В процессе формирования поведения



страница1/20
Дата26.08.2015
Размер3.98 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ДЕФЕКТОЛОГИИ АКАДЕМИИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК СССР

А.И. Мещеряков

СЛЕПОГЛУХОНЕМЫЕ ДЕТИ
РАЗВИТИЕ ПСИХИКИ

В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ ПОВЕДЕНИЯ



МОСКВА


«ПЕДАГОГИКА»

1974


ПРЕДИСЛОВИЕ


*

Широко известны имена слепоглухих людей, достигших в своем развитии высокого интеллектуального уровня, – это, прежде всего, Елена Келлер в США и Ольга Ивановна Скороходова в нашей стране. Научной общественности известны также имена их учителей: Анны Сулливан и профессора И.А.Соколянского. Менее известно то, что в настоящее время обучение детей с глубокими нарушениями зрения и слуха перестало быть единичными случаями и превратилось в дело повседневной педагогической практики. Зачинателем обучения слепоглухонемых в нашей стране был профессор И.А. Соколянский, который еще в 1923 г. организовал в Харькове, учебную группу детей, лишенных зрения, слуха и речи. В Научно- исследовательском институте дефектологии Академии педагогических наук СССР был продолжен многолетний педагогический эксперимент по обучению слепоглухонемых детей.

Предлагаемый труд – первая попытка систематизированного изложения педагогического эксперимента, проводившегося в экспериментальной группе слепоглухонемых учащихся при Институте дефектологии АПН СССР с 1955 по 1970 г. и в Загорском детском доме для слепоглухонемых с 1963 по 1970 г. До 1960 г. эта работа проводилась под руководством И.А. Соколянского, основателя советской тифлосурдопедагогики, моего учителя, умершего в 1960 г.

Своеобразие слепоглухонемоты как исследовательской проблемы определяется тем, что отсутствие зрения и слуха и связанная с отсутствием слуха немота лишают ребенка возможности (без специального обучения) общения с окружающими людьми. В результате одиночества слепоглухонемой ребенок психически не развивается. При обучении такого ребенка возникает уникальная задача целенаправленного формирования всей человеческой психики. А известно, что там, где возникает задача целенаправленного формирования явления, создаются благоприятные условия для установления его закономерностей. Замысел этой книги как раз и заключается в том, чтобы на конкретном экспериментально-теоретическом материале формирования поведения и психики слепоглухонемых детей попытаться показать некоторые закономерности возникновения и развития человеческого поведения и психики вообще.

Разумеется, не все особенности развития психики слепоглухонемого ребенка можно переносить на норму. Есть в развитии слепоглухонемого и своя специфика, однако в исследовании был сделан акцент на закономерностях, общих с нормой.

Теоретическое значение результатов работы по воспитанию и обучению слепоглухонемых мы видим в том, что они с экспериментальной чистотой доказывают диалектико-материалистические представления о социальной природе человеческой психики.

Основное содержание этой книги – исследование проблем первоначального психического развития ребенка в процессе обучения его практическому поведению. Исследование развития форм общения ребенка с окружающими его людьми и усвоение средств общения явится темой следующего труда.

Предлагаемая книга может быть полезна не только дефектологам, воспитывающим аномальных детей, но и широкому кругу читателей, интересующихся проблемами психического развития нормального ребенка.

Пользуюсь случаем, чтобы выразить свою глубокую благодарность за помощь в проведении исследования и сборе материала учителям и воспитателям Загорокого детского дома для слепоглухонемых, а также сотрудникам лаборатории изучения и обучения слепоглухонемых детей Института дефектологии АПН СССР.

Часть первая. Проблемы слепоглухонемоты

Глава I. Проблемы и методы исследования


Обучение слепоглухонемых является своего рода экспериментом в области психологии и специальной педагогики. Содержание этого эксперимента состоит в выяснении и практической реализации в процессе специального обучения возможностей развития психических функций у детей с одновременным отсутствием зрения и слуха, а вследствие отсутствия слуха – и речи.

