать не только за то, что вы - родитель, а за то, какой жизнью вы живете?

  • Проявляете ли вы уважение к обособленности и индивидуальности своего ребенка?

  • Знаете ли вы, когда действительно нужны своему ребенку, и бываете ли вы для него доступны в это время?

  • Бываете ли вы хорошим наставником в деятельности ребенка?

  • Поддерживаете ли вы ребенка в том, чтобы он сам заботился о себе?

  • Создаете ли вы ребенку возможности, способствующие формированию его личности?

  • Считаете ли вы, что возрастающие привилегии ребенка и свобода свидетельствуют о его возрастающей зрелости?

  • Можете ли вы признаться своему ребенку в том, что были неправы?

Хотя это иной раз кажется невероятным, но ваши дети слушают, что вы говорите, и смотрят, что вы делаете. Им нужно ваше наставничество и ваша поддержка даже тогда, когда они вас отталкивают. Используйте возможности своей личности - будьте таким человеком, которым они могли бы восхищаться.


СТРАТЕГИЯ ВТОРАЯ: СОХРАНЯЙТЕ СВЯЗЬ С РЕАЛЬНОСТЫО


Вы не можете изменить нарциссических детей других людей; не можете сразу изменить и своих собственных детей.

Мир стал намного опаснее по сравнению с тем, каким он был пятьдесят или даже тридцать лет тому назад. Есть очень злые, бессовестные люди, не испытывающие сочувствия к другим, и некоторые из них - подростки. Избегайте конфронтации в тех случаях, когда соотношение сил оказывается не в вашу пользу, и сохраняйте самообладание, если неприятность нельзя обойти стороной.

Вместе с тем не будьте излишне пессимистичны, считая, что все подростки пользуются слишком большими преимуществами и не могут пройти социализацию. Большинство из них просто проходит через нормальную стадию в своем развитии, и это развитие происходит в таких условиях, которые многие взрослые с трудом могут представить. Большинство людей считает подростковый возраст периодом идеализма, и личность многих молодых людей оказывается лучше интегрированной, чем личность их родителей. То, что в течение 90-х годов снизилось число беременных девушек-подростков, а также число совершенных подростками правонарушений, позволяет с оптимизмом смотреть в будущее. Взгляните на свое окружение, и, несомненно, увидите совсем близко от себя таких людей, которые будут служить для вас источником оптимизма.

Если вы задумаетесь о нездоровом нарциссизме собственных детей, постарайтесь понять, что нужно изменить все отношения в семье, для того чтобы снизить у них ощущение грандиозности и претензии на обладание правом, чтобы они могли совладать с яростью и развить способность переносить стыд. Это не только проблема ваших детей, но и проблема всей семьи. Вам понадобится выявить, какую роль в этой проблеме играет каждый член семьи, а также провести немалую работу, чтобы совладать с гневом - как своим, так и других людей. Смотрите реально на то, что возможно, а что невозможно, - и в течение какого времени. Изучите возможности вашего выбора, перед тем как начинать действовать. Не станьте жертвой собственной грандиозности, перфекционизма или потребности в сверхконтроле.

СТРАТЕГИЯ ТРЕТЬЯ: УСТАНОВИТЕ ГРАНИЦЫ
Не нужно терпеть недопустимое поведение как своих собственных, так и чужих детей. В последнем случае, чтобы защитить себя и своих детей, возможно, вам придется привлечь других людей или апеллировать к внешним авторитетам. Так и поступайте без колебаний, даже если у вас нет уверенности в том, что вы добьетесь успеха. Будьте настолько настойчивы, насколько это требуется, чтобы ваша обеспокоенность достигла именно того (или тех), кому она адресована. Чрезвычайно важно выдержать натиск нездорового нарциссизма, в особенности тех молодых людей, которые все еще остаются податливыми. Научите своих детей узнавать нарциссизм и избегать как самого нарциссизма, так и нарциссических ценностей, присутствующих у их приятелей.

