Олег бухарцев



Скачать 317.3 Kb.
страница1/3
Дата26.06.2015
Размер317.3 Kb.
  1   2   3
Электронный адрес: olegbuharcev@mail.ru

Телефоны в Одессе: +38-067-7646508, 7646508


ОЛЕГ БУХАРЦЕВ

«В НЕЗАПАМЯТНЫЕ ДНИ…»
(ироничная сказка в стихах и

лицах для чтения и лицедейства)




Действующие лица:
Рассказчик

Лягушка

Царевна (она же Лягушка)

Иван (младший сын)

Старший сын

Средний сын

Старшая невестка

Средняя невестка

Старуха

Вампир

и многие другие…


Рассказчик:
«Много разных сказок есть —

Всех не вспомнить и не счесть;

Мир, как в зеркале волшебном,

Отражается в них весь.
Много страшных и смешных,

Моложавых и седых;

Я ж сейчас, бичуя рифмы,

Расскажу одну из них...
...В незапамятные дни —

Скрыты временем они —

Жил и правил царь-владыка

В окружении родни.
И у этого царя, —

Он не тратил время зря, —

Было три законных сына,

О других не говоря.
Двое первых — те в отца

И с затылка, и с лица —

Будто кто-то Буратино

Не доделал до конца.
Третий просто был дурак.

И народ подумал так:

Видно, царь в своей работе

Допустил какой-то брак.
Как-то утром иль в обед

Царь проснулся всем во вред

И решил затеять пакость,

Но не делать лишних бед.
Встал с кровати, походил,

Традесканцию полил

И извилину прямую

В голове в спираль скрутил.
Долго мыслил: как тут быть

И куда направить прыть?

И надумал первым делом

Сыновей своих женить!
Всех троих к себе зовет –

Полный вражеских забот —

И, наивно улыбаясь,

Разговор такой ведет». —
Царь:
«Любо глазу и душе!

Топ-модели! Ну – вообще!

Негде даже ставить пробы –

Будто яйца Фаберже!
Я подумал, оценил,

Пораскинул и решил:

Я женю вас, детки, чтобы

Сбить ваш глупый, юный пыл!
Что ж так вылезли зрачки —

Не поместятся в очки?

Хватит брать над женским полом

Незаконные очки!
Покажите лучше класс

Вы в семье своей! Хоть раз!

Вы ж наследники прямые!

Я ж надеюсь, блин, на вас!
В общем — морду не кривить,

Брак причешет вашу прыть!

И мгновения свободы

Вы научитесь ценить!»
Старший сын:
«Слушай, папа, я и сам

Так устал от этих дам,

Что женюсь хотя бы завтра,

Хоть сегодня — зуб отдам».
Средний сын:
«Да и я со всей душой!

Век не есть бульон с лапшой!

Я ж твержу уже три года,

Что для памперсов большой!»
Иван:
«Ну, а я?! А я – как все!

Пап! Ты весь в своей красе!

Спор с тобой – заткнуть пытаться

Пальцем тучу при грозе!»
Царь:

«Нет в семействе дураков!

И скажу без лишних слов:

Подарю я вам на свадьбу…!

Даже сам не знаю что!!!»
Старший сын:
«Мне – последний «Мерседес»!

Чтобы я в него залез –

И тогда меж пацанами

Я б имел солидный вес!
А еще!…»
Царь:
«Заглохни, сын!

Ты здесь, видишь, не один!

Может, дать тебе в подарок

Мой валютный магазин?»
Средний сын:
«Если можно, мне – кальян!

Из восточных только стран.

Эти местные изделья –

Издевательский обман.
Невозможно их курить:

Начинают лишь смердить!

Ожидаемого кайфа

Невозможно получить».
Царь:
«Успокойся, мальчик-план!

Подарю тебе кальян!

(От природа отдохнула!)

А тебе чего, Иван?»
Иван:
«Мне – мобильный телефон!

Чтоб сигналом был музон

«Руки вверх»! Или Сердючка!

Ну, а круче – чтоб Кобзон!»
Царь:
«Так скажу вам, удальцы,

Переросшие юнцы!

Нужно брать вас, толстомордых,

Очень срочно под уздцы!
Каждый – только о себе!

Гимн раскатанной губе!

Как пупы Земли! Точнее…

Эти… пирсинги в пупе!
Посему, сыны, берем

По стреле с лихим пером

И охотничьему луку!