Выявление закономерностей развития слепоглухонемого ребенка не может быть достигнуто методами среднестатистических исследований. Если для нормально видящих и слышащих детей характерны индивидуальные темпы развития, то слепоглухонемым индивидуальность темпов и особенностей их развития присуща в еще более значительной степени. Особенности развития слепоглухонемых обусловливаются прежде всего тем, что каждый из них перенес заболевание в результате которого и были утрачены зрение и слух. У разных детей эти заболевания были разными и протекали по-разному. Кроме того, образ жизни, сложившийся после перенесенного заболевания, у детей был не одинаков. В каждом отдельном случае это зависело от разного отношения взрослых в семье к дефекту ребенка: в одних семьях ребенка чрезмерно опекали, задерживая его развитие, в других – в какой-то степени приучали к самостоятельности. Вследствие всего этого нет и двух слепоглухонемых детей, которые были бы одинаковы как по темпам, так и по общему характеру развития.

Вместе с тем, конечно, определенная логика развития слепоглухонемых есть. Она проявляет себя в индивидуальных вариантах развития, конкретных детей.

Недостатки метода среднестатистических исследований при изучении слепоглухонемых не может преодолеть и так называемый метод срезов, который заключается в установлении уровней развития в разные возрастные периоды ребенка. Метод этот мало пригоден при изучении слепоглухонемых, так как он не дает возможности адекватно понять динамику развития и, что особенно важно, не дает материалов к уяснению качественных переходов в развитии психики ребенка.

Основной метод нашей работы – так называемое клиническое исследование. Содержанием его в данном случае было прослеживание развития одного и того же ребенка на протяжении длительного периода. Этот метод включает в себя фиксацию особенностей деятельности исследуемых детей, характеристику взаимоотношения их с окружающими людьми, в принципе же он должен включать учет тех факторов. которые формируют и развивают основное психическое новообразование у ребенка для каждого периода развития.

Для понимания особенностей слепоглухонемых детей в тот или другой период их развития необходимо прослеживать развитие одного и того же ребенка на протяжении длительного времени. Это исследование необходимо должно включать в себя учет предпосылок, формирующихся в периоде, предшествующем изучаемому, изучение психических сдвигов в процессе (непосредственно рассматриваемого периода и фиксацию предпосылок, возникновение которых обусловит формирование тех психических новообразований, которые станут основными в последующем периоде развития ребенка.

Учащиеся, о которых мы рассказываем в этой книге, изучались нами разное количество времени. Прослеживание развития некоторых из них, таких, как Лия В., Сережа С., Юра Л., Наташа К., Наталия Ш., было начато нами задолго до открытия специального учебного заведения для них, но большинство детей изучались лишь со дня открытия Загорского детского дома в 1963 г.

Однако приводятся не все данные, собранные при изучении детей, а лишь те, которые в той или иной степени относятся к затронутым проблемам. Так, здесь совершенно не говорится о проблеме усвоения школьных предметов, несмотря на то что группа старших воспитанников, получив среднее образование, в настоящее время успешно обучается в высшем учебном заведении. Не нашли также своего отражения проблемы становления личности слепоглухонемого, вопросы формирования его мировоззрения и другие, несмотря на то что по этим вопросам собрано много материалов. Анализ и обобщение этих материалов – задача дальнейшего исследования.

В данной книге содержится в основном исследование проблем психического развития слепоглухонемого ребенка в процессе формирования у него первоначального человеческого поведения. О развитии психики в процессе общения будет рассказано в следующей книге.

Основными психическими новообразованиями, возникновение и развитие которых происходит в начальном периоде воспитания и обучения слепоглухонемых детей, являются образования системного типа. В первую очередь это развивающиеся вместе с усвоением навыков предметно-практического бытового поведения первые человеческие потребности, которые мотивируют поведение, и первые образы, которые регулируют предметные действия и формируются в систему образно-действенного мышления, понимаемого как внутреннее отражение практического действования ребенка. Следующее важнейшее системное образование – возникающее в деятельности общения ребенка с взрослым мышление с использованием знаков (жестов и слов), понимаемое как внутреннее отражение практического общения ребенка с окружающими его людьми по поводу предметов и действий с ними.

Формируются названные психические новообразования у слепоглухонемого ребенка в процессе выполнения соответствующей совместной деятельности воспитателя и воспитанника. Образно-действенное мышление возникает в процессе перестройки органических нужд в человеческие потребности под влиянием освоения способов действия, составляющих систему бытового поведения в предметной среде. Поэтому основная педагогическая задача этого периода воспитания ребенка – формирование у него бытового поведения и навыков самообслуживания.

Мышление с использованием жестов и слов формируется при овладении детьми средствами общения. И основной педагогической задачей в этом случае является формирование и развитие коммуникативной деятельности, включающей ребенка в человеческое общество и позволяющей ему овладевать общественным опытом на основе знаковых систем.

