Тактика обследования и лечения впч-инфицированных женщи



Скачать 127.79 Kb.
Дата 26.08.2015
Размер 127.79 Kb.
ТАКТИКА ОБСЛЕДОВАНИЯ И ЛЕЧЕНИЯ ВПЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ ЖЕНЩИН.
1Трубникова Л.И., 1Трубников В.С., 1Вознесенская Н.В., 1Савинова Н.А.,

2Лачужникова А.М., 2Мастиленко А.В.

1ГОУ ВПО Ульяновский госуниверситет, Ульяновск, Россия

2ООО МЦ «Академия», г. Ульяновск, Россия
Рак шейки матки (РШМ) на сегодняшний день занимает одно из лидирующих мест в мире среди злокачественных опухолей женских репродуктивных органов [9]. Высокая инфицированность населения вирусом папилломы человека (ВПЧ), значительная его контагиозность и способность вызывать рак шейки матки в настоящее время являются доказанными [2, 3, 6, 12]. Инфицированность ВПЧ в различных странах вариабельна. Так, в США 80% сексуально активных женщин к 50 годам заражены ВПЧ, в Испании инфицированы 5%, в Австралии - 68% женщин. По данным отечественных исследователей (Роговская С.И., 2008) ВПЧ выявляется у 30,3% здорового населения Европейского региона России, в то время как субклинические формы ВПЧ-инфекции встречаются у 44,3% пациенток, обращающихся в гинекологическую клинику по различным причинам [6]. Установлено, что к высокоонкогенным типам ВПЧ, ДНК которых идентифицируется практически во всех случаях РШМ (95-100%), относятся 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 52, 56, 58, 59, 66; к низкоонкогенным типам – 6, 11, 42, 43, 44 [2, 3, 6, 12].

Как известно, скрининг диагностики РШМ включает визуальный метод, цитологическое исследование (РАР-тест), кольпоскопию, ВПЧ-тест и гистологическое исследование биоптата шейки матки [5, 6]. Обязательное цитологическое исследование (РАР-тест) имеет чувствительность – 50-80%, специфичность – 86-97%) [4]. Гистологический метод является необходимым «золотым стандартом» диагностики заболеваний шейки матки, однако существенным его недостатком является невозможность мониторингового контроля, в том числе в оценке результатов лечения.

На сегодняшний день отсутствуют достоверные лабораторные критерии, позволяющие дифференцировать ВПЧ-инфицирование и ранние стадии развития гиперпластических процессов шейки матки. Определение онкобелка Е7 позволяет определить интегративную фазу инфекционного процесса [4], но только для двух типов ВПЧ - 16 и 18, что недостаточно для прогнозирования, учитывая значительное количество типов ВПЧ, ответственных за неопластическую трансформацию эпителия шейки матки.

Критерием клинически значимой инфекции, способной прогрессировать в заболевание является высокая вирусная нагрузка. На основании исследований, проведенных в ФГУН «ЦНИИ эпидемиологии», определены пороговые значения концентрации ДНК ВПЧ, определяющие минимальный и высокий риск развития дисплазии шейки матки или её наличие [5].

В настоящее время в клиническую практику внедрен метод изучения структуропостроения биологических жидкостей (БЖ), позволяющий с большой долей вероятности диагностировать наличие патологии органов и систем, причем на ранних стадиях развития заболевания [10, 11]. Согласно имеющимся данным, изучение морфологии БЖ может быть использовано для диагностики гиперпластических процессов, в том числе злокачественных. В фациях сыворотки крови, слезной жидкости, эндометриального секрета выявлен ряд маркеров, специфичных для гиперпластических процессов в различных органах [7, 8]. Небольшое число подобных исследований, отсутствие данных по вагинальному секрету у ВПЧ-инфицированых женщин делают необходимым продолжение этих исследований для оптимизации диагностики и лечения патологических процессов шейки матки.

Целью настоящего исследования явилось определение частоты инфицированности ВПЧ женщин разного возраста, обращающихся в медицинские центры по поводу различных гинекологических заболеваний, определение вирусной нагрузки высокоонкогенных типов ВПЧ, исследование структуропостроения вагинального секрета (ВС) ВПЧ-инфицированных женщин, соотношение выраженности маркеров гиперплазии с вирусной нагрузкой. Полученные данные должны быть основой индивидуальной тактики лечения в зависимости от наличия пролиферативных процессов на шейке матки.

Материалы и методы.

На наличие ВПЧ-инфекции обследованы 7011 женщин в возрасте от 16 до 79 лет, обращавшихся в женские консультации и медицинские центры г. Ульяновска по различным причинам в 2008-2011 годах, из которых 110 пациенткам с выявленным ВПЧ проведено комплексное клинико-лабораторное обследование.