А зачем – скажу потом!»
Рассказчик:
«Все выходят на крыльцо;

А у каждого лицо

Безнадежно и уныло,

Как разбитое яйцо.
Только царь один и рад,

С сыновей не сводит взгляд,

Речи сладкие, как будто

Только скушал мармелад».
Царь:
«Я пока еще живой

И на выдумки смешной:

Объясню процесс знакомства

С этой… с будущей женой!…
Каждый выйдет на бугор —

Там нагляднее обзор —

И стрельнет своей стрелою,

Пусть летит на чей-то двор.
Где стрела чья упадет —

Там того невеста ждет:

Поднимайтесь смело в терем —

Это вам не эшафот!
Это ведь не зверю в пасть

И не в проруби пропасть.

Но стреляйте аккуратно,

Чтоб в невесту не попасть
Рассказчик:
«Полетели три стрелы;

И покорно, как козлы,

Братья, время не теряя,

Вслед за стрелами пошли.
Старший долго не искал

И иллюзий не ласкал,

Растревоженное тело

По округе не таскал.
На боярский двор зашел

И стрелу тотчас нашел:

Ведь он цель свою продумал

Перед тем, как лук навел…
Дочь боярская была

Необъятна и бела;

Хоть отчаянно курила,

Но почти что не пила.
Не страдала от диет

И, здоровью не во вред,

Габаритами затмила

Свой ореховый буфет.
Хоть царевич был гурман

И объездил много стран,

Но застыл в нелепой позе,

Как ее увидел стан.
Заиграло все нутро —

Аж стреле сломал перо:

Ну, куда с такой тягаться

Там какой-нибудь Монро?
И боярин тут как тут,

От надежд – соплей салют!

Обнимает всем, чем может,

Как давно неевший спрут.
Старший сын наглеть не стал

И боярина обнял,

Превратив его богатство

В их совместный капитал»…
Средний сын:
«В этот час я, средний сын,

Выпив стопку на почин,

Шел к купеческому дому,

Воя песни группы «Queen».
До того вошел я в раж,

Что на этой почве аж

Я с трудом огромным вспомнил

Для чего пошел в вояж.
У купеческих ворот

Наконец закрыл я рот:

Ведь сюда пускал стрелу я -

Ни куда-нибудь в народ!
Дочь купца была худа,

Как Курильская гряда;

У нее по виду тела

Год, как кончилась еда.
Я, ее увидев, враз

Положил усталый глаз

На то тело, что хотело,

Как прожженный ловелас.
И она сдвигает бровь, —

Аж вскипает в жилах кровь;

В общем, молча согласились

На взаимную любовь».
Рассказчик:
«А купец всех больше рад,

Все икает невпопад,

Все платочком вытирает

Свой раскормленный фасад.
Разговор недолгим был,

И купец, не тратя сил,

Заскучавшую в девицах

Дочь себе на радость сбыл…
Третий сын Иван-дурак

В этот час попал впросак:

Влез в болото по колено

И не вылезет никак!
Он стрелу свою пустил

От души что было сил:

Так старался, что два раза

Чуть язык не прикусил.
Долго он стрелу искал

Среди поля, среди скал;

В промежутках между этим,

Втихаря, слезу пускал.
И зашел в дремучий лес,

И в такую глушь залез,

Что от страха чуть не вспомнил

Про забытый энурез.
Лишь сковал его испуг,

Он к болоту вышел вдруг;

Как свою стрелу увидел —

Чуть не выпрыгнул из брюк.
Только шаг Иван ступил,

Ноги сразу ввязли в ил;

Он и дергался, и прыгал,

Даже пьявок материл.
Разозлился... Вдруг глядит:

Со стрелой его сидит

Лупоглазая лягушка

И зрачком его сверлит.
Вся зеленая, в траве,

На загривке пьявки две

И корона золотая

На плешивой голове.
Бедный Ваня обалдел,

Так в болото сам и сел,

Но, не видя криминала,

Сразу как-то осмелел».
Иван:
«Эй, зеленая, верни

Мне стрелу. И отгони

От меня противных пьявок —

Ведь кусаются они!
Мне стоять тут не резон

И душе нести урон;

Мне искать невесту нужно:

На невест сейчас сезон!»
Рассказчик:
«А лягушка не молчит

И без всяческих обид,

Хоть немного шепелявя,

Но понятно говорит». —
Лягушка:
«Ваня, суженый ты мой,

Ты глаза свои промой —

Ведь меня стрела сыскала —

Значит, век нам быть с тобой.
Заверни меня в платок

И сними свой нервный шок:

И вылазь ты из болота —

До трусов уже ж промок!
Стану я твоей женой

Озорной и заводной;

Ничего, что я имею

Недостаток небольшой».
Иван:
«Ты, конечно, всем взяла —

И забавна, и мила!…

Но забыла, что недавно

Головастиком была!
Не возьму я в толк совсем

(Может, думаю не тем?):

Как ты видишь в перспективе

Наш безоблачный тандем?
Если б я такой же был,

То, конечно б, не бузил

И давно в твое болото

Однозначно зачастил!
Но пойми ты, наконец:

Не позволит мне отец,

Чтоб при всем честном народе —

С земноводным под венец!»
Лягушка:
«Ты наивный, как Муму...