Если оказывается, что ваши дети проявляют нездоровый нарциссизм, вам придется точно определить, какое поведение является недопустимым, и постараться понять, что оно значит, перед тем как попытаетесь его сдерживать и ограничивать. Вы не достигнете результатов в установлении ограничений в поведении своих детей, если не будете точно знать, почему они ведут себя именно так. Ваши дети станут воспринимать вас как капризного равнодушного к ним деспота и будут правы. Постарайтесь вести себя иначе: помогите им исследовать и озвучивать то, что они чувствуют. Постарайтесь найти какое-то взаимопонимание, которое даст вам возможность благожелательно посмотреть на поведение своих детей.

Это совсем не одно и то же, что простить их недопустимое, на ваш взгляд, поведение. Это значит привлечь ребенка к самопознанию и самоконтролю на более высоком уровне. Если вы ищете объяснений, которые предполагают наличие добрых, пусть даже ошибочных, намерений, то все равно можете дать понять детям, что вы разочарованы их поведением, но при этом знаете, что у них есть все возможности его исправить.

Например, если у вашего сына возникли в школе неприятности из-за того, что он подрался, постарайтесь ему помочь, узнав, что вызвало его гнев. Если его чувства покажутся вам иррациональными, выясните, как много они для него значат. Если вы разделяете его чувства, значит, пора спросить его о том, может ли он теперь, в ретроспективе, представить себе другие возможные способы разрешения этой проблемы. Дайте ему понять, что вы считаете драку неприемлемым способом выражения вполне уместных чувств. Отнеситесь к его чувствам с уважением и покажите сыну, что верите в то, что он может сам разобраться в своих проблемах и избежать вполне предсказуемых последствий, например исключения из школы

Или если ваша дочь злится, потому что вы не разрешаете ей пойти гулять, пока она не закончит делать уроки, - постарайтесь узнать, почему ей так необходимо выйти на улицу именно сейчас и когда же она собирается делать домашние задания. Иногда подростки плохо себе представляют, какой объем работы им удается выполнить за определенный период времени. Настоятельное требование сначала сделать уроки заставляет их более реалистично смотреть на ситуацию и отложить удовольствие. Не бойтесь устанавливать ограничения, но вместе с тем давайте своему ребенку возможность открыто выражать свою точку зрения. Умение слышать свои мысли в присутствии другого, спокойного, но твердого человека развивает личность и позволяет создать более реалистичные представления об окружающем мире. Очень важно, чтобы в это время вы воздержались от гнева и уничижительного отношения к ребенку. Не менее важно, чтобы у вас был контакт с ребенком и между вами не было эмоционального отчуждения. Такое отчуждение воспринимается как проявление деспотизма и невнимательности и часто вызывает гнев. Если вы будете вызывать такую реакцию, усомнитесь в правильности своего поведения, пока не придете к выводу, что у вашего подростка проявляется гормональный всплеск.

Если все же ребенок нарушает правила, попытайтесь включить его в какую-то совместную деятельность. Взывайте к его чувству справедливости и, когда это возможно, пытайтесь прийти к соглашению с ним. Не давите на него, воспользовавшись своей властью и авторитетом, но не отказывайтесь от своей родительской роли. Постарайтесь убедить ребенка, что у вас есть право устанавливать нормы поведения в семье, что вы ждете от него послушания, что вы не пустите все на самотек, а будете следить за его прогрессом в достижении согласованных с ним целей. Затем делайте все возможное, чтобы довести дело до конца. Применяйте силу лишь в самом крайнем случае, и то лишь затем, чтобы защитить жизнь или собственность.

СТРАТЕГИЯ ЧЕТВЕРТАЯ: ФОРМИРУЙТЕ ВЗАИМНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Может быть, очень сложно сформировать отношения взаимности с подростком, который не хочет включать вас в свой мир разве лишь маргинальным или эгоистичным способом. Вам нужно создать необходимый баланс между потребностью подростка в личном [отдельно от вас и семьи] свободном времени и вашими ожиданиями его участия в семейной жизни. Постарайтесь вспомнить, что если перед наступлением подросткового возраста между вами и ребенком была очень прочная связь, то, скорее всего возвращение к взаимности произойдет, как только будет пройдена нормальная стадия подросткового нарциссизма.