Методы исследования: общеклинические, бактериоскопические, бактериологические, обследование на ИППП методом ПЦР, генотипирование ВПЧ методом ПЦР, количественное определение ДНК ВПЧ, простая и расширенная кольпоскопия, РАР-тест, исследование ВС методом структуропостроения. При наличии патологических кольпоскопической картины и/или РАР-теста проводилась прицельная биопсия с последующим гистологическим исследованием биоптата.

С целью определения наличия ВПЧ-инфекции использовались тест-системы «HPV-complex» (НПФ «Литех», Москва) для выявления в комплексе наиболее распространенных типов и наиболее онкогенных типов ВПЧ «HPV-16/18» (НПФ «ДНК-технология», Москва). Для выявления распространенности отдельных штаммов ВПЧ проведено генотипирование на 15 типов вируса с использованием тест-систем ООО «Центр молекулярной генетики»: РАР-1 (HPV 16, 18, 6, 11, 44), PAP-2 (HPV 31, 33, 35, 45, 52), РАР-3 (HPV 39, 56, 58, 59, 66). Для количественного определения ВПЧ применялись наборы «АмплиСенс ВПЧ ВКР генотип-EPh» (ИнтерЛабСервис, Москва), предназначенные для выявления и дифференциации ДНК ВПЧ высокого канцерогенного риска (ВКР) 16, 31, 33, 35; 18, 39, 45, 59 и 52, 56, 58, 66.

С целью выявления признаков гиперплазии использован метод клиновидной и краевой дегидратации В.Н.Шабалина и С.Н. Шатохиной (1998), адаптированный к ВС [10, 11]. Микроскопия и фотосъемка препаратов выполнены на стереомикроскопе MZ-12 фирмы Leica (Германия) в проходящем и поляризованном свете, в темном поле, при увеличении от 35 до 200.

Статистическая обработка материала осуществлялась с помощью пакета прикладных программ STATISTICA for Windows, Realease 6.0, фирмы StatSoft Inc., США (2002). Достоверность различий определялась при доверительной вероятности 95% и выше.



Результаты исследования и обсуждение.

Результаты исследования показали, что инфицированность ВПЧ у 7011 женщин, обращавшихся с генитальными проблемами, составила 15,8%, т.е. у 1107 пациенток, обследованных на 16 и 18 типы или комплекс из 20 типов ВПЧ, выявлено наличие того или иного типа ВПЧ. Среди инфицированных ВПЧ 72,4% женщин были в возрасте от 16 до 30 лет, с увеличением возраста частота инфицирования уменьшалась.

При комплексном клинико-лабораторном обследовании 110 ВПЧ-инфицированных женщин проведено генотипирование на 15 типов ВПЧ и количественное определение ДНК ВПЧ, исследование структуропостроения ВС. Структура патологии шейки матки этих пациенток представлена на рисунке 1.

Рисунок 1. Структура патологии шейки матки ВПЧ-инфицированных женщин.


Большинство пациенток находились в репродуктивном возрасте, при этом максимальное число инфицированных женщин были в возрасте 20-30 лет (рис.2).

Рисунок 2. Возраст ВПЧ-инфицированных женщин.


Следует отметить, что 66,8% женщин с выявленным ВПЧ предъявляли жалобы на патологические бели (21,0%), боли внизу живота (11,4%), зуд и жжение вульвы (8,6%), невынашивание беременности (5%), бесплодие (3,6%), болезненные менструации (6,7%), контактные кровянистые выделения (7,6%), периодические герпетические высыпания на половых органах (3,8%), при этом у 13,0% женщин жалобы отсутствовали.

74,0% пациенток в анамнезе отмечали воспалительные заболевания гениталий и ИППП.

У 76,6% женщин с ВПЧ-инфекцией менструальный цикл был не нарушен, в менопаузе находились 11,7% пациенток. Дебют половой жизни приходился на 17-19 лет. Репродуктивный анамнез указывал на небольшое количество беременностей (1,2 на каждую женщину), среднее число родов и абортов распределялось как 1,1+0,2 и 1,3+0,6 соответственно.

Около трети ВПЧ–инфицированных пациенток в качестве контрацептивного средства использовали презерватив, 19,5% - прерванный половой акт и календарный метод, 14,2% - комбинированные оральные контрацептивы, 5,2% - ВМС, 1,3% - спермициды (1,3%). Следует отметить, что 77,8% женщин с РШМ на протяжении жизни не использовали контрацепцию.