Я тебе, как своему,

Тайну страшную раскрою,

Чтоб прочистилось в уму.
Ну, а ты уж сам решишь

И душой не покривишь,

Что иметь — жену такую

Или, скажем, голый шиш!
Хочешь верь, а хочешь — нет:

Рождена была на свет

Я царевной. Если честно, —

То на свете краше нет!
Не кривись, я ж не всегда

Грязь гоняла у пруда;

Просто к нам Кощей Бессмертный

Вдруг нагрянул, как беда.
Приглянулась я ему —

Тут и я его пойму:

Стал бесстыдник примеряться

К организму моему.
Я его душевный пыл

Охладила, он остыл,

Превратил меня в лягушку

И в болото посадил.
Но уж скоро срок пройдет,

Заклинание сойдет,

И лягушечья одежда,

Несомненно, пропадет.
А пока, любимый мой,

Ты меня слегка помой,

Заверни в платочек белый

И неси к себе домой».
Рассказчик:
«А тем часом царь-отец

Сыновей ждал во дворец:

Приказал найти в чулане

Даже мерку для колец.
Сел на лавку у крыльца

С видом грозного отца,

Попытался сделать умным

Выражение лица.
Почему-то не сумел,

Хоть старался и кряхтел.

Глядь — идут уже с «охоты»

Сыновья в родной удел.
Двое первых — при своих:

Их добыча вся при них;

И в кильватер им вписался

Самый младший из троих.
Попой царственный порог

Поелозил. Марш-бросок

Совершил сынам навстречу

И такую речь изрек». –
Царь:
«Осмотрел я всех невест…

Ставить нолик или крест?

(Ивану) Ну, а это, понимаю,

Твой сыновий мне протест?!»
Рассказчик:
«Ваню в сторону отвел,

Монолог такой повел,

Чтоб и сына успокоить,

И не вышло, как прикол». —
Царь:
«Ты, Иван, конечно, хват,

Я тебе с невестой рад;

Не грусти, сынок, о том, что

Стрельнул сдуру наугад.
Ты на этих посмотри:

Их хоть мой и с мылом три —

До твоей, как тьме глубокой,

Им до утренней зари!
Вот кому есть что скрывать!

(И куда глядела мать!)

Вообще, как эти лица

Можно лицами назвать?!
А фигуру каждой взять:

Не невестка — это ж зять!

На турниры «Миссис-Мира»

Их не будем посылать!
А твоя — пусть зелена!

(Может, молода она?)

Может, в детстве чем болела?

Разве ж в том ее вина?
Сын, у нас ведь не нацизм.

И отбрось ты свой расизм —

Может, там, в ее болоте,

Был какой-то катаклизм?!»
Рассказчик:
«Тут Иван все рассказал:

То, что в дом царевну взял,

Как Кощей ее, зараза,

Психанув, заколдовал.
Пораскинул царь умом

И решил, что дело в том,

Что с фабричным браком стрелы,

А сыны тут ни при чем.
Царь на всех монокль навел,

Изменений не нашел

И охотников с добычей

Пригласить хотел за стол.
Но подумал: «Погоди,

Девки молоды, поди?!

Раньше свадьбы могут сдаться,

Хоть во все глаза блюди.
Надо хоть их расписать,

Шлепнуть в паспорте печать;

Ведь потом, что так и было,

Будет трудно доказать».
Царь:
«Братцы, я — интеллигент;

В сей критический момент

Уследить за вами сложно

Будет мне — ведь я не мент.
Порешим таким путем:

Мы в придворный ЗАГС пойдем,

Где и родственное право

Друг на друга обретем.
Эта родственная связь

Никому не даст упасть

Перед всем честным народом

Симпатичной мордой в грязь!»
Рассказчик:
«Слов таких поток излив,

Царь склонился, как курсив,

И рванул скорее к ЗАГСу:

С двух до трех там перерыв.
Все — за ним. И через час

(Дай Бог — не в последний раз)

Узаконенные семьи

Из себя извергнул ЗАГС.
Всей гурьбой пошли за стол.

Даже Ваня отошел! —

Хоть и все госучрежденье

Он до коликов довел.
За столом, слегка поддав

И от этого устав,

Начал царь весьма заметно

Проявлять свой вредный нрав.
Громко, нехотя, икнув,

Рукавом в икру макнув,

Разродился он тирадой,

В ней такой сюжет загнув». —
Царь:
«Я для вас и царь, и бог, —

Всех бы мог — в бараний рог,

А терплю все это дело,

Как простой индийский йог!
В общем так, на первый взгляд,

Хоть, конечно, я и рад!…

Вид моих сынов избранниц

Тянет на минорный лад...
Скоро свадьбы, а потом

Будем жить одним гуртом, —

Нам же каждую всучили

Будто, как мешок с котом.
Чтоб узнать, кто дышит чем!…

Как с руками и со всем,

Я своим невесткам конкурс

Объявляю без проблем.
Ту, кто сможет победить,

С мужем здесь оставлю жить;

Остальных — в село глухое

Для страны коров доить!
Жалко всех до горьких слез;

Но вдыхать, как запах роз,

Проигравшим то, чем пахнет

Первосортнейший навоз!
И хочу предупредить:

Все не смогут победить;

Как сказал один датчанин:

Тут уж «Быть или не быть!»
Завтра каждая, к утру —

Только зенки я протру —

Фаршированную рыбу

Принесет пусть ко двору.
Это первый тур для вас;

И скажу без лишних фраз:

Рыба в данном исполненьи —

Как ступенька на Парнас».
Рассказчик:
«Царь свою закончил речь,

Предложил слегка обтечь

От нее своим невесткам

И пошел к себе прилечь.
Вмиг ушла невесток прыть:

Им не то, чтобы сварить —

«Фар-ши-ро-ван-на-я ры-ба!» —

Даже трудно говорить!»
Средняя невестка:
«Ну, папашка учудил...

Молодец! (Чтоб он так жил!...)

Интересно: сам придумал

Или кто его подбил?
Как готовить эту снедь,

Чтоб к утру еще успеть?

Как по мне, то, однозначно,

Легче тенором запеть!»
Старшая невестка:
«У меня есть мысль одна,

Может нам помочь она:

Ведь поваренная книга

Мне в приданое дана.
В ней рецептов и не счесть,

Там такие вещи есть —

Не захочешь даже видеть

Эту дрянь, не то, чтоб есть!»
Рассказчик:
«Старший сын так и застыл,

Даже пот его пробил:

Он к приданому такому

Не готов, как видно, был.
Но, смекнув, подумал тут:

От добра добра не ждут;

Может быть, за тех (что книгу!)

И брошюру не дадут.
...Время близилось к ночи:

Две невестки у печи

Суетились... Запах — будто

Из портянок варят щи.
Дым клубится, как туман:

Всех тошнит! В мозгах дурман!…

Посему постановили,

Что в рецепте есть изъян.
В это время младший сын,

Принимая анальгин,

Объяснял жене-лягушке,

Чем опасен первый блин.
Был Иван уже готов,

Чтоб родной покинуть кров

И без всяких состязаний —

Для страны доить коров.
Но, как видно, у жены

Планы были рождены

Чуть другие: без лихого

Меценатства для страны».
Лягушка:
«Ваня, душу не трави

(И сними паштет с брови!),

Те, кто любят нас, лягушек,

Так сказали б: «Се ля ви!»
Ты иди, пожалуй, спать.

Чтоб тоску свою унять,

Так и быть, — на сон грядущий

Можешь водочки принять.
Я ж немного посижу,

Мозг проблемой загружу...

То, что нужно что-то делать,

Ясно даже и ежу!»
Рассказчик:
«Ваня рюмку засосал

И, спустя минуту, спал:

Прелесть первой брачной ночи

Громким храпом подтверждал.
А лягушка в этот миг,

Вдруг издав гортанный крик,

Кожу сбросила, мгновенно

Изменив свой стан и лик.
И явилась вдруг такой,

Что в момент мужик любой

Потерял бы четкость речи:

Не лягушка, а «Плейбой»!
Дева дивной красоты!

Эталон мужской мечты!

Ваня б очень удивился,

Что он с нею был на «ты».
Губы, словно лепестки...

Брови, будто колоски...

В довершение картины —

Вообще вразлет соски.
Приняв свой нормальный вид,

Оценив, как муж храпит,
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©zubstom.ru 2015
обратиться к администрации

    Главная страница