С другой стороны, если вы только что стали узнавать у своего ребенка, уже ставшего подростком, наличие нарциссических проблем, которые быстро не решаются, то продвижение вперед существенно осложнится. Вам следует сказать открыто о своих ожиданиях тому, кто склонен вас игнорировать или реагировать на ваши слова с негодованием. По существу, вы начинаете процесс, который должен был про изойти еще тогда, когда ребенок учился стоять, а потому вам следует проявлять твердость наряду с сочувствием, чтобы выдержать более замысловатый вариант «ужасной двойки». Проявите настойчивость - дело того стоит!



Джинни: хорошая мать
Джинни выросла в семье, где было четверо детей, из которых она была старшей. Ее родители были очень эгоистичными и требовательными к своим детям, не проявляли к ним никакой эмпатии.

Джинни не разрешалось иметь свое мнение и даже собственное самоощущение, а с тех пор, как родились ее братья, она все время была занята работой. Именно она грела им молоко, которым их кормили, и меняла подгузники, приходя из школы. Именно она читала им сказки и укладывала их спать. Мать всегда была уставшей и постоянно испытывала разные недомогания. Ее отец был суровым и грубым мужчиной, который мог вести себя как деспот, если что-то шло вразрез с его желаниями. Когда Джинни исполнилось шестнадцать лет, она решила, что нашла очень удачную работу в «пищевом банке» на другом конце города, в котором она могла работать в будние дни во второй половине дня и по выходным. Для нее это была возможность приобщиться к той части мира, которая находилась вне семьи. В восемнадцать лет она вышла замуж, чтобы навсегда уйти из дома.

Однако ее «побег» оказался неудачным. Она оказалась в полной власти своего мужа, как раньше находилась во власти родителей. Когда у нее, один за другим, стали рождаться дети, ей стало казаться, словно она вообще не покидала родительский дом. Все от нее чего-то требовали, и когда к концу дня требования заканчивались, она чувствовала себя совершенно опустошенной. Эта эмоциональная пустота была невыносимой, и она хотела ее заполнить, став самой лучшей только в одном виде деятельности, которую всегда хорошо знала, - в заботе о других. Джинни решила, что будет самой лучшей Мамой, какой только сможет стать.

Быть хорошей матерью в представлении Джинни означало, что ее дети никогда не должны чувствовать себя несчастными. Поэтому она всегда о них беспокоилась, всегда была готова придти им на помощь, услышав слезы, узнав про любой каприз и о любой трудной ситуации. Спустя какое-то время дети пришли к выводу, что если они не были счастливы, то в этом виновата их мать. А их отец лишь всегда был готов с ними в этом согласиться. Когда у детей наступил подростковый возраст, дочь Джинни стала такой робкой, когда поблизости не было матери, что с большим трудом оставалась одна, а ее сын стал ленивым и раздражительным нелюдимом. Джинни убедилась, что ее дети очень несчастны, и ее переполняло чувство вины. В конце концов, она поняла, что стала отвратительной матерью.

Поэтому она удвоила усилия, чтобы сделать жизнь детей лучше Что касается дочери, это значило превратить себя в ее круглолосуточную няньку и практически забыть о себе. Что же касается сына, это значило постоянно покупать ему электронную аппаратуру и потакать его настроениям. Неудивительно, что наступил тот день, когда она уже больше не могла всего этого выдержать. Она решила, что хочет что-то сделать для себя. Она захотела, чтобы дети обратили внимание на ее чувства и изменили к ней свое отношение, - чтобы они не считали, что имеют полное право на ее время и деньги, которые она на них тратит, а принимали их как дар, а не обязанность. Это было началом революции.

Она стала настаивать, чтобы ее дочь проводила больше времени сo сверстницами, была более самостоятельной и нашла других людей, от которых могла зависеть. Джинни научилась говорить своей дочери «нет» и защищать пространство, которое она создала лично для себя. Сначала дочь продолжала за нее цепляться, надувала губы и изливала на нее свое раздражение, но со временем «покинула гнездо» и обрела уверенность в развитии своих социальных навыков. Она успешно выбиралась на прогулки с подругами и даже стала ходить на свидания. Спустя некоторое время она стала более чуткой, а иногда даже проявляла сострадание к матери.