Следует особо отметить, что, называя одно из психических образований «мышлением с использованием жестов и слов», мы намеренно не квалифицируем его как «словесное мышление», так как убеждены в том, что «реальное мышление» никогда не сводится к оперированию символами, каковыми в известном смысле являются жесты и слова, а всегда предполагает оперирование образами предметов и действий.

В процессе выполнения работы выяснилось, что нецелесообразно на примере одного какого-то определенного ребенка описывать весь путь развития, так как у одних детей более выпукло и отчетливо по сравнению с другими проходило формирование одного психического новообразования, у других – другого. И соответственно этому в материалах исследования у одних детей более подробно и более четко оказался представленным один период развития, у других – другой. Поэтому для описания того или иного периода развития в качестве примера мы брали того ребенка, у которого соответствующая деятельность была наиболее развернута и ее закономерности проявлялись наиболее последовательно и выражались отчетливо.

В книге обобщаются результаты обучения более чем 50 воспитанников Загорского детского дома слепоглухонемых и учащихся экспериментальной группы Института дефектологии АПН СССР. Обучение воспитанников при Институте дефектологии под руководством И.А. Соколянского было начато в 1955 г., массовое обучение слепоглухонемых в Загорском детском доме – с 1963 г.

Однако еще до начала широких исследований развития детей в процессе обучения необходимо было решить многие практические задачи: во-первых, выявить и учесть слепоглухонемых, способных к обучению; во-вторых, организовать специальное учебное заведение, которое могло бы взять на себя задачу воспитания и обучения слепоглухонемых. Третьей организационной задачей была подготовка учителей и разработка учебных материалов – программ и пособий, позволяющих начать процесс обучения слепоглухонемых детей. Для. решения первой задачи мы обратились во все областные отделы социального обеспечения РСФСР, в школы для слепых и в школы для глухих с просьбой сообщить об известных им слепоглухонемых детях и слепоглухих взрослых. В результате обработки полученных сведений было выявлено 340 слепоглухонемых и слепоглухих, из которых 120 человек в возрасте до 20 лет. При дальнейшем исследовании оказалось, что в это число входили и лица, которые кроме нарушения зрения и слуха страдали также умственной отсталостью разной степени.



Рис. 1. Ольга Ивановна Скороходова со своим учителем проф. И.А. Соколянским.

Мы понимали, что выявленные нами данные о количестве слепоглухонемых неполны, однако полученные материалы давали нам возможность ставить вопрос об организации специального учреждения для их обучения. После того как такое разрешение было получено1, возник вопрос о срочной подготовке кадров педагогов для нового учебного заведения. С 1 августа 1962 г. по май 1963 г. при Институте дефектологии АПН СССР были организованы курсы по подготовке педагогического персонала для обучения слепоглухонемых. С лекциями на этих курсах выступали все ведущие научные сотрудники Института дефектологии АПН СССР.

К началу учебных занятий (к 1 сентября 1963 г.) сотрудниками лаборатории изучения и обучения слепоглухонемых детей Института дефектологии АПН СССР были подготовлены и изданы на ротаторе необходимые учебные материалы. В разработке учебных материалов кроме автора (А.И. Мещерякова. – Ред.) принимали участие О.И. Скороходова, Р.А. Мареева, Г.В. Васина, В.А. Вахтель.

Результаты обучения детей фиксировались каждый день в специальных тетрадях-дневниках кроме того, на каждого ученика в конце каждой учебной четверти составлялась подробная характеристика, анализировались отчеты учителей по учебно-воспитательной работе в каждой группе. Для решения отдельных вопросов исследования учащимся давались темы для сочинений, анкеты, проводились специально организованные беседы. Для более детального изучения некоторых вопросов применялся лабораторный эксперимент. В частности, при изучении формирования общения посредством словесного языка использовался метод лабораторного эксперимента с применением разработанного нами варианта циклографической методики, позволившей проанализировать восприятие элементов языка как в его «разговорной» (для слепоглухонемых – дактильной), так и в письменной (брайлевской) формах.

Для того чтобы контрастнее и четче изложить сущность нашего подхода к проблеме развития слепоглухонемых детей, понадобился экскурс в историю их обучения и краткое описание современного зарубежного опыта в данной области.