Средняя длительность существования изменений на шейке матки у женщин с физиологической эктопией составляла 2,7+0,9, при РШМ - 14,7+3,2 лет (р<0,05). Характерно, что 88,9% пациенток до настоящего обследования не получали лечение по поводу патологии шейки матки.

Бактериологическое исследование подтвердило известные литературные данные [6] о высокой частоте сопутствующей бактериальной инфекции и ИППП – 73,9-87,9% женщин. Только у 22% ВПЧ-инфицированных наблюдался нормоценоз влагалищного биотопа. У остальных женщин выявлен разнообразный спектр неспецифической и специфической микрофлоры. В большинстве случаев ВПЧ-инфекция сочеталась с уреаплазмозом (58,0%), у двух пациенток – с ВИЧ-инфекцией, частота ассоциаций ВПЧ с другими условно-патогенными и патогенными микроорганизмами существенно не отличалась от таковой в общей группе обследованных женщин.

У ВПЧ-инфицированных женщин с фоновыми, предраковыми заболеваниями шейки матки и РШМ наблюдалась атипическая кольпоскопическая картина в виде ацетобелого эпителия, мозаики, атипичных сосудов, плоских папиллом, лейкоплакии – в 26%, 83% и 100% соответственно. При фоновых заболеваниях в 10,8% наблюдений проводилась прицельная биопсия и гистологически установлены: эктопия цилиндрического эпителия, папиллома шейки матки, лейкоплакия без атипии. В подгруппе с предраковыми заболеваниями шейки матки CIN I выявлена в 16,7%, CIN II - в 33,3%, CIN Ш - в 50%. У ВПЧ-инфицированных женщин с РШМ в основном определялись умереннодифференцированый неороговевающий (44,5%) и ороговевающий (33,3%) рак, а также высокодифференцированыый плоский неороговевающий рак (22,2%).

С целью определения риска малигнизации патологического процесса на шейке матки при ВПЧ-инфекции проведено генотипирование ВПЧ на 15 типов (рис.3). Отмечено преобладание по частоте наиболее онкогенных 16 (60,0%) и 18 (25,5%) типов. Низкоонкогенные 6 и 11 типы, ответственные за развитие генитального кондиломатоза, встречались в 17,3% и 4,5% соответственно. Показано, что инфицированность высокоонкогенными штаммами ВПЧ составила 90,0%, только низкоонкогенными типами – 10%, при этом наличие одного типа ВПЧ наблюдалось в 69,1%, двух типов – в 22,7%, трех типов – в 1,8%, четырех типов – в 4,6%.


Рисунок 3. Генотипирование ВПЧ.


Показано, что частота инфицированности высокоонкогенными штаммами ВПЧ увеличивалась при усугублении тяжести патологии шейки матки. Так, в группе женщин без изменений на шейке матки высокоонкогенные типы ВПЧ определялись в 50%, при этом преобладали 16 (41,7%), 35 (33,3%) и 18 типы (25%). При фоновых заболеваниях шейки матки частота обнаружения высокоонкогенных типов возросла до 83,3%, при этом 16 тип диагностировался более чем у половины пациенток (60%), 18 тип – у трети женщин, 6 тип - в 17,9%. Инфицированность женщин высокоонкогенными штаммами при СIN I-III составила 92,3%, при этом наиболее часто определялся 18 тип (66,7%), 16 тип - в 2 раза реже, другие типы - до 16,7%. При РШМ высокоонкогенные типы ВПЧ обнаружены у всех женщин, при этом 16 тип встречался в 66,7%, 18 тип – в 44,4%, другие типы – до 11,1%. Полученные данные существенно не отличаются от литературных данных, показавших, что инфицированность онкогенными штаммами ВПЧ максимальна при СIN II-III и достигает 100% при подтвержденном РШМ [3].

При проведении количественного определения ДНК ВПЧ наиболее онкогенных типов установлено, что при ВПЧ-инфицировании и интактной шейке матки вирусная нагрузка составила 3,09+1,04 lg; при различной патологии шейки матки этот показатель составил 4,79+0,47 lg; при предраковой патологии и РШМ - 5,69+0,54 lg (p< 0,05). Необходимо отметить, что у 43,2% женщин вирусная нагрузка оказалась более 5 lg на 100 тыс. клеток. Куевда Д.А. с соавт. показали, что вирусная нагрузка ДНК ВПЧ до 3 lg на 100 тыс. клеток характеризуется минимальным риском развития дисплазии и почти 100% спонтанной регрессией, а концентрация более 5 lg на 100 тыс. клеток обозначается как порог прогрессии и характеризуется высоким риском развития дисплазии или её наличие [5]. Таким образом, почти у половины обследованных женщин следует констатировать риск развития дисплазии.