Однако с сыном Джинни было справиться гораздо труднее. Он не любил, когда его просили сделать то, что хотела от него мать, и продолжал ожидать, что все его желания и прихоти будут выполняться, как и раньше, автоматически. Джинни стала беседовать с ним на тему взаимности. Это было для него что-то новое. Он всегда был уверен, что мы что-то делаем для других людей потому, что так хотим, а не потому, что другие в этом нуждаются. Мысль о том, что «мы - одна семья, и потому должны заботиться друг о друге», была ему совершенно чужда. Ему потребовалось время, чтобы изменить устоявшийся паттерн своих отношений с матерью, однако Джинни поняла, что, если она действительно хочет быть хорошей матерью, ей следует научить своего сына отдавать, а не только брать.

В нарциссических семьях одни люди являются отдающими, а другие - получающими, но вряд ли кто-то из них может быть и Тем и другим. Если нарциссизм ваших детей-подростков заставляет вас почувствовать себя несчастным, спросите себя, какие ценности из вашей системы они усвоили и какие примеры из тех, что вы подавали, они запомнили. Взаимность – это установка. Прежде чем вы сможете ее сформировать у ваших детей, вы должны быть уверены в том, что она присутствует у вас самих.

Глава 15
Нарциссизм и зависимость: связь с чувством стыда
Стыд, то есть навязчивое самоощущение «плохой Самости», лежащее в основе нездорового нарциссизма, - это одно из самых нестерпимых чувств, которые могут быть у человека, независимо от возраста и жизненных обстоятельств. Зачастую мы делаем все возможное, чтобы как можно скорее от него избавиться. Не правда ли, самые быстродействующие средства – наркотики или алкоголь, хотя есть и множество других способов бегства от реальности. Специалисты в области зависимостей, в общем, едины во мнении, что именно хронический навязчивый стыд является тем чувством, которое вызывает зависимое и навязчивое поведение, формируя эмоциональную связь между нарциссизмом и зависимостью. Ощущение своей порочности связано с глубокой нарциссической травмой, которую может вызвать крайняя потребность человека в изменении самовосприятия.
Распавшаяся «плохая Самость»
Митч поставил свои ботинки за дверь, как он делал всегда, помня о том, что нельзя портить пол из дубового паркета в доме матери. Бывало так, что он оставался в доме один, и тогда он бегал и скользил вдоль длинного коридора по старинному паркету, которым она очень гордилась. В хрустальной вазе прямо на паркете стояли цветы, которые ей подарил Папа на пятнадцатую годовщину их свадьбы. Боже, она так носилась с этими вонючими цветами, словно это были ее дети или какая-то большая драгоценность. Она проводила многие часы, ухаживая за своим садом, а затем занудным голосом бубнила об удобрениях и пестицидах. Это сводило его с ума. Митч обожал носиться между розами и львиным зевом, он в упоении на полной скорости подбегал к дедушкиным часам в конце коридора близко-близко, ни разу их не задев. У него захватывало дух от опасности, ведь в любой момент он мог испортить все, чем так дорожила его мать. Особое удовольствие он испытывал от этой игры, когда его в чем-то обвиняли (loaded).

Но только не сегодня.

- Так поздно? – прорычал отец из своей «берлоги». Шаркая ногами, Митч побрел в сторону мерцающего света телевизора и уставился рядом в пустой экран. – Я не понимаю, зачем я так суетился, чтобы купить тебе часы, - продолжал отец. – Очевидно, ты до сих пор не умеешь определять время.

- Мы были в ... - попробовал было оправдаться Митч, но, как обычно, отец его прервал.



- И не пытайся сваливать вину на своих друзей-бездельников, - рявкнул отец, потянувшись за мартини.