Своеобразие практики воспитания и обучения слепоглухонемого, в которой ставится и решается задача формирования человеческой психики в специально организованном педагогическом процессе, позволяет поставить и обсудить с несколько новой точки зрения некоторые важные проблемы, выходящие за узкие' рамки собственно слепоглухонемоты/ такие, как становление человеческой психики в онтогенезе, определение содержания психики, соотношение социального и биологического в формировании психики человека и некоторые другие.

Исследование развития слепоглухонемых не только имеет значение для понимания особенностей самих изучаемых детей и правильной организации их обучения и воспитания, но является также своеобразным методом познания некоторых закономерностей развития обычных нормально видящих и слышащих детей. Известно, что формирование и развитие поведения и психики нормального ребенка не ограничивается специально организованным педагогическим процессом. Вся совокупность факторов, так или иначе воздействующих на ребенка и формирующих его психику, чрезвычайно велика, многообразна и вследствие этого трудно доступна полному учету. Очень многое ребенок усваивает не в специально организованном педагогическом процессе, а в обычной жизни. Его, например, специально не обучают устной речи, мышлению, представлению, восприятию, а он, однако, усваивает все это. Огромное количество навыков поведения ребенка, его чувства, особенности личности вовсе не являются продуктами специального обучения, а возникают как бы само собой в обычной жизни, в повседневном общении с родителями, в играх на улице, в совместных делах с другими детьми.

Невозможно, конечно, учесть и проследить воздействие на ребенка всех многообразных факторов окружающей его среды. Из-за многообразия и сложности этих факторов невозможно со сколько-нибудь значительной полнотой их зафиксировать, проследить их действие. Для исследования значения какого-либо фактора было бы необходимо искусственно вычленить его из других и проследить его изолированное действие. В обычном процессе развития нормального ребенка это сделать невозможно, ибо невозможно изолировать ребенка от многообразия окружающей среды – такая изоляция была бы просто невыполнима технически и совершенно недопустима педагогически. Потому-то и трудно при нормальном развитии психики ребенка выявить подлинное значение того или иного фактора. Вследствие огромного многообразия трудно учитываемых и как будто незаметных факторов, воздействующих на ребенка, формирование основных, особенно первоначальных, психических новообразований в обычных условиях происходит настолько незаметно, что мы имеем возможность увидеть лишь окончательный результат этого развития, сам же процесс формирования ускользает от нашего внимания. А вместе с тем объективность исследования при изучении поведения и психики определяется, в частности, полнотой учета воздействия на ребенка.

Сложнейшие психические функции и процессы, возникающие у ребенка, кажутся простыми и обычными, потому что они слишком привычны, наблюдаемы повседневно. Иногда только нарушение какой-нибудь функции или задержка в ее развитии показывает, насколько она сложна.

У ребенка, лишенного зрения, слуха и речи, страшно сужается многообразие факторов среды, воздействующих на организм. Это катастрофическое сужение воздействий внешнего мира при слепоглухонемоте настолько велико, что создаются условия для их контроля и фиксирования в значительно большей степени, чем обычно. При слепоглухонемоте настолько увеличивается, по сравнению с норной, возможность учета и контроля внешних воздействий на ребенка, что практически этот контроль распространяется на все значимые, т. е. обусловливающие развитие, факторы. Вместе с контролем за воздействиями имеется также возможность весьма полного учета (особенно на первых этапах развития) полученных результатов, т. е. психических новообразований, знаний ребенка, уровня его развития. Обучение слепоглухонемого ребенка, прослеживание его развития, будучи само по себе нужным и гуманным делом, вместе с тем создает условия для изучения значительно более полного и точного взаимоотношения воздействующих на ребенка факторов и его психического развития. Проблема слепоглухонемоты сложна и своеобразна. Развитие слепоглухонемых детей отличается не только от развития нормальных зрячеслышащих детей, но и от развития детей, имеющих один дефект – слепоту или глухоту.

Если ребенок родился с нарушенным слухом или потерял слух в раннем детстве, то естественным путем, т. е. путем подражания, он не научится говорить. Но такой ребенок видит. Он зрительно воспринимает жесты, обучается подражать жестикуляции. При помощи жестов он выражает свои желания. Воспринимая при помощи зрения поведение окружающих его людей, он начинает подражать им. А потом по специальной методике обучается и речи.

Если ребенок родился без зрения или потерял его вследствие заболевания в раннем детстве, он, конечно, будет лишен зрительных впечатлений. Но его выручит слух. Он услышит шаги приближающейся к нему матери, слухом воспримет ее слова. Подражая звукам речи, он научится разговаривать. При помощи речи у него разовьются возможности общения с окружающими его людьми. И в этом общении у ребенка, лишенного зрения, будет формироваться человеческое поведение и развиваться человеческая психика.