При исследовании БЖ ВПЧ-инфицированных женщин были выявлены нормальные морфотипы и патологические маркеры. Мы произвели сопоставление выявленных маркеров с вирусной нагрузкой. Показано, что у женщин с вирусной нагрузкой в пределах от 1,16 lg до 4,2 lg в ВС преобладали маркеры сопутствующих воспалительных заболеваний (рис. 4), при содержании ДНК ВПЧ, превышающем 4,2 lg на 100 тыс. клеток у 28,3% женщин при локальной организации ВС выявлены характерные параллельные структуры (рис. 5), описанные авторами метода и рядом других исследователей в иных БЖ, как маркер гиперплазии клеток [7, 8], в то время как РАР-тест не давал возможности судить о начале заболевания, т.к. выявление специфических клеток (атипичных и койлоцитов) не наблюдалось. При РШМ и вирусной нагрузке, превышающей 5,15 lg на 100 тыс. клеток, наряду с параллельными структурами, у 33,3 % пациенток выявлены атипичные, разноцветные, светящиеся в поляризованном свете сферолиты (рис. 6), описанные как признаки злокачественной гиперплазии [8].

Для прогнозирования развития патологических процессов на шейке матки возможно использовать метод структуропостроения, который позволяет выявлять маркеры гиперплазии, в том числе атипической. При отсутствии таковых данных РАР-теста и кольпоскопической картины определение вирусной нагрузки в комплексе с выявлением маркеров гиперплазии методом структуропостроения является обязательным.

Подход к лечению женщин с ВПЧ-ассоциированными заболеваниями должен быть индивидуальным. Необходимо учитывать тот факт, что у ряда женщин ВПЧ может самостоятельно элиминироваться из организма. Поэтому ряд авторов [6] призывают к более щадящей тактике ведения ВПЧ-инфицированных женщин молодого возраста. Так при наличии клинических проявлений (CIN, кондиломы) рекомендуется применять методы эксцизии или деструкции в сочетании с локальной и системной иммунотерапией. Для ВПЧ-ассоциированных субклинических поражений (плоская кондилома, кондиломатозные цервицит и вагинит) предлагаются локальная, системная и комбинированная иммунотерапия. При латентной форме оптимальной считается тактика диспансерного наблюдения за пациентками – носительницами ВПЧ. Закономерно возникает вопрос о начале терапии. Наиболее сложным является определение перехода латентной формы в субклиническую. На сегодняшний день существует метод определения онкобелка Е7, который позволяет определить интегративную фазу инфекционного процесса [4], но только для двух типов ВПЧ - 16 и 18, что недостаточно для выработки тактики лечения женщин, учитывая большое количество онкогенных типов ВПЧ. Определение вирусной нагрузки и определение маркеров гиперплазии в биологических жидкостях женщин – другие эффективные методы определения инициации пролиферативных процессов. Вирусная нагрузка ДНК ВПЧ 3 lg на 100 тыс. клеток является пороговой, поэтому при определении вирусной нагрузки более пороговой в сочетании с выявлением маркеров гиперплазии можно предполагать начало пролиферативных процессов и именно с этого момента предлагается начинать терапию как при ВПЧ-ассоциированных субклинических поражениях. С вышеизложенных позиций была выработана тактика лечения обследованных пациенток. Женщины с выявленной патологией шейки матки получили дифференцированную консервативную и оперативную терапию. При клинических проявлениях были использованы деструктивные методы в сочетании с системной иммунотерапией (Циклоферон, Генферон, Кипферон) и антипролиферативной терапией (Индинол).

Носители ВПЧ без патологии шейки матки и с фоновыми заболеваниями получили комплексную терапию, направленную на лечение инфекции и элиминацию вируса ВПЧ.

Пациентки были разделены на 6 групп в зависимости от наличия или отсутствия патологии шейки, урогенитальной инфекции и используемых препаратов. У 41,2% женщин элиминация ВПЧ произошла через 6 месяцев после комплексного лечения индинолом и циклофероном, вводимым в/м, у 32,6% женщин, получивших индинол и генферон, у 28,3% - получивших 2 курса циклоферона в/м, у 20,8% женщин без патологии шейки матки, но имевших ИППП и ВПЧ.

Таким образом, среди женщин г. Ульяновска с различной гинекологической патологией частота выявления 20 типов ВПЧ ниже, чем представлена другими авторами в иных регионах России (15,8%). Частота инфицированности высокоонкогенными типами ВПЧ увеличивается при усугублении тяжести патологии шейки матки.

Для оптимизации раннего выявления предраковой патологии шейки матки, помимо общепринятого алгоритма обследования, необходимо использование ВПЧ-теста с обязательным определением вирусной нагрузки и изучение структуропостроения ВС с целью определения маркеров гиперплазии, в том числе атипической. Представленный комплекс дает возможность прогнозировать развитие заболеваний шейки матки, определить интенсивность гиперпластических процессов, на ранних этапах развития патологии назначать превентивное лечение и обеспечивать динамический контроль эффективности лечения.

Использование индукторов интерферона в комплексной терапии оказывает существенный эффект при лечении инфекций, передающихся половым путем.

Эффективность элиминации ВПЧ в среднем составила 30,7%, однако, наиболее высока она при сочетанном применении циклоферона и индинола. Вероятно, степень элиминации ВПЧ можно существенно повысить при проведении повторных курсов терапии.

Рисунок 4.

Пластинчатые структуры. Вагинальный секрет. Л-а. Диагноз: Цервицит, ВПЧ-инфицирование 33 тип. Вирусная нагрузка: А7 – lg 2,1. Ув.х200, поляризованный свет.

Рисунок 5.

Параллельные структуры. Вагинальный секрет. К-ва. Диагноз: Эктопия шейки матки. ВПЧ-инфицирование 6, 31, 35 типы. Вирусная нагрузка: А9- lg 6,75 на 100 тыс. клеток. Ув. х200, темное поле.

Рисунок 6.



Атипичный сферолит. Вагинальный секрет. Ш-р. Диагноз: РШМ, ВПЧ-инфицирование 33 тип. Вирусная нагрузка: А9- lg 5,69 на 100 тыс. клеток, Ув. х200, поляризованный свет.
ЛИТЕРАТУРА

  1. Аполихина И.А., Денисова Е.Д. Папилломавирусная инфекция гениталий: актуальная проблема современной гинекологии и пути её решения. // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2007. №6. С. 70-75.

  2. Киселев В.И., Киселев О.И., Вирусы папилломы человека в развитии рака шейки матки. - СПб-Москва: Роза мира, 2003, - 91с.

  3. Минкина Г.Н., Комарова Е.В., Гаврикова М.В. и др. Анализ результатов ДНК ВПЧ-генотипирования у пациенток с CIN 2,3.// Материалы XI Всероссийского научного форума «Мать и дитя». - М.: МедиЭкспо, 2010. С. 451.

  4. Молочков В.А., Киселев В.И., Рудых И.В., Щербо С.Н. Папилломавирусная инфекция – клиника, диагностика, лечение. /Пособие для врачей.- М.: Студия «Мирада Вива», 2005. – 32 с.

  5. Профилактика рака шейки матки: Руководство для врачей. – М.: МЕДпресс-информ, 2007. – 56 с.: ил.

  6. Роговская С.И. Папилломавирусная инфекция у женщин и патология шейки матки. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. - С. 192с.

  7. Способ диагностики гиперплазии клеток организма [Текст]: пат. RU 2234856 РФ: МПК7 A 61 B 5/145, G 01 N 33/48 / Шатохина С. Н., Шабалин В. Н.; заявители и патентообладатели Российский НИИ геронтологии, Шатохина Светлана Николаевна, Шабалин Владимир Николаевич. – № 2002118431/14; заявл. 10.07.2002; опубл. 27.08.2004. – 3 с.

  8. Способ диагностики злокачественных новообразований [Текст]: пат. 2002112453 РФ: МПК7 G 01 N 33/48 / Шатохина С. Н., Шабалин В. Н.; заявители и патентообладатели Российский НИИ геронтологии, Шатохина Светлана Николаевна, Шабалин Владимир Николаевич. – № 2002112453/14; заявл. 14.05.2002; опубл. 10.12.2003. – 3 с.

  9. Трушина О.И., Новикова Е.Г. Роль папилломавирусной инфекции в генезе РШМ.//Рос. онкол. журнал. 2005. № 1. С. 45-52.

  10. Шабалин В.Н., Шатохина С.Н. Морфология биологических жидкостей человека. М., Хризостом, 2001, 304 с.

  11. Шабалин В.Н., Шатохина С.Н. Методические рекомендации МЗ РФ №96/165 «Формирование кристаллических структур биологических жидкостей при различных видах патологии». М., 1998.

  12. Bosch F.X., Lorincz A., Munoz N. et. al. The causal relation between human appillomavirus and cervical cancer.// J. Clin. Pathol. 2002. v. 55. p. 244-265.


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
ЭКО по ОМС в СПб - Euromed In Vitro

    Главная страница