Это уже в четвертый раз, подумал Митч. Лучше смолчать и дать возможность старику какое-то время над ним покуражиться - отвечать ему тем же нет никакого смысла. Он настолько пропитан водкой и вермутом, что невозможно достучаться до его разума, а кроме того, Митч устал и по-прежнему считал себя выше него. Он мог бы легко заткнуть отца. Он научился слышать звуки, а не слова, словно его отец говорил на иностранном языке. Отцовские тирады продолжались еще несколько минут, затем, видимо, из него вышел весь пар.

- Пошел вон, маленький поганец, - сказал отец. - Иди спать. Поднимаясь по лестнице в спальню, Митч наткнулся на мать. - Ах, сынок, ты уже дома, дорогой? - Она ласково улыбнулась. - Пойдем, расскажешь, как прошел вечер?

Он вздохнул и поплелся за ней в ее спальню, где она подтолкнула его к кровати, чтобы он сел рядом. Он ненавидел эти маленькие шарады с намеком на близость и понимание, когда мать старалась узнать его чувства по отношению ко всему на свете, и соблюдал особую осторожность, чтобы не проговориться. Он не то чтобы подозревал, просто предвидел, как все, что он мог откровенно поведать в минуту слабости, станет пищей для пересудов на собрании садовою товарищества ми во время чаепития матери с подругой. Мать любила рассказывать людям о своей близости с сыном, о том, что они могут говорить между собой «абсолютно обо всем». Обычно темы их бесед задавала она, особенно когда могла «завладеть» теми крохами информации, которыми Митч чувcmвовал себя вправе свободно поделиться с ней. Сегодня он был просто не в силах вести такую беседу ради проформы.

Мама, я немного устал, - сказал он, пытаясь не встречаться глазами с ее взглядом. - Я думаю, мне лучше пойти спать.

Даже не глядя на нее, он мог почувствовать ее разочарование, которое наполняло ею невыносимой тяжестью.

Оказавшись в своей комнате, Митч включил музыку, выключил свет и плюхнулся на кровать. Действие марихуаны, которую он недавно курил с друзьями, закончилось, и ему не нравилось состояние, в котором он оказался. Он не мог выразить словами это ощущение дискомфорта, но точно знал: если он как-то с ним не справится, ему не удастся уснуть, и тогда может случиться что-то еще, что-то плохое. Он не хотел думать о том, что это могло бы быть, он не хотел об этом знать. А он хотел знать, что он может сделать, чтобы чувствовать себя лучше. Не включая света, он подошел к своему шкафу и вытащил обувную коробку. Там, в одном «оксфорде», которые он надевал очень редко, был маленький тайничок, где хранилось несколько капсул депрессанта, которые он сохранил несколько месяцев тому назад. Он кинул в рот одну пилюлю и запил ее остатками питьевой соды, сидя на своей тумбочке. Затем лег на кровать и ждал, пока прекратится боль.

Когда легкое ощущение теплоты стало разливаться по телу, Митчу вспомнился день, когда он, будучи в восьмом классе, решил попробовать марихуану. Он, конечно, собирался «просто сказать нет», но когда настал момент истины, он ощутил непреодолимую отвагу. Митч знал нескольких ребят, которые пробовали «травку», но, казалось, с ними не случилось ничего плохого. Может быть, все эти страшные истории были просто разновидностью большой лжи взрослых. Он сделал несколько затяжек и совершенно убедился в том, что для него не наступил конец света. Найдя возможность укрываться вместе со своими друзьями, чтобы вместе покурить травку, и ощутить всею лишь небольшой шум в голове, он вскоре также стал получать удовольствие от ощущения, которое давал ему наркотик, - сладкое, но вместе с тем сильное и поддающееся контролю. Совсем не похожее на привычные ему отвратительные чувства неловкости и неуверенности в себе. Это было похоже на волшебство, и Митч решил, что эти отвратительные чувства больше никогда к нему не вернутся. Перед тем как он заснул, у него по щеке скатилась слезинка: он оказался в нежных объятиях сна - единственною друга, на которого он мог положиться.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
ЭКО по ОМС в СПб - Euromed In Vitro

    Главная страница