И совсем иное дело – слепоглухонемой ребенок.

Своеобразие слепоглухонемых детей сводится к двум основным особенностям.

Первой особенностью, наиболее очевидной, является то, что слепоглухонемой ребенок все свои представления о внешнем мире формирует посредством осязания.

Второй, менее очевидной, но наиболее важной особенностью развития слепоглухонемого ребенка является то, что такой ребенок лишен обычных способов общения с окружающими его людьми, и если это общение специально не организовать, то он обречен на абсолютное одиночество. Психика его в таком случае не развивается. Поэтому основная трудность и своеобразие в обучении слепоглухонемого ребенка заключаются в необходимости учесть все богатство и всю сложность человеческого поведения и психики, в умении сформировать и развить поведение и психику ребенка при помощи специально созданных методических приемов.

И.А. Соколянский, характеризуя слепоглухонемых детей, пишет: «Слепоглухонемой ребенок обладает нормальным мозгом и имеет потенциальную возможность полноценного умственного развития. Однако его особенностью является то, что, обладая этой возможностью, сам он своими собственными усилиями никогда не достигает даже самого незначительного умственного развития. Без специального обучения такой ребенок на всю жизнь остается полным инвалидом» (И.А. Соколянский, 1959, с. 121).

И если у нормальных детей очень многое возникает вне специального педагогического вмешательства и контроля, то у слепоглухонемых каждое психическое приобретение должно быть особой целью специально направленной педагогической деятельности. Особенность этой задачи создает значительные трудности в работе воспитателя и учителя слепоглухонемого ребенка, заставляя разрабатывать своеобразные приемы обучения и воспитания.

Если при воспитании обычного ребенка допущенная педагогическая ошибка или упущение могут быть исправлены жизнью вне школы, практикой, то в случаях слепоглухонемоты такие исправления невозможны. И если педагог не учтет чего-то из сложного арсенала человеческой психики и не сделает это «что-то» особой задачей, разрешаемой специальным дидактическим приемом, это «что-то» так и останется невозникшим и неразвившимся. А это не может не создавать дисгармонию всего развития.

Ребенок, слепоглухонемой от рождения или потерявший слух и зрение в раннем возрасте, лишается нормального человеческого общения. Он становится одиноким. Это одиночество – причина неразвития или деградации психики. Поэтому слепоглухонемой ребенок – это существо без человеческой психики, но обладающее возможностью полного ее развития.

Так возникает уникальная задача целенаправленного формирования человеческого поведения и психики при возможности почти полного учета всех воздействующих на ребенка факторов.

И при этом целенаправленном, специально организованном воспитании и обучении создаются условия углубленного исследования человеческого сознания. Известный психолог А.Н. Леонтьев писал в рецензии на книгу О.И.Скороходовой «Как я воспринимаю окружающий мир» (1947): «Мысль, составляющая лейт-мотив рецензируемой книги, состоит в том, что слепоглухонемые это – люди, способные при должной заботе об их воспитании многому научиться и найти своё место в жизни; что если природа отняла у них зрение и слух, то у них остаются другие пути познания мира – осязание, вибрационные ощущения и т. д., которые необходимо полностью использовать в дефектологии. Это – безусловно верная и важная мысль, важная в том отношении, что она заставляет внимательнее, с большей заботливостью и верой в успех отнестись к тем, кто на первый взгляд кажется безнадежно обреченным на самое жалкое существование.

Но существует еще одна сторона в деле воспитания слепоглухонемых, которую мы считаем крайне необходимым специально выделить и подчеркнуть. Это – огромное философско-психологическое значение работы со слепоглухонемыми, к которому должно быть привлечено внимание всей нашей научной общественности. В одном из своих писем Алексей Максимович Горький писал Ско – роходовой, что изучение человека не может быть достигнуто экспериментами над собаками, кроликами, морскими свинками. «Необходим, – говорил Горький, – эксперимент над самим человеком…»

Слепоглухонемота – это и есть острейший эксперимент над человеком, созданный самой природой, эксперимент, который позволяет проникнуть в одну из самых трудных и величественных проблем – в проблему внутреннего механизма становления человеческого сознания, в порождающие его объективные отношения» (А.Н. Леонтьев, 1948, с. 108).